И в труде, и в бою. грузопассажирские теплоходы типа «камикава-мару» во время войны и мира

И в труде, и в бою. грузопассажирские теплоходы типа «камикава-мару» во время войны и мира

К типу «Камикава-мару» принадлежали пять грузопассажирских теплоходов, выстроенных на верфи компании «Кавасаки дзоосэнсё» в Кобэ для судоходной компании «Кавасаки кисэн» в 1936-1940 гг. Как ни необычно, обстоятельством появления этих судов стал… финансовый кризис, охвативший мир в конце 1920-х – начале 1930-х гг.

Он очень сильно ударил по японскому торговому флоту, устаревшие (в главной массе) суда которого всё стремительнее сдавали собственные позиции в условиях обострившейся до предела борьбы на рынках морских перевозок. Это угрожало банкротствами судоходных компаний, а ведь сильный торговый флот для островной Японии являлся одной из ответственных составляющих национального суверенитета.

В таких условиях правительство решило пойти на радикальные меры. В октябре 1933 г. был принят закон, в соответствии с которому японская судоходная компания, сдавшая на слом старое судно и выстроившая вместо него новое, имела возможность рассчитывать на хорошую субсидию от страны. Но субсидировалась постройка не всякого судна, а лишь для того чтобы, водоизмещение которого было не меньше 4000 тысячь киллограм, а скорость – не меньше 15 узлов.

По тем временам это были высокие требования, делавшие такое судно в полной мере конкурентоспособным на рынке коммерческих перевозок. направляться подчернуть, что ожидания авторов закона оправдались полностью: в случае если к началу 1930-х гг. состояние японского флота было очень печальным, то к концу десятилетия американским компаниям было нужно всерьёз тревожиться обо всё усиливающейся конкуренции со стороны японцев на тихоокеанских маршрутах.

Не осталась в стороне от спонсируемой правительством модернизации торгового флота и судоходная компания «Кавасаки кисэн». Как несложно додуматься, все её новые суда строились на стапелях верфи компании «Кавасаки дзо:сэнсё», входившей в состав того же концерна Кавасаки.

По традиции компании её суда довольно часто имели в заглавии иероглиф «кава», что свидетельствует «река». Само наименование присваивалось судну в сутки его спуска на воду. Первым – 5 августа 1936 г. – было заложено будущее «Камикава-мару», за ним последовали «Киёкава-мару», «Кимикава-мару» и «Куникава-мару». Через несколько лет по окончании первой четвёрки было заложено ещё одно судно этого типа: «Хирокава-мару» [1].

Оно строилось значительно продолжительнее систершипов, что разъясняется большей загрузкой японской индустрии (среди них и судостроительной), позванной войной в Китае и резким усилением гонки оружий в конце 1930-х гг. Все суда по окончании ввода в строй были приписаны к порту Кобэ.

? ? ?

Суда этого типа имели хорошую для сухогрузов того времени архитектуру со средним размещением машинного отделения и надстройки, в шнобель и в корму от которого размешались грузовые помещении (трюмы и твиндеки). Корпуса судов имели заметную седловатость, маленький полубак, изящно выгнутый форштевень и крейсерскую корму.

Их корпуса имели 8 основных влагонепроницаемых переборок и двойное дно на всей протяженности. По высоте корпус имел три палубы (сверху вниз): шельтердек, верхнюю палубу и 2-ю палубу. Суда имели семь грузовых люков – три перед надстройкой и четыре сзади неё. Наряду с этим первые шесть люков вели в трюмы и одноимённые твиндеки (№ 1–6), а пребывавший ближе всех к корме седьмой люк – лишь в твиндек. Грузовое устройство включало четыре пары грузовых колонн и шестнадцать грузовых стрел.

Имелась рефрижераторная установка и пара рефрижераторных камер для маленьких партий скоропортящихся грузов. направляться подчернуть, что суда этого типа были намерено оборудованы для перевозки шёлка и шёлковых тканей-сырца – ответственного экспортного продукта Японии в то время.

Не смотря на то, что главной задачей судов была перевозка грузов, они имели возможность кроме этого брать по 8 пассажиров, 4 каюты которых размешались в средней надстройке на салонной палубе. По окончании войны на единственном сохранившемся судне этого типа – «Киёкава-мару» – пассажирские каюты были приспособлены для размещения увеличившегося набора офицеров.

В центре судна размешалась средняя надстройка, складывавшаяся из пяти уровней (сверху вниз): компасного мостика, штурманского мостика (на нём пребывали рулевая и штурманские рубки), шлюпочной палубы (в том месте размещались каюты и кабинеты корабельного врача и капитана, и шлюпки), салонной палубы (в том месте размещались пассажиры и офицеры) и фактически шельтердека (в том месте пребывали помещения экипажа). Под надстройкой на верхней палубе пребывали различные кладовые и рефрижераторные камеры, на 2-й палубе – мастерские и кладовые, а в самом трюме – дизель и топливные цистерны.

На всех пяти судах была применена одновальная дизельная энергетическая установка. Первые четыре судна взяли один основной дизель-мотор типа Кавасаки-MAN D7Z70/120T (двухтактный, двойного действия, с бескомпрессорным впрыском горючего), с диаметром цилиндров 700 мм и ходом поршня 1200 мм. Дизель имел проектную мощность на валу 7500 л.с. при 118 об/мин и вращал 4-лопастной гребной винт из марганцевой латуни диаметром 5500 мм и шагом 4865 мм.

На официальных приёмных опробованиях 5 мая 1937 г. у острова Авадзи второе судно серии «Киёкава-мару» при загрузке в 1/5 от перегрузочной мощности и полной грузоподъёмности главного двигателя развило большую скорость 19,512 уз.

Двенадцать лет спустя – 10 октября 1949 г. – то же самое судно при подобной загрузке смогло разогнаться на опробованиях до 18,688 уз при перегрузке автомобилей и до 18,454 уз при их работе на полную мощность. Учитывая то, что за спиной у него было пара военных лет работы на износ и три года нахождения под водой, данный факт говорит о высоком качестве работы как судостроителей, так и судоремонтников верфи «Кавасаки дзо:сэнсё».

Пятое судно – «Хирокава-мару» – взяло более замечательную ЭУ с дизелем типа Кавасаки-MAN D8Z70/120T проектной мощностью на валу 9980 л.с. Наряду с этим повышение мощности никак не сказалось на большой скорости судна, которая была кроме того меньше, чем у систершипов.

Электроэнергетическая совокупность «Камикава-мару» и «Киёкава-мару» включала 3 дизель-генератора мощностью 295 аварийный квт и 25-квт дизель-генератор, производивших постоянный ток напряжением 225 В. На «Кимикава-мару» и «Куникава-мару» дизель-генераторы имели мало громадную мощность (300 кВт) при напряжении 230 В, в то время как на «Хирокава-мару» – всего 270 кВт при 225 В. Кроме этого в составе энергетической установки имелся вспомогательный паровой котёл.

Первоначально штатный экипаж судов составлял 47 человек, но на практике число моряков на борту имело возможность уменьшаться до 44 либо возрастать до 51 чел. По окончании войны экипаж «Киёкава-мару» был увеличен и достиг 65 чел. Организационно его экипаж делился на четыре подразделения: палубную команду (24 чел., включая его помощников и капитана), команду радиотелеграфистов (4 чел.), команду снабжения (11 чел., включая казначея и судового врача) и машинную команду (26 чел.).

? ? ?

направляться подчернуть, что в конструкцию этих судов изначально была заложена и военная составляющая. Дело в том, что Японский императорский флот, как и другие флоты той эры, планировал обширно применять в военное время боевые и вспомогательные суда, переоборудованные из разных судов гражданского флота. Для упрощения и ускорения для того чтобы переоборудования на субсидируемых страной гражданских судах новой постройки заблаговременно выполнялись кое-какие работы с учётом флота командования и пожеланий армии: в частности, устанавливались подкрепления под артиллерийские авиационные среднего катапульты и орудия калибра, выполнялись местные подкрепления палуб и набора под орудия малого калибра, устанавливались более замечательные, чем в большинстве случаев [2], грузовые лебёдки и тому подобное.

Четырём из судов типа «Камикава-мару» было суждено послужить в качестве гидроавиатранспортов/гидроавианосцев [3], став, так, самой бессчётной серией среди судов этого класса, переоборудованных из гражданских судов [4].

Для переоборудования в гидроавиатранспорты/гидроавианосцы выбирались быстроходные грузопассажирские суда с дизельной энергетической установкой, снабжавшей хорошую дальность плавания. Наряду с этим предпочтение отдавалось судам, имеющим как минимум один систершип, с целью утилизировать шаблоны и чертежи, изготовленные арсеналами флота в ходе переоборудования первого судна данного типа. Переоборудование, в общем, включало в себя: установку боевых прожекторов и артиллерийского вооружения; установку оборудования для хранения, запуска гидросамолётов и технического обслуживания; устройство погребов артиллерийских и авиационных хранилищ и боеприпасов горюче-сма-зочных материалов для самолётов; оборудование кладовых и различных мастерских, и дополнительных жилых помещений для увеличившегося личного состава и экипажа корабля авиагруппы.

Типовую схему переоборудования возможно представить по схеме неспециализированного размещения гидроавианосца «Кимикава-мару». На ней видно, что в верхних твиндеках судна оборудовались мастерские и жилые помещения, в нижних твиндеках устраивались кладовые, а в трюмах размещались погреба снарядов и ГСМ.

На переоборудованный корабль принимались дополнительные плавсредства – моторные катера разных типов, каковые устанавливались на кильблоках (в большинстве случаев на носовой палубе) и спускались на воду штатными грузовыми стрелами. Эти катера служили для предметов снабжения и перевозки людей на необорудованных якорных стоянках, и буксировки гидросамолётов при необходимости.

направляться подчернуть, что переоборудование судов производилось в количествах, только минимально нужных для применения их по новому назначению, наряду с этим главные переборки корпуса (и структурные элементы палубы) не затрагивались. Таковой подход ускорял и удешевлял как процесс переоборудования в гидроавиатранспорт/гидроавианосец, так и обратный процесс, поскольку мобилизованное судно подлежит возвращению прошлому обладателю, причём в начальном состоянии, а все эти работы производятся за счёт флота.

? ? ?

В случае если четырём судам, попавшим при мобилизации под контроль флота, было нужно в то либо иное время послужить авианесущими судами, то задачей мобилизованного армией «Хирокава-мару» стала, напротив, борьба с авиацией. 9 июля 1941 г. управлением армии было издано постановление об оборудовании шести (18 августа их количество было увеличено до восьми) транспортов в качестве «судов ПВО» (яп. «боку кикансэн»).

Эти суда, отличавшиеся от простых военных транспортов замечательным для начала войны зенитным оружием, предназначались для обеспечения ПВО военных конвоев с армиями первых эшелонов десантов, предназначавшихся для высадки в местах, где ожидалось сильное противодействие авиации соперника (Малайя, Филиппины). Ясно, что всего 8 аналогичных судов никак не могли обеспечить надёжное прикрытие с воздуха достаточно большим войсковым конвоям, но в ситуации, в то время, когда большая часть транспортов имели очень не сильный зенитное оружие или по большому счету его не имели, кроме того одно судно ПВО на конвой становилось важным подспорьем.

В большинстве случаев оно шло так, дабы территория стрельбы его орудий снабжала защиту максимально вероятному числу транспортов, в особенности тех, каковые пребывали вне территории огня зениток судов эскорта. К примеру, два эсминца, составлявшие эскорт японского конвоя, шедшего в начале войны высаживать войска у Паттани (Южный Таиланд), двигались в голове конвоя, исходя из этого судно ПВО «Хирокава-мару» пребывало практически в самом его финише. Но, могли быть и иные варианты: так, при высадке в Аппари (Филиппины) судно ПВО «Аризона-мару» шло в середине колоны из пяти транспортов, а при высадке в заливе Лингаен (Филиппины) – в середине левой колонны (замыкающим в 6-м отряде).

Оружие этих судов складывалось из шести 75-мм зенитных орудий тип 88 и четырёх-десяти 20-мм зенитных автоматов тип 98. 75-мм зенитки размещались на платформах, установленных в носовой (2 орудия) и кормовой (4 орудия) частях корабля. 20-мм автоматы в большинстве случаев размещались на тех же платформах и на маленьких платформах-балконах, установленных по бокам средней надстройки.

Установки приобретали противопульную защиту в виде низких ограждений: автоматы на мостике – металлические, а орудия и автоматы на носовой и кормовой платформах – ограждения из двух слоёв досок, промежуток между которыми засыпался песком.

Кроме автоматов и зенитных орудий, в состав штатного оружия судов ПВО входила одна 75-мм полевая пушка тип 38-го года, предназначавшаяся для ведения огня в носовых секторах по неожиданно найденной на маленькой расстоянии (ночью либо в условиях ограниченной видимости) вражеской подводной лодке в надводном положении. Для этого пушка устанавливалась на отдельной возвышенной платформе в самом носу корабля, что снабжало ей максимально широкий сектор обстрела при большом угле понижения ствола.

направляться подчернуть, что, как и при с гидроавиатранспортами/гидроавианосцами, переоборудование судов ПВО производилось в минимально нужных количествах. Кроме установки зенитного оружия, оборудования артиллерийских поста и погребов управления огнём на компасном мостике, иных трансформаций не производилось, дабы не ограничивать их возможности по применению в качестве войсковых транспортов.

Как таковые, они несли на палубах десантные катера и принимали участие в высадках десантов наравне с другими транспортами. Команда для того чтобы судна ПВО оставалась гражданской, а оружие обслуживали команды военных зенитчиков [5].

В мирное время суда компании «Кокусай кисэн» носили стандартную «фирменную» окраску: серый корпус, белые надстройки, красная труба с нарисованной на ней громадной латинской буквой «К» белого цвета. По окончании начала Второй мировой все японские суда на заграничных маршрутах наносили на бортах в районе средней надстройки японский флаг.

Конечно, при мобилизации стандартная окраска судов заменялась на однотонную окраску серого цвета. Но за время войны три корабля этого типа несли камуфляжную окраску.

«Кимикава-мару» с ноября 1941 (?) по март 1943 г. нёс один из видов «северного» камуфляжа, заключавшегося в нанесении на борта, носовые грузовые колонны, раструбы вентиляторов, платформу носового орудия, дымовую трубу, среднюю надстройку а также на шлюпку широких белых полос с неровными краями, призванными искажать силуэт корабля.

«Хирокава-мару» с лета 1942 г. и до собственной смерти нёс один из видов «сингапурского» камуфляжа, созданного в инициативном порядке пребывавшим в Сингапуре инженер-капита-ном 3 ранга Фукуи Сидзуо. С июня 1942 г. под его управлением в камуфляж, базой которого были тёмные и белые полосы, было окрашено пара судов, переоборудованных из гражданских судов. Предстоящего развития на флоте данный опыт не взял, но эту окраску стали копировать кое-какие армейские транспорты, среди них и «Хирокава-мару», окраска которого, складывалась из диагональных тёмных и белых полос, идущих практически параллельно линии воды в носовой части, увеличивавших собственный угол наклона к средине судна и спускавшихся к воде практически вертикально в корме.

«Киёкава-мару» с сентября 1944 г. и до конца войны нёс обычный для транспортных судов финиша войны камуфляж «совокупности цвета №2», утверждённый в июне 1944 г. Он заключался в нанесении на оба борта оливково-зелёного контура судна меньших размеров, что должно было вводить в заблуждение вражеских подводников довольно расстояния и истинного размера цели до неё. Наряду с этим надстройки и остальной корпус красились в светло-оливковый цвет, а вершины мачт – в белый.

«Камикава-мару» До начала войны за Великую Восточную Азию [6]

По окончании сдачи клиенту «Камикава-мару» успел сходить в Циндао (Китай) и Нью-Йорк (США), но в середине 1937 г. началась война с Китаем. Она распознала громадную потребность флота в авианесущих судах, исходя из этого мобилизованное 17 сентября 1937 г. грузопассажирское судно «Камикава-мару» уже на следующий сутки приказом по внутренней работе N2609 было внесено в перечни флота как гидроавиатранспорт и приписано к военно-морской базе Сасэбо.

Переоборудование «Камикава-мару» было выполнено по примеру переоборудованных в гидроавиатранспорты ранее судов «Кагу-мару» и «Кинугаса-мару». Как и на них, на «Камикава-мару» была демонтирована спаренная грузовая колонна сзади средней надстройки, а на уровне верхних комингсов и кромок фальшборта грузовых люков настелены древесные платформы, на которых размещались гидросамолёты. В грузовых помещениях судна были оборудованы дополнительные жилые помещения, разные кладовые, хранилище авиационного бензина, бомбовые и артиллерийские погреба.

На полубаке и на кормовой надстройке на возвышенных платформах установили два 12-см зенитных орудия тип 10-го года в одноорудийных открытых палубных установках, а на крыльях мостика – по одному 7,7-мм пулемёту тип 92.

Авиагруппа корабля насчитывала 10 самолётов: 6 двухместных гидросамолётов-разведчиков тип 95 (E8N2, размещались перед средней надстройкой) и 4 трёхместных гидросамолёта-разведчика тип 94, №1 (Е7К1, размещались сзади средней надстройки).

? ? ?

По окончании окончания переоборудования гидроавиатранспорт «Камикава-мару» 1 октября 1937 г. вошёл в состав 3-го флота, снабжавшего действия японских армий в Центральном Китае. Под руководством капитана 1 ранга Омори Сэнтаро корабль 5 октября вышел из Курэ и 9 октября прибыл на японскую якорную стоянку Сицзяошань.

Срочно по прибытии «Камикава-мару» 22-я авиагруппа флота, уже практически два месяца действовавшая в этом районе, была расформирована, а её личный состав и самолёты были переданы на гидроавиатранспорт, что продолжил поддерживать японские армии в Центральном, а после этого и в Южном Китае. Наряду с этим 1 декабря 1937 г. «Камикава-мару» вместе с гидроавиатранспортом «Камой» был зачислен в 3-ю дивизию авианосцев 3-го флота [7], которую 1 февраля 1938 г. передали в состав 5-го флота. В один момент с вхождением в состав 3-й дивизии корабль поменял начальника – им стал капитан 1 ранга Арима Масафуми.

26 декабря 1937 г. гидроавиатранспорт прибыл на базу в Та-као на острове Формоза (Тайвань), из которой два дня спустя вышел в первоначальный поход к побережью Южного Китая. Действия «Камикава-мару» в этом районе были не богаты на впечатляющие эпизоды: блокадные действия, бомбёжки и разведка материкового Китая скоро стали рутиной для его авиагруппы и корабля.

Но были и исключения: так, в мае 1938 г. «Камикава-мару» вместе с гидроавиатранспортом «авианосцем» и Камой «Кага» снабжал с воздуха операцию по захвату ответственного порта Сямэнь (Сямынь, Амой), расположенного в провинции Фуцзянь на побережье Тайваньского пролива. Всего для захвата порта японцы сосредоточили более чем 30 боевых и запасных судов, и более чем 2000 человек из состава 2-го объединённого морского десантного отряда японского флота (морские десантные отряды 2-й «Йокосука», 3-й «Курэ» и 7-й «Сасэбо»).

Высадка началась утром 10 мая, а уже 12-го числа остатки оборонявшей данный район китайской 75-й дивизии и гарнизон крепости Сямэнь были вынуждены покинуть город. Наряду с этим авиагруппа «Камикава-мару» осуществляла изоляцию района военных действий с северо-востока, бомбя мосты, дороги, транспортные суда и паромы.

26 мая гидроавианосец покинул Такао для принятие участия в новой операции. В этом случае воздушная помощь потребовалась японскому наступлению на Ханькоу (Центральный Китай). Оно велось по обоим берегам реки Янцзы и встречало важное сопротивление китайских армий, потому, что по окончании падения Нанкина Ханькоу стал новой столицей Китая, да и значение расположенных в городе фирм (а также одного из наибольших в Китае арсеналов) не было возможности переоценить.

К счастью для японцев, до самого Ханькоу река Янцзы (и кое-какие её притоки) разрешала функционировать кроме того большим судам наподобие крейсеров либо гидроавиатранспортов, что давало возможность флоту деятельно поддерживать продвижение военных частей, а также путём высадок десантов в тылу китайских армий.

Уже с конца месяца авиагруппа «Камикава-мару» начала активные действия в дельте реки Янцзы. Так, 31 мая девять E8N2 были засечены наземными наблюдателями и в 13:00 рядом от города Хукоу перехвачены базировавшимися на Наньчан пятью истребителями «Гладиатор» из 28-й истребительной эскадрильи под руководством лейтенанта Артура Чина [8]. Китайские лётчики зашли сверху и нападали идущие строем клина японские самолёты, но те настойчиво не давали себя сбить, энергично маневрируя.

Лишь по окончании тридцати мин. воздушной карусели Чин смог, наконец, сбить «собственного» японца – им был гидросамолёт с «Камикава-мару», экипаж которого (старшины 3-й статьи Сато (пилот) и Накаяма (стрелок-радист) погиб. Второй японский гидросамолёт в том бою сбил лейтенант Чжоу Линсюй. Экипажу данной автомобили повезло больше – лётчик смог посадить машину у города Аньцин, где экипаж был подобран японским кораблём.

Китайцы повредили ещё пара автомобилей, но сбить больше так никого не смогли. В связи с дефицитом горючего китайские лётчики развернули на аэропорт, где совершили посадку в 14:30.

1 июля 1938 г. «Камикава-мару» был исключён из состава 3-й дивизии авианосцев и опять был придан 3-му флоту. Наряду с этим 24 июля «Камикава-мару» и «Ноторо» поддерживали высадку 5-го десантного отряда «Курэ» на фланге китайских армий, занимавших позицию на берегу Янцзы. Опасаясь окружения, китайцы отошли, открыв путь для предстоящего продвижения японских армий.

30 июля «Камикава-мару» пришёл в Сасэбо, откуда 5 августа вышел на южно-китайское направление. Зайдя по пути Такао (27 августа) и Магун (Мако, Бако) (30 августа), корабль 1 сентября прибыл на якорную стоянку Ваншань (находится в устье Жемчужной (Чжуцзян) реки приблизительно в 50 километрах к юго-западу от Гонконга), откуда и начал проводить операции по обеспечению морской блокады и атакам с воздуха китайской территории. Наряду с этим в тот же сутки (1 сентября 1938 г.) капитана 1 ранга Арима на должности начальника «Камикава-мару» поменял его однокашник по военно-морскому училищу в Этадзима капитан 1 ранга Ёкогава Ити-хэй (будущий начальник авианосца «Хирю»).

27 сентября «Камикава-мару» прибыл в Такао (вероятнее, для пополнения запасов), откуда уже на следующий сутки опять отправился на юг для помощи с воздуха операции по захвату Гуанчжоу (Кантона) – серьёзного порта на юге Китая, расположенного на берегу Жемчужной реки. 13 октября «Камика-ва-мару» кинул якорь в захваченной за сутки до того бухте Би-ас (Та-я, Да-я) к востоку от Гонконга, которая стала базой для наступления японских армий на Гуанчжоу. 21-го числа Гуанчжоу был захвачен японскими армиями. По окончании окончания операции гидроавиатранспорт отправился в Сасэбо, куда прибыл 14 ноября 1938 г.

15 декабря 1938 г. приказом по внутренней работе №1111 гидроавиатранспорт «Камикава-мару» был переклассифицирован в намерено оборудованный транспорт самолётов («то-кусэцу ко:ку:ки унсожан») [9]. На этом официально закончился первый период работы «Камикава-мару» в качестве гидроавиатранспорта, но практически задачи, делаемые кораблём, остались прежними, да и оборудование и вооружение для базирования гидросамолётов с корабля не демонтировалось.

Наряду с этим авиагруппа корабля была переименована в 16-ю авиагруппу [10], начальником которой стал начальник «Камикава-мару» капитан 1 ранга Ёкогава. Поразительно, но эту должность он замещал в один момент с исполнением обязанностей капитана корабля.

Вместе с 16-й авиагруппой «Камикава-мару» деятельно действовал у побережья Южного Китая. Базируясь на якорную стоянку Ваныиань в устье Жемчужной реки, корабль снабжал действия авиагруппы по осуществлению морской блокады китайского побережья, поддержке и разведке сухопутных армий.

Подобная рутина иногда прерывалась операциями против отдельных китайских форпостов в том районе. Так, в феврале 1939 г. авиагруппа и корабль принимали участие в захвате острова Хайнань, ставшего серьёзной базой для предстоящего продвижения Японии в Юго-Восточную Азию. А 21-27 июня 1939 г. 16-я авиагруппа и «Камикава-мару» оказывали помощь операции по захвату порта Шаньтоу (Сватоу) к северо-восто-ку от Гонконга.

Порт был скоро захвачен комбинированной атакой с суши и с моря, наряду с этим японская авиация оказывала активную помощь наступающим армиям.

Тем временем в недрах японской военно-морской бюрократии, должно быть, задумались над смыслом переклассификации гидроавиатранспорта в отделения и транспорт самолётов его от авиагруппы, в случае если данный самый транспорт всё равняется делает обязанности гидроавиатранспорта, а руководит им и авиагруппой одинаковый офицер. В следствии 15 ноября 1939 г. «Камикава-мару» опять переклассифицировали в гидроавиатранспорт (приказ по внутренней работе №852), а 16-я авиагруппа опять стала авиагруппой «Камикава-мару».

В тот же сутки капитан 1 ранга Ёкогава был назначен на пост начальника только что введённого в строй авианосца «Хирю», а на «Камикава-мару» был назначен новый начальник – капитан 1 ранга Андо Сигэки. Наряду с этим корабль был приписанным к ВМБ Сасэбо.

«Снова-гидроавиатранспорт» ещё год действовал у побережья Южного Китая в составе 2-го Китайского (до 15 ноября 1939 г. – 4-го) флота. Возвратившись в Японию, 15 ноября 1940 г. корабль вместе с гидроавиатранспортом «Ноторо» был придан новосформированной 6-й дивизии авианосцев (начальник – бывший начальник «Ноторо» капитан 1 ранга Имамура Осаму). В тот же сутки «Камикава-мару» приобрел нового начальника – также бывшего начальника «Ноторо» капитана 1 ранга Хаттори Кацудзи.

Затем корабль остался проходить службу в водах метрополии, базируясь на Сасэбо. С 1 по 20 декабря 1940 г. он прошёл докование на верфи Мицубиси в Нагасаки, а в последних числах Февраля 1941 г. сходил в поход к Окинаве.

Операции на протяжении войны за Великую Восточную Азию

На протяжении реструкуризации Объединённого флота 10 апреля 1941 г. «Камикава-мару» вместе с гидроавианосцем «Санъё-мару» включили в состав 12-й (бывшей 6-й) дивизии авианосцев для действий недалеко от Шанхая в составе 2-го Китайского флота. Корабль скоро отбыл на новое место работы, но на долгое время в Китае не задержался – в первых числах Мая он был уже в Сасэбо, где прошёл ремонт и докование (с 4 по 15 мая).

На протяжении этого ремонта корабль прошёл дооборудование в гидроавианосец по новому стандарту: была установлена катапульта, на древесных платформах проложили рельсовые дорожки для передвижения тележек с самолётами, а на средней надстройке установили два спаренных 13,2-мм пулемёта.

Как ни необычно, дооборудование «Камикава-мару» проводилось по проекту, хорошему от проекта переоборудования в гидроавианосцы его систершипов.

К примеру, 12-см зенитные орудия не были заменены на 15-см орудия тип 41-го года, а катапульта была установлена чуть ближе к диаметральной плоскости судна так, что её база всецело была в контура палубы (у других гидроавианосцев этого типа, не считая «Киёкава-мару», база катапульты частично размещалась на намерено установленном спонсоне).

Штатная авиагруппа «Камикава-мару» сейчас включала 12 автомобилей: 4 гидросамолёта-разведчика тип 0 (Е13А1) и 8 гидросамолётов-корректировщиков тип 0 (F1M2). Из этого числа по два самолёта каждого типа размещались на носовой палубе, а остальные – на кормовой. Фактический её состав на начало войны малоизвестен, но она совершенно верно состояла лишь из гидросамолётов двух указанных выше типов.

Но к началу Мидуэйской операции «Камикава-мару» нёс 14 F1M2 и 4 E8N2.

В последних числах Июля – начале августа 1942 г. штатный состав авиагруппы корабля был ещё раз поменян. Сейчас в авиагруппу входило 13 гидросамолётов: 11 истребителей тип 2 (A6M2-N) [11] и 2 корректировщика тип 0.

? ? ?

По окончании приведения корабля в порядок его прописали флагманом 12-й дивизии авианосцев (2 июня 1941 г.). 20 сентября в руководство кораблём вступил капитан 1 ранга Синода Тарохати, что 22 ноября повёл корабль из Сасэбо в Самах (Санья) в южной части прибрежной полосы острова Хайнань, куда тот и прибыл спустя 3 дня. Вероятнее, тогда же начальником авиагруппы был назначен капитан 3 (?) ранга Миура Кинтаро, прослуживший на этом посту как минимум до августа 1942 г.

В 06:00 4 декабря 1941 г. «Камикава-мару» покинул Самах для принятие участия в операции «Е» – высадки десанта для захвата Английской Малайи. Совместно со намерено оборудованными гидроавианосцами «Санъё-мару» и «Сагара-мару» корабль входил в отряд, предназначенный для захвата Сингоры (Сонгкхла) – маленького порта в Южном Таиланде. Именно там должен был высадиться штаб 25-й армии вместе с её командующим – генерал-лейтенантом Ямасита Томоюки, и первый эшелон 5-й дивизии.

Около 12 часов дня 6 декабря в Южно-Китайском море японский конвой был увиден экипажем бомбардировщика Локхид «Хадсон» из состава 1-й эскадрильи Королевских Австралийских ВВС. Уже через 15 мин. на базу ушло сообщение о большом конвое из 22 транспортов, идущем под прикрытием одного линейного корабля, пяти крейсеров и семи эсминцев. Японцы увидели вражеский разведчик, и «Камикава-мару» выслал один из собственных F1M2 на перехват, но с австралийского самолёта увидели японца и успели скрыться в тучах.

Практически через пара мин. конвой был обнаружен вторым «Хадсоном» той же эскадрильи, что также не забыл рассказать о встрече. Так, уже в 14:00 главноком армиями Англии на Дальнем Востоке основной маршал авиации (эквивалент полного генерала) господин Роберт Брук-Попхэм уже знал о продвижении японцев к побережью Таиланда, но… ничего не предпринял, ограничились наблюдением за японскими конвоями посредством авиации. Справедливости для направляться подчернуть, что его действия были во многом ограничены жёсткими руководствами из Лондона, потребовавшими не предпринимать никаких важных мер без санкции английского правительства [12].

В 08:20 7 декабря один из английских «наблюдателей» – летающая лодка Консолидейтед «Каталина» из 205-й эскадрильи RAF – был атакован гидросамолётом Е13А1 с «Камикава-мару» (код ZI-26). Пилот японского гидросамолёта младший лейтенант Огата Эйти сумел незаметно зайти в хвост «Каталине» и нападать её, повредив самолёт и выведя из строя его радиостанцию. «Каталина» пробовала уйти, но Огата «вёл» её в течение 25 мин., пока не подоспела пятёрка истребителей тип 97 (Ки-27) из состава 1-й авиагруппы ВВС японской армии, каковые и добили невезучий разведчик. Целый экипаж «Каталины» (8 человек под руководством уоррент-офицера Уильяма Уэбба) погиб, став первой жертвой Королевских ВВС в войне с Японией.

Высадка японских армий в Сингоре 8 декабря прошла без особенных неприятностей и практически без утрат – одним из весьма немногих исключений стал погибший экипаж гидросамолёта с «Камикава-мару» под руководством лейтенанта Мидзуно Тэйноскэ. Сам же «Камикава-мару» уже 11 декабря прибыл в бухту Камрань, из которой через два дня отправился для прикрытия высадки отряда Кавагути (124-й пехотный полк) в рамках операции «В» по захвату Английского Борнео.

В этом случае союзники пробовали помешать наступлению японцев, послав в наступление на силы десанта подводные лодки и авиацию. Авиагруппе «Камикава-мару» было нужно потрудиться, отражая вражеские налёты. Так, 17 декабря для атаки японских судов рядом от Мири (остров Борнео) вылетели три голландских летающих лодки Дорнье Do-24K из 7-й авиагруппы Морских сил Нидерландской Восточной Индии [13].

Наряду с этим один Дорнье из состава данной группы (Х-34) был подбит F1M2 с «Камикава-мару» (ZI-13; начальник – мичман Симура) и не смог дотянуть до базы. Утром 19 декабря суда были атакованы бомбардировщиками Гленн Мартин В-139 из состава 1-й авиагруппы ВВС Королевской армии Нидерландской Восточной Индии. Четвёрка F1M2 атаковала бомбардировщики, заходившие на цель одиночными звеньями, а также сбила одного из них (М-571). 20 декабря около 12 часов дня японские суда у Мири опять были атакованы шестёркой В-139.

Не обращая внимания на прикрытие (пара истребителей Брюстер «Буффало»), F1M2 сбили один бомбардировщик и повредили оба истребителя. В тот же сутки один Е13А1 с «Камикава-мару» не возвратился из разведывательного полёта. 23 декабря закрывающие японский конвой F1M2 нашли Do-24К из 1-й авиагруппы Морских сил Нидерландской Восточной Индии, которая была ими атакована и повреждена, но смогла уйти.

27 декабря один из F1M2 не возвратился из утреннего патруля. На его поиски был послан Е13А1, но он так ничего и не отыскал, к тому же при посадке рядом от «Камикава-мару» сам перевернулся и затонул. В тот же сутки гидроавианосец покинул окрестности Мири и отправился в Камрань (прибыл 4 января).

направляться подчернуть, что 1 февраля 1942 г. 12-я дивизия авианосцев была расформирована, а её суда приданы конкретно руководству 3-го флота, но на их действиях это не сказалось, и гидроавианосцы при необходимости действовали группами по два корабля.

В середине января 1942 г. «Камикава-мару» вместе с гидроавианосцем «Сагара-мару» закрывал конвой с армиями 18-й дивизии на маршруте Камрань-Сингора/Паттани, а в середине февраля «Камикава-мару» ходил к порту Мунток на острове Бангка (прибыл 13 февраля), где развернул гидроаэродром. 16 февраля несколько F1M2 с этого гидроаэродрома вместе с военными истребителями Ки-27 из 1-й авиагруппы перехватили 4 бомбардировщика В-139 из состава 3-й авиагруппы ВВС Нидерландской Восточной Индии, пробовавших атаковать японские корабли на реке Муси, остров Суматра.

Один бомбардировщик был сбит, но и японцы заплатили за него одним корректировщиком, не дотянувшим до аэропорта и отправившимся на вынужденную посадку в 40 милях к западу от Мунтока. Самолёт утонул, а вот экипаж был подобран эсминцем «Хацуюки».

Гидроавианосец снабжал действия сводной гидроавиагруппы (складывавшейся из его самолётов и прибывших своим ходом автомобилей с «Сагара-мару») с гидроаэродрома Мунток до 17 февраля, вышел в море для принятие участия в операции «J», целью которой был захват последнего большого оплота союзников в Юго-Восточной Азии – острова Ява.

Вместе с гидроавианосцем «Санъё-мару» и легкими крейсерами «Натори» и «Юра» корабль закрывал конвой, перевозивший к месту высадки в бухте Бантам (Бантен) части 2-й дивизии. С золотого век 1 марта 1942 г. корабль снабжал воздушное прикрытие высадок 2-й дивизии в бухте Бантам, в Мераке и Эретан в западной части острова Ява. Наряду с этим утром того же дня три Е13А1 и три F1M2 с «Камикава-мару» перелетели в залив Бантам, а ещё два F1M2 – к Эретану, где к ним присоединились ещё два F1M2 с «Санъё-мару».

Практически сразу после полудня один из корректировщиков был атакован пятью истребителями Хаукер «Харрикейн» из состава 605-й эскадрильи RAF, но сумел отбиться а также заявил о трёх (!) сбитых британских самолётах. Но, не обращая внимания на преувеличения, бой одного тихоходного биплана против пяти истребителей сам по себе заслуживает именоваться подвигом…

Но британцы всё-таки смогли поквитаться с авиагруппой «Камикава-мару» ближе к вечеру, в то время, когда одинокий «Харрикейн» атаковал пару F1M2, стоящих на якоре в заливе Бантам. Не обращая внимания на пламя с почвы, британский лётчик смог поджечь один корректировщик и не легко повредил второй. Сам «Камикава-мару» 3 марта кинул якорь у Эретан, оказывая помощь скоро наступающим частям японской армии.

5 марта части 2-й дивизии заняли столицу Нидерландской Восточной Индии город Батавию (сейчас Джакарта), а утром 8 марта главноком силами союзников на Яве голландский генерал Хейн тер Поортен заявил о капитуляции (не смотря на то, что формальное подписание акта о капитуляции случилось лишь 12-го числа).

Потому, что с падением Явы потребности в таком количестве гидроавианосцев на ТВД уже не было, 10 марта «Камикава-мару» вошёл в состав 4-го флота, действовавшего в районе Мандатных островов и юго-восточной части Тихого океана. 11 марта корабль отбыл в Курэ (прибыл 16-го числа), по окончании чего перешёл в Сасэбо (прибыл 24-го числа), где и прошёл докование (27 марта – 4 апреля). 18 апреля гидроавианосец покинул Сасэбо и отправился на Трук, куда и прибыл

24-го числа. В том месте корабль вместе с крейсерами «Тэнрю», «Тацута» и «Юбари», и тремя канонерками, переоборудованными из мобилизованных гражданских судов, был включён в состав отряда прикрытия Сил захвата Порта-Морсби – основной цели запланированной на начало мая операции «МО». 28 апреля «Камикава-мару» покинул Трук и отправился к Соломоновым островам, каковые японцы планировали захватить перед захватом Порт-Морсби.

2 мая гидроавианосец закрывал с воздуха захват острова Санта-Исабель. Срочно по окончании захвата острова в одной из его бухт называющиеся Реката был оборудован гидроаэродром, на что была перебазирована авиагруппа гидроавианосца «Киёкава-мару», находившегося сейчас на ремонте в Японии. Уже на следующий сутки гидросамолёты с Река-ты закрывали захват расположенных рядом островов Гуадалканал и Флорида.

Но в этом случае – в отличие от захвата Нидерландской Восточной Индии – на пути японского наступления поднялись не только маленькие гарнизоны со не сильный авиационной помощью, но и американские авианосные соединения. Силу одного из них (TF 17 адмирала Фрэнка Флетчера) японцы почувствовали уже 4 мая, в то время, когда авиагруппа входившего в его состав авианосца «Йорктаун» нанесла удар по японским силам недалеко от островов Тулаги и Гуадалканал.

Американцы смогли потопить эсминец «Кикудзуки», намерено оборудованный тральщик «Тама-мару», вспомогательные тральщики №1 и №2. Минный заградитель «Окиносима», эсминец «Юдзуки» и транспорт «Адзумасан-мару» взяли повреждения.

Досталось и авиагруппе «Камикава-мару»: три корректировщика, посланные из Шортленда (остров, гидроаэродром и якорная стоянка, расположенные у южной оконечности острова Бугенвиль на Соломоновых островах) на защиту японских судов, были сбиты лётчиками эскадрильи VF-42 с «Йорктауна». В этом бою кроме этого были сбиты два F1M2 из состава авиагруппы «Киёкава-мару»: один – пикировщиками и один – торпедоносцами. Утраты американцев составили всего 3 самолёта: один пропавший торпедоносец и два истребителя, каковые заблудились по дороге к себе и были вынуждены садиться на пляж в южной части прибрежной полосы острова Гуадалканал (пилоты были позднее эвакуированы с острова намерено отправленным за ними эсминцем).

5 мая «Камикава-мару» и отправился к острову Дебойн в архипелаге Луизиады (находится между Новой Гвинеей и Соломоновыми островами), где был развёрнут гидроаэродром. На следующий сутки поредевшие последовательности его авиагруппы были пополнены самолётами с «Киёкава-мару»: 3 Е13А1 прилетели из Рабаула, а 3 E8N2 и 1 F1M2 – из Тулаги (с остановкой у Шортленда). В тот же сутки самолёты с Дебойна к югу от острова Мисима (к востоку от острова Новая Гвинея) перехватили и сбили «Каталину» под руководством майора Джоффа Хелмсворта.

К сожалению, в будущем сводная авиагруппа «Камикава-мару» и «Киёкава-мару» была не на высоте положения: так, 7 мая разведчики с Дебойна сказали об обнаружении группы вражеских судов в составе 1 линейного корабля, 2 эсминцев и 3 крейсеров. В действительности никаких линейных кораблей в том месте не было, но в сочетании с другими ошибочными донесениями это стало причиной отказу (как тогда полагали японцы – временному) от продолжения операции «МО».

Более того – на основании этих донесений японские адмиралы сделали вывод, что американские авианосцы находятся значительно западнее, чем это было в действительности. В следствии вечерний удар авиагрупп японской 5-й дивизии авианосцев был нанесён «в вакуум». Самое обидное, что в 16:48 один из гидросамолётов с Дебойна смог найти TF 17, но, наверное, не смог сказать об этом на базу.

На следующий сутки – 8 мая – гидросамолёты с Дебойна не сыграли никакой роли на протяжении не весьма успешного для японцев обмена ударами между американскими и японскими авианосцами. «По очкам» успех был на стороне японцев, потому, что они смогли смертельно повредить авианосец «Лексингтон» в обмен на повреждения средней тяжести у авианосца «Сёкаку», но утраты в авиагруппах 5-й дивизии авианосцев и дефицит горючего заставили руководившего операцией командующего 4-м флотом отказаться от продолжения операции «МО». Сыграла гибель малого и свою роль авианосца «Сёхо», потопленного американской авианосной авиацией 7 мая. В следствии тактическая победа японцев обернулась стратегической победой союзников, потому, что им удалось сорвать японские замыслы.

За время операции «МО» сводная авиагруппа с Дебойна утратила 3 самолёта: F1M2 из состава авиагруппы «Киёкава-мару», Е13А1 из авиагруппы «Камикава-мару» и Е7К2 из состава отряда гидросамолётов с 6-й дивизии крейсеров, действовавшего с этого гидроаэродрома в течение 8 мая. Наряду с этим первый из этих самолётов был потерян благодаря технической неисправности, а остальные две автомобили были боевыми утратами.

«Камикава-мару» оставался у Дебойна до 10 мая, по окончании чего перешёл в Рабаул, но уже 20 мая вошёл в состав 11-й дивизии авианосцев, которую собирались задействовать в операции по захвату атолла Мидуэй – операции «М1». 20 мая корабль покинул Рабаул и перешёл на Сайпан (прибыл 24-го).

28 мая «Камикава-мару» вместе с гидроавианосцем «Титосэ» покинул Сайпан и отправился к Мидуэю. Задачей 11-й дивизии вместе с приданными силами был захват атолла Куре, пребывавшего к западу от Мидуэя, и организация в том месте гидроаэродрома, что должен был понадобиться при захвате самого Мидуэя. По пути до Куре гидроавианосцы снабжали защиту транспортов от подводных лодок и вражеских самолётов.

Наряду с этим в 06:10 5 июня с «Камикава-мару» была увидена вражеская летающая лодка, на перехват которой были срочно подняты два F1M2. Они преследовали вражеский самолёт в течение сорока пяти мин., но настигнуть его им не удалось, и он ушел в юго-восточном направлении.

У Мидуэя японцев уже ожидал «тёплый приём»: 4 июня 1942 г., по окончании серии атак, американская авиация смогла вывести из строя все 4 авианосца Авианосного ударного соединения адмирала Нагумо Тюити. Затем операцию «М1» было нужно отменить.

В замыслах японского флота ещё оставалась операция «AL» – захват островов Атту и Адак в Алеутском архипелаге [14]. Её не стали отменять, но вместо Адака решили занять расположенный подальше от американских баз остров Кыска. Наряду с этим японцы решили не рисковать и максимально усилить примененные в операции силы.

Исходя из этого в 20:20 6 июня «Камикава-мару» вместе с авианосцем «Дзуйхо», линейными кораблями «Конго» и «Хиэй», крейсерами «То-нэ» и «Тикума», эсминцами «Хагикадзэ», «Майкадзэ» и «Новаки» были выделены из сил, предназначавшихся для Мидуэй-ской операции, и по окончании дозаправки посланы на усиление Алеутской операции. Наряду с этим «Камикава-мару», оставаясь в 11-й дивизии авианосцев, 9 июня вошёл в состав так именуемого Гидроавианосного отряда Северных сил – практически сводной дивизии гидроавианосцев, в которую кроме этого вошли «Кимикава-эсминцы» и мару «Сиокадзэ» и «Хокадзэ».

В 07:00 15 июня «Камикава-мару» прибыл в гавань острова Кыска, где вместе с прибывшим ранее «Кимикава-мару» начал организовывать гидроаэродром. Четыре F1M2 были срочно запущены в атмосферу для противолодочного и противовоздушного патрулирования над якорной стоянкой. Предосторожность была не лишней, потому, что уже в 08:20 над островом показались 7 американских бомбардировщиков (4 В-17 и 3 В-24).

В течение практически часа два самолёта из состава патруля отражали налёт, наряду с этим один из них взял повреждения от пулемётного огня.

Тем временем работы по организации гидроаэродрома длились. Самолёты были построены и переведены на берег, рядом от которого был установлен последовательность швартовых буёв, к каким гидросамолёты швартовались при хорошей погоде. В случае если погода была нехорошей, и с целью проведения техобслуживания гидросамолёты вытаскивались на берег по намерено расстеленным на берегу бамбуковым матам.

В случае если ветер был очень сильным, то гидросамолёты применяли для посадки и взлёта пребывавшую севернее гавани лагуну Салмон с её значительно более спокойными водами. В том же направлении самолёты перегоняли с целью проведения ремонта. направляться подчернуть, что, не обращая внимания на все усилия японцев, небоевые утраты гидросамолётов были высокими.

Согласно данным, приведённым капитаном 2 ранга Миура (бывшим начальником авиагруппы «Камикава-мару») на послевоенном допросе, 60% утрат гидросамолётов пришлись на волны либо иную непогоду, и лишь 40% автомобилей были сбиты бортстрелками американских бомбардировщиков либо выведены из строя в следствии атак с воздуха.

Оба гидроавианосца пребывали у Кыски до 18 июня, в то время, когда усилившиеся налёты американской авиации заставили их уйти в бухту Макдоналд на острове Агатту. Срочно по прибытии с «Камикава-мару» был поднят в атмосферу E8N2 для разведки побережья и противолодочного патрулирования с целью поиска десантодоступного участка берега.

«Камикава-мару» базировался на остров Агатту до 3 июля 1942 г. (с маленьким перерывом на заход в Оми-нато за припасами), в то время, когда расположенные в том месте суда (а также «Камикава-мару» и «Кимикава-мару») подверглись атаке американских бомбардировщиков В-24 «Либерейтор». Не смотря на то, что гидроавианосец не был повреждён [15], уже на следующий сутки его от греха подальше послали к острову Па-рамушир на Курилах, позже на якорную стоянку Хасирадзима (около Курэ), а оттуда – в Сасэбо, куда он и прибыл 15 июля.

Отдых для экипажа «Камикава-мару» закончился практически сразу после высадки американских армий на острова Флорида и Гуадалканал (7 августа 1942 г.). 23 августа он покинул ВМБ Йокосука и отправился на якорную стоянку Шортленд, куда прибыл 4 сентября с заходом в Рабаул.

Сходу по прибытии авиагруппа корабля деятельно включилась в воздушную войну, шедшую над Соломоновыми островами. Вместе с авиагруппами гидроавианосцев «Титосэ», «Саньё-мару» и «Сануки-мару» она составила Соединение гидроавиации «R» («R хомэн коку бутай» – практически «Воздушный отряд района Р» по установленному в японском флоте армейскому коду данного района театра боевых действий).

Это авиасоединение было организовано 28 августа (по другим сведеньям – 29-го) для действий в центральной и южной частях Соломоновых островов и состояло лишь из гидросамолётов. Силы соединения были поделены на два авиаотряда: в 1-й отряд входили авиагруппы «Титосэ» и «Камикава-мару», а во второй – авиагруппы «Саньё-мару» и «Сануки-мару».

Основной базой этого соединения был гидроаэродром у острова Шортленд, а передовой – гидроаэродром в бухте Река-та на острове Санта-Исабель (в 140 милях к северо-востоку от Гуадалканала), наряду с этим одна из плавбаз всегда находилась во внутренней гавани Шорленда, снабжая боевую работу соединения. Руководил им командующий 11-й дивизией авианосцев адмирал Дзёодзима Такацугу (первый начальник авианосца «Сёкаку»).

Применяя передовой гидроаэродром в бухте Реката, гидросамолёты соединения «R» были самой ближней авиационной помощью для японских армий, сражающихся на Гуадалканале, и судов, доставлявших на грузы и остров войска. Особенно нужным был отряд гидроистребителей А6М2-N с «Камикава-мару», которым руководил капитан-лейтенант Оно Дзиро – за два месяца с момента появления на Соломоновых островах (до 7 ноября 1942 г.) его лётчики совершили 360 самолетовылетов и заявили о 14 «точных» и одной «возможной» победе, утратив наряду с этим 9 собственных пилотов.

14 сентября гидросамолёты соединения «R» принимали участие в помощи с воздуха попытки японских армий захватить удерживаемый американцами плацдарм на Гуадалканале. В предвечерние часы на бомбёжку отправились 19 F1M2 с парой 60-кг бомб любой, которых закрывала пара А6М2-N. В 17:30 гидроистребители были атакованы истребителями F4F «Уайлдкэт», сбившими одну машину.

Пилот второго гидроистребителя смог отбиться а также рассказал о двух победах, но в действительности ни один американский истребитель не был сбит. Всего в тот сутки истребительный отряд с «Камикава-мару» утратил трёх лётчиков, среди которых был младший лейтенант Кавасима Масаси, и мичман Кавамура Макио, за сутки до того сбивший «Донтлес» над аэропортом Хендерсон-Филд.

По окончании того как провал японского наступления стал очевиден, «Камикава-мару» сдал на гидроаэродром Шортленд остатки собственной сентября и 19 авиагруппы отправился в Рабаул. Прибыв на место 21 сентября, уже через два дня гидроавианосец вышел в путь к базе Йокосука, куда прибыл 1 октября. В Йокосука корабль приобрел нового начальника (им стал капитан 1 ранга Мацуда Такатомо).

Тем временем авиагруппа гидроавианосца не сидела без дела. Не считая простых вылетов на бомбёжку и разведку, её пилотам было нужно отбивать, к примеру, атаку Шортленда, произведённую утром 5 октября самолётами с авианосца «Хорнет» (15 бомбардировщиков-торпедоносцев TBF (из которых лишь 14 несли бомбы) под прикрытием 8 истребителей F4F).

В этом бою японская авиация действовала не весьма удачно (японцы утратили один корректировщик с «Камикава-мару» [16], а американцы смогли отбомбиться по японским судам и утрат не понесли), но два A6M2-N под руководством старшины 1-й статьи Каваи Дзиро смогли на время отогнать один из бомбардировщиков. направляться подчернуть, что гидросамолёты были единственной защитой Шортленда с воздуха, потому, что размокшие из-за дождей взлётно-посадочные полосы помешали перебросить сухопутные истребители А6МЗ из состава 2-й авиагруппы на расположенный на Бугенвиле аэропорт Буин.

Кроме этого лётчики с «Камикава-мару» принимали участие в защите конвоев, перевозивших подкрепления на Гуадалканал. На протяжении атаки одного из них, 4 октября, американскими истребителями из VF-72 (с авианосца «Хорнет») один из корректировщиков с «Камикава-мару» был подбит, но смог сесть на вынужденную к югу от Бугенвиля. Ещё один F1M2 был сбит американскими истребителями 7 ноября при защите конвоя из одиннадцати эсминцев под руководством капитана 1 ранга Сато Торадзиро.

Не обращая внимания на эту утрату, бой можно считать успехом японцев, потому, что их достаточно не сильный воздушное прикрытие из 6 гидроистребителей (из 802-й авиагруппы) и 4 корректировщиков (из состава авиагруппы «Камикава-мару») смогло не только отразить атаки 29 американских истребителей, но и не дать 7 SBD и 3 TBF помешать доставке на Гуадалканал 1300 человек подкреплений.

Сам «Камикава-мару» покинул Йокосука 12 октября и уже 18-го числа был у Шортленда (с заходом в Рабаул). На следующий сутки он перешёл в Буин, где был до 3 ноября. За время нахождения в Буине гидроавианосец 5 раз подвергался бомбёжкам тяжёлых бомбардировщиков В-17, на протяжении последней из которых (1 ноября)

Распродажа флота: ТАРКР проекта 1143.6 «Варяг» -первый китайский авианосец Ляонин

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: