Трудно объяснимое пристрастие к тяжелым крейсерам

Глубокоуважаемые сотрудники!

Желание обсудить не столько историю, сколько предысторию крейсеров типа «Сталинград» и связанные с ней стереотипы показалось у меня в далеком прошлом и вот сейчас, с публикацией сотрудником byakin ым очередной статьи из издания «Гангут», показался и предлог. Думал выложить собственные измышлизмы в комментариях, но не стал, потому что традиционно растёкся «мысью по древу»

Трудно объяснимое пристрастие к тяжелым крейсерам

1. Тяжело объяснимое пристрастие к тяжелым крейсерам. Без данной фразы из мемуаров бывшего Наркома ВМФ СССР адмирала Н.Г. Кузнецова не обходится, пожалуй, ни одна работа, посвященная постройке больших надводных судов в сталинский период. Ну а потому, что «джентильменам доверять », то пристрастие Сталина к тяжелым крейсерам стало общепризнанным фактом.

Наличие же неоспоримых доказательств в лице начатых постройкой тяжелых, а по сути – линейных крейсеров типа «Кронштадт» перед войной и типа «Сталинград» сразу после войны содействует тому, что никто кроме того не задается вопросом о том, как фраза из мемуаров соответствует действительности.

Наряду с этим никто не вспоминает над тем, что «Незадолго до» писались по окончании ХХ съезда КПСС и что у Кузнецова были собственные, скажем прямо, небеспочвенные основания держать обиду на Сталина, равно как и желание переложить персональную ответственность за чуть ли не провальное начало войны флотом (рассказами о прекрасном переводе флота в готовность №1 традиционно драпируются «почему-то» оставшиеся в тени мемуаров куда более впечатляющие «удачи» первых дней войны: смерть эсминца «Гневный» и повреждение крейсера «Максим Горький» на минах, выставленных соперником прямо под носом у флота прямо на протяжении бодрых рапортов о переходе в высшую степень боеготовности; смерть фаворита «Москва» на протяжении безобразно организованного обстрела Констанцы; утрата эсминца «Ленин» и нескольких подводных лодок, не имевших возможностей уйти из Лиепаи, потому что в том месте они находились на ремонте; наконец, не обращая внимания на пресловутый перевод в готовность №1, незамеченный флотом пролет 19 бомбардировщиков Ю-88 над Кронштадтом утром 22 июня, каковые выставили мины в Морском канале, на одной из которых уже днем 22 июня подорвался коммунистический транспорт) на «руководство».

Но эмоции к делу не подошьешь, исходя из этого Вот на что жаловался адмирал И.С. Исаков в беседе с писателем К. Симоновым:

«За 14 дней до войны я докладывал Сталину по различным текущим вопросам. Это были вправду текущие вопросы и кое-какие из них кроме того не были срочные. Я не забываю это свидание и полностью уверен, что Сталин был тогда совсем уверенный в том, что войны не будет, что немцы на нас не нападут.

Он был полностью в этом уверен. В то время, когда несколькими днями позднее я докладывал собственному прямому главе о тех сведениях, каковые свидетельствовали о совсем очевидных симптомах подготовки немцев к войне и близком ее начале, и просил его рассказать об этом Сталину, то мой прямой глава сообщил:

— Да говорили ему уже, говорили Все это он знает. Все знает, думаешь, не знает? Знает. Все знает!

Я несу также собственную долю ответственности за то, что не перешагнул через это и не предпринял попытки лично доложить Сталину то, что я докладывал собственному прямому главе. Но, ощущая на себе бремя данной вины и не снимая ее с себя, обязан заявить, что слова эти, что Сталин «все знает», были для меня в сочетании с тем авторитетом, которым пользовался тогда в моих глазах Сталин, убедительными».

А вот что написано по этому же предлогу в мемуарах Кузнецова:

«Я видел И.В. Сталина 13 либо 14 июня. То была отечественная последняя встреча перед войной.

Доложил ему свежие разведывательные эти, полученные с флотов, сообщил о громадном учении на Черном море, о том, что немцы практически прекратили поставки для крейсера «Лютцов». Никаких вопросов о готовности флотов с его стороны не последовало. Весьма хотелось доложить еще о том, что германские транспорты покидают отечественные порты, узнать, не нужно ли сократить перемещение советских торговых судов в водах Германии, но мне показалось, что мое предстоящее присутствие очевидно нежелательно».

Во-первых, видим, что факт массового выхода германских торговых судов из советских портов незадолго до войны управлению СССР так и не был доложен. Нарком ВМФ «счел неуместным». Но в полной мере уместным по окончании смерти Сталина он счел во всем, в т.ч. и неготовности к германскому нападению, винить как раз то самое управление (кстати, сравните с исаковскими фразами «Я несу также собственную долю ответственности» и «ощущая на себе бремя данной вины и не снимая ее с себя».).

А во-вторых и в-главных, издание записи лиц, посетивших Сталина, свидетельствует, что Н.Г. Кузнецов последний раз перед войной видел Сталина вовсе не «13 либо 14 июня», а за считанные часы до начала войны – он вошел в кабинет Сталина в 19:05 21 июня и вышел в 20:15!

В присутствии таких «незапоминающихся» лиц, как, к примеру, Берия, Нарком и Молотов обороны Тимошенко, обсуждался доклад только что прибывшего из Берлина военно-морского атташе Воронцова с разведданными о начале военных действий на Балтике 22 июня. Ну вправду – для чего писать о аналогичных мелочах в мемуарах? Так как Сталин же «не верил» и «во всем виноват».

Но последующая беготня в Народный комиссариат обороны (Тимошенко вышел из кабинета Сталина вместе с Кузнецовым в 20:15, а уже в 20:50 возвратился обратно вместе с Жуковым и до 22:20 решали вопрос «Директивы №1») и оповещение флотов расписаны у адмирала практически поминутно… В противном случае, что сам у Сталина в кабинете сидел, Николай Герасимович «почему-то» забыл

Вот такая вот «истина в последней инстанции» эти адмиральские мемуары. Тут не забываю, тут не помню, а тут – рыбу заворачивали. Но «Сталин имел тяжело объяснимое пристрастие к тяжелым крейсерам» – это правильный факт

2. Кто обожал тяжелые крейсера? Пологаю, что многие согласятся со мной в том, что линейный корабль проекта 25, тяжелый тяжёлый крейсер 69 и крейсер проекта проекта 82 (в том виде, в котором он был утвержден к постройке) – это «одного поля ягоды».

Сравним их главные ТТЭ

Параметр

Проект 25

Проект 69

Проект 82

Водоизмещение стандартное

35 950 т

35 240 т

36 000 т

Скорость хода

35 уз

32 уз

35 уз

Толщина главного бронепояса

250 мм

230 мм

180 мм

Основной калибр

3?3 305 мм

3?3 305 мм

3?3 305 мм

Я не вижу никаих поводов для того, чтобы, ссылаясь на что-либо, отделить проект 25 от проектов 69 и 82 в вариантах с 305-мм ГК. А посему должен сделать вывод о том, что в случае если «всем как мы знаем, что» тяжелые крейсера проектов 69 и 82 являлись «любимцами» Сталина и строились «по его прихоти», то и линейный корабль типа Б также есть следствием «тяжело объяснимого пристрастия Сталина к тяжелым крейсерам». Но будущее проекта 25 говорит об обратном.

Чтобы не быть бездоказательным процитирую «Суперлинкоры Сталина» А.М. Васильева:

«С арестом прошлого управления УМС, конечно, стало возмможно вольно осуждать принятые им решения. Развивая и обостряя собственные мысли, изложенные еще в заключении по эскизному проекту 25, А.Э. Цукшвердт 21 июля 1937 г. докладывал врио Наморси Л.М.

Галлеру: « в связи со сменой управления УМС, подлежат пересмотру главные установки проектирования ЛК Б, каковые либо должны быть утверждены наново, либо отвергнуты.

Вопросы, подлежащие пересмотру:

1. ТТЗ. Проектирование Б велось не методом технического ответа в полной мере определенной задачи, поставленной тактикой, а методом розысков, время от времени вслепую, для того чтобы проекта, что, возможно случайно, был подходящим для тактических целей. Корабль Б первоначально проектировался как «тяжелый крейсер», после этого как «громадный крейсер», что превратился позже в «небольшой ЛК», а сейчас – легко в «линейный корабль Б».

В следствии корабль так вырос, что его размеры прекратили соответствовать возлагавшимся на него задачам. Нужен пересмотр баз ТТЗ.

2. Назначение корабля. В ТТЗ, утвержденном Наморси 3 августа 1936 г., назначение корабля не указано вовсе. Поэтому проектирование не могло быть ни целеустремленным, ни сознательным. При проектировании руководствовались словесными высказываниями Наморси: «Корабль на многие годы обязан истреблять всякие крейсера и ЛК Дейчланд». Потом к этим задачам кроме этого словесно была добавлена возможность сражения с ЛК типа «Шарнхорст».

Нечеткость назначения корабля стала причиной тому, что для истребления крейсеров ЛК Б через чур велик и дорог, а как линейный корабль а также линейный крейсер, он не сильный и должен уходить от каждого из 45 ЛК мира.

3. Морской район действия – в ТТЗ не указан. Чуть ли удастся спроектировать корабль, равняется пригодный для узкостей и мелей Балтийского моря и для пространства Тихого океана, где задачи совсем иные.

4. Оружие (ГК – 9 – 305 мм). Морштаб не высказал четкого мнения о нужном калибре, поскольку сейчас и о вариантах с 254-мм и 356-мм Со своей стороны считаю, что для крейсера калибр 305 мм избыточен, а для ЛК – недостаточен.

7. Скорость – для противодействия крейсерам подходящая, для сражения с ЛК – избыточная.

8. Броня – для противодействия крейсерам достаточная по толщине, но мало распространена по длине. Для сражения с ЛК – недостаточная.

9. Водоизмещение – следствие универсального задания и избыточно.

10. Класс корабля – Б выпал из существующей классификации: через чур не сильный, дабы быть ЛК, велик для истребителя крейсеров и не есть линейным крейсером».

В целом проект 25 был расценен как вредительский и 11/13 августа произошло распоряжение правительства о прекращении работ по нему (по оценкам ЦКБ-17 его затраты на разработку проекта 25 составили 3,047 млн. руб.)»

Любимца Сталина обозвали «вредительским» и правительство (!) закрыло работы по нему?! Я ничего не путаю, глубокоуважаемые сотрудники? Либо всё-таки кто-то, говоря о «пристрастии» Сталина, мягко говоря, что-то напутал?

Одновременно с этим подлинные взоры управления ВМФ, возглавляемого тем самым Кузнецовым, и правительства СССР на роль тяжелых артиллерийских судов по результатам Второй мировой возможно взглянуть на примере формирования первой послевоенной 10-летней кораблестроительной программы в 1945 году.

Класс судов

Начальная заявка ВМФ

Сокращенная Берией заявка ВМФ

Совсем утвержденная программа по окончании рассмотрения у Сталина

линейные корабли

9

4

тяжелые крейсера

12

10

4

крейсера

30

30

легкие крейсера

60

54

30

громадные авианосцы

9

6

малые авианосцы

6

6

громадные эсминцы

144

132

эсминцы

222

226

188

Коллеги, вы все еще верите в то, что «тяжело объяснимое пристрастие к тяжелым крейсерам» питал как раз Сталин? И это, само собой разумеется, вовсе не Кузнецов, возвратившись из «опалы» на должность военно-морского министра, начал пробивать у Сталина разрешение в дополнение к уже начатым постройкой тяжелым крейсерам типа «Сталинград» стандартным водоизмещением 36 тыс. т выстроить еще «средние» крейсера проекта 66 стандартным водоизмещением 26 тыс. т. Да, да, да – и всё, очевидно, только вследствие того что проклятый тиран имел «труднообъяснимое пристрастие к тяжелым крейсерам».

Я еще могу осознать, из-за чего в мемуарах, написанных во времена «общей кукурузизации», вся вина за ошибочные ответы перекладывалась на «рябого грузина». Но сообщите, для чего перепевать «мыкытины сказки» Сейчас?

3. 12 дюймов на крейсер – кто создатель? Предлагаю снова возвратиться к оценке проекта 25, данной еще во второй половине 30-ых годов XX века. Коллеги, хотелось бы обратить ваше внимание на фразы: «для истребления крейсеров ЛК Б через чур велик и дорог, а как линейный корабль а также линейный крейсер, он не сильный и должен уходить от каждого из 45 ЛК мира» и «для крейсера калибр 305 мм избыточен, а для ЛК – недостаточен».

Мне думается, они идеально обрисовывают неоптимальность последующих судов проектов 69 и 82. Мало времени спустя адмирал С.П. Ставицкий будет настаивать на ограничении водоизмещения крейсера проекта 69 величиной 18–19 тыс. т, доказывая это пророческой фразой:

«чтобы данный корабль из категории самые сильных крейсеров не перешел в категорию самые слабых линейных кораблей (как это случилось с линкором Б)».

Так, видно, что в ВМФ здравомыслящие люди были. Но, как мы знаем, рвение строить «не сильный в мире линейные корабли» побеждало и в стране Советов приступили к постройке сперва крейсеров типа «Кронштадт», а после этого – и типа «Сталинград». А потому, что флот был против, то во всем виноват Чубайс Сталин, в смысле его труднообъяснимое пристрастие к тяжелы крейсерам.

Флот-то был против.

А вот сейчас самая пора разобраться с тем, кто же как раз перевоплотил «самые сильные крейсеры в самые слабые линейные корабли»?

Сперва проект 69. Как мы знаем, что начинался он как раз как тяжелый крейсер-истребитель «вашингтонских» крейсеров. В соответствии с ТТЗ от 1 ноября 1937 г. он должен был иметь основной калибр из 9-ти 254-мм орудий, развивать скорость в 34 узла и иметь бронирование, защищающее от 203-мм снарядов.

В следствии к началу лета 1938 года готовься эскизный проект, в котором стандартное водоизмещение крейсера при 140-мм бронепоясе было оценено в 24 800 т (против 22–23 тыс. т по ТТЗ).

Но дальше в судьбе крейсеров проекта 69 случился крутой поворот. Процитирую А.М. Васильева:

«В связи с завершением строительства в Германии двух линейных кораблей типа «Шарнхорст» (с 280-мм ГК и скоростью хода около 30 уз), а во Франции аналогичных судов типа «Дюнкерк» (со 330-мм ГК), помощник наркома ВМФ флагман 1 ранга И.С. Исаков доложил в Комитет обороны о необходимости пересмотра установленных в августе 1937 года главных ТТЗ по проекту 69.

В следствии, перед этим крейсером была поставлен новая задача – борьба с судами типа «Шарнхорст» и 29 июня 1938 года Комитетом обороны было издано постановление об трансформации ТТЗ, выяснившее оружие его 305-мм артиллерией ГК, повышение бронирование борта до 250 мм, водоизмещения до 30 000 – 31 000 т при скорости хода – 31 до 32 узлов. Народному комиссариату ВМФ было поручено в декадный срок выдать Народному комиссариату оборонной индустрии нужные дополнения к главным ТТЗ на тяжелый крейсер.

В соответствии с этим ответом, И.С. Исаков 10 июля того же года утвердил подготовленные ГМШ и УК РККФ уточненные Главные ТТЗ на проектирование тяжелого крейсера».

В общем, «не добрый гений» «не сильный линейных кораблей» помой-му отыскан – это адмирал Исаков. Но, согласитесь, что во всей данной истории необычным выглядит как минимум тот факт, что противостоянием германским линкорам типа «Шарнхорст» НК ВМФ неожиданно озаботился лишь во второй половине 30-ых годов XX века. Неужто до этого в СССР не было никакой информации ни о «Шарнхорстах», ни о «Дюнкерках»? Вызывающе большие сомнения. Тем более, что задача «ведения боя» с ЛК типа «Шарнхорст» ставилась еще линейному кораблю проекта 25.

Так из-за чего НК ВМФ, отказавшись от линейного корабля типа Б еще в середине 1937 года, отыскал в памяти о необходимости борьбы с «Шарнхорстом» лишь в середине 1938 года?

Как мне думается, ответ возможно отыскать у того же А.М. Васильева в описании судьбы линейных кораблей типа «СССР»:

«Теоретический чертеж ЛК проекта 23, не обращая внимания на проведение буксировочных опробований бессчётных моделей (более 100), не был оптимальным с позиций ходкости. Выбор соотношения основных размерений и коэффициентов полноты был сделан прежде всего из условий обеспечения устойчивости, удобства получения и общего расположения мельчайшего водоизмещения. Помимо этого, как продемонстрировали совершённые в Севастополе самоходные опробования масштабной (1:10) модели корабля, пропульсивный коэффициент был на 10% ниже расчетного (0,497 вместо 0,55), что означало понижение расчетной скорости полного хода с 28,5 до 27,5 уз, что и было зафиксировано в окончательном техпроекте 23 (ноябрь 1938)».

Потому, что по ТТЗ линейный корабль проекта 23 должен был развивать скорость до 30 узлов, то НК ВМФ до поры до времени полагал, что задача борьбы с новыми быстроходными германскими линейными кораблями возможно возложена на линейные корабли типа А. Но совершённые во второй половине 30-ых годов XX века опробования самоходных моделей продемонстрировали, что новые советские линейные корабли будут заметно уступать быстроходным германским и французским судам. И как раз исходя из этого во второй половине 30-ых годов XX века на тяжелый крейсер проекта 69 без промедлений была возложена задача противостояния линейным крейсерам потенциальных соперников.

Более того, небезынтересно отметить и само обсуждение вероятных вариантов борьбы с судами типа «Шарнхорст» в Комитете обороны. Считается, что авторство идеи вооружить тяжелый крейсер проекта 69 в собственности В.М. Молотову. Потому, что «ни для кого не секрет, что» Молотов – эта правая рука Сталина, то казалось бы вот оно – пресловутое «тяжело объяснимое пристрастие к тяжелым крейсерам».

Но в том-то и дело, что Молотов предлагал повышение главного калибра только ценой понижения числа орудий: обращение шла только о замене 3-орудийных башен калибром 254 мм на 2-орудийные башни калибром 305 мм. Трехорудийными башни стали только на протяжении переработки ТТЗ в недрах НК ВМФ, потому что было сочтено, что 6-ти орудий калибром 305 мм не хватает для действенного противостояния «Шарнхорсту» (действительно, в будущем проект 69 подвергся еще одной переделке и в итоге в варианте 69И снова имел 6 орудий главного калибра, но уже 380-мм). Так, окончательный рост водоизмещения тяжелого крейсера проекта 69 до линкоровских значений находится всё-таки на совести ВМФ.

С авторством же 305-мм калибра на крейсере проекта 82, на мой взор, всё значительно очевиднее. Из приведенных в статье, предложенной сотрудником byakin ым, данных видно, что с мая 1941 года и до конца 1946 года, т.е. во время в то время, когда Наркомом ВМФ был Н.Г. Кузнецов, в ТТЗ на проект 82 фигурировал основной калибр в 220 мм. Тот самый, что Николай Герасимович будет выпрашивать для крейсера проекта 66 по возвращению на верховный военно-морской пост страны.

Так, сам Кузнецов из перечня авторов «самого не сильный линейного корабля», непременно, исключается (в скобках напомним, что в это время и со стороны Сталина особенных попыток вмешаться в проект 82 не отмечается). Но с возникновением в проекте 82 305-мм по тексту статьи чудным образом перекликается с фамилией Юмашев, причем все преобразования по времени укладываются практически в пара недель:

«В конце 1946 года ЦНИИВК и ЦКБ-17 представили в Управление кораблестроения (УК) ВМС результаты проработки четырех вариантов главных элементов КРТ проекта 82 по ОТЗ 1944 года. Они были рассмотрены, по указанию Главнокомандующего ВМС адмирала Н.Г. Кузнецова, 13 января 1947 года рабочей группой под управлением адмирала И.С.

Юмашева Распоряжением Совета Министров СССР от 17 января того же года Н.Г. Кузнецов был смещён с поста помощника министра Армии и Главкома ВМС, …. Главкомом прописали адмирала И.С. Юмашева, занимавшего до этого пост командующего ТОФ. Исходя из этого предстоящее рассмотрение вопросов проектирования КРТ проекта 82 и принятие по ним ответов происходили без Н.Г.

Кузнецова.

В последних числах Января того же года вопросы создания крейсеров для ВМС СССР рассматривались на особом заседании по армейскому судостроению в Кремле с участием И.В. Сталина, где он высказал пожелание иметь на КРТ 305-мм орудия. По результатам заседания, распоряжением Совета Министров СССР от 28 января 1947 года министерствам Армии (МВС) и судостроительной индустрии (МСП) поручалось проработать последовательность вариантов корабля проекта 82 с 305-мм и 220-мм артиллерией главного калибра и в двухмесячный срок представить их на рассмотрение правительству.

Во выполнение этого поручения, в первых числах Февраля того же года, новый Главком ВМС И.С. Юмашев утвердил ОТЗ на проработку указанных вариантов».

И не смотря на то, что помой-му снова говорится о том, что именно Сталин «высказал пожелание иметь на КРТ 305-мм орудия» (по некоторым данным, Сталин расспрашивал моряков о возможности установки на тяжелый крейсер 305-мм артиллерии еще на протяжении рассмотрения 10-летней кораблестроительной программы в сентябре 1945 года). Но в том месте же, в статье указывается, что в первых числах Марта 1950 года в кремлевском кабинете И. В. Сталина произошло заседание по проекту 82 с участием В.А. Малышева, И.С.

заместителя и юмашева Главнокомандующего ВМС П.С. Абанькина, где Сталин задал вопрос моряков, для каких целей они думают применять таковой крейсер. По окончании ответа:

«для борьбы с тяжелыми крейсерами соперника»

– он возразил, что

«нам нечего ввязываться в бой с тяжелыми судами соперника. Главная задача тяжелого крейсера должна быть другой – борьба с легкими крейсерами соперника. Нужно расширить его скорость до 35 узлов, дабы он бы наводил панику на легкие крейсера соперника, разгонял их и громил…».»

Другими словами прямо указывается, что Сталин разглядывал крейсер проекта 82 для борьбы с легкими крейсерами соперника. Тогда спрашивается: для чего такому крейсеру 305-мм артиллерия? Так, возможно, мысль установки 12-дюймовых орудий исходила всё-таки не от Сталина?

4. Как проталкивали в проект 82 калибр 305 мм. При любом рассмотрении проекта 82 я всегда нечайно вспоминаю слова Цукшвердта о проекте 25 и Ставицкого – о проекте 69 (особенно, в то время, когда речь идет о том, что «Сталинград» его создателями позиционировался для противостояния американским «Аляскам»). Сделать из сильнейшего крейсера не сильный линейный корабль и не подмечать этого – согласитесь, для этого нужно попытаться.

Сталин, очевидно, не был высококвалифицированным инженером-кораблестроителем. Но и глупым человеком, которому легко возможно подсунуть туфту, он также не являлся. Так отчего же он дал «добро» на постройку «картонного» линейного крейсера?

Непременно, окончательная величина огромного водоизмещения «Сталинграда» есть следствием перехода от 3-вальной к 4-вальной ГЭУ, что со своей стороны было вызвано пожеланием Сталина обеспечить крейсеру 35-узловый движение. Но и без этого бронирование крейсера не соответствовало его оружию. Фактически, лишь с переходом к 35-узловой скорости у «Сталинграда» оказался шанс избежать боя с американскими быстроходными линейными кораблями, вооруженными 16-дюймовыми орудиями.

А до этого корабль во многом повторял крейсера типа «Кронштадт», которым очевидно не хватало скорости ни чтобы догнать более не сильный соперника, ни чтобы уйти от более сильного.

Главным, на мой взор, этапом в переходе от 220-мм главного калибра к 305-мм в судьбе проекта 82 есть совместный доклад министра армии Н.А. Булганина, министра судостроительной индустрии А.А. Горегляда и министра оружия Д.Ф. Устинова, представленный Сталину в августе 1947 года. Именно он, по утверждению А.М.

Васильева, являл собой «обоснование целесообразности применения 305-мм орудий». Так как же 12-дюймоый калибр был обоснован? ВМС и Минсудпром подготовили 3 варианта проекта 82, из которых вариант 220-мм ГК смотрелся открыто ущербным.

Параметр

Вариант ВМС

Вариант Минсудпрома

Совместный вариант

Основной калибр

3?3 305 мм

3?3 305 мм

3?3 220 мм

Водоизмещение

40 000 т

38 000 т

30 000 т

Толщина бронепояса

200 мм

150 мм

150 мм

Скорость

32 уз

32,5 уз

33,5 уз

Очевидно, любой, сравнивший эти три варианта отвергал бы вариант с 220-мм ГК, потому что из таблицы замечательно видно, что довольно малый добавочной ценой (в смысле роста водоизмещения) получался несравненно более замечательный корабль при только малом понижении скорости (всего-то в 1 – 1,5 узла). Ну а потому, что вариант с 220-мм ГК был создан совместно представителями промышленности и флота, то сомневаться в его предвзятости не приходилось. Разумеется, на это и был расчет.

Но при внимательном рассмотрении у людей с хорошими знаниями ТТЭ судов с разным составом оружия нечайно обязан появиться вопрос: как именно в совместном (!!!) варианте проекта 82 нарисовалось водоизмещение аж в 30 млн кг?!

По предварительным расчетам НК ВМФ, сделанным в конце 1945 года, вариант проекта 82 с 9-ю 220-мм орудиями должен был уложиться в 25–26 млн кг. Более подробно проработанный проект 66 при том же калибре и числе орудий, но с длиной аж в 65 калибров дал все те же 26 000 т стандартного ВИ при той же толщине бронепояса!

Лично меня в «совместном» варианте проекта 82 поразили требования к противоминной защите – 500 кг взрывчатого вещества. Напомню, что такие же требования были предъявлены к тяжелому крейсеру типа «Кронштадт», в следствии чего его ПМЗ имела глубину более 5 метров. Те же 500 кг НК ВМФ счел достаточным предъявить к линейному кораблю (!) проекта 23НУ в марте 1940 года. А тут – тяжелый крейсер!

Кроме того на мой взор, взор человека далекого от настоящих расчетов судов, ясно, что понижение требований к ПМЗ хотя бы до 350–400 кг ВВ приведет к уменьшению ширины корпуса на 1,0–1,5 метра с каждого борта. А это, кроме неспециализированного понижения водоизмещения, как минимум, на 1,5–2 тысячи тысячь киллограм, приведет к заметному увеличению скорости благодаря меньшему миделю поперечного сечения и, основное, заострению обводов при сохранении той же длины корабля. Понижение требований к ПМЗ до 250–300 кг (разумеется, что масса заряда морских мин к тому времени все равно очевидно превышала 500 кг, но масса БЧ торпед, в особенности авиационных, очевидно была меньше 500 кг) в полной мере разрешала уложиться в те самые 25–26 млн кг и достигнуть позднее требуемых Сталиным 35 узлов скорости без трансформации состава ГЭУ.

Так, считаю, что во второй половине 40-ых годов двадцатого века представители ВМС и минсудпрома сознательно исказили ТТЭ крейсера в варианте с 220-мм ГК, введя в заблуждение Сталина и заставив его

World of Warships Hindenburg чертовски хорош!

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: