Советские сверхскорострельные авиапулеметы винтовочного калибра

Советские сверхскорострельные авиапулеметы винтовочного калибра

22 июня 1926 года в юный Советской республике случилось событие, фактически забытое на данный момент, но оказавшее большое влияние на становление отечественной оружейной школы. Как раз в данный сутки советским изобретателем Я.П. Авдышевым была подана заявка на созданный им патент принципиально новой схемы автоматики пулемета, ранее нигде не использовавшейся в автоматическом оружии.

В поданной заявке на изобретение описывалась схема пулемета с подвижным стволом, идущим при выстреле вперед, и затвором, отходящим назад.

Устройство пулемета по задумке Авдышева было в том, что подвижный ствол через зубчато-реечную передачу кинематически был связан с затвором. При выстреле, под действием пороховых газов, затвор откатывался назад, вращая шестерню, которая со своей стороны, входя в зацепление с зубчатой рейкой, закрепленной на стволе, приводила в перемещение ствол, что откатывался в обратном направлении. Так, протяженность ствола и хода затвора были в два раза меньше, чем у хороших совокупностей, разрешая существенно сократить время цикла и быстро поднять скорострельность совокупности.

К сожалению, не считая номера патента 5890 от 31.07.1928, ничего более об авторе данной схемы отыскать не удалось. По крайней мере, на момент защиты его, о реализации в металле конструкции Авдышева, по всей видимости, никто не думал. Но идею не забыли.

В первой половине 30-ых годов двадцатого века два молодых конструктора, Иван Васильевич Александр и Савин Кузьмич Норов распоряжением Наркомвоенмора направляются в одно из конструкторских бюро Москвы, где они занимались разработкой разных установок новейшего пулемета ШКАС.

По всей видимости, оба инженера показали себя как инициативные и гениальные разработчики и в первой половине 30-ых годов XX века взялись за реализацию изобретения Авдышева. Не светло, была ли это личная инициатива конструкторов либо указание было спущено более чем.

В 1935 году ими был представлен проект авиационного пулемета под винтовочный патрон 7,62х54R, что в подробностях пара отличался от предложенного Авдышевым. Ведущим элементом Норова и пулемёта Савина был подвижный ствол, приводимый в перемещение отводимыми из ствола пороховыми газами. Но в отличие от хороших совокупностей с газоотводной автоматикой, газоотводной трубки как такой в конструкции пулемета не было.

Штоком Норова и пулемета газового двигателя Савина был сам ствол, заключенный в герметичную гильзу. Дульные газы, отводимые через газоотводное отверстие в стенке ствола, давили на поршень, закрепленный на стволе, ближе к дульному срезу, и толкали шток-ствол вперед, преодолевая упрочнение боевой пружины. Казенная часть ствола и расположенного над ним связанного с затвором ползуна были выполнены в форме зубчатой рейки, между которыми размешалось зубчатое колесо.

При перемещении ствола вперед ползун через шестерню отбрасывается назад, отпирает затвор, извлекает патрон из ленты и подает его на приемное окно; наряду с этим энергия ствола поглощается его пружиной, а энергия затвора и ползуна в конце отката – соответствующими буферными пружинами. Затем ствол возвращается пружиной ствола назад, в исходное положение, а ползун с затвором перемещается в крайнее переднее положение.

При перемещении ползуна вперед он своим скосом опускает патрон в лапки затвора и досылает его в патронник. По окончании остановки затвора на пеньке ствола ползун, продолжая перемещение, перекашивает затвор и создаёт запирание канала ствола. В крайнем переднем положении ползун своим сапожком ударяет по бойку, перемещающемуся в затворе, и создаёт выстрел.

Подача очередного патрона, находящегося в рассыпной железной ленте, в исходное положение осуществляется зубчаткой, которая поворачивается скосами вкладыша, расположенного на стволе, при перемещении ствола назад. Отражение стреляной гильзы производится очередным патроном, снижаемым скосом ползуна в лапки затвора.

Спусковой механизм допускает ведение лишь автоматического огня и имеет два шептала, каковые удерживают ползун в крайнем заднем положении по окончании отпускания спускового крючка. Предохранитель флажкового типа, размещен с правой стороны рукоятки управления огнем и фиксирует спусковой крючок.

Благодаря маленьким ходам подвижных частей на опробованиях пулемет Норова и Савина продемонстрировал немыслимую скорострельность, достигавшую 2800-3000 выстрелов в 60 секунд.

Для доводки собственной совокупности оба конструктора были во второй половине 30-ых годов двадцатого века командированы на Ковровский пулеметный завод, где ими были созданы установки для крыльевого варианта пулемета. Помимо этого И.В. Веневидовым и Г.М.

Можаровским были созданы варианты для оборонительных турелей.

К сожалению, подробности о очевидных доводки проблемах и периоде пулемёта сейчас малоизвестны, равно как и подробные тактико-технические характеристики данной занимательной совокупности.

Так или иначе, к концу 1936 года летный пулемет Норова и Савина удачно прошел опробования.

8 июня 1937 г. Комитет Обороны постановил дать заказ на серийный выпуск пулемета, присвоив ему наименование «7,62-мм скорострельный летный пулемет обр. 1937 г. совокупности Савина – Норова» либо сокращенно «СН».

Во время с 1937 по 1939 год были изготовлены, по крайней мере, 14 прототипов пулемета СН, шесть из которых было решено установить на серийный истребитель И-16 в крыльевых установках.

И-16 с пулеметами СН взяли обозначение тип 19, не обращая внимания на то, что не считая оружия самолет ничем не отличался от И-16 тип 10. Пулеметами СН заменили крыльевые ШКАСы, синхронные пулеметы не изменились ШКАСами.

В начале 1939 г. завод № 21 изготовил три И-16 тип 19 (заводские номера 1921111, 19212 и 19213). С 17 по 26 марта самолеты испытывал заводской летчик-испытатель полковник Томас Сузи. По итогам опробований было рекомендовано выстроить партию таких самолетов. Три умелых И-16 тип 19, кроме этого известных под обозначением И-16СН, передали в ВВС на вооружение 1-й эскадрильи 25-го ИАП, в составе которой эти автомобили участвовали в советско-финской войне.

Действительно, подробности их боевого применения отсутствуют.

Пулемет СН в крыле И-16 тип 19

К сожалению, тут в судьбу этого неповторимого оружия вмешался любимец Сталина Б.Г. Шпитальный. За создание собственного пулемета ШКАС взявший собственное ОКБ-15, Шпитальный ревностно смотрел за разработкой «никому не известных» инженеров.

И по окончании первых же известий об успешных опробованиях пулемета СН, продемонстрировавшего практически в два раза громадную скорострельность, чем у ШКАСа, он взялся за модернизацию собственного детища, кроме этого применяя патент Авдышева с подвижными в противофазе затвором и стволом.

Созданный на два года позднее пулемет УльтраШКАС продемонстрировал темп стрельбы 2400 выстрелов в 60 секунд. Впечатляюще, но все же меньше, чем у направляться.

История не сохранила информации, какими дорогами УльтраШКАС был в серии раньше пулемета СН, но практически на 100% возможно быть уверенным, что без административного ресурса вхожего к Сталину Шпитального не обошлось.

23 апреля 1940 года ассистент главы гл. управления авиационного снабжения КА дивинженер Сакриер писал письмо № 553503сс главе 5 отдела секретариата КО Лешукову:

«…средства стрелково-пушечного оружия, находящиеся в умелой разработке и подготовляемые к вводу на вооружение, представлены в таблице N 2 (приложение N 10). Из данной таблицы видно, что пулеметы калибра 7,62 мм Норова и конструкции Савина (СН) и конструкции Шпитального (Ультра-Шкас) удовлетворяют требованиям высокой скорострельности.

Оба пулемета испытаны, причем пулемет Ультра-ШКАС как прошедший раньше, чем пулемет СН войсковые опробования, был начат в мае 1939 года освоением в производстве. Но, в виду сложности, он не освоен и до сих пор не выпущено ни одного пулемета.

Одновременно с этим пулемет СН, прошедший войсковые опробования позднее, во всем распознал отличных показателей, чем пулемет Ультра-Шкас. Помимо этого, он намного проще и надежнее в эксплуатации, кроме того чем пулемет ШКАС. Исходя из этого целесообразно в качестве авиационного пулемета громадной скорострельности совсем принять пулемет СН»

Итог был очевиден. При всей собственной напористости Шпитальный так и не смог довести до ума собственный УльтраШКАС, параллельно похоронив более удачливого соперника.

Иван Васильевич Александр и Савин Кузьмич Норов в первой половине 40-ых годов двадцатого века возвратились в Москву и работали в области артиллерийского стрелкового оружия, но ни при каких обстоятельствах более не возвращались к авиационному оружию.

Суммируя узнаваемые эти, возможно оценить разработку Норова и Савина как очень занимательное оружие, но, по всей видимости, изначально не имевшее возможности. Сверхскорострельные авиационные пулеметы в 30-е годы в СССР разрабатывались под популярную тогда концепцию высотных полетов, где низкие забортные температуры разрешали осуществлять интенсивное охлаждение пулеметов.

Как мы знаем, концепция была ошибочной, еще ближайшие 10-15 лет воздушные битвы происходили достаточно низко. Одновременно с этим пулемет СН, ствол которого был заключен в замкнутый цилиндр газового двигателя, имел бы очень низкий коэффициент теплосъема, и при таком темпе стрельбы весьма скоро бы перегревался и выходил из строя. Но как этап в развитии советской стрелковой школы пулемет СН, непременно, заслуживает внимания.

7,62-мм пулеметы ЦКВСВ-19, «СИБЕМАС»

К 30-м годам восходит творческий путь советского конструктора-оружейника Вячеслава Ивановича Силина. В 25-летнем возрасте он стал сотрудником тульского ЦКБ № 14. Для работы не хватало технических знаний, и Силин поступил на вечернее отделение Тульского механического профтехучилища, которое удачно окончил во второй половине 30-ых годов XX века.

Одним из первых изделий, над которым серьёзно трудился Вячеслав Иванович, был летный пулемет ШКАС.

Заявивший о себе, как гениальный инженер-самоучка, в 1935 году Силин приступил к работе над независимыми проектами, в то время, когда он в соавторстве с М. Е. Березиным и П. М. Морозенко представили проект совсем неповторимого 7,62-мм авиационного пулемета «СИБЕМАС» – Силина, Березина, Морозенко, Летный, Скорострельный с револьверной схемой блока из 4 стволов, каковые приводились в перемещение энергией пороховых газов.

В то время нигде в мире не было оружия с таким большим темпом стрельбы, достигавшим 6 тыс. выстрелов в 60 секунд! В данной совокупности в первый раз в СССР была применена револьверная (барабанная) схема автоматики, что знаменовало собой качественный скачок в отыскивании авиационного оружия с высоким темпом стрельбы.

К сожалению, инициатива гениальных конструкторов не взяла должной оценки, а неизбежные в каждом новом деле отдельные недоработки стали причиной тому, что по окончании первых же встретившихся трудностей работа над данной совокупностью была прекращена ориентировочно в 1939-40 году. По всей видимости решения, заложенные в совокупности «СИБЕМАС», кроме того для прогрессивного советского управления того периода показались через чур революционными.

Информации о совокупности «СИБЕМАС» практически не сохранилось. На настоящий момент не сохранилось ни фотографий, ни схем пулемета «Сибемас», только воспоминания современников и скромные описания.

Бывший помощник наркома оружия СССР В. Н. Новиков написал в собственных мемуарах:

«Пулемёт, сконструированный В. И. Силиным, М. Е. Березиным и П. К. Морозенко, имел немыслимую скорострельность — 6000 выстрелов в 60 секунд. К сожалению, данный летный пулемет недооценили и работу над ним прекратили»

Запрещено, само собой разумеется, заявить, что револьверная схема оружия была принципиально новой. Еще в 60-е годы 19 века с аналогичной схемы, созданной и запатентованной американским изобретателем Ричардом Джорданом Гатлингом, началась история автоматического оружия. Совокупности Гатлинга сперва с ручным, а позже и электрическим приводом блока стволов были достаточно распространенным оружием в конце 19 – начале 20 столетий.

Силину же в пулемете «СИБЕМАС» удалось в первый раз на практике реализовать револьверную схему с приводом от пороховых газов, ставшую визиткой отечественных револьверных совокупностей в послевоенные годы.

Бытующее вывод, что немцы, в конце войны создавшие собственную револьверную авиапушку MG.213, кроме этого трудившуюся на газовом приводе, «подглядели» идею в Советском Альянсе, вероятнее притянуто за уши; но, однако, первенство Силина в данном вопросе неоспоримо.

Следующим проектом В.И. Силина была двухствольная совокупность ЦКВСВ-19 под патрон калибра 7,62 мм. Изюминка проекта Силина заключалась в том, что пулемет ЦКВСВ-19 – был как раз двухствольный, а не спаренный пулемет с взаимозависимой работой механизмов запирания стволов, действующий на принципе отвода пороховых газов, отличающийся тем, что в целях сообщения штоку возвратно-поступательного перемещения без участия возвратной пружины газовая камера сделана общей для обоих стволов.

Имеет два поршня, сидящих на неспециализированном штоке, управляющем работой механизмов пулемета, причем обеспечено попеременное воздействие пороховых газов, поочередно при выстрелах отводимых из стволов, информирующее штоку перемещение и назад, и вперед.

Двухствольный летный пулемет ЦКВСВ-19 совокупности В.И. Силина

Нужно заявить, что на первенство в плане разработки самой системы и концепции В.И. Силина возводить не требуется. Подобного рода совокупность двухствольного пулемета была создана в конце 1-й Всемирный войны германским конструктором Карлом Гастом.

Двухствольный пулемет Гаста в то время развивал фантастическую скорострельность в 1600 выстр/мин.

В.И. Силину же в собственном примере, поступившем на опробования во второй половине 30-ых годов XX века, удалось достигнуть 3500 выстр/мин. В то время аналогов ЦКВСВ-19 нигде в мире не было.

Причем рассматривался вопрос о собственного рода едином пулемете, как для авиационного применения, так и в качестве зенитного оружия ближнего действия.

Характерно, что на протяжении опробований опытного образца автоматика трудилась безукоризненно. Действительно, довести ЦКВСВ-19 до серии кроме этого не удалось. Начавшаяся война похоронила разработку.

В конце 50-х тема всплыла. Но тогда разработку новой двухствольной совокупности передали конструкторскому коллективу Грязева и Шипунова, сотрудников В.И. Силина по тульскому КБП, но трудившихся в другом отделе. Итогом явилась авиационная пушка ГШ-23, сейчас которая состоит на вооружении.

Как говорится, «не пойман – не преступник». Обвинять в плагиате «соседей» Силин не стал.

7,62-мм пулемет УльтраШКАС

Скорострельный авиапулемет УльтраШКАС, созданный во второй половине 30-ых годов XX века в ОКБ-15 Б.Г. Шпитальным и И.А. Комарицким постоянно упоминался только в контексте более ранней и самой известной разработки этих конструкторов – пулемета ШКАС.

А в это же время, об УльтраШКАСе мало известно, не считая факта его существования.

По всей видимости, тумана на данный проект напустил сам разработчик – Б.Г.Шпитальный с целью сокрытия очевидных недочётов проекта при выставлении напоказ его преимуществ. Как мы знаем, Б.Г.Шпитальный израсходовал много сил на поддержание собственного имиджа «короля стрелковки», удачно манипулируя фактом создания единственного собственного успешного изделия – пулемета ШКАС, как «самого-самого». тактом и Скромностью Борис Григорьевич не страдал, в той либо другой степени удачно «задвигая» разработки соперников и заимствуя их технические ответы.

В этом замысле, история создания УльтраШКАСа достаточно показательна, в особенности, в случае если соотнести временные рамки и факты его создания с созданием его прямого соперника – авиапулемета «СН» Норова и Савина.

В то время, когда в первой половине 30-ых годов XX века два молодых конструктора Иван Васильевич Александр и Савин Кузьмич Норов взялись за реализацию скорострельного авиационного пулемета на базе патента Я.П. Авдышева на автоматическое оружие с затвором и подвижным стволом трудящимися в противоположных направлениях, Шпитальный, будучи их начальником, пристально следил за работами потенциальных соперников, талантливых переместить его с трона.

Уже на протяжении первых опробований пулемета СН, продемонстрировавшего фантастическую скорострельность в 3000 выстр/мин, в то время, когда стало очевидным, что проект жизнеспособен, Шпитальный без промедлений взялся реализовать собственный вариант оружия, трудящегося по схожему принципу, применяющего разработку Авдышева с подвижным стволом, идущим при выстреле вперед, и затвором, отходящим назад. Яркой реализацией проекта занимался конструктор ОКБ-15 К.А. Бортновский.

Наряду с этим, в пулемете, взявшим претенциозное наименование УльтраШКАС, была сохранена, заимствованная из проекта ШКАСа его основная отличительная изюминка – барабанная схема подачи патронов. В остальном УльтраШКАС был полностью новой разработкой. Подробного описания УльтраШКАСа не сохранилось, но по единственной известной фотографии его, разумеется, что принцип автоматики пулемета аналогичен пулемету СН, где ствол есть штоком газового поршня и через шестерню кинематически связан с ползуном затвора и с подающим патроны барабаном.

Стремясь обойти Норова и Савина, под давлением Шпитального, 15 октября 1937 года пулемет УльтраШКАС, минуя заводские, был подан на полигонные опробования. Но уже 29 ноября опробования было нужно прекратить ввиду массы конструктивных недостатков. В частности, были отмечены случаи расплавления стволов, соскакивания газового стакана ствола, неполное выбрасывание гильзы.

Во время с 16 ноября по 31 декабря 1937 года два пулемета УльтраШКАС испытывались в крыльевом варианте, установленные на истребителе И-16, продемонстрировав темп стрельбы 2220-2680 выстр/мин. Но и в этом случае были отмечены все перечисленные выше недостатки.

По окончании совершённых доработок пулемет поступил на повторные опробования, проходившие во время с 9 по 23 января 1938 года, продемонстрировав приемлемую надежность и был допущен до национальных опробований

К началу 1939 года национальные опробования УльтраШКАСа были закончены на пара месяцев раньше пулемета СН, по всей видимости, не без агрессивного лоббирования Шпитального, что пользовался безоговорочной помощью Сталина. 13 мая 1939 года распоряжением Комитета обороны СНК СССР было издано постановление о принятии на вооружение турельного пулемета УльтраШКАС с заказом умелой партии 500 пулеметов на тульском заводе №66.

Но, собственными силами инженеры завода 66 не смогли устранить хронические недочёты пулемета. Надежность его была не на высоте. Темп стрельбы не превышал 2000-2500 выстр/мин, а живучесть ствола 3-4 тыс. выстрелов. В данной связи директор завода №66 Б.М. Пастухов поставил вопрос о доработке пулемета ОКБ-15, что встретило агрессивное противодействие Б.Г.Шпитального.

Он, напротив, начал требовать доводки пулемета силами заводского техбюро.

29 сентября 1939 года приемка пулеметов УльтраШКАС была прекращена. К этому времени было произведено только 75 пулеметов, из которых только 25 были приняты военной приемкой по отстрелу.

Для расследования положения дел по УльтраШКАСу 11 октября 1939 года была создана особая рабочая группа 3-го Управления ВВС КА. Отстрел 5 выбранных наугад пулеметов из подготовленных к сдаче военпреду, в присутствии наркома оружий В.Л. Ванникова, продемонстрировал темп стрельбы всего лишь 1800-2000 выстр/мин.

Выводами рабочей группы, в акте от 1 ноября 1939 года рекомендовалось производство пулемета УльтраШКАС прекратить благодаря низкой живучести, недостаточной скорострельности и задержкам. Армейский совет ВВС КА выводы рабочей группы утвердил.

Тем временем Шпитальный создал собственную рабочую группу в составе разработчика пулемета К.А. Бортновского, помощника главного конструктора завода 66 И.А. Судакова, инженера завода А.А. Николаева. Предметом работы рабочей группы стал доработанный пример пулемета УльтраШКАС, по сути, ручной сборки, что привез на завод Бортновский.

Уже 31 октября 1939 года члены рабочей группы составили акт, где был зафиксирован темп стрельбы модернизированного пулемета в 3880 выстр/мин. Наряду с этим, как направляться из документов, «при стрельбе пулемет имел много задержек, каковые по невыясненым обстоятельствам не учитывались» при обработке результатов стрельб».

Сразу после подписания акта «собственной комиссии» Шпитальный обвинил директора завода № 66 Пастухова, военпреда завода В.М. Конопкина, членов комиссии и председателя комиссии ВВС и НКВ в использовании и результатов преднамеренной подтасовке стрельб для опробований заведомо дефектных образцов пулеметов.

Шпитальный добился разрешения изготовить пять модернизированных пулеметов УльтраШКАС и совершить их повторные опробования на определение и живучесть темпа стрельбы. Один из этих пяти пулеметов был отстрелян в тире завода № 66 10-11 декабря 1939 года. Был взят темп стрельбы 2525-2950 выстр/мин, но наряду с этим снова было зафиксировано много задержек, что заставило рабочую группу прекратить предстоящие опробования пулемета.

Позднее, силами завода 66 были совершены определенные работы по совершенствованию пулемета УльтраШКАС. Имеется сведения, что усовершенствованный пример пулемета весной 1940 года был представлен на полигонные опробования в НИП АВ, но ВВС уже поставили крест на этом оружии.

Имеются сведения, что пара УльтраШКАСов были установлены на истребители И-16 и вместе с И-16, вооруженными пулеметами СН, участвовали в Зимней войне. Но в случае если, с пулеметами СН имеется конкретика, серийные номера «ишаков», где они находились, кое-какие отчеты об опробованиях их Томасом Сюзи, но информация о «воюющих» УльтраШКАСах отсутствует совсем.

Тут уместно снова обратиться к логике и сопоставлению временных рамок.

23 апреля 1940 года (другими словами, пара месяцев спустя по окончании завершения советско-финской войны) ассистент главы главного управления авиационного снабжения Красной армии дивизионный инженер Сакриер писал: «…что пулеметы калибра 7,62 мм Норова и конструкции Савина (СН) и конструкции Шпитального (УльтраШКАС) удовлетворяют требованиям высокой скорострельности. Оба пулемета испытаны, причем пулемет Ультра-ШКАС как прошедший раньше, чем пулемет СН войсковые опробования, был начат в мае 1939 года освоением в производстве.

Но, в виду сложности, он не освоен и до сих пор не выпущено ни одного пулемета. Одновременно с этим пулемет СН, прошедший войсковые опробования позднее, во всем распознал отличных показателей, чем пулемет УльтраШКАС. Помимо этого, он намного проще и надежнее в эксплуатации, кроме того чем пулемет ШКАС. Исходя из этого целесообразно в качестве авиационного пулемета громадной скорострельности совсем принять пулемет СН.»

Комментарии, как говорится, излишни. По всей видимости, довести до приемлемой надежности собственный УльтраШКАС Шпитальный так и не смог, параллельно похоронив детище Норова и Савина. К тому же, как и у пулемета СН у УльтраШКАСа при его эксплуатации неизбежно появились бы неприятности с перегревом ствола, заключенного в кожух цилиндра.

Не смотря на то, что, справедливости для, нужно подчернуть, что у детища Шпитального в отличие от пулемета СН корпус и ствол газового стакана были для интенсивного охлаждения оснащены поперечным оребрением.

Умелый УльтраШКАС кроме этого испытывался в турельной версии на бомбардировщиках ММН и СББ Архангельского и ДБ-3Ф Ильюшина, но по понятным обстоятельствам развития не взял.

УльтраШКАС с прицелом ПТЛ-39А в башенной турели СУ на прототипе бомбардировщика ДБ-3ф

Любопытно еще одно изделие, созданное на базе пулеметов Шпитального -механическое соединение двух пулеметов ШКАС. В 1935 — 1936 гг. конструкторы ПКБ ТОЗа К. Руднев, В. Полюбин и А. Троненков создали т.н. механическую спарку пулеметов ШКАС. Конструкция данной установки снабжала одновременную стрельбу из обоих пулеметов, чем достигалась скорострельность до 3600-4000 выстр./мин.

Принцип действия новой совокупности заключался в применении энергии пороховых газов, образующихся на протяжении выстрела в одном пулемете, для ускорения возвратного перемещения частей другого пулемета. Скоро гениальные оружейники сумели довести темп стрельбы спарки, в доработке которой участвовали А. А. Мамонтов, Н. Ф. Токарев, А. А. Волков,до 6000-6400 выстр./мин. Механическая спарка пулеметов ШКАС удачно выдержала полигонные опробования.

В сентябре 1936 г. спаренные пулеметы ШКАС были установлены на серийный самолет СБ и испытаны в воздухе. На базе этих опробований в июне 1937 г. новой совокупности было присвоено наименование «механическая спарка ШКАС (МСШ)», и министерство оборонной индустрии обязывался изготовить серию числом 20 шт. С целью проведения войсковых опробований механические спарки ШКАС устанавливались в качестве носовой пулеметной установки на самолетах-бомбардировщиках СБ и АР-2.

Подробности о МСШ и, например, о механике ее работы, остались за кадром, равно как и отсутствуют ее фотографии. По всей видимости, МСШ кинематически схожа с двухствольным пулеметом В.И. Силина ЦКВСВ-19 и более ранней германской конструкцией Карла Гаста.

Действительно, в этом случае, в плагиате Шпитального заподозрить нет обстоятельств, потому, что пулемет ЦКВСВ-19 был создан позднее МСШ.

7,62-мм летный пулемет Слостина КБ-П-65

Незадолго до начала войны проект скорострельного авиационного пулемета, применяющего разработку Я.П. Авдышева с подвижными в противофазе затвором и стволом, связанными между собой кинематически, представил конструктор КБ-2 Ковровского пулеметного завода Иван Ильич Слостин, создатель многоствольных «шквальных» пулеметов.

Эскизный проект пулемета с внутрифирменным обозначением КБ-П-65 (пример 150/3) был создан И.И. Слостиным в начале 1941 года в инициативном порядке и одобрен главой КБ-2 В.А. Дегтяревым.

По окончании чего был создан технический проект пулемета, в котором кроме И.И.Слостина принимали участие А.А. Дементьев, О.Л. Быкова, Н.П.

Платонов, Н.А. Бугров,

12 мая 1941 года технический проект был рассмотрен на техсовете министерства оружия, как «летный пулемет Дегтярева», наряду с этим имя разработчика, Слостина не упоминалось.

На техсовете было отмечено, что пулемет отличается предельной простотой конструкции, наряду с этим темп стрельбы близок либо кроме того больше, чем у серийного пулемета ШКАС, габаритами и малой массой, минимальным числом подробностей (при полной разборке – всего 78, включая крепеж), и высокой производственной технологичностью и воображает интерес в части нового принципа автоматики.

Как и в проектах пулеметов СН Норова и Савина и УльтраШКАС Шпитального и Комарицкого, в пулемете КБ-П-65 была применена схема подвижного на длину патрона ствола, в котором движение его вперед осуществлялся за счет отводимых из него газов. Совершенно верно равно как и в упомянутых выше примерах, газоотводная трубка в пулемете отсутствовала, а штоком газового двигателя являлся сам ствол, заключенный в гильзу-цилиндр. Ствол через зубчато-реечную передачу был связан с затвором, имеющим секторные выступы.

Затвор закрывал патрон в каморе патронника поворотом на 75 градусов. Питание имело возможность осуществляться как из рассыпной ленты от пулемета ШКАС, так и матерчатой от Максима с любой стороны приемника. Пулемет имел газовый регулятор, разрешавший изменять темп стрельбы от 1300 до 1960 выстр/мин.

Наряду с этим оружие, будучи весьма компактным (протяженность 675 мм) и легким – всего 6,5 кг, предполагалось к применению как авиационного – в турельном, крыльевом и синхронном вариантах, так и ручного с сошек либо станков, комплектовалось легким выдвижным прикладом.

Пара опытных образцов пулемета КБ-П-65 были изготовлены уже по окончании начала войны, и по окончании введения на заводе положения в связи с доводкой и экстренным выпуском серийных образцов оружия данный занимательный проект был закрыт.

Пулемет Ю.Ф.Юрченко Ю-7,62

На рубеже 3 и 4 десятилетия 20-го века на Ковровском пулеметном заводе появился один из самых экзотических проектов авиационного стрелкового оружия, созданный Юрием Федоровичем Юрченко. Пулемет, имевший в базе автоматики оружия кривошипно-шатунный механизм.

Изучая задачи увеличения скорострельности оружия, Юрченко увидел, что главной проблемой, которая значительно сказывается на скорострельности, есть то, что в хороших схемах работы скорость теряется в крайних точках хода затвора. Помимо этого, повышение скорострельности при таких схемах ведет к значительному понижению ресурса оружия.

Юрий Юрченко подметил, что практически эту проблему решили уже до него, осталось лишь реализовать то, что было сделано под новые задачи. Так, Юрченко обратил внимание, что первый в мире пулемет Хайрема Максима уже несет в себе элементы скорострельного оружия. Затвор пулемета Максима кривошипно-шатунного типа, и потому скорость его перемещения изменяется синусоидально.

При таком роде перемещении затвора кроме того при повышении скорости его перемещения его скорость в конце и начале перемещения относительно мала, соответственно возможно рассчитывать на меньшие инерционные силовые нагрузки на патрон, разрешающие исключить его разрушение либо распатронивание.

В отличие от пулемета Максима, у которого части кривошипа поворачиваются на угол менее 180º, Юрченко устроил кривошип, поворачивающийся, как пишут, на угол целых 350º. Это исключало удар подвижных частей в крайнем заднем положении. Т.е. цикл автоматики был фактически безударный.

При каждом повороте для того чтобы кривошипа совершался полный цикл работы автоматики. Патрон разгонялся медлено, и инерционные нагрузки на пулю не превосходили упрочнения ее запрессовки в гильзу, соответственно, не происходило распатронивания. Подобно пулемету ШКАС, патрон в пулемете Юрченко не извлекался из ленты назад перед досыланием в патронник, а досылался конкретно вперед.

Во второй половине 30-ых годов XX века Юрченко представил на опробования версию собственного пулемета Ю-7,62 под патрон 7,62х54R, в которой кроме весьма несложной конструкции добился огромной скорострельности. Темп стрельбы пулемета Юрченко составлял 5000 выстр./мин.

Действительно, на протяжении опробований на Ногинском Научно-исследовательском полигоне авиационного оружия ВВС РККА пулемет Ю-7,62 не выдержал столь интенсивной стрельбы и был возвращен на доработку, был доработан, прошел опробования и поставлен в замысел на 1941 год по изготовлению первой умелой партии.

Но с переориентацией завода и началом войны на выпуск противотанковых ружей тема была отложена, а по окончании войны уже более не поднималась.

Крупнокалиберная версия пулемета Юрченко – Ю-12,7 была представлена на опробование во второй половине 30-ых годов двадцатого века. Темп стрельбы составил 2000 выстр/мин, вес 24 кг (для сравнения – серийный летный пулемет с газовым двигателем УБ-12,7 весил 21 кг при темпе стрельбы 1000 выстрелов в 60 секунд). Но и данный вариант не был принят на вооружение по обстоятельству поперечного габарита.

Профиль пулемета напоминал гитару (гриф – ствол, первое утолщение – приемник патронов, второе утолщение – кривошип).

К сожалению, не обращая внимания на все преимущества пулемета Юрченко, он страдал одним недочётом, что зарывал всецело разработку конструктора на два метра в почву. Дело в том, что в то время еще не было технологии изготовления стволов, каковые бы имели возможность выдержать таковой большой темп стрельбы.

на данный момент единственный сохранившийся экземпляр пулемета Ю-7,62 находится в Центральном музее Армии РФ.

Модификация

СН

ЦКВСВ-19

УльтраШКАС

КБ-П-65

Ю-7,62

Калибр, мм

7,62

7,62

7,62

7,62

7,62

Тип автоматики

Газоотвод с откатом ствола вперед

—//—

—//—

—//—

Кривошипно-шатунный

Масса, кг

6.5

Протяженность, мм

675

Протяженность ствола, мм

610

Темп стрельбы, выстр/мин

3000

3500

2400-3000

1300-1950

До 5000

Начальная скорость пули, м/с

775—825

775—825

775—825

775—825

775—825

Емкость магазина

лента

лента

лента

лента

лента

Масса пули, г.

9.0 – 10.4

9.0 – 10.4

9.0 – 10.4

9.0 – 10.4

9.0 – 10.4

Тип снаряда

7,62?54R

ШКАС

7,62?54R

ШКАС

7,62?54R

ШКАС

7,62?54R

7,62?54R

Источник: Андрей Васильев Автоматическое оружие с кривошипно-шатунным механизмом перезаряжания

Пулемет Корд

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: