Воздушный флот россии. начало

«Воздушный флот России должен быть

посильнее воздушных флотов отечественных соседей.

Это направляться не забывать каждому,

кому дорога военная мощь нашей страны»

Князь Александр Михайлович,

«К русскому народу», издание «Тяжелее воздуха» , 1912 г., №6

Если судить по тому, как начинается русский военная авиация, управление страны в случае если и не помнит строки Князя Александра Михайловича Романова дословно, то, по крайней мере, руководствуется теми же идеями.

Да, время от времени не редкость жаль, что на данный момент авиация не едина, как это было на заре ее развития. Была легко авиация, самолеты, аэропланы, аэроклубы. И государство, в лице ее тогдашнего управления, уделяло внимание авиации по большому счету, формированию российского воздушного флота в целом.

Это было хорошее результат, время эйфории и всеобщего энтузиазма от первых удач нового вида передвижения.

Ты не забываешь, как все начиналось?

Занимательна и поучительна по нынешним временам, сама история создания Воздушного Флота России. Начиналось все издали.

27 января (9 февраля) 1904 года началась война между двумя империями – Русском и Японской. Возможно заявить, что с этого момента и началось самое внимание к оснащенности русской армии новейшими примерами бронетехники. До начала данной не через чур успешной для России войны, только немногие эксперты признавали необходимость сильного флота.

Большая часть же в обществе вычисляло флот дорогой и ненужной роскошью (согласитесь, напрашивается аналогия с современным отношением к малой авиации в Российской Федерации).

Но грянули выстрелы в Порт-Артуре и Чемульпо, смерть крейсера 1 ранга «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», всколыхнули русскую общественность всего общества. Печаль поражения, подняла волну патриотизма.

Воздушный флот россии. начало

Поздним февральским вечером, у дверей издателя и петербургского журналиста популярной газеты «Новое время» Суворина Александра Сергеевича, раздался звон колокольчика. Пришел посланник князя Льва Михайловича Кочубея. Цель его визита была пара неожиданной для Суворина и его домочадцев. Вестник князя доставил пакет.

В нем было 10 000 тысяч рублей ассигнациями и письмо князя к издателю. 10 000 рублей по тем временам была неслыханно огромной суммой! А вот текст письма князя: —

 «Милостивый Правитель, Александр Сергеевич! Не признаете ли вероятным открыть в вашей глубокоуважаемой газете подписку на собрание средств для приобретения боевых судов вместо тех, каковые неизбежно выбывают из строя при военных операциях на море.

Для начала для того чтобы нужного дела отправляю вам десять тысяч рублей.

Примите уверение в совершенном почтении.

С.-Петербург, 1 февраля 1904 г.

Князь Лев Кочубей».

Вы имеете возможность себе представить удивление Александра Суворина? Один из старейших и богатейших княжеских родов России, жертвовал огромной суммой на постройку боевых судов, и просил организовать в известной и популярной газете общероссийскую подписку для сбора дополнительных средств!

Прецедентов аналогичной акции еще не было! Убедить всю страну не только в необходимости современного военного флота, но и в пожертвованиях для этого. Это смотрелось фактически нереальным делом!

Но Суворин был не только книготорговцем и издателем, он, в первую очередь, был патриотом, и он взялся за организацию данной общероссийской акции. Само собой разумеется, пожертвования и благотворительность были и до этого момента, но, не в таких масштабах. Обращение шла не о сапогах либо ружьях воинам, а о сложных и затратных постройках кораблей ВМФ.

На следующий сутки, в утреннем номере, в статье о капитане «Варяга» Всеволоде Рудневе и о канонерке «Кореец» была сделана врезка, в которой и было полностью опубликовано письмо князя Кочубея, и обращение редакции к гражданам России прося поддержать инициативу древнего княжеского рода, известного всем еще со времен Полтавского сражения.

Эта заметка в газете «Новое время» и канонерки и подвиг крейсера практически потрясла и всколыхнула всю Россию. По всем весям и городам империи пронеслась весть о сборе средств. В редакцию посыпались деньги со всех уголков отечественной необъятной Отчизны. И итог, что именуется, превзошел все самые храбрые ожидания! Жертвовали, кто, сколько имел возможность, кому, сколько было по силам. Его Высочество Эмир Бухарский пожертвовал 1.000.000 рублей, граф С.В.

Орлов-Денисов внес 400 000 ценными бумагами, граф А.Д. Шереметев – 200 000.

Был создан «Особенный комитет по усилению флота», на квитанции которого до 1909 года было перечислено более чем 16 млн. рублей! Сумма была совсем фантастической! Учитывая то, что килограмм самого дорого свежего мяса, в петербургском дорогом магазине стоил 20-30 копеек!

Создатель Воздушного флота

Ну а дальше начинается самое увлекательное! Работу намерено созданного «Особенного комитета по усилению флота на необязательные пожертвования» возглавил дядя царствующего императора Николая II, Его Императорское Высочество Князь Александр Михайлович Романов. Человек, владеющий недюжинным аналитическим умом и взявший блестящее инженерное и военно-морское образование.

Человек могший посмотреть в будущее.

На собранные деньги за маленький срок было выстроено 19 самых современных по тому времени эсминцев и 4 подводных лодки современных проектов. К слову нужно подчернуть, что за каждую копейку комитет отчитался в подробнейшем и правильнейшем бухгалтерском отчете на 170 страницах. Причем «Особенный комитет…» не пользовался отговорками, каковые в наши дни весьма популярны, как-то военная либо коммерческая тайна.

Но денег пожертвованных на создание современного флота было так много, что в распоряжении комитета оставалось еще 2 млн. рублей. Вот что пишет сам Князь о том, как он решил распорядиться оставшимися средствами.

«Как-то утром, просматривая газеты, я заметил заголовки, информировавшие об успехе полета Блерио над Ла-Маншем…. Будучи поклонником аппаратов тяжелее воздуха еще, я осознал, что достижение Блерио давало нам не только новый метод передвижения, но и новое оружие при войны.

Я решил срочно приняться за это дело и постараться применить аэропланы в русской военной авиации. У меня еще оставались два миллиона рублей, каковые были в свое время собраны по всеобщей подписке на постройку минных крейсеров по окончании смерти отечественного флота в русско-японскую войну.

Я запросил редакции наибольших русских газет, не будут ли жертвователи иметь что-либо против того, дабы остающиеся деньги были бы израсходованы не на постройку минных крейсеров, а на приобретение аэропланов? Спустя семь дней я начал приобретать тысячи ответов, содержавших единодушное одобрение моему замыслу. Правитель кроме этого одобрил его» (выделено мной).

Вел. Кн. Александр Михайлович, «Книга воспоминаний».

Император Николай II, так, отреагировал на обращение князя Романова:

6-го февраля (19 февраля по новому стилю) 1910 года Его Императорскому Величеству Правителю Императору Николаю II благоугодно было всемилостивейши соизволить:

«1) Оставшуюся в распоряжении Высочайше утверждённого Особенного комитета по усилению армейского флота на необязательные пожертвования наличность в сумме 900000 рублей, также как и могущие поступить в будущем в кассу Комитета пожертвования обратить на создание воздушного флота России;

2) Дать добро Высочайше созданному Особенному Комитету по усилению армейского флота на необязательные пожертвования продолжать для данной цели повсеместный сбор необязательных пожертвований и

3) воздушный флот, имеемый быть сооружённым Комитетом на необязательные пожертвования, покинуть в распоряжении и ведении Комитета, а при открытия боевых действий, передавать его с подготовленной командой морскому и армейскому ведомствам для усиления боевых сил Империи».

Высочайшее соизволение было подписано собственноручно Правителем Императором, синим карандашом.

Но и по окончании высочайшего разрешения императора, Князь счел нужным обратиться через ту же газету Новое время» ко всем жертвователям. Вот что он сам пишет по этому поводу:

«…Полагая наряду с этим нужным знать вывод самих жертвователей по этому делу, я прошу всех жертвовавших на усиление флота – войсковые и морские части, учреждения, общества, дворянские собрания, земства, муниципальные частных и управления лиц высказать в двухнедельный срок письмами на мое имя в Санкт-Петербург, — признают ли соответствующим потребностям нашей страны применять на данный момент имеющиеся в распоряжении комитета суммы на создание русского воздушного флота».

(«Книга воспоминаний»)

На базе совершённого, фактически общенационального референдума, собрание «Особенного Комитета…» на своём совещании от 30 января 1910 г. подготовило и утвердило для Правителя Императора проект Высочайшего Соизволения о создании Армейского Воздушного флота России, что и был подписан Николаем II, Самодержцем Общероссийским 6 февраля (19 февраля по современному стилю) 1910 года.

Собственными письмами от 25 февраля 1910 года Примьер П. А. Столыпин уведомил «о Высочайшей воле» Морского Министра адмирала С. А. Воеводского и Министра обороны генерала от Кавалерии В. А. Сухомлинова.

Оставшейся в распоряжении «Особенного комитета…» суммы в полной мере хватало для обучения русских авиаторов, подготовки авиамехаников  за границей, для постройки первых летных школ в Гатчине и оснащения и Севастополь их всем нужным и для учебных аэропланов и закупки военных.

Был создан Отдел Воздушного Флота (ОВФ), главой которого единогласно был выбран Князь Александр Михайлович, а его помощником генерал от кавалерии барон А.В. Каульбарс.

В осеннюю пору 1910 года было полностью закончено оборудование Гатчинской Школы авиации. В сентябре того же года прибыли нижние чины и первые офицеры закончившие обучение во Франции. Для демонстрации собственного летного мастерства со 2 сентября и по 29 число на Общероссийском празднике воздухоплавания русские летчики проводили показательные полеты.

25 октября летчик-инструктор Г.Г. Горшков приступил к учебе первых офицеров-летчиков ОВФ летному мастерству. И показательные и учебные полеты проводились на уже прибывших 11 зарубежных аэропланах.

11 ноября 1910 года начала собственную работу Севастопольская Школа армейских летчиков ОВФ.

На 9 сентября 1911 года самолетный парк ОВФ России начитывал уже 24 самолета, из них 5 были русском постройки. 4 из них были выстроены на авиазаводе «Первого Русского Товарищества Воздухоплавания» и один на Русско-Балтийском вагонном заводе (РБВЗ).

Так рождался неповторимый в собственном роде Воздушный Флот России. Неповторим он тем, что рождался в полном согласии власти и общества, и на необязательные пожертвования всего народа.

А сейчас… Первый Общероссийский

29 (16) января 1908 года (другими словами 109 лет назад) был создан Общероссийский аэроклуб. Этому предшествовала статья коллежского асессора Василия Корна в известном иллюстрированном петербургском издании «Воздухоплаватель». В ней он призывал создать русского организацию, пропагандирующую среди населения страны идеи спортивного воздухоплавания.

12 мая 1909 года Совет В.А.-К (такое сокращение стало называться Общероссийского аэроклуба) взял уведомление о Высочайшем соизволении принятия Клуба под покровительство императором Николаем II. С этого момента Клуб взял наименование Императорский Общероссийский аэроклуб (ИВАК).

Для выработки устава Аэроклуба выбрали рабочую группу, в ее состав вошли: глава – В.В. Корн, секретарь – Ососов, члены – Коопенбург, Кипарский, Рынин, Нагель, Яншин, граф Стенбок-Фермор (член Госдумы), Б. А. Суворин, полковник Семковский, полковник Одинцов, штабс-капитаны Шабский, Гарут, Фельдберг, капитаны Костович и Герман.

Но, что более весьма интересно в наши дни, это не то, как именовался Аэроклуб, не кто его курировал и возглавлял, и не те, кто входил в Совет, в противном случае какими видели цели и задачи ИВАК его соучредители. Вот что писали в том же издании «Воздухоплаватель» о задачах созданной организации:

«Будущность этого дела огромна, и тяжело кроме того представить, как новые методы передвижения отразятся на всех сторонах людской судьбе, экономической, публичной и национальной. На очень многое точка зрения обязана измениться.

Но, по крайней мере, без сомнений: дабы избегнуть порабощения, если не прямого военного, то уж, по крайней мере, экономического и культурного, дабы сохранить собственную независимость и остаться великой державой, России нужен Воздушный флот».

Очень подчеркивалось, что клуб  имеет собственной целью помогать формированию воздухоплавания в Российской Федерации во всех его применениях и формах, в основном – научно-технических, военных и спортивных.

Как остались актуальными эти слова, написанные практически 110 лет тому назад, судите сами. Люди, в большинстве собственном имевшие зарубежные корни, имевшие зарубежные фамилии, они, однако, были настоящими патриотами России, радевшими за ее судьбу и за ее будущее. Они замечательно осознавали, какие конкретно возможности открывает перед людьми авиация, и какова возможно зависимость страны не имеющая ее.

Подготовил Валерий Смирнов

специально для

Военно-воздушные силы России • Russian Air Force

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: