Броненосцы береговой обороны россии 60-х годов (орлы отечества)

Хорошего времени дней, коллеги. Сейчас я развиваю тему флота в Орлах Отечества, и по сей день обращение коснется о броненосцах береговой обороны 60-х годов. Тема эта, с одной стороны, не весьма нужная – но с другой, она послужит объяснениям многих явлений, каковые намечаются в альт. флоте России.

Начнем.

Вступление

Из-за чего эта статья не нужная? Обстоятельство несложна – суда, продемонстрированные тут, не то дабы очень сильно другие, а скорее кроме того напротив. Что Стрельцы, что Русалки, что Лазаревы альтернативны только на самую малость, и потому смогут показаться не занимательными. Да они фактически такими и имеется – мало кому из них доведется принимать участие в сражениях, солидную часть работы они будут нести недалеко от собственных баз, принадлежа к числу броненосцев, берегами защищаемых.

Я не отрицаю этого и подозреваю, что у некоторых сотрудников смогут показаться вопросы а где альтернатива?.

А альтернатива содержится в том, что эти броненосцы являются яркой иллюстрацией того флота, что я собираюсь создавать для России в указанный период времени. Вы снова имеете возможность сообщить – Российская Федерация и в реале строила эти суда в указанный временной отрезок, отказавшись от громадных батарейных и казематных броненосцев в угоду броненосных крейсеров-рейдеров! Да, это так.

Но у меня это дело пройдет громадную систематизацию, будет мало поменяно время постройки судов, а основное – 6 броненосцев будут строиться для Черноморского флота и примут участие в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, поскольку у меня нет запрета на постройку Черноморского флота по окончании Крымской войны, соответственно нужно его усиливать! Помимо этого, будут затронуты кое-какие чисто организационные моменты касательно фирм, строящих суда.

Однако, внесены определенные трансформации и в сами суда:

1) Стрельцы стали смесью настоящего проекта и одного из моих мониторов, каковые я уже успел пристроить для флотов 4 государств и открыто устал поменять на нем флаг.

2) Русалку я мало поменял по части соотношения размеров корпуса. По идее, у нее должны улучшиться мореходные качества (очень печальные в действительности), но имеется смутные подозрения, что из-за доп. брони события будут не то дабы очень сильно лучше.

3) Лазарева я увеличил в корму и нос для некоего улучшения бронезащиты и безпроблемного размещения 6 254-мм орудий в новых, более широких башнях.

Кроме этого имеется важное техническое замечание касаемо оружия – так как в русской артиллерии указанного периода наличен маленький бардак, а оказавшаяся начальная совокупность с сохранением калибров меня не устраивала, то буду химичить. В частности – не будет 280-мм либо 229-мм орудий Круппа и Обухова, будут 254-мм русские пушки. Это разрешит сократить количество образцов артиллерии и очень сильно упростит мне дело по большому счету.

Да и сам я как бы против громадного разнобоя.

На этом, в принципе, все. Возможно приступать к фактически матчасти.

Флот России по окончании Крымской войны

Броненосцы береговой обороны россии 60-х годов (орлы отечества)

Павел Матвеевич Обухов, русский инженер, артиллерист и металлург. Как и многие выдающиеся люди России того времени, рано погиб. Хоть бери и теорию заговора составляй…

Положение, в которой находится Российский Императорский флот по окончании Крымской войны, было весьма спорным. С одной стороны, победы Броненосца, Крепости и Кремля очень сильно подняли престиж моряков в империи, бывший и до войны высоким. Публичное вывод, ликующее по окончании успешного отражения коалиции из двух сильнейших держав мира и их прихлебателей предателей и Османской империи из Сардинского королевства [1], всячески поддерживало армейские затраты.

Иначе, страна была истощена продолжительной войной в не меньшей степени, чем ее неприятели, и требовалось время на восстановление. Помимо этого, требовались и другие трансформации – в частности, для предстоящего качественного роста существовала необходимость кардинальной модернизации текущей технической базы, которую практически нужно было создать с нуля.

Производство нарезной артиллерии и огнестрельного оружия, массовая механизация флота, постройка судов из металлических корпусов и смутные прогнозы по поводу применения стали в судостроении, необходимость обучения кадров и другого – все это потребовало отдельных затрат. Помимо этого, как раз в царствование Александра II начинается так называемая аграрная революция, которая стала причиной резкому росту потребностей в сельскохозяйственной инструментах и технике, начиная от лопат и заканчивая паровыми тракторами – а модернизация русского общества ставилась во главу всего правления императора, что стало причиной определенные урезания затрат на флот и армию.

В следствии постройка броненосцев в первые годы правления нового императора свелась к созданию мобилизационного флота – заключение резерва и создание материалов контрактов, по которым при войны ведущие морские фабрики страны должны были в малейшие сроки строить громадные броненосцы. Исключением стали только броненосные канонерские лодки – их строили сходу, без создания задела на случай войны [2].

Тем временем изменялось положение с технической базой для постройки флота. В первую очередь, развивались кораблестроительные фирмы в самом Петербурге. До 1861 была совершена масштабная реструкуризация казенных верфей города – было создано единое предприятие Адмиралтейских верфей, управляющим которого стал Василий Степанович Линден, талантливый инженер и многообещающий администратор.

Поглотили Адмиралтейские верфи и кое-какие частные фабрики – в частности, фабрики Берда и Митчелла, испытывающие неприятности с заказами и финансированием. Строились и новые частные предприятия – сразу после окончания Крымской войны в городе были основаны два больших завода, Карра и Макферсона [3], и Полетики и Семянникова [4].

Были трансформации и в регионах – в частности, были реорганизованы Соломбальская верфь в Архангельске и Николаевское адмиралтейство в Николаеве, что в будущем поспособствовало их производительности. Рос круг подрядчиков – росли ветхие фирмы машиностроения, оказались новые. Совершенствовалось артиллерии и производство брони – к 1860 году удалось создать и наладить производство достаточно действенных образцов дульнозарядных нарезных орудий, а в 1863 при помощи германского завода Круппа был создан первый пример русской крупнокалиберной казнозарядной пушки, по окончании чего их производство было налажено на только что выстроенном Обуховском заводе в Санкт-Петербурге.

Имелись и организационные трансформации в самом Морском министерстве. Созданный еще в 20-х годах при министре Меншикове [5] Основной морской штаб был преобразован в Морской Генштаб (МГШ), в один момент были урезаны полномочия берегового руководства в пользу своевременного – адмиралы отныне приобретали более широкую свободу действий, МГШ же выступал более в качестве теоретического и организационного центра.

Во второй половине 50-ых годов XIX века был создан Морской технический комитет (МТК), важный за все вооружения флота и технические вопросы судостроения. В этом же году в Санкт-Петербурге была создана Морская техническая школа, которая должна была снабжать обучение технического персонала для новых судов, расширили и техническое обучение среди других офицеров – отныне от них требовалось знать хотя бы теоретические особенности той техники, которая была установлена на корабле.

Реструкуризация позвала, с одной стороны, бурю протеста со стороны одних офицеров, и полную помощь среди вторых. Большое количество было неприятностей с утверждением главенства власти на флоте – для этого министр Невский кроме того вступил в конфликт с князем Константином Николаевичем, что, но, скоро закончился.

В следствии удалось добиться от императора дозволения на реформу руководства, в следствии чего все флотские чины, включая генерал-адмиральские, стали подчиняться морскому министерству; для формальности морскому министру Невскому кроме этого было присвоено звание генерал-адмирала, чтобы князь Константин Николаевич не подчинялся нижестоящему по табели о рангах офицеру. Все эти труды подорвали здоровье уже не молодого 63-летнего Валерия Николаевича, в следствии чего в первой половине 60-ых годов XIX века он погиб от инсульта прямо в собственном рабочем кабинете. Последним проектом, что ему удалось утвердить в качестве морского министра, была новая классификация флота. Она была одновременно простой, и одновременно с этим отражала целый нужный для России функционал судов:

– броненосцы береговой обороны;

– крейсера I ранга (винтовые фрегаты и фрегаты);

– крейсера II ранга (винтовые клиперы);

– крейсера III ранга (вспомогательные парусные суда без парового движителя);

– канонерские лодки;

– пароходы;

– яхты;

– транспорты;

– учебные суда;

–портовые суда.

Эта совокупность стала базой для всей будущей табели о рангах судов Российского Императорского флота и взяла развитие уже спустя пара лет по окончании ее введения [6]. Помимо этого, она отражала основную идею развития русского флота, которая господствовала среди моряков в то время – броненосцы, так прекрасно зарекомендовавшие себя на протяжении Крымской войны, планировали строить только для охраны собственных берегов, а для открытого моря и океанов предназначались крейсера разных типов.

По окончании смерти Невского будущее флота повисла в воздухе. Многие желали видеть в качестве морского министра князя Константина Николаевича, другие же думали, что у князя через чур много сторонних забот кроме флота, дабы выступать главой всех моряков.

Условно удовлетворенными были обе стороны – пост морского министра был предложен Константину Николаевичу практически сразу после смерти Невского, но он отказался от него, аргументируя собственный ответ тем, что через чур занят в других национальных делах. В следствии главой морского министерства стал Николай Карлович Краббе, человек достаточно популярный и считающийся громадным чудаком среди морских офицеров.

Николай Карлович Краббе, морской министр России в 1860-1874 годах. Как раз при нем начал строиться русский паровой броненосный флот как в действительности, так и в альтернативе.

Как-то Краббе прослышал, что за глаза его именуют „немчурой“, и страшно обиделся. — Помилуйте! — вскрикнул он. — Ну какой же я немец? Папа мой был чистокровный финн, мать — молдаванка, сам же я появился в Тифлисе, в армянской его части, но крещён в православие Значит, я — природный русак!

В личной жизни, как и в работе, Краббе отличался необычайной доступностью: к примеру, перед его рабочим кабинетом не было приёмных и аванзал, в квартире его не было ни адъютантов, ни дежурных государственныхы служащих; каждый проходил к министру без доклада, и курьер либо вестовой отворял двери прямо в кабинет. Простой в обхождении, пара эксцентричный в выражениях, Краббе всегда был чист душой и добропорядочен в рвениях

был великий охотник до всякого рода сальных знатный коллекционер и рассказов всякой похабщины и порнографии. Он привозил время от времени по частям собственное неистощимое собрание напоказ, но, к чести Его Высочества (будущего Александра III), сообщу, что не смотря на то, что он был молод, но наблюдал всё вскользь, разве лишь чтобы сделать приятное Краббе, Николаю Карловичу

Он с готовностью подхватил дело Невского и, взяв реформированный административный аппарат, начал проводить технические реформы. И в первую очередь был поднят вопрос о постройке броненосных судов, хоть и не в том виде, в котором ожидалось – в первой половине 60-ых годов XIX века были заложены два однотипных крейсера I ранга Севастополь и Петропавловск, защищенных поясной броней.

К тому времени из состава флота уже начали выбывать броненосцы военной постройки, и Российская Федерация, одна из первых государств, выстроивших броненосцы, имела возможность вовсе остаться без них. Потому в начале 1862 года Николай Нотар, создатель проекта первых русских броненосцев, по указанию министра Краббе приступил к проектированию новых броненосцев.

Броненосцы береговой обороны типа Стрелец

Один из броненосцев береговой обороны типа Стрелец. Само собой разумеется, башня у меня по большому счету не такая, но по большому счету похоже.

Сражение на Хэмптонском рейде 8-9 марта 1862 года вынудило всю землю гудеть о нескольких вещах. Во-первых, подтвердились открытия времен Крымской о том, что броня способна дать достаточно надежную защиту кораблю от современной артиллерии – тот факт, что и Монитор, и Вирджиния не применяли возможности собственных пушек на полную мощность, игнорировался. Во-вторых, заговорил о себе полностью новый тип судов береговой обороны – низкобортный башенный броненосный корабль Монитор, при собственных маленьких размерах, смог продержаться на равных против Вирджинии а также два раза пробил ее броню, хоть и без фатальных последствий, что красноречиво сказало о его возможностях.

Последний пункт в морском министерстве России восприняли как приставленный к их виску пистолет – так как броненосцы, каковые планировали заложить к концу 1862 года, практически были чуть более сильными Вирджиниями, которая не продемонстрировала себя лучше того же Монитора! Интерес к новому виду корабля показал князь Константин Николаевич, морской министр Краббе и основной конструктор броненосцев Николай Нотар.

Дело было решено мгновенно – в дружественные США послали капитана корпуса корабельных инженеров Н.А. Арцеулова, которого американцы допустили к чертежам Монитора и уже строящихся по его примеру Пассаиков. Уже на обратном пути в Россию Арцеулов приступил к проектированию нового корабля, и к тому моменту, в то время, когда ему было нужно отчитываться перед МТК в присутствии всех основных шишек флота, у него уже готовься пять проектов русских мониторов.

Три из них (под литерами Б, В и Д) сразу же отбросили по тем либо иным обстоятельствам, двухбашенный проект Г было приказано послать на доработку, а проект А, при минима

Цифровая история: Кирилл Назаренко о русском флоте в годы первой мировой

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: