Скрипач не нужен, или аи про хороший т-26

Хронологически, приобретение танка Виккерс Mk-E практически совпала с покупкой танка Кристи. И не смотря на то, что, по результатам совершённых в СССР опробований, на вооружение приняли оба, один танк из данной пары был очевидно лишним. Предугадайте какой?

Скрипач не нужен, или аи про хороший т-26

В действительности, для чего серийно создавать сходу два лёгких танка, у которых унифицировано оружие и фактически равноценный уровень бронезащиты? Я знаю аргументацию – Т-26 – пехотный (просматривай тихоходный) танк, а БТ – быстроходный.

Первый изначально предназначался сугубо для сопровождения пехоты в подавляющем большинстве в пулемётной версии (пушкой, по задумке очень способного Тухачевского, должен был вооружаться лишь каждый пятый Т-26), а второй планировался в качестве вооружённого пушкой (часть пушечных БТ-2 по большому счету пулемёта не имела!) быстроходного «танка-истребителя». Но!

Да, при движке безумном мощности БТ развивал большую по тем временам скорость. А фактически для чего? Чтобы в итоге собственного суперскоростного марша, остаться без пехоты (кроме того моторизованная пехота за ним нипочём не угонится), без помощи артиллерии (в те времена, имеющиеся орудия запрещено по большому счету было буксировать стремительнее 15-25 км/ч, что ниже скорости того же Т-26) а также без горючего (расход горючки у авиамотора БТ 1,5 кг на 1 км хода!

Т. е. 160 км рывка БТ-2 (это его полный запас хода – у БТ-5 и вовсе 150 км) и он, нет, не вступил сходу в бой, а всецело обсох и как последний дурак, сидит и жадно курит в надежде, что бочки с бензином догонят его раньше, чем расщёлкает как в тире соперник (думаю в 41-ом такая картиночка имела место быть).

Затем логичный вопрос на общедоступной версии китайского – нахуа он таковой стремительный нужен? Кроме того кавалерия, которой держаться за столь манёвренную машину сам Всевышний наподобие приказал, от для того чтобы «подарка» открещивалась – ну не имела возможности конница гоняться за собственными танками, без риска загнать лошадей и притом таскать за собой в огромных количествах горючку для тех бензоглотов!

Другое дело неторопливый Т-26. Ползёт со скоростью собственной мотопехоты, бензовозов и артиллерии. Неизменно заправлен (в случае если организация снабжения в части поставлена как нужно) и неизменно готов к бою совместно с артиллерией и пехотой.

Согласитесь, это так мило Кроме того в случае если представить себе таковой тактический изыск, как перемещение БТ в общей колонне (со скоростью того же Т-26), а уж позже, их бросок в бой, атака соперника на полном ходу (со в полной мере разумной целью раскатать оборону соперника перед тем как он из собственных ПТО расковыряет все танки) – это опять-таки будет рывок в полный отрыв и от пехоты, и от артиллерии, и от снабжения, и, кстати, от управления – т. е. рывок прямиком к суициду, что летняя кампания 41-го блестяще подтвердила, не обращая внимания на локальный успех аналогичной тактики при Баин-Цаган в Монголии, где японская ПТО ни шла ни в какое сравнение с германской.

В общем, представим себе, что основной паникёр-генератор идеи приобретения БТ и его немедленного производства под единственным предлогом – что этим танком интересовались поляки, и они смогут понастроить их с французской помощью штук 100(!) и срочно кинуть в бой против СССР уже в 31-ом году – Тухачевский, погиб в авиакатастрофе в 29-ом, а обычные люди с армейским образованием (Шапошников, Седякин, Егоров, Калиновский – да и Будённый, не погнушавшийся при всех собственных регалиях закончить Академию) паниковать не стали, а предпочли замечать издали за логистической трагедией, которая постигнет и поляков, если они сделают-таки ставку на данный тщетный гоночный танк. Но, Тухач и его гоп-компания недоучек очень сильно переоценили поляков. Они собственную версию «шеститонника-то» сумели освоить в мелкосерийном производстве лишь в 35-ом, а не отыскав денег на приобретение Кристи, слепили его некрасивое подобие только к началу войны, которое кроме того в серию запустить не сумели.

Вот и предположим, что паникёров, провокаторов и дилетантов в управлении РККА нет либо их не слушают, и не вписывающийся в «Совокупность автотракторного и бронетанкового оружия РККА» от 1929 г. танк Кристи покинут без внимания.

За это решение, высшее военное управление благодарили и производственники, для которых сверхсрочно осваивать в серии два разных танка было бы ровно в два раза сложнее чем один.

Что же касается польской угрозы, то учитывая в самом деле неважнецкие отношения и уже свершившийся факт приобретения поляками партии в полсотни шеститонных Виккерсов, постановили безотлагательно запускать в серию Т-26. Причём опять-таки вопреки здравому смыслу (выражавшемуся в предложении Гинзбурга создать гибрид «шеститонника» и отечественного Т-19, забрав от каждого всё лучшее) в сугубо импортной версии, потому, что тот гибрид ещё нужно было спроектировать, выстроить, испытать, довести до ума, а Виккерс уже шустро бегал а также, без оглядки на все его недочёты, многим нравился. Тем более, что опять-таки благодаря безвременной смерти Тухачевского, «шеститонник» был приобретён не в двухбашенной – сугубо пулемётной версии «Е», от которой Тухачевский похоже испытывал священный экстаз, а сходу в однобашенной, пушечно-пулемётной «В», причём в усовершенствованном виде.

В общем, завод «Коммунист» начали спешно готовить к крупносерийному выпуску Т-26.

(другой Т-26 выпуска 31-32 г.г. Боевая масса 8,7 т. Двигатель мощностью 92 л. с. с улучшенной совокупностью охлаждения. Усиленные подвеска и трансмиссия.

Большая скорость 37 км/ч. Башня упрощённой формы от Т-19 с раздельной установкой 37 мм пулемёта и пушки. Вертикальная бронезащита 13 мм)

Оставшийся без работы по окончании отмены программы выпуска Т-24 ХПЗ также не забыли. Заводу поручили серийный выпуск и разработку на базе шасси от Т-24 среднего арттягача (будущий «Коминтерн»).

В течение 31-32 г.г. «Коммунист» преодолевая массу сложностей осваивал Т-26. В также самое время, шла разработка танка Т-28 что должен был как следует его усилить. (Обе автомобили всецело соответствовали «Совокупности» от 29 г. – а вот гоночного танка навроде БТ в данной программе по понятным обстоятельствам отнюдь не было. И не будет. Как но и тяжёлого Т-35. В «Совокупности» он фигурировал только в качестве объекта для изучения на невесть как отдалённую возможность.

А по окончании разработки трёхбашенного Т-28 смысла в нём и вовсе на мой взор не стало).

Первоначально, (как и в РИ) под производство Т-28 предполагалось задействовать самый громадный «паровозный» цех завода «Красный Путиловец» (бывш. известный Путиловский з-д). Но, оказалось, что цех, по сути, является огромную коробку, в которой полностью отсутствовало нужное для выпуска танков оборудование. В противном случае что имелось, было или неработоспособно (разукомплектовано), или законсервировано и в далеком прошлом устарело.

Исходя из этого, принимается ответ развернуть выпуск Т-28 на ХПЗ. Благо завод уже достаточно прекрасно оборудован, имеет производства и опыт разработки Т-24 и сейчас подготавливается к выпуску гусеничного артягача.

Так, в первой половине 30-ых годов XX века без тех ужасных неприятностей с добыванием всеми правдами-неправдами оборудования для танкового цеха Путиловского, ХПЗ начинает подготовку к выпуску Т-28.

А что же Т-26? Так и будет неуклюжим задохликом? А ведь это база отечественного довоенного танкового парка независимо, имеется у армии БТ либо нет.

Честно говоря, в слабости Т-26 виноваты в основном мы сами. Как слышно из его полуофициального заглавия «Виккерс-6 тысячь киллограм», это машина, изначально проектировавшаяся как раз под вес 6 т. Британские танки из эталонной серии, реализованные СССР, весили в действительности чуть более семи. Первые, собранные в СССР Т-26, весили уже поболее 8 тысячь киллограм. По окончании доводки конструкции «до замены» и ума двух башен на одну, вес вырос сходу до 9200 кг. И это был ещё не предел!

Массу давным-давно фатально перегруженной автомобили увеличили ещё на полтонны на протяжении последней модернизации, по окончании которой надёжность и манёвренность танка опустились ниже плинтуса.

(Т-26 обр. 39 г.)

А ведь в соглашении с компанией Виккерс касаемо купли-продажи «шеститонника» тёмным по белому было писано, что компания поставляет танки (а всего было приобретено 15 автомобилей плюс полные пакеты чертежей с правом производства – но наряду с этим без технологических карт!) несколькими партиями с промежутком в пара месяцев для того, чтобы советская сторона имела возможность внести в танк собственные трансформации, чтобы взять танки следующей партии уже с этими самыми трансформациями конструкции, каковые компания обязалась внедрить. Более того.

В то время, когда те же «шеститонники» присмотрели к приобретению поляки, они сходу выложили Виккерсу собственные претензии к машине – те самые в следствии которых танк отвергли британские армейские – в частности: теснота, слабость ходовки и двигателя – его постоянный перегрев и проч. Так Виккерс ЗА СОБСТВЕННЫЙ СЧЁТ устранил все эти недочёты!

Те полсотни «шеститонников» что приобрели поляки (ДО НАС!!!) уже имели и усиленную ходовку, и 92-сильный двигатель с улучшенной совокупностью охлаждения, и башни, заточенные под пулемёты польской армии. Вопрос из зала – какого именно хрена мы приобрели у Виккерса его «шеститонник» в изначальном – самом ущербном виде? Спешили догнать и перегнать поляков по количеству не взирая на уровень качества?

А ещё, «Виккерс» должен был в течение трёх лет информировать советскую сторону обо всех улучшениях, вносимых в проект разработчиком и по заявке СССР за отдельную плату предоставлять эти разработки в распоряжение СССР.

Три года – это указывает, что в то время, когда ещё лишь вырисовывалась в чертежах однобашенная версия Т-26 с уже очень значительным превышением массы если сравнивать с прототипом, мы имели полное право послать Виккерсу заявку, на разработку проекта усиления базисной модели, её силовой, агрегатной, ходовой части до массы, скажем, 10 тысячь киллограм. Ничего принципиально сложного в этом не было.

Те же поляки, прикупив в 1930-ом 50 двухбашенных «шеститонников» собственную версию (будущий 7ТР) изначально проектировали в усиленном виде, со «стартовой» массой двухбашенника 9,5 т. и однобашенника практически в 10 тысячь киллограм – что для отечественного Т-26 было уже смертным решением суда. Для «поляка» же – это был только «начальный» вес, что они с уверенностью перешагнули, спроектировав к концу тридцатых модернизированную версию (9ТР) с форсированным бронёй и дизелем толщиной до 40 мм – что для отечественного «двадцатьшестого» было легко немыслимо.

(Польский танк 7ТР и компоновка силовых агрегатов в корпусах «Виккерса» и 7ТР)

Многих альтернативщиков так же тревожит неприятность более замечательного двигателя для Т-26. Кроме того в случае если опустить факт, что полякам англы поставляли «шеститонники» с двиглом в 92 л. с. тот же Виккерс официально (как и было в контракте) информировал СССР о наличии уже 100-сильной версии всё того же мотора.

В РИ с этим произошёл казус, возможно вероятный лишь в СССР. В то время, когда отечественные конструктора в первый раз взяли возможность всецело «препарировать» «шеститонника», в официальном отчёте было категорично сообщено, что одним из больших недочётов танка есть принципиальная НЕВОЗМОЖНОСТЬ форсировать его 80-сильный двигатель «простыми способами». Что но, не помешало нам, в ходе освоения мотора в производстве, взять на выходе необычный агрегат мощность которого, была такой нестабильной величиной, что до сих пор в различных справочниках фигурируют цифры то 85, то 90 л. с.

Ознакомившись же с вариантом форсирования движка до 100 л. с. от Виккерса, отечественные эксперты объявили, что это так легко, что они не только сами справятся, но и «выдадут на гора» мотор мощностью в 105 л.с.! Но же в действительности, отечественная форсированная версия оказалась мощностью 97-98 л.с.

Наряду с этим, чуть начав оснащать этими двигателями танки, эти самые танки (правильнее их моторы) в частях начали массово выходить из строя, что стало причиной полной остановке выпуска Т-26, жёстким разборкам и отнюдь не шуточным репрессиям. В итоге, мощность двигателя была ограничена цифрой в 92-93 л. с. не смотря на то, что в некоторых справочниках до сих пор настойчиво пишут про те самые 97-98 л.с. не обращая внимания на то, что со всех танков эти моторы были быстренько сняты и заменены на 92-93 сильные (каковые, кстати, будучи изготовленными очень как следует – что было уникальностью, ещё не имея износа и при применении первосортного бензина выдавали до 96 л.с.).

Спрашивается, стоили ли пара л. с. многих искалеченных судеб людских и не несложнее ли было приобрести ту виккерсовскую 100-сильную версию? Само собой разумеется, никто не имел возможности предугадать, что всё так окажется. Но, разве у нас было мало неприятностей с двигателями, чтобы взваливать себе на шею ещё один плохой хомут?

В АИ, сэкономив на БТ, ни на более замечательном моторе, ни на фирменном усилении вторых агрегатов танка экономить не стали.

И в следствии, в 1934-ом году, в серию отправился танк Т-26М, с более просторной башней (первая версия взяла башню созданную для Т-19 правда не конической, а цилиндрической формы с 37 мм пушкой и ДТ в раздельных установках), вооружённой спаркой 45 мм пушки и ДТ, со стосильным мотором и, усиленной инженерами «Виккерса» агрегатной частью, подвеской и проч. разрешавшими тихо довести Обычную (без перегруза) массу танка до 10 тысячь киллограм. Данный запас разрешили войти на усиление до 25 мм вертикального бронирования лобовой проекции танка, что в принципе обеспечивало защиту от пуль большинства ПТР и КК пулемётов.

Потом. Потому, что данный под танковое производство громадной цех на «Красном Путиловце» у нас до сих пор пустует, не смотря на то, что и неспешно обзаводится нужным оборудованием (а старое реанимируется), на нём решено создавать танки артиллерийской помощи ТА-26М (Т-26-4). От простого Т-26М его будет отличать громадная башня с танковой версией полковой трёхдюймовки и уменьшенная толщина брони.

Ни 25 мм лоб, ни 15 мм борт-корма, как на Т-26М, а только 13 мм вкруговую – как на первой версии Т-26.

(Т-26ТА М и-26М. В серии с 33 по 35 г.г. подвеска и Трансмиссия усилены по проекту Виккерса.

Двигатель мощностью 100 л. с. Боевая масса ок. 10 т. Макс. скорость 35 км/ч.)

Помимо этого, потому, что Сталинградский тракторный завод к выпуску Т-26М ещё не готов, на нём предполагалось развернуть выпуск более несложной автомобили – арттягача на базе Т-26М.

Специально для него был закуплен со всей нужной документацией 103-сильный дизельный мотор «Заурер» — совершенно верно такой же поляки прикупили для установки на собственной версии «шеститонника». Ну а потому, что пример был заразительным, к тому же отечественным умельцам удалось, не меняя «хайтечный» для отечественной индустрии ТН, форсировать «Заурер» до 115 л. с. (поляки вначале сделали 111-сильную версию, а позже и вовсе сумели «разогнать» мотор до 130 л.с.), срочно появился соблазн оснастить этим двигателем и танк, и тяжёлые бронеавтомобили, и Ярославские тяжёлые грузовики.

Мысль понравилась и освоению крупносерийного выпуска этого двигателя заявили одной из приоритетнейших программ. Головным предприятием по выпуску 115-сильного дизеля «Заурер» решили сделать намерено возводимое моторное подразделение безотлагательно и капитально реконструируемого ЯГАЗа.

Дизельная версия Т-26М2 отправилась в серию в 1937-ом году – в то время, когда был наконец освоен тот самый дизель. Кроме усиленной подвески (плюс уширенные до 350 мм гусеницы), на данной же предположения применили да и то, что в РИ изначально предлагал Гинзбург и что отменил Тухачевский – в частности, заменили верхний передний лобовой щит корпуса, наклонный лист закрывающий щиток рубки и отделение трансмиссии мехвода на один целый наклонный лист – как у Т-34 (действительно, не с одним люком – для мехвода, а с двумя – второй для обслуживания трансмиссии).

А это означало, что одна несложная бронедеталь сейчас заменяла минимум три (наряду с этим для доступа к трансмиссии танк не требуется было часами разбронировать), а её толщину возможно было довести до 28 мм – чего учитывая угол её наклона, достаточно, чтобы противостоять боеприпасам 37 мм ПТП на расстояниях превышающих 500 м. Толщину передней нижней подробности вертикального бронирования довели до 30 мм – чтобы взять совершенно верно такой же уровень бронезащиты. Башню приняли новую, конической формы со бронезащитой и штыревой антенной радиостанции на уровне лобовой части корпуса.

Оружие танка усилили установкой более длинностволого 45 мм орудия с повышенной бронепробиваемостью стандартным ББ боеприпасом, и более тяжёлой ОФ гранатой (в стандартной же гильзе выстрела поместили чуть больше более замечательного ВВ).

Тогда же в башню арттанка ТА-26М2 вместо короткостволой КТ-26 начали устанавливать новую замечательную пушку того же калибра Ф-34 (в данной АИ Маханов, не справившийся с освоением в серии ПС-3, никаких заказов на танковые пушки больше не приобретает, со собственными «элками» воду не мутит, а Грабин сходу за дивизионной Ф-22 обр. 36 г. проектирует на её базе танковую Ф-34).

В 1939-ом году к производству этого танка был подключён СТЗ. Правильнее вначале в том направлении перенесли сборку танков из наборов задела, оставшегося на 174-ом по окончании его перехода на выпуск принципиально нового танка. Неспешно СТЗ освоил полный цикл производства (благо арттягачи на шасси Т-26 в том месте выпускались в далеком прошлом).

В 1940-ом году КБ СТЗ подготовило документацию на очередную версию танка (Т-26М3) с применением некоторых элементов нового танка 174-го завода – в первую очередь это командирская башенка и торсионная подвеска. Мощность двигателя увеличили предельно его дофорсировав до 130 л.с. а толщину лобовой брони довели до 32 мм верхний наклонный лист и 37 мм нижняя вертикальная бронеплита. Большая скорость танка наряду с этим снизилась до 32 км/ч.

Таковой танк на СТЗ, по замыслу, должны были создавать параллельно с выпуском запчастей для всех модификаций Т-26, до середины 41-го года, по окончании чего заводу надлежало начать переход на выпуск нового танка. Но, начавшаяся война поменяла эти замыслы и практически, как раз танк Т-26М3, стал самой массовой отечественной машиной в то время, в то время, когда шла эвакуация на восток Ленинградских, а позже и Харьковских фабрик. Именно на их «хрупкие» плечи легла главная тяжесть битвы под Москвой.

Танк создавали до середины 42-го года в то время, когда германской авиации удалось практически на два месяца вывести из строя ЯМЗ (Ярославский моторный завод) поставлявший дизеля. Как раз по обстоятельству этого простоя, танковое подразделение СТЗ эвакуировали в Челябинск, где его легко «приростили» к ранее эвакуированным фирмам из Питера, образовав тем самым известный «Танкоград», производивший уже танки лишь новых моделей.

(Танки Т-26ТА2 М и-26М2. Серия с 36 по 38 г.г. на з-де №174 в Питере и до середины 40 г. на Сталинградском СТЗ. Усилена подвеска. Широкие гусеницы (350 мм).

Дизель мощностью 115 л. с. Скорость 34 км/ч. Боевая масса ок. 12 т.)

Как и в прошлой версии арттанка, за усиленное оружие заплатили бронезащитой. Лобовая проекция ТА-26М2 защищалась только15 мм бронёй, а борт-корма 13 мм. Для плетущегося сзади простых танков арттанка помощи с весьма замечательной длинностволой пушкой этого считалось достаточно.

А на случай применения арттанка в обороне, был создан набор навесной 25 мм брони (в сумме получается 50 мм) на переднюю часть башни (корпус предполагалось в обороне прятать в особом окопе).

Эти танки серийно производились до конца 38-го года, в то время, когда на 174-ом танковом заводе началась подготовка к массовому выпуску танка нового поколения. Какого именно? Х.З.

Не о нём обращение.

Что касается Т-28. При рассмотрении вопросов освоения серийного выпуска танка на ХПЗ, было издано постановление об применении отлично зарекомендовавшей себя подвески Т-24 на Т-28 вместо его уникальной – чрезмерно сложной и по многим элементам конструкции имеющей очень низкий ресурс.

В действительности. Эту подвеску на Т-28 взгромоздили с весьма добропорядочной целью – создать условия для прицельной стрельбы на ходу. Вот лишь из данной выдумки ровным счётом ничего не получилось и вправду очень мягкая подвеска Т-28, скоро изнашивалась в полной мере бессмысленно.

В также время подвеска Т-24 использованная при создании «Коминтерна» наоборот продемонстрировала себя очень выносливой, живучей и надёжной (не смотря на то, что и достаточно трудоёмкой в повседневном обслуживании – но, кто заявил, что обслуживание значительно более сложной подвески Т-28 было менее трудоёмким?). Так же от Т-24 харьковскому «двадцатьвосьмому» досталась и более широкая гусеница, с которой проходимость танка значительно увеличилась.

В общем, эта унификация весьма благоприятно сказалась на производстве и танка и арттягача. А в то время, когда в двигательном отделе ХПЗ с германской помощью приступили к разработке дизель-мотора для Т-28, фактически параллельно началась работа и по созданию уполовиненной версии этого двигателя для арттягача (и, быть может, для новых модификаций Т-26), вместо его примитивного «псевдодизеля».

Данный 6-циллиндровый двухсотпятидесятисильный дизель удалось довести до ума кроме того стремительнее чем 12-циллиндровый пятисотсильный танковый. Арттягач продемонстрировал с ним настолько прекрасные результаты при опробованиях, что на его базе было решено создать САУ артподдержки для средних танков.

Потому, что оружие Т-28 считалось замечательным в достаточной степени, чтобы по большому счету отказаться от САУ поля боя, артустановка требовалась только в качестве высокомобильной замены замечательной но неповоротливой буксируемой артиллерии. Исходя из этого, единственной САУ, которую и создали и запустили в 36-ом году в серию, была самоходная 122 мм гаубица.

Для её создания, потребовалось удлинить на одну свечу с двухтележечной кареткой подвеску арттягача и высокую кабину от грузовика понизить до отметки кабин легковушек. Конечно, были укреплены и усилены от действия выстрелов и кабина, и борта и платформа автомобили. Простые стёкла, заменили триплексами. За обшивкой кабины и её створок показались 7 мм броневставки.

А для того, чтобы сделанные из толстых сосновых досок борта кузова, при попадания в них осколков и пуль, не образовывали дополнительных поражающих элементов в виде щепок, их обшили и снаружи и изнутри простым кровельным железом.

Благодаря удлинению шасси, в кузове кроме 122 мм гаубицы обр. 10/30 г. вольно помещались и расчёт, и двойной боекомплект. Позднее, САУ дополнили особым гусеничным прицепом, в котором помещались и дополнительный БК и запас ГСМ и всё нужное для проживания в поле расчёта САУ – благо тяги арттягачу хватало с лихвой!

Позднее, часть этих прицепов начали оборудовать зенитными пулемётами.

(СУ-122. Серия с 36 по 39 г.г. Боевая масса 14 т. Двигатель дизель мощностью 250 л. с. Макс. скорость 32 км/ч.)

Что мы имеем в итоге таковой альтернативы, скажем к 1938 г.?

1. Выпуск на 174-ом заводе более сильного чем в РИ «линейного» Т-26 в количестве 1 тыс. автомобилей в год.

2. Серийный выпуск «артиллерийского танка» на «Красном Путиловце» в количестве не меньше 250 автомобилей в год.

3. Серийный выпуск на СТЗ арттягача на базе Т-26 при возможности при войны мгновенно перейти на выпуск и фактически танка.

4. По настоящему серийный (а не мелкосерийный как в РИ) выпуск танка Т-28 на ХПЗ (порядка 500 автомобилей в год) и не меньше того арттягачей.

5. На площадях где в РИ собирали Т-35А в АИ развёрнут серийный выпуск САУ на шасси арттягача.

В случае если ХПЗ будет производить хотя бы 400 арттягачей и 200 САУ в год – это будет очень нужный для РККА показатель.

Распределение:

В АИ РККА все танки сводятся в танковые полки. Полк: 3 батальона по 33 «линейных» танка Т-26, один батальон артиллерийских ТА-26, плюс батальон плавающих танков разведчиков Т-38. Или 3 батальона по 33 танка Т-28, дивизион 122 мм САУ плюс опять-таки батальон в 33 Т-38.

Все эти полки входят в состав механизированных бригад. Структура боевого ядра бригады: танковый полк, мотострелковый полк, моторизованный лёгкий артполк: (18 ПТП, 18 тяжёлых миномётов, 12 лёгких гаубиц, 12 дивизионных пушек и смешанный зенитный дивизион). Причём у бригад с Т-26, гаубицы буксируемые на мехтяге (арттягачи на базе Т-26М2), у бригад Т-28 гаубичный дивизион в виде САУ), батальон БА связи и боевого охранения.

Мехбригады с Т-26 включаются в структуру стрелкового корпуса (в мирное время на 50 СК – соответственно 50 мехбригад, на вооружении которых 5 тыс. Т-26 и 1650 ТА-26. Всего 6650 танков.

Мехбригады с Т-28 сводятся в механизированные корпуса: 2 мехбригады плюс мотострелковая дивизия, кавалерийская дивизия и корпусной моторизованный артполк.

Всего в корпусе 200 Т-28А и 72 САУ-122. Эти механизированного корпуса в мирное время входят в состав армий. Имея в мирное время 10 армий, соответственно будем иметь 2000 Т-28 и 720 СУ-122.

Суммарно, в Красную армию получается на конец 38 г. 8650 лёгких и средних танков. Не большое количество ни мало – ИМХО в самый раз.

Что касается кавалерии в качестве отдельных рейдовых соединений, то у неё на вооружении будут только плавающие танки-разведчики, каковые я по понятным обстоятельствам по большому счету учитывать не желаю

Кин-Дза-Дза! — Скрипач не нужен…

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • Т-26! что, опять?! оживим покойничка? (часть1)

    Тредюлем, к сотворению данной, ну весьма другой автомобили, послужило сочетание нескольких факторов, не оказавших должного влияния на РИ только из-за…

  • Т-26! что опять?! оживим покойничка? (часть 2)

    Вправду, сам танк Т-25 готовься к серийному выпуску уже в середине 37-го года (именно в то время, в то время, когда отечественные эксперты только-только…

  • Т-26 на анаболиках – стрррашный обт 30-х!

    Блин, ну как ещё лишь над несчастным Т-26 не насмехались! Но ещё желаю! Больно уж «материал» благодатный. Что с ним не сделай – хуже уже точно не будет!…

  • Т-26? да, но толстокожий! и с настоящей пушкой!

    Потому, что армейским сначала казалось важным упущением отсутствие на пехотном танке действенной артиллерии, и наряду с этим, по опыту эксплуатации Т-18…

  • Танкомир 26-27-28 (часть 2.3) эволюция т-26

    Лёгкий танк Т-26 благополучно исчерпал себя уже к 36-му году, что всецело отыскало собственное подтверждение в Испании. Танк продемонстрировал в том…

  • Штурмовой т-26

    Однако, на первый взгляд, сложно отыскать рациональное зерно в отказе Тухачевского от работ над однобашенной пушечно-пулемётной версией этого танка – на…