Мир грандиозной византийской империи

Прекрасная альтернатива сотрудника Серафима (его АИ с картами я уже выкладывал ранее). Сущность развилки возможно прочесть в предисловии к статье. И напоминаю, что это в первую очередь другая карта, а АИ всего лишь пояснение к ней.

Мир грандиозной византийской империи

Как уже было сообщено ранее, развилка в том, что сразу после смерти Мухаммеда Халифат развалился. Приблизительно поколение арабы выясняли, кто сейчас основной, а в то время, когда наконец узнали, силы были уже не те. По окончании пары пограничных сражений с Византией, Халиф с Базилевсом заключают исторический контракт, сущность которого сводится к совместному удару по Персии.

Персы для того чтобы надругательства не выдержали и развалились, а армия правоверных развернула грандиозный поход на восток и через три столетия дошла аж до Вьетнама.

Но возвратимся к Европе. Конечно, отмена одной напасти не отменила кучи вторых. Византии так же, как и прежде приходилось сражаться с варварами, волноваться дворцовые перевороты, нашествие и гражданские войны “монголов”. Иногда приходил эпидемии и голод, забирая с собой большую часть популяции. Дела шли не шатко ни валко, но позже Византийцы выстроили Канал Трех Императоров и им поперло.

Новый путь из Средиземного Моря в Красное стал самым судоходным на планете и начал приносить грандиозные барыши. При таком раскладе Америки нафиг никому не сдались, и потому открыли их ирландские и датские моряки аж в конце 16 века. Потому что торговые дороги не вышли за пределы Средиземного Моря, Северная и Западная Европа остались окраинной и бедной частью мира, тогда как Балканы, Иберия и Италия появились в центре торговых дорог.

Следующим основополагающим событием местной истории стала Великая (Буржуазная) Ромейская Революция 1739 года, которая стала обстоятельством грандиозной военной кампании, перевернувшей всю землю. К концу ВРР Константинополь объединил под своим началом солидную часть планеты и всецело правил Почвой в течении чуть менее полутора столетий.

Но как это в большинстве случаев не редкость, монополии ни к чему хорошему не приводят, и потому начиная с середины 19 века Самая Большая Империя в истории начинает клониться к упадку и заканчивает собственный существование в топке Великой Контрреволюции 1888 года. Потому что вместе с Господством рассыпалась мировая экономика, человечество стало жертвой беспрецедентного кризиса, что вызвал великое множества региональных войн, эпидемий, анархии и голода. Смута растянулась на полтора десятилетия и осталась в памяти как самый кровавый период за всю письменную историю.

С того времени обстановка значительно стабилизировалась. Реформированная Ромейская Империя сохранила позиции мирового фаворита, но покинула попытки объединить Почву армейским методом. На мировой арене показались пара больших игроков, которым доверяет Константинополь и потому разрешает иметь собственную территорию ответственности.

Случился передел колоний в Африке и Азии, появились и окрепли новые идеологические течения. Мир возвратился к обычному состоянию, и в скором будущем ни у кого нет обстоятельств подвергать сомнению сложившийся порядок. Возможно сообщить что на ближайшие пара десятилетий мир надежно застрахован от громадной войны.

Что касается технического уровня, эта ветка действительности обгоняет отечественную приблизительно на три десятилетия.

Карта в громадном разрешении

Великие державы:

Византийская Империя – третья часть земной суши, пятая часть населения планеты, добрая половина глобальной экономики. лидер и Ультимативная сверхдержава во всех вероятных сферах. Ромее не нужен армейский блок – она сама себе НАТО, ОВД и все другое в одном флаконе.

Ей не необходимы экономические альянсы – ромейскому капиталу и товарам открыты каждые двери, стоит лишь культурно попросить. Константинополю не нужна армия, дабы подавить торговая – блокада и сопротивление санкции за год не покинут камня на камне от любой экономики кроме того в самой отдаленной точки Почвы. И однако армия у Ромеи имеется, и если доверять прогнозам аналитиков, кроме того из войны против всего остального человечества она выйдет победителем.

Да, к середине 20 века Византия стала неоспоримым центром цивилизации и глубокой культурной сокровищницей человечества. Но так было не всегда. Чуть более полувека назад положение Вечного Города была значительно лучше.

Но обо всем по порядку.

Как уже было сообщено выше, до открытия Канала дела у Византии шли ни шатко ни валко. Дворцовые перевороты, восстания, варвары снова же. Новый восход Рима начался в начале 15 века в то время, когда по окончании практически столетнего строительства удалось доделать канал, соединяющий Средиземное море и Красное.

Новый пролив мгновенно стал жемчужиной Ромейской Империи и главной причиной, по которой элиты в борьбе между собой стали вести себя куда более сдержанно, потому что осознавали, что новый торговый путь – поразительно лакомый кусок, и стоит Константинополю дать слабины, актив скоро перейдет в чужие руки. В новом качестве Первой Среди Равных Ромейская Империя просуществовала три века.

Торговые фирмы основали фактории по всей Азии, неутомимые исследователи уходили все дальше и дальше на восток, переплыли Нескончаемый Океан, изобрели что то новое (не придав этому, но, никакого значения) и начали заселять Австралию. Неспешно Константинополь закрепил за собой Месопотамию, Причерноморье и Персию. Но снова таки все было не гладко.

Вспыхивали постоянные войны с Индией, туземные королевства бунтовали, Аппенинский полуостров всегда пытался уйти в независимое плавание и без того потом. Но не обращая внимания на все невзгоды и эти препятствия, отрыв Рима от ближайших соперников из года в год становился все больше. Однако, будучи хорошей полной монархией, Византия не смогла избежать хороших же неприятностей аналогичных строев. К концу 17 века Империя начала клониться к упадку.

Пара неудачных реформ, пара проигранных войн, и вот уже кроме того Канал не оказывает помощь свести дебет с кредитом. В конце 1730-х Константинополь отправился на крайние меры и постарался повысить налоги для третьего сословия, тем самым случайно революцию. Не прошло и года, как пламя восстания распространился по всему Средиземноморью и страна начала разваливаться на части.

Еще через год соперники осмелели достаточно для того, чтобы начать отрывать куски от наследия Вечного Города. В те годы многим казалось, что дни Империи сочтены. Так бы вероятнее и произошло, и Византия скрылась в тумане истории, но на горизонте показался Антон Лигорид, Наполеон этого мира.

мудрый политик и Блистательный полководец, он за год забрал под контроль Балканы и Анатолию, за три стал причиной покорности Италию, Персию и Северную Африку, а за четыре развернул самую грандиозную военную кампанию в истории . Армия тысячи народов как нож через масло прошла все те империи, что днем ранее, как шакалы, пробовали поживиться исконно-визинтийскими почвами.

Потому что тут не было Англичанки, которая имела возможность подгадить, и России, которая имела возможность предательски ударить морозом в пояснице, антиромейским коалициям сохранять надежду было не на что. По причине через чур стремительного исчерпания потенциальных участников их успело собраться всего две. К середине 50-х годов 18 века армии Лигорида полностью прошли всю Евразию. Власть Ромейской Господства признали европейские колонии и эмираты Индии в Бразилии, племена Тартарии и китайские Сыны Неба.

Все они стали новыми частями Римского Мира, куда устремились тысячи прогрессоров со всей цивилизованной Европы – учить покорившихся дикарей обычаям и нормам Величайшей Культуры. Перед Лигоридом склонило голову 90% человечества, которое жило на ? суши. Вне его владений были лишь внутренние, тогда еще неисследованные, регионы Африки, приблизительно добрая половина Северной Бразилии, и таинственная ледяная почва на юге.

Грубо говоря каждая точка Почвы, где обитал куда и человек возможно было добраться, не погибнув от заболеваний, подчинялась воле одного человека. “Sol semper in vertice” (солнце неизменно в зените) – стало девизом новой Империи, что как бы намекало, что империя обладает территориями на всех долготах Почвы, а новый миропорядок пришел окончательно.

Конечно, Таковой успех вынудил императора мира мало отправиться головой, да что уж в том месте, не его одного. Ромейцы, сумевшие под его управлением выстроить наибольшую империю в истории , весьма скоро стали почитать “Базилевса Базилевсов” как Всевышнего. Да и сам Лигорид сделал вывод, что он сейчас не какой-то в том месте дальний родственник бывшей царствующей семействе (что было правдой), но и еще потомок фараонов и самого Ра.

Все намеки на республику (которая и была целью революции) были упразднены, страна возвратилась к безотносительной монархии. По всей планете как грибы по окончании дождя росли храмы Всевышнего-Императора, которому все молились как умели – единого обряда еще не существовало. Тем временем в метрополию стекались имперские десятины со всего мира, богатства столь большие, что снова, как во времена древнего Египта, Рима и Греции, появилась неприятность их утилизации.

А все мы знаем, что не редкость, в то время, когда цивилизация не знает куда девать накопленные сокровища – промискуитет, разврат, чудеса и гедонизм света. Казалось, Средиземноморье попало в эру противоестественного брака античности и паровых автомобилей. К началу 19 века Греко-Анатолия стала царством Содома, что свет не видывал кроме того во времена расцвета Западно-Римской Империи. В шёлке и золоте утопали целые города.

Всевышний-его потомки и Император поддерживали таковой образ судьбы, да и сами в нем принимали участие, но не отказывали себе в наслаждении растратить средства целых континентов на увековечивание правления, тем самым открыв новую эру великих строек. По велению Антуана рядом от столицы была возведена усыпальница – пирамида, в два с половиной раза превосходящая по высоте последнее пристанище Хеопса.

Его сын кроме этого не стал размениваться на мелочи и выстроил себе одну стометровую статую, чьи ступни находились по различные берега Канала Трех Императоров, и дюжина штук мельче, каковые были возведены на крайних точках подотчетных континентов. Для развлечения царствующая семейство заставляла вести войну между собой флоты и целые армии, строила города в пустыне и срывала горы.

Один из рода Божественных подарил собственной невесте неестественный остров из белого песка, второй обратил целый народ в рабство лишь за то, что ему не понравилась приветственная церемония, третий устроил представление под открытым небом методом расстрела и поджигания города любого, кто пробовал его покинуть (зрители хлопали в ладоши). Миллионы людей были сожжены в топках великих строек за эти немыслимые 100 лет. Это было грандиозно, это было жутко.

Конечно, таковой порядок не имел возможности продолжаться всегда а также легко продолжительно. Во его правления сына и времена Антуана колонии во многом сдерживались большим авторитетом Императора, но по окончании их смерти, начиная с 30-х годов 19 века, количество восстаний быстро пошло вверх. У Империи все еще были ресурсы, дабы их подавить, но из года в год их требовалось все больше, тогда как экономика стагнировала уже много лет.

С 50-х годов Константинополю было нужно идти на уступки. Самые сильные либо самые дальние колонии приобретали сперва политическую, а позже и экономическую автономию. Под контролем центра империя медлительно фрагментировалась, но это лишь замедлило спад. Власть планетарных монополий, чудовищно неповоротливая бюрократия, правовой универсализм в полностью чуждых друг другу регионах, провал политики повсеместной романизации – все это копилось год за годом, десятилетие за десятилетием.

Клубок неприятностей рос по экспоненте и к концу 70-х превратился в гордиев узел из гордиевых узлов. Что через декаду вспыхнул. Последующие полтора десятилетия вошли в историю как Великая Контрреволюция, и стали самыми кровавыми за всю историю.

Коллапс мирового страны сопровождался исчезновением всякой власти, распадом экономики до отметки бартера, переселением народов, сексом, геноцидом и инцестом. Бывшие колонии, провинции а также кое-какие части метрополии провозглашали независимость.

По окончании полутора десятилетий вакханалии Рим, пара оправившись от понесенного урона, установил контроль над наиболее значимыми провинциями и организовал себе новую конституцию. По ней Константинополь делается сенатской монархией, признает независимость большинства бывших колоний и их новые границы, зарекается от армейского ответа интернациональных неприятностей, делается поручителем мира на планете и без того потом.

Осевая цель Ромеи остается прошлой – романизация всего человечества, но сейчас только экономическими и дипломатическими способами. Тут нужно сделать отступление и поведать об идеологии Вечного Города – цивилизме. Цивилизм как концепция показался еще до Великой Революции. Его главная мысль заключалась в том что цивилизация – это не просто социальный конструкт, но живое существо, эрзац-всевышний, конечная цель развития любого общества.

Его плоть – это граждане, кровь – культура и законы, нервы – национальный аппарат, и без того потом. Для его зарождения миллионы людей должны в течении нескольких поколений настойчиво трудиться над преобразованием себя и внешней среды, но данный труд оправдан, поскольку только живя в цивилизации, индивид перестает быть животным и делается человеком, личность которого может полностью раскрыть собственный потенциал.

Дальше начинается казуистика, которая связана с тем, что человечество за собственную историю выстроило пара видов цивилизаций, но все они не сбалансированы и больны от рождения, а потому разрушаются под ударами дикарей или по внутренним обстоятельствам. И лишь ромейский тип цивилизации, подлинный и здоровый, способен излечить человечество и принести населениям украины процветание и богатство. Конечно, и человек, на которого снизошла такая благодать, обязан отвечать множеству параметров.

Ромейский гражданин обязан прекрасно знать законы и выполнять их, быть в меру альтруистичен и морально развит, причем в последнем случае речь заходит не о классических сокровищах (напротив, толерантность в моде), а о честности, ответственности, рациональности, эмоции долга и без того потом. Все, кто под эти критерии не подходят, разрушают тело Б-га, а потому пускать их в цивилизацию вредно и очень нежелательно.

На ранних этапах Господства цивилизм в полной мере допускал, что большая часть безжалостных народов по большому счету не люди, а потому их возможно истребить и заселить Почву цивилизованными ромеями. Но так как масштабы задачи были через чур громадны кроме того для мирового страны, от данной тактики отказались в пользу агрессивного прогрессорства.

Кроме этого в это время к цивилизму присовокупился культ Всевышнего-Императора, в соответствии с которому Лигорид – аватар цивилизации, концентрированный дух ромейского народа, наглядное подтверждение правильности учения. Падение Господства продемонстрировало, что это не совсем соответствует действительности, и потому Новая Ромейская Империя собирается распространять собственные совершенства только мирными методами и на необязательной базе.

В административном замысле Ромея – это ассиметричная федерация, в которой имеется пара типов субъектов:

  1. Домен Базилевса – корневые территории греко-ромеев, где император имеет хоть какие конкретно то полномочия. В теории он может ввести чрезвычайное положение и сосредоточить в собственных руках все органы власти, но на практике он в большинстве случаев во всем соглашается с сенатом. В плане уровня судьбы, доходов и благосостояния, богатейший регион Почвы.

  2. Политии – самые развитые и романизированные (по окончании домена) регионы империи. Пользуются безотносительным доверием Константинополя, исходя из этого имеют автономию приблизительно на уровне РИ штатов.

  3. Диоцезы – минимум автономии, максимум контроля из центра. Усиленно романизируются, дабы пройти тест на цивилизованность и перейти в статус политий.

  4. Фемы – минимум гражданской администрации, максимум армейского контроля. Варвары-аборигены во внутренних делах имеют некое самоуправление, но наряду с этим находятся под твёрдым прессингом со стороны всевозможных цивилизаторов. На имперском уровне прав практически не имеют, при неповиновения без зазрения совести будут залиты газом, детей, в случае если повезет, перед этим изымут. В общем и целом эдакий фронтир для внутренней колонизации

  5. Экзархаты – колонии и это все о нем. Приведение к ромейским стандартам – далекая возможность.

В общем и целом в первой половине 40-ых годов двадцатого века положение Ромеи более чем устойчивое. Все сильнейшие державы мира втянуты в совокупность, выстроенную Константинополем, и выполняют строго отведенные им роли, независимо от того что говорит официальная пропаганда.

Французская Империя – вторая экономика мира, фаворит Западной Европы, конституционная монархия. Правая рука Константинополя и его ближайший союзник. В идеологическом замысле аналогична Ромее с ее цивилизмом, но без прочего альтруизма и мессианства. Одной из первых взяла автономию в составе Ромейской Гегемонии и, воспользовавшись шансом, забрала под контроль большую часть Африки и Азинезии.

В то время, когда началась Контрреволюция, мирно и без истерик вышла из состава Ромеи, забрав с собой все заработанное. На протяжении Великой Европейской Войны внесла главную лепту в дело остановки распространения дикаизма, и с того времени остается фаворитом мирового антидикаистического фронта. Как следствие, с Германией отношения весьма натянутые, войска двух держав систематично, хоть и негласно, сталкиваются на полях сражений третьих государств.

Но воинствующий милитаризм не затрагивает метрополию, и если не считать грандиозных оборонительных валов от Альпов до Северного Моря, ситуация в Западной и Центральной Европе спокойная. Но, это не мешает Франции на основании “германской угрозы” всецело осуществлять контроль Швабию еще со времен Европейской Войны. Местные не против.

Кроме этого Ромея назначила Париж главой клуба ядерных держав, которых тут всего четыре: Ромея, Гренландия, Франция и Индия.

Индийский Халифат – третья экономика мира. Фаворит Уммы Правоверных Наций. Тоталитарная религиозная диктатура, чья роль во всемирной политике – фрондировать Ромею по всем фронтам.

На словах – основной неприятель Константинополя, ночь и который день подготавливается к Великому Западному Походу, дабы окончательно уничтожить Царство Содома. На деле Индия и Ромея очень сильно связаны, в особенности в экономической сфере, потому что Константинополь – наибольший кредитор и основной торговый партнер Патны. Что весьма интересно, для Ромеи Индия также нужна и выполняет роль “империи зла” и возмутительного варварства, квинтэссенцией всего того, с чем борется и пробует искоренить Рим.

Обе стороны в полной мере устраивает таковой расклад.

Но в конечном итоге индийцы совсем не дикари. За столетия, совершённые в режиме осажденной крепости, в то время, когда Лигорид покинул за правоверными лишь внутренние районы Индостана, индийский ислам смог приспособится к новым задачам и поспособствовать модернизации и ускоренному прогрессу.

Исходя из этого индийцы, не обращая внимания на всю собственную религиозность, положительно относятся к любым техническим инновациям, без неприятностей принимают науку, смогут в независимое создание ядерных бомб и запуск сателлитов. Более того, в управлении страной нет-нет да и вводятся кое-какие технократические элементы, наподобие инженеров и диванов учёных, пятилетних замыслов развития и без того потом. В далекой возможности Индия ключевой кандидат на роль второй сверхдержавы, которая сможет кинуть вызов многовековой господстве Константинополя.

Гренландская Империя – четвертая сильнейшее государство и экономика мира западного полушария. Конституционная монархия с парламентской народовластием, негласный фаворит “либерального мира” в том смысле, что в случае если для Константинополя цивилизация превыше всего, и лишь в ее рамках человек возможно свободен, то для Гормборга свобода верховная сокровище сама по себе. Но, по окончании Великой Контрреволюции это не обстоятельство для распрей с гегемоном.

Гренландия была открыта датчанами еще в шестанадцатом веке и скоро стала основной переселенческой колонией для мигрантов со всей Северной Европы Но обстановка неожиданно изменилась в 1748, в то время, когда ко мне переехал датский император вместе с казной, свитой и всем флотом. Колония стала метрополией, и сообщить благодарю за это нужно Лигориду и его объединительным войнам, на протяжении которых Ютланд и другая Скандинавия стали провинциями Ромейской Гегемонии.

Следующие полтора века страна управляла атлантическую часть второй антиромейской коалиции (ну, по очень мере того, что от нее осталось), пережила попытку десанта и континентальную блокаду, победила в паре морских сражений и десятилетие вела полупартизанскую войну с захватчиками в Сортленде. Но, имеется вывод, и очень обоснованное, что независимость Гренландии во времена Господства была обусловлена договорняком – Константинополю нужна была территория, максимально далекая от всех торговых дорог, куда он имел возможность безболезненно отправлять антирежимные элементы.

Иначе говоря население Зеленой Страны пополнялось несогласными со всего Ветхого Света. В 1880-х, в то время, когда началась Великая Контрреволюция, гренландский флот без боя вошел в родные порты Норвегии и Дании и празднично провозгласил возвращение этих земель под власть короны. На берегу его встречали много тысяч рыдающих от счастья разлученных соотечественников.

Так как за время разлуки экономический и политический вес самой Гренландии увеличился на порядки, а бывшая метрополия, напротив, пришла в запустение, центр воссоединенной страны остался в новом свете. в первых рядах была война с декаистами и новая колониальная гонка, но основное опробования было позали, Ромея признала за Гренландией право быть арбитром в Новом Свете. С того времени страна с уверенностью наблюдает в будущее и движется вперед.

Германское Дикаистское Королевство – к моменту, в то время, когда Ромейская Господство начала разваливаться, учению дикаизма было уже много лет. На начальной стадии это был один из многих вариантах всем известного КНОР. Главная мысль заключалось в справедливости, правильнее в ее отсутствии: мир несправедлив сам по себе, и люди, каковые должны бы это исправить, этим заниматься не желают.

В этом корень всех неприятностей. Ответ предлагалось следующее:

1) От каждого по вкладу, каждому по труду. Минимизация прибавочной цене, но не ее упразднение. Буржуа и аристократы должны приобретать собственную честную приз за организацию производства.

В общем и целом пропорциональное распределение доходов.

2) Открытость социальных лифтов. Любой должен иметь возможность занять место в обществе соотносимое со собственными возможностями.

3) Распределительно-рыночная экономика. В честном обществе человек возможно богатым, но не может быть бедным. Потому плановое распределение на национальные работы неимущих и безработных. Всем найдется чем заняться.

Пособий не предусматривается – потому что противоречит пункту 1. Как следствие имеется статья за тунеядство.

4) Бесплатное образование для каждого гражданина, чтобы он имел возможность максимально полно раскрыть собственный потенциал и трудиться на благо общества.

5) Этатизм, потому что честное общество не имеет возможности обойтись без страны. Но у народа имеется неотъемлемое право на революцию, в случае если государство несправедливо.

6) В случае если церковь содействует построению честного общества – она союзник, в случае если нет – должна быть упразднена либо реформирована на благо страны.

7) Забота о немощных, ветхих и неспособных к работе участниках общества.

8 ) Меритократия. Любой оптимален на своем месте. Наряду с этим меритократическое общество считается высшей формой развития цивилизации.

Продолжительное время это был легко прожект, один из многих. Но по мере того как Господство начала клониться к упадку, другие течения становились все более актуальными; особенно это касалось Германии, где идеей Честного Страны прониклась большая часть оппозиции, простого народа и просвещённого дворянства.

Обстановку усугубила действующая власть, которая до последнего цеплялась за константинопольскую юбку, кроме того тогда, в то время, когда Ромея всецело погрузилась в пучину гражданской войны. Оппозиция этого терпеть не стала, вывела народ на улицы и свергла “предателей и узурпаторов”. По окончании маленькой зачистки всех несогласных, страна начала перестраиваться на новые, дикаистические рельсы.

А тем временем Европа пылала в огне грандиозных потрясений. Страны друг за другом скатывались в гражданские войны, а те, что избежали данной участи, терпели масштабные акты и экономический коллапс неповиновения. Такими условиями грех было не воспользоваться, и в 1895 году Магдебург начал нести свет справедливости во все сопредельные страны.

С Селонией и Поланией неприятностей не появилось, без особенного сопротивления новое учение восприняли и в Баварии. Первые неприятности появились в Батавии, где местным не пришлись по нраву зарубежные армии на собственной почва, а совсем не хорошо стало, в то время, когда Германия, опасаясь потерять момент, напала на Францию. Наступление захлебнулось уже на границе и сменилось позиционной войной, которая растянулась на 3 года и полностью обескровила обе стороны.

К этому времени частично оправилась Ромея и настоятельно внесла предложение закончить бесперспективный конфликт, а обе стороны сочли за лучшее дать согласие и начать переговоры. Между делом Константинополь увидел, что его не устраивает мысль создания единой Дикаистической Федерации на территории Европы, тем самым похоронив еще один германский проект.

С того времени распространение дикаизма в Европе удалось остановить (Испания не в счет), но в остальном мире оставалось огромное поле для деятельности. Магдебург умерил пыл и перешел к тактике революций и прокси войн, Франция и остальные участники Антидикаистического Фронта ответили тем же. К 1940 страсти в Европе улеглись, и никто кроме того не думает р

История Византийской Империи (документальный фильм)

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: