Пакт франция-ссср. военно-морской аспект. часть 1. большие надежды.

В конце 1935-го года, не преуспев из-за активного противодействия Англии, Италии, Польши и, очевидно, Германии, в создании совокупности коллективной безопасности в Европе, французский глава правительства Луи Барту (не погибший в данной АИ), благополучно пережил покушение, и на пике собственной популярности среди французского электората, пробил заключение между СССР и Францией полномасштабного военного альянса. Альянс данный, открывал для СССР многие возможности и двери. Включая военное судостроение.

Пакт франция-ссср. военно-морской аспект. часть 1. большие надежды.

Вправду, сейчас, СССР имел возможность кое-чем поживиться во французском загашнике, не встречая на пути собственных устремлений параноидальных препонов секретности и глобальных денежных неприятностей, упирающихся в царские долги. Союзники договорились в вопросах касающихся обороны отделять мух от котлет, несмотря на писк различных москитов (что при французской судебной совокупности, было, согласитесь, не просто и потребовало законодательных же обеспечений!). Это означало, с одной стороны, начало, быть может, долгих переговоров по урегулированию неприятности царских долгов, а с другой, обеспечиваемые уже конкретно правительством Франции кредиты на увеличение обороноспособности СССР (соответственно и альянса в целом).

Сейчас оставалось только определиться с тем, что нам фактически необходимо, касаемо ВМФ. Эсминцы СССР худо-бедно освоил сам. Переходить на новые – технологически другие, французские, не хотелось.

Тяжёлая и точно затратная замена не улучшит ТТХ так, чтобы имело резон всю эту кашу заваривать.

Вместо не через чур успешных фаворитов отечественной разработки, в том же 35-ом, итальянской компании ОТО заказали фаворит нового поколения с этими ТТХ, что хотеть лучшего уже и смысла-то не было. Тем более разрывать для ещё не известно чего – французского, договор с итальянцами, тяжёлые переговоры по которому велись чуть не весь год!

Самое забавное, что договариваться с итальянцами отечественные товарищи начали именно по окончании того, как французы (тогда ещё не союзники) заломили за собственные услуги неистовую цену.

И сейчас, терять, по сути, ещё весь год на очередные переговоры с утряской ТТХ, цены и сроков, да ещё выплачивать итальянцам неустойку за разрыв удачного, в первую очередь именно нам, договора – та ещё дурь.

Также и с крейсерами. Начавшееся не без итальянского участия строительство «Кировых» (а сотрудничать по крейсеростроению мы с итальянцами начали ещё в 32-ом!) давало слово пополнить РККФ не нехорошими крейсерами – ТТХ для них сами выдумывали! Что-либо поменять в этот самый момент было уже поздно (верфи уже во всю подготавливались к закладке первой пары, из которой для головного «Кирова» уже были и согласованы и проплачены поставки итальянского оборудования впредь до силовой установки!).

Быть может, у французов крейсера и получше итальянских (только возможно!), но, сколько лет снова же уйдёт на переориентацию с итальянских разработок на французские, на согласование ТТХ и адаптацию проектов? На размещение заказов на оборудование? На всю связанную с этим французскую бюрократию?!

В лучшем случае, первый крейсер мы заложим только году этак в 38-ом! Оно нам нужно?

Задуматься следовало, в первую очередь, о том, чего нам не хватало и забрать было прежде не где!

А не хватало нам таковой мелочи как современные линейные корабли! Нет-нет, строить для СССР новейшие линейные корабли французы, само собой разумеется, не будут – как и мы их заказывать. Это факт.

А из-за чего?

Во-первых, в мире заканчивались т. н. «линкорные каникулы» и уже в этом 35-ом году, начиналось строительство двух новейших линейных кораблей типа «Ришелье» (головной заложен 22 октября 1935 года). Закладка ещё двух планировалась на 1938-ой год.

И это при том, что Франция во всю уже строила два маленьких линкорчика типа «Дюнкерк» и только в прошлом, 34-ом году завершила модернизацию трёх ветхих ЛК типа «Бретань».

В общем, французам было очевидно не до строительства судов линейного класса для СССР. Начиналась одна из самых масштабных и затратных гонок, в которой как говорится: «кто опоздал – тот опоздал»!

Во вторых. Что же касается СССР, то с одной стороны, заказывать строительство линейных кораблей наслаждение через чур дорогое, к тому же, ничего не дающее для развития собственной индустрии. А с другой, армейский альянс с СССР, ну никак не стоило разглядывать как постоянный вектор французской внешней политики.

В случае если для Барту, данный соглашение был одним из наиболее значимых факторов безопасности Франции, то для его преемников (правильнее политических соперников, каковые, кстати, также в парламенте голосовали за его ратификацию), он был только замечательным рычагом влияния на Англию. Они как бы говорили британцам – вот видите, на что нам было нужно пойти, из-за вашего эгоистичного рвения установить в Европе баланс сил и господствовать, играясь на этом балансе! Наряду с этим, они всегда показывали , что срочно начнут борьбу за отмену контракта, если британцы прекрасным образом прозреют, поумнеют, осознают наконец, какое зло несёт в себе Гитлер и прекратят вставлять палки в колёса процессу создания в Европе совокупности коллективной безопасности. (Это британцы-то поумнеют раньше, чем немцы об них ноги сотрут? Это фантастика!)

Договариваться с французами о долгих договорах, неизменно ожидая от них конъюнктурного разрыва альянса, в управлении СССР считалось через чур рискованно. (В случае если у американцев, правящие партии имели знаками слона и осла, то во Франции, в критическом для дела мира хронологическом промежутке между Барту и Рейно, правили только ослы в самом прямом смысле слова).

В итоге, выход нашли в приобретении полного технологической документации и пакета чертежей всё того же «Дюнкерка» (о новейшем «Ришелье» французы кроме того говорить не стали), что в целях очевидной экономии, решено было переработать под отечественное оружие и в максимальной степени приспособить под отечественные же технологические возможности. Наряду с этим, французское правительство, снабжало гарантии на приобретение советской стороной тех комплектующих «Дюнкерка», каковые французские компании имели возможность поставить СССР.

(Французский линкор Дюнкерк)

На том и порешили.

Разглядев полученный из Франции проект, отечественные эксперты пришли к неутешительному выводу – в качестве как раз линейного корабля, СОВРЕМЕННОГО линейного корабля, «Дюнкерк» никуда не годился. Он был очевидно через чур мелок и не сильный. Второй вопрос, что реально крутой современный линейный корабль был СССР того времени просто не по зубам.

Мы до тех пор пока, кроме того современные крейсера сами, без буржуйской помощи, строить ещё не обучились!

Но наряду с этим, нам легко нужен был корабль – достаточно сложный и замечательный, чтобы с одной стороны промышленность практически тащила себя за волосы вверх, к формированию разработок, а с другой, чтобы флот взял, наконец, современный, замечательный боевой корабль и в качестве учебного быстроходного линейного корабля, и в качестве абсолютного убийцы любых «вашингтонцев». Помимо этого, линейный корабль типа «Дюнкерк» в полной мере доходил для успешной борьбы с новыми германскими броненосцами (т. н. «карманными» линейными кораблями). (Французы, вероятнее, их как альтернативу тем «ворам» и строили – что нас так же всецело устраивает).

Вот и ладушки!

Два корабля, каковые предполагалось выстроить, применяя в качестве платформы «Дюнкерк», должны были быть более скоростными (чтобы легко отрываться от любых более сильных судов линейного флота), не столь обременёнными бронезащитой (противостоять орудиям тяжёлых крейсеров на всех расстояниях и на определённых расстояниях орудиям германских «воров»), и вооружаться артиллерией лишь отечественного производства.

его бронезащита и Набор корпуса остались на том же уровне. Причём усиливать бронезащиту, как это сделали французы на «Страсбурге» (второй корабль класса «Дюнкерк») отечественные эксперты посчитали излишним. Брони у «Дюнкерка» было запредельно большое количество для борьбы с тяжёлыми крейсерами, и вполне достаточно для боя с броненосцами типа «Дойчланд».

Бронезащиту башен ГК (потому, что башни были той же конструкции, что находились на «Севастополях») усовершенствовали вместе с неспециализированной модернизацией проекта башни. По большей части, модернизационные мероприятия сводились к повышению угла ВН (и соответственно повышению дальнобойности орудий), сокращению времени заряжания (увеличение скорострельности) и некоему усилению бронезащиты (толщину лобовой бронеплиты башни довели до 305 мм.). Такой же толщины была броня боевой рубки и барбетов.

Наивная попытка купить у французов их новейшие 380 мм пушки обр. 35 г. (созданные специально для линейных кораблей типа «Ришелье») в полной мере предсказуемо ни к чему не привела. А так было заманчиво, малой кровью компенсировать четырёхорудиную огневую мощь 330 мм пушек башни «Дюнкерка» на более привычную нам (и созданную на базе башни «Севастополя»), трёхорудийную башню с 380 мм пушками!

Но, эта неудача подтолкнула отечественных конструкторов к итальянскому варианту повышения огневой мощи ветхих 12-дюймовых орудий. Они просто высверливали ветхие 305 мм стволы под установку в них 320 мм лейнеров. Данный вариант подошёл бы нам идеально. Новые пушки делаем сходу лейнированными 320 мм, а на ветхих линкорах, растачиваем ветхие стволы под 320 мм лейнеры! Вот и полная унификация с неспециализированным повышением огневой мощи.

Но! Не было у нас тогда ещё технологической возможности, чтобы осуществить эту операцию. Максимум, что разрешали полученные, кстати, от тех же итальянцев разработки – это 203 мм лейнеры.

Растачивать же под максимальный калибр конкретно 305 мм стволы категорически не хотелось, потому, что замена прогоревшего лейнера, не шла ни в какое сравнение по стоимости и сложности с заменой подобно прогоревшего орудийного ствола.

В общем, решили башни модифицировать как раз под орудия калибра 320 мм, но, пока технологически неприятность изготовления таких лейнеров не решена, в качестве временного варианта, изготовить не лейнированные стволы калибра 320 мм.

Вместо 16 130 мм пушек «Дюнкерка» в пяти башнях, решили установить только три, но это были стандартные башни крейсеров пр. 26 с тремя 180 мм пушками любая. Таковой калибр разрешал удачно поражать кроме того тяжёлые крейсера (а учитывая, что в ретирадном залпе, практически мёртвой территории ГК, имели возможность принимать участие разом все 9 стволов – это было реально и полезно, и сильно). По схожему пути пошли и французы в собственных «Ришелье».

Они так же вместо пяти башен с 16-ю 130 мм пушками, поставили три, но уже трёхорудийные, со 152 мм орудиями талантливым в полном составе вести ретирадный пламя.

Разместить две такие трёхорудийные башни на протяжении бортов на месте французских двухорудийных 130 мм, было той ещё проблемой! Не обошлось и без некоей внутрикорпусной перепланировки – благо мы так как строили не правильную копию «Дюнкерка», а совсем второй корабль, только применяя его платформу в качестве исходника.

(Французский линкор Ришелье. На нижнем снимке прекрасно видны три трёхорудийные кормовые башни со 152 мм пушками)

Бронезащита крейсерских башен осталась той же – всего 50 мм (по начальному проекту. В будущем, бронезащиту довели до 70 мм – как у крейсеров пр. 26 бис.).

Для обеспечения защиты от снарядов крейсеров-вашингтонцев удовлетворительно (на германских «Дойчландах» «второй» калибр был защищён ещё хуже).

Потому, что отечественные суда предназначались не только для действий в составе эскадры, но и для сольного рейдерства, их ПВО решили сделать очень замечательной. Дальний предел, снабжали четыре двухорудийных плутонга спаренных, лицензионных 100 мм зенитных итальянских пушек в установках Минизини (8 установок, 16 стволов).

Эти же скорострельные установки снабжали отстрел малых торпедных катеров и кораблей до их выхода в торпедную атаку (в действительности, не из 180 мм дурынд же по маленьким и юрким миноносцам стрелять!). Для той же цели, 100 мм универсальные орудия числом 12 стволов взял и проект «Ришелье» у французов.

Для ближней ПВО запланировали применять перспективные зенитные автоматы, которым в данной АИ уделялось больше внимания. В итоге, корабль взял одноствольные установки с 45 мм автоматическими пушками, созданными на базе шведского «Бофорса». (В РИ, такая же, 45 мм 62-К сделанная на базе сухопутного подражания «Бофорсу» 49-К выйдет на опробования в 38-ом. И, не смотря на то, что опробования орудие выдержит, на вооружение его не примут в связи с переходом на калибр 37 мм).

В АИ, пушку калибра 45 мм приняли на вооружение на год раньше и к началу войны её и до ума довели, и обучились производить серийно. В т. ч. и в двухствольном, всецело электрифицированном варианте с дистанционным централизованным наведением. В ближней возможности были уже и четырёхствольные установки!.

В соответствии с начальному проекту, корабль должен был взять 9 одноорудийных ЗА (без конкретной привязки к типу орудия) и не меньше 8 спаренных крупнокалиберных пулемётов, каковые планировалось при первой возможности заменить на 25 мм МЗА.

СУО включала три КДП управляющих огнём 320 и 180 мм калибров и пять директоров ПВО (один запасной). Первоначально, ЗА в совокупности централизованного управления не включались. Позднее, это было сделано.

Торпедное и минное оружие не предусматривались. Но имелся ангар на два гидросамолёта и катапульта.

Силовую установку корабль взял очень замечательную. Будучи четырёхвальным (как и «Дюнкерк») отечественный линкорчик обзавёлся четырьмя ТЗА того же типа, что парами ставились на «Кировы» — благо итальянские СУ выгодно отличались громадной удельной компактными размерами и мощностью. Но, потому, что не только мощность но и суммарный вес получались чрезмерные, ТЗА было нужно значительно облегчить и сделать более компактными, конечно пожертвовав приличной частью мощности.

Но, значительно возросли и их персональная общая надёжность и надёжность СУ в целом. Конечно для четырёх таких ТЗА потребовалось добавить два паровых котла и производительность всех восьми расширить до вероятного максимума. Ставился вопрос и об установке второй трубы, но этого удалось избежать.

Неспециализированная мощность СУ без всякого форсажа достигала 160 000 л. с. с которыми корабль разгонялся до 34 узлов, что в полной мере справедливо послужило предлогом к переклассификации линейного корабля в линейный крейсер.

Праздничная закладка двух судов прошла в начале 1937 года. Будучи (предположительно, исходя из тогдашних военно-морских амбиций управления СССР) самыми малотоннажными НОВЫМИ линейными кораблями в составе РККФ (следующие должны были быть значительно больше), им присвоили имена в честь самых мелких по территории советских республик: «Советская Армения» и «Советская Грузия». (Один привычный остряк, прочтя данный абзац, высказал предположение, что потом, ещё менее тоннажные «Севастополи» должны были переименовать в «Советскую Литву», «Советскую Эстонию» и «Советскую Латвию». Такие же небольшие, медлительные и ненадёжные J. С последним, но, касательно «Севастополей», само собой разумеется, возможно и поспорить).

На воду оба корабля были спущены в конце 38-го и к началу войны, они пребывали уже в высокой степени готовности.

Война (а она для СССР данной АИ началась 18 мая 1940-го года, с наступления РККА на части вермахта, находящиеся в оккупированной Польше), застала их у достроечной стены Балтийского завода. В боевой состав КБФ «Армения» и «Грузия» вступили летом 1941-го года и участвовали в военных действиях на Балтике, но, из-за чрезвычайной минной угрозы на этом ТВД, не слишком-то активное. Однако, к концу войны линейный крейсер «Советская Грузия» кроме того взял звание гвардейского.

Злые языки утверждали, что тут очевидно не обошлось без протекции пары ответственных кремлёвских грузинJ.

Уже на протяжении войны (а она в данной АИ завершилась отечественной с союзниками, победой в конце 44-го), суда взяли, наконец, и лейнированные 320 мм орудия (вместо расстрелянных прошлых), и спаренные 45 мм зенитные автоматы вместо одноствольных, и 25 мм МЗА вместо крупнокалиберных пулемётов.

ТТХ

«Дюнкерк»

1937 г.

Франция

«Страсбург»

1939 г.

Франция.

«Сов. Грузия»

1941 г.

СССР

«Ришелье»

1940 г.

Франция

Водоизм. (т)

26500

27737

27700

37830

Размерения (м)

215х31х9,6

215.5х31х9,8

215,5х31х9,8

248х33х9,2

СУ

4 ТЗА, 6 ПК

4 ТЗА, 6 ПК

4 ТЗА, 8 ПК

4 ТЗА, 6 ПК

Мощность СУ

112 000

112 000

160 000

150 000

Скорость (уз)

29,5

29,5

33

31

Броня:

Пояс

Палубы

Башни

Барбеты

Рубка

Переборка ТПЗ

225

115-130+40-50

330

310

270

30-50

283

115-130+40-50

360

340

270

30-50

225

115-130+30-50

305

305

305

30-50

330

150-170+40-50

430

405

340

30-50

Оружие:

ГК

ВК

МЗА

Пулемёты

Сам/кат

8 (2х4) 330/52

16(2х2+3х4)130/45

10 (5х2) 37/50

32 (8х4) 13,2

3/1

8 (2х4) 330/52

16(2х2+3х4)130/45

10 (5х2) 37/50

32 (8х4) 13,2

3/1

6 (2х3) 320/52

9 (3х3) 180/57

16 (8х2) 100/47

18 (9х2) 45/72

16 (8х2) 25/76

2/1

8 (2х4) 380/45

9 (3х3) 152/55

12 (6х2) 100/45

8 (4х2) 37/50

20(4х4+2х2)13,2

3/2

Разведопрос: Павел Перец про П.А. Кропоткина

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: