Поговорим о предвоенных тяжёлых танках ркка

Не сомневаюсь, все любители истории отечественной военной техники в курсе, как развивалось в СССР направление тяжёлых танков.

Но, думаю, не будет лишним, «возвращаясь к первоистокам», напомнить такие нюансы, как критерии выбора защиты, подвижности и вооружения тяжёлых танков.

А они уже в то время были очень несложны и логичны. Тяжёлый танк, изначально предназначавшийся для прорыва заблаговременно укреплённых полос позиционной обороны, должен быть защищён не просто от ПТП дивизионов и штатных батарей ПТО возможного соперника (не говоря уже про всякие ПТР), вместе с тем иметь защиту на настоящих расстояниях боя и от снарядов орудий дивизионной (тем более полковой) артиллерии – потому, что как раз такие орудия (в т ч. в казематном/капонирном выполнении) составляли тогда большая часть артиллерийских огневых точек тех самых полос заблаговременно подготовленной позиционной обороны.

Исходя из этого в ТТЗ на проектирование Т-35, бронезащита фигурировала на уровне 30–40 (по факту 30–50) мм.

на данный момент для многих такая бронезащита, прописанная в ТТЗ от 1931 года, думается легко смешной, но ТТЗ производили исходя из НАСТОЯЩИХ угроз, существовавших на то время. И этими угрозами представлялись, в первую очередь, малокалиберные ПТ, полковые и дивизионные пушки. Так вот – броню указанной толщины малокалиберная ПТП (включая самые популярные в мире 37 мм) имела возможность пробить лишь с маленьких расстояний (в то время – намного менее 500 м).

Полковые пушки-окурки бронепробиваемость имели ещё хуже. А также дивизионная пушка обр. ПМВ 50-мм нижнюю лобовую бронеплиту Т-35А (позднее заменённую на 70-мм), имела возможность пробить опять-таки лишь с дистанции менее 500 м. Т. е. не имея возможности ещё расширить массу танка для усиления бронезащиты, решили остановиться на разумном компромиссе, полагая, что до роковых расстояний бессчётные экипажи тяжёлых танков (вкупе с поддерживающей их пехотой) способны вовремя рассмотреть и нейтрализовать все перечисленные выше угрозы.

Про оружие Т-35А уже очень многое говорилось. По сути, это был не слишком-то оптимальный винегрет. В совершенстве, база оружия Т-35А – в основной башне, 76,2-мм полуавтоматическая особая танковая пушка ПС-3 с высокой скорострельностью, боеприпасом и хорошей баллистикой, талантливым не только разрушать лёгкие полевые упрочнения, но и пробивать броню любого танка (в случае если внезапно пригодится).

Всё другое оружие – сугубо вспомогательное и в полной мере могло быть ограничено пулемётами в малых башнях, как на британском тяжёлом танке «Индепендент».

Поговорим о предвоенных тяжёлых танках ркка

Но теоретическая возможность и советский максимализм артобстрела сходу нескольких целей стали причиной проекту с двумя дополнительными малокалиберными пушками. Не буду на данный момент осуждать это очень спорное ответ, но его реализация, да ещё под 45-мм орудия в двухместных башнях, стала причиной значительному повышению габаритов танка и соответственно его массы.

(Т-35А)

В итоге, танк оказался запредельно тяжёлым (50 т вместо прописанных в ТТЗ 37 т), а его надёжность упала ниже плинтуса. Подвижность автомобили наряду с этим особенной критике не подвергалась, потому, что тяжёлому позиционному танку прорыва торопиться в принципе некуда. Всё равняется каждая заблаговременно подготовленная полоса обороны соперника предусматривает массу труднопреодолимых для танков препятствий, многие из которых лишь тяжёлый танк и может преодолевать с ходу и без инженерной помощи, благодаря длине, вооружению и массе.

Но, не имея соответствующего опыта, с танком копались через чур продолжительно – и без того уж оказалось, что ещё до начала собственного серийного выпуска в первой половине 30-ых годов XX века танк успел устареть. В ТТЗ на новый танк уже требовалось защитить от снарядов более длинностволых дивизионных пушек, а оружие сделать талантливым бороться с ДОТами. Причём с двумя в один момент!

Но поставить на танк требуемую броню в 40–60 мм и пара башен с разнообразным артвооружением калибром до корпусного включительно (107-мм пушка либо 152-мм гаубица), не выйдя за рамки разумной массы, выяснилось совсем нереально. И в то время, когда вес разрабатываемой автомобили от ИЗНАЧАЛЬНО НЕПРИЕМЛЕМЫХ 75 т пополз к легко сумасшедшим 90 т при сложности и умопомрачительной стоимости, все работы над Т-39 были свёрнуты.

Снова к теме тяжёлых танков возвратились лишь по окончании Испании, в рамках неспециализированного курса на повышение бронезащиты танков ВСЕХ классов. Как раз тогда руководивший в Испании интернациональной танковой бригадой новый глава АБТУ Д.Г. Павлов сформулировал требования по бронезащите для всех типов новых советских танков. Касательно нового тяжёлого танка в том месте говорилось:

– для тяжёлых танков – защищать от огня 47-мм пушки на всех дальностях, либо от огня 76-мм пушки на дальности 800–1000 м, либо не меньше 60 мм толщины

При проектировании новых танков нужно предусмотреть возможность повышения уровня бронезащиты на протяжении модернизации

Т. е. тут опять тёмным по белому прописаны угрозы, от которых танк обязана защищать его броня. И эти угрозы – ГЛАВНЫЕ средства ПТО в виде противотанковых и дивизионных пушек. Никаких оглядок на некие экстренные сверхмощные эрзац-средства.

Что означало «предусмотреть повышение уровня бронезащиты» в то время, конкретно для тяжёлого танка, неизвестно. Вероятнее, расчёт делался на новые, перспективные главные же средства ПТО соперника (таковыми у немцев стали 50- и 75-мм ПТП). Быть может, хоть и маловероятно, он имел в виду дивизионные орудия более большого калибра (так как немцы к тому времени от 75-мм дивизионных пушек уже давно отказались, а 105-мм гаубица пробивала до 56 мм брони).

Нельзя исключать, хоть и очень вызывающе большие сомнения, что Павлов имел ввиду и защиту от ББСов германских 88-мм зенитных орудий и корпусных 105-мм пушек, каковые весьма ограниченно использовались в Испании для противодействия бронетехнике .

(Германские 88-мм зенитка – известная «ахт-кома-ахт» и 105-мм тяжёлая пушка)

Но, повторюсь – это очень вызывающе большие сомнения, потому, что как ПТП, и та и вторая – это весьма тяжёлые, немобильные и не хорошо маскируемые эрзацы, использовавшиеся для борьбы с отдельными, прорвавшимися к их позициям, танками. Т. е. весьма ограниченно и сугубо вынужденно. К тому же, это орудия с бронепробиваемостью, парировать которую на танке того времени (37 год на дворе), оставаясь в разумных границах по массе, нереально в принципе (ББС 88-мм зенитки уже с дистанции в 1500 м пробивал до 78 мм брони, а ББС 105-мм тяжёлой полевой пушки с той же дистанции разламывал и 100-мм броню!).

Как раз исходя из этого, в уже конкретных ТТТ на проектирование новых тяжёлых танков фигурировала броня как раз оптимальной толщины – всего 60 мм, а не больше! А масса, при трёхбашенной «архитектуре», ограничивалась 60 т – больше не выдерживали стандартные ж/д платформы и главная масса КАПИТАЛЬНЫХ мостов. Т. е. возможно, само собой разумеется, было слепить особый ж/д транспортёр и для более тяжёлой автомобили, но что толку-то?

Эту махину и выгрузить далеко не на каждой станции окажется, и что с ней дальше-то делать, в случае если её ни один мост (ВКЛЮЧАЯ КАПИТАЛЬНЫЕ!) не выдержит? Как немцы, специально для собственных монстров «Тигр-II» (69 т), «Элефант» (68 т) и «Ягдтигр» (75 т) создавать шестиосные (две трёхосных тележки) транспортёры грузоподъёмностью до 80 т и целые операции по перемещению организовывать (потому, что мостов, талантливых выдержать такую нагрузку, мало и маршрут, соответственно, приходится строить очень замысловатый), по пути разламывая и перекраивая все графики перемещения обычного транспорта? Благо немцы тех чудовищ сумели наклепать не большое количество и затраченных на производство ресурсов и своё сотворение они и на полпроцента не оправдали, из-за проблем и банальной малочисленности с логистикой.

Возможно, чутка поразмыслив и отыскав в памяти, что ни один танк советской разработки ни при каких обстоятельствах не укладывался в заданный вес, массу в ТТЗ решили разумно уменьшить до 55 аккумуляторная при двухбашенной схеме. Наряду с этим, в отличие от так и не дождавшегося трёхдюймовки с хорошей баллистикой Т-35А, новые танки изначально должны были вооружаться достаточно замечательными новыми 76,2-мм пушками в основной башне.

Но новым двухбашенным тяжеловесам СМК (55 т) и Т-100 (58 т) «дорожку перебежал» КВ, что проектировался как «однобашенный танк прорыва массой до 50 т, но с оружием как у двухбашенного СМК».

(СМК, Т-100 и прототип КВ)

За счёт ликвидации второй избытка и башни длины, КВ практически ИЗНАЧАЛЬНО взял то самое повышение бронезащиты, о котором, в расчёте на возможность, сказал Павлов.

И в действительности! 75-мм броню КВ не пробивали не только 37- и 47-мм ПТП, но и перспективная германская 50-мм ПТП (5 cm Pak-38), которую немцы разрабатывали с 1938 года именно на возможность, зная, что у французов имеется танки, каковые их стандартная 37-мм «дверная колотушка» не пробьёт.

(5 cm Pak-38)

Более того! При такой-то броне, КВ ещё и до тех предельных 50 т недотягивал – масса серийных автомобилей вып. 40 г. была всего 43,1 т, и лишь автомобили выпуска 41 г. потяжелели до 47,5 т. Т. е. ещё имелся маленькой резерв по массе на возможность – и 52-тонный КВ-2 тому свидетель!

(КВ-1 сборки ЛКЗ с пушкой Л-11 и умелый КВ-2)

И всё бы хорошо, казалось бы, доводи себе КВ до ума, ставь его в серию и радуйся – ни у кого в мире нет ничего аналогичного, а также перспективным штатным средствам ПТО возможного соперника он будет не по зубам (а вот 60-мм броню СМК либо Т-100, как и среднего Т-34М (не говоря уже об простом Т-34), она пробила бы – действительно, с дистанции немногим более 100 м, но однако). Но, тут с нашим управлением случилась натуральная ШИЗОФРЕНИЯ.

17 июля 40-го, ЛКЗ взял из СНК распоряжение № 1288-495сс, в котором предписывалось создать на базе танка КВ два танка с бронёй 90 мм (один с 76-мм пушкой, второй с 85-мм), два танка с бронёй 100 мм (один с 76-мм пушкой, второй с 85-мм), плюс тяжёлую САУ.

Задание на сотворение новой модификации КВ с 90-мм бронёй (Т-150) я могу растолковать лишь попыткой реализовать до конца ТТЗ на КВ – так как изначально оно упиралось в планку 50 т, а также 47-тонный КВ-1 обр. 41 г. данный лимит какбэ малость недобирал. Вопрос – а для чего танку, фактически, такая броня, наверное, вдумчиво не рассматривался.

Раз могёт – значит обязан! Возможно, само собой разумеется, высказать предположение, что советской разведке удалось добыть данные о разработке в Германии 75-мм противотанковой пушки (работа начата в 39-ом году) и которая, теоретически, имела возможность бы стать самым замечательным ШТАТНЫМ средством ПТО германских пехотных, моторизованных и танковых дивизий. Но на оружие-то её примут лишь внимание – в 42-ом!

А кто-ж это имел возможность заблаговременно знать?

(7,5 cm Pak-40)

Но, опять-таки рассуждая В ТО ВРЕМЯ здраво и логически, без всякого послезнания, возможно было бы высказать предположение, что та 75-мм пушка весьма вряд ли будет иметь баллистику круче, чем имеет могучая 55-калиберная советская 76,2-мм зенитка 3К, которая собственными очень замечательными выстрелами была в состоянии ББСом пробить с дистанции 1000 м 68 мм брони, а с 500 м – до 78 мм (реально та 75-мм ПТП немцев имела длину ствола 46 клб.). Так как ПТП, кроме очевидной мощности, ещё необходимы минимальный личный вес для мобильности и компактность для маскируемости – что неизбежно ограничивает ту самую мощность.

Т. е. на настоящих расстояниях боя как правило, в теории, и штатной 75-мм брони КВ в полной мере хватило бы. На тот случай, в случае если внезапно не хватит, возможно задуматься и об экранировании – благо вес кроме того 25-мм экранов дополнительной ЛОКАЛЬНОЙ защиты добавит к массе КВ меньше, чем новый цельный корпус из 90-мм брони. И самое основное – защита КВ в районах экранирования будет действеннее! 75 мм + 25 – это в сумме ровно 100, причём как раз и сугубо в том месте, где это нужнее всего.

А германская 75-мм ПТП в РИ кроме того при 46-калиберном стволе была замечательнее и с дистанции 100 м имела возможность пробить броню толщиной до 98 мм. Т. е. защита экранированного КВ, кроме того с учётом, что «сэндвич» менее стоек, чем монолит, тот выстрел на подавляющем большинстве расстояний боя имела возможность держать, а вот 90-мм монолит уже не факт, что удержит. Вот в РИ и начали ещё до начала ВОВ, «чисто на всякий случай» ставить на КВ-1 25-мм бронеэкраны, по факту появлявшиеся в 41-ом году излишними.

Но хто-ж опять-таки знал?! Попаданцив нема!

(КВ-1 с 25-мм экранами)

Но, в случае если поразмыслить, это всё-таки был конечный, чисто перестраховочный вариант. А объективно ориентироваться по максимуму имели возможность лишь на ту самую 55-калиберную 3К. Т. е. нежели рассуждать логически исходя из тогдашних реалий, повторюсь – и 75-мм брони хватало.

(76,2-мм зенитная пушка обр. 31 г. 3К)

Так супротив кого придумывали КВ-150 с 90-мм бронёй? Возможно, против той самой «ахт-кома-ахт»? Так как немцы применяли эту зенитку для борьбы с толстобронными французскими танками.

Не так ли?

Нет. Это весьма вряд ли. Правильнее по большому счету никак.

Во-первых, 88-мм германская зенитка пробивала не 90, а до 98 мм брони (тут скорее нужно вести уже обращение о КВ со 100-мм бронёй, но вот именно его-то никто создавать и не планировал, это был чистый опыт на возможность). Но это не основное. Германская ЗЕНИТКА была как раз ЗЕНИТКОЙ, а не штатным ПТО Вермахта.

Никому бы и в голову не пришло придумывать танки с защитой против неё, потому, что этих зениток По большому счету не было в структуре пехотных дивизий Вермахта, позиции которых предстояло бы прорывать тяжёлым танкам в полосах заблаговременно подготовленной обороны. Эти зенитки являлись собственностью ПВО (в основном нёсших ответственность за ПВО ВВС!), и только совсем ничтожная их часть пребывала в РЕЗЕРВЕ командования в качестве экстренных средств ПТО, откуда они отдельными противотанковыми дивизионами по 12 орудий придавались механизированным соединениям.

Причём в совсем травяных количествах. Скажем, для кампании на Западе в 40-ом, против Франции, Англии, Голландии и Бельгии, были выделены всего ТРИ (!) формально противотанковых дивизиона по 12 буксируемых 88-мм зенитных орудий и отдельная рота из 6 САУ с этими же пушками на полугусеничных шасси. Вот лишь предназначались все они, в основном, для уничтожения прямой наводкой французских и бельгийских упрочнений, да артиллерийской помощи механизированных частей – солидную часть их БК составляли ОФСы.

Само собой разумеется, опыт вынужденного применения немцами «ахт-кома-ахт» в качестве ПТП также возможно теоретически учитывать, но совсем довольно глупо переоценивать его значение, потому, что повторюсь – никто и ни при каких обстоятельствах в то время не рассматривал 88-мм зенитку в качестве ГЛАВНОГО средства ПТО – это было экстренное оружие из запасников РГК. Как аналог – отечественные 85-мм зенитки, которыми сугубо и только по дефициту ШТАТНЫХ орудий (57-мм ПТП и 107-мм полевых), оснащались предвоенные противотанковые бригады.

У немцев с этим всё было ещё значительно скромнее, и превосходный французский опыт (в который у нас кое кто неизменно пальцем тычет) они, возможно сообщить, по большому счету НЕ оценили от слова совсем – потому, что и работы по 75-мм ПТП не были форсированы (в отличие от 50-мм ПТП), и для операции «Барбаросса» (а это, минуточку, замысел разгрома огромного СССР, владевшего самым громадным танковым парком в мире!) в качестве РЕЗЕРВА ПТО была задействована всего лишь та самая отдельная рота в 6 универсальных полугусеничных САУ. И усё!

(Вот таких, столь пугающих многих, УНИВЕРСАЛЬНЫХ, а не сугубо противотанковых САУ, немцы произвели всего-навсего 10 единиц на шасси полугусеничного арттягача Sd.Kfz.8 и 15 САУ на шасси Sd.Kfz.9)

Это позже, уже по окончании «знакомства» с отечественными КВ и Т-34 они нужно будет использовать 88-мм ЗЕНИТКИ из ПВО против танков и, схватившись за голову от слабости собственных штатных средств ПТО, массово потащили «ахт-кома-ахт» на Восточный фронт в виде ПТ-дивизионов но опять-таки временно приданной собственности РГК! Ни в одну пехотную, или другую дивизию, на постоянной базе в качестве штатного средства ПТО они не включались, потому, что это так же, как и прежде оставались экстренные средства качественного усиления.

Самое забавное – настоящие 88-мм ПТП немцы создали лишь в первой половине 40-ых годов двадцатого века, но и они дружно «ушли» в РГК, так и не став ГЛАВНЫМИ штатными средствами ПТО Вермахта. И было с чего! Эти очень тяжёлые и громоздкие хрени, каковые германские воины обзывали «амбарными воротами», маневренность имели ниже всякой критики, и в случае если бой принимал маневренный темперамент, затрудняя своевременный подход транспорта, пушки приходилось .

(ПТП 8,8 cm Pak 43/41. Мучения расчёта на верхнем фото и не разбитая, а скорее легко кинутая (об этом говорит снятый замок казённика) пушка на позиции)

И в случае если уж сами немцы эту 88-мм ЗЕНИТНУЮ хрень осознавали как средство сугубо резервное, экстренное, с какой стати в СССР по этому поводу мочиться в брюки и потребовать напялить на КВ 90-мм броню, которую, кстати, та «ахт-кома-ахт» всё равняется пробивает, а вот 75 + 25 именно не факт что пробьёт? Ну и игнор КВ со 100-мм бронёй, которая именно была бы супротив «ахт-кома-ахт» «самое–то», совсем ставит крест на притягивании повышения бронезащиты КВ к нелепым страстям по 88-мм германской зенитке. Всё.

Проехали и забыли.

В общем, я настаиваю на версии, что 50-тонный Т-150 с 90-мм бронёй – это только попытка до конца реализовать заложенный в конструкции КВ потенциал, что разрешит заранее снять, мутную до тех пор пока, угрозу той самой 75-мм ПТП, в случае если её ТТХ окажутся важнее предполагаемых теоретически – из этого же и экранировка КВ-1. Всё легко.

И, опять-таки в теории, оно бы кроме того и хорошо. Но! Беда в том, что и со своей сугубо штатной 75-мм бронёй КВ бегал весьма не имеет значения, имел громадной перечень очень важных недоработок и, иногда, военная приёмка устраивала принципиальные демарши, отказываясь принимать новые танки.

А переход с 75-мм брони на 90-мм конкретно потребовал полной остановки производства на пара месяцев (каковые было бы лучше израсходовать на доведение до ума фактически КВ). К тому же, с производством кроме того 75-мм башен и корпусов ЛКЗ имел такие неприятности, что были начаты испытания по изготовлению литых башен и корпусов, что хоть и снижало их снарядостойкость, но упрощало разработку.

И, кстати, в то время, когда это самое литьё было освоено, для КВ начали отливать башни, толщину стенок которых, чтобы не утратить в прочности, Было нужно расширить до тех самых 90 мм! Надёжного двигателя подходящей мощности (хотя бы и форсированного ветхого) для КВ с 90-мм бронёй также ещё не было.

В общем, ЛКЗ, покинув КВ-1 на попечение инженеров-технологов (больше озабоченных понижением трудоёмкости изготовления КВ, его себестоимости, проблемой сдачи готовых танков госприёмке и обеспечением гарантийного пробега), забросил главную часть работ по доведению автомобили до ума и с головой ушёл в работу по сотворению на базе КВ новой модификации, с 90-мм бронёй и перезаточкой уже под него всех тех улучшений, что следовало бы сделать в КВ-1. Ну и параллельно приступил к реструкуризации производства под выпуск танка Т-150 (КВ с 90-мм пушкой и бронёй Ф-34).

Уже в самом таком подходе, ИМХО, кроется неточность. Создавать более тяжёлую модификацию танка, что ввиду конструктивных недоработок и при существующем весе практически есть «танком предельных параметров» как с инженерной, так и с производственной точек зрения – имеется не что иное, как неисправимая (и в полной мере тщетная) погоня за журавлём в небе и практически удушение той самой синицы в руках. И это, пока, мы говорили сугубо о в полной мере себе реалистичной модели с бронёй в 90 мм!

Но маразм крепчал, и к 1 декабря 40 г., в соответствии с всё того же распоряжения, ЛКЗ был обязан создать и выстроить два танка Т-220 со 100-мм бронёй, массой 56 т (которая в ходе разработки выросла до 62,7 т). Обратите внимание на УЖЕ вылезший за рамки допустимого вес. Но так как сделали!

Очевидно, снова за счёт качественной доводки КВ.

Оба танка, и Т-150 и Т-220, прошли опробования и в полной мере ожидаемо, были посланы на доработку.

В случае если весьма вызывающую большие сомнения необходимость в Т-150 (КВ с 90-мм бронёй) я уже разбирал, то, что сообщить о Т-220 со 100-мм массой и бронёй более 62 т? Притом, что для него опять-таки необходимы новые разработки, новые агрегаты и узлы, новый двигатель (от КВ-1 уже не годятся) – т. е. по всему это уже принципиально новый танк, хоть и выглядящий только как удлинённый на один каток Т-150 с башней, напоминающей башню КВ-2, в которой установили 85-мм орудие.

На какое то время здравый суть восторжествовал – Т-220 предали забвению и 15 марта 1941 года выходит распоряжение, обязывающее ЛКЗ перейти в июне 1941 года на выпуск 52-тонного Т-150 под индексом КВ-3, а выпуск КВ-1 неспешно передать на ЧТЗ.

(Т-220 вверху и Т-150, он же КВ-3, внизу. От КВ-1 КВ-3 снаружи фактически не отличался)

Согласитесь, не самое рациональное ответ (доводить до ума КВ-1 «по-взрослому» уже некому), но объяснимое – КВ-3 по сути – это «предельная выжимка» из КВ-1 с параллельным устранением всех его косяков (та же тупая хрень-развод, что произошла с «недоводимым» Т-34 и «превосходным» Т-34М). В этот самый момент самый важный вопрос, В то время, когда В действительности ЛКЗ сумел бы освоить данный танк в серии, подвисает в воздухе, потому, что издавать грозные распоряжения начать выпуск нового танка к указанной дате – это одно, а практически спроектировать, испытать и запустить-таки в серию уже не опытный образец, а вправду боевую, качественную машину – совсем второе.

Не очень-то это сочетается и с замыслами формирования 29 МК Ну, разве что на очень отдалённую возможность. И достаточно кислую – т. е. всё то время, что ЛКЗ затратит на перечисленные выше мероприятия, армия будет получать сугубо «неполноценные» КВ из задела ЛКЗ и с ЧТЗ что также ещё не известно, сколько времени практически будет осваивать серийный выпуск. Скорбь А ведь в том, что война на носу, сомневались лишь те, кто принципиально не желал этого осознавать.

Да и те вероятнее это осознавали, но просто не желали верить до самой последней 60 секунд.

Ещё один, наскипидаривший отечественную влиятельную «шизу» «гром грянул» в марте-апреле 1941 года, с возникновением информации о разработке а также якобы запуске в производство новых тяжёлых танков в Германии. И ЛКЗ приказали все работы по Т-150 (КВ-3) прекратить и безотлагательно заняться танком с бронёй до 120 мм, 107-мм массой и пушкой 68 т (Т-223). И сейчас уже этому монстру присваивается индекс КВ-3.

(Новая «реинкарнация» КВ-3 – танк Т-223)

Логичный вопрос – НУ И НАХУА? Отвечать на него принято с древесным лицом, неподдельным кошмаром в глазах и дрожью в голосе, дескать, это ЕСТЕСТВЕННАЯ реакция на данные о новых тяжёлых германских танках. Так и тянет ласково задать вопрос испуганных (чтобы у них ненароком днище не прорвало) – а Вы, почтенные параноики, добытые разведкой чёрта тех германских тяжёлых танков пристально взглянули?

Хватит трястись и позволяйте смотреть их совместно.

Итак, что же: «но разведка доложила совершенно верно»?

Тяжёлый танк компании «Хеншель». Вес всего 36 т. Броня до 60 мм. Пушка 75 мм.

Его кроме того разглядывать в качестве соперника КВ-1 запрещено.

Тяжёлый танк компании «Порше», при массе в 45 т имел бронезащиту до 80 мм. Не вкруговую, как 75 мм на отечественном КВ, а в какой-то только части (лоб корпуса, вероятнее). И по броне, и по оружию (длинностволая 75-мм пушка, плюс 20-мм, или одна 105-мм гаубица) именно в полной мере соответствовал КВ-1 (на прототипе стояла спарка 76-мм и 45-мм орудий).

Особенно если бы вместе с другими улучшениями КВ-1 взял длинностволую 76,2-мм пушку «громадной мощности» Ф-27 («громадной мощности», это указывает выстрел и баллистику от 76,2-мм зенитки 3К, пробивавшей ту 80-мм броню). С Ф-27 и 25-мм экранами КВ-1 и этого немца «крыл» Кроме того Т-150 лепить потребности нет.

И вот против этих «соперников», только один из которых едва-едва подтягивался к уровню отечественного, уже реально, а не по слухам, производимого серийно КВ-1, обосравшееся управление РККА решило забабахать объективно НЕПОДЪЁМНУЮ ни для индустрии, ни для логистики 68-тонную махину (в ходе разработки масса подскочила до 72 т!) со 120-мм бронёй и 107-мм пушкой?! Разве это не паранойя? Кроме того в расчёте на какую-то мутную возможность.

А о том, что промышленность до тех пор пока ещё не обучилась делать как следует кроме того 47-тонные танки, о том, что у конструкторов до тех пор пока не хорошо получается и 52-тонный умелый танк, о том, что для перевозки 68-тонной (тем более 72 т) махины нужен особый ж/д транспортёр и его по большому счету никакие мосты держать не будут, поразмыслили? Ни двигателя, ни трансмиссии, ни кроме того брони для для того чтобы танка ещё в природе не существует.

Попытка применять в качестве «исходника» и без того конструктивно в далеком прошлом перетяжелённый 62-тонный умелый Т-220, догруженный балластом до 70 т, стала причиной бессчётным трансмиссии и фатальным поломкам подвески. Но машину настойчиво разрабатывали! К 22 июня 41 года было завершено изготовление нижней части корпуса, шасси и трансмиссии. По темпам работ возможно высказать предположение, что были задействованы все силы КБ.

Но не тут-то было! Щас!

В разведданных фигурировал ещё один разрабатываемый немцами танк, массой 90 (ДЕВЯНОСТО!!!) тысячь киллограм с оружием в виде одной 105-мм и двух 20-мм пушек. И вместо того, чтобы отнестись к данной информации или с юмором, или с сочувствием к тому логистическому геморрою, что заполучит Вермахт в нагрузку к этому монстру, во всё том же приказе о переходе с «умеренного» на монструазный КВ-3 показались разделы:

«О танке КВ-4» с требованием создать и изготовить к 1 октября 41 г. танк с бронёй до 130 мм, с возможностью повышения её толщины до 150 мм и оружием в виде 107-мм пушки. Причём полный макет и технический проект должны были готовься уже к 15 июня!

«О танке КВ-5» с требованием создать и изготовить к 10 ноября 41 г. танк с бронёй до 170 мм, пушкой 107 мм и дизелем в 1200 л.с. Проек

Обзор новых танков СССР

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: