Не очень альтернативный тяжёлый танк ркка

Разработку нового тяжёлого танка на замену неудачному Т-35А, продолжительно откладывали, аргументируя чрезмерно большой ценой постройки и разработки умелого экземпляра (по предварительным оценкам того времени, аж 3 млн. рубликов!).

И внезапно, в 38-ом, вдруг проснулись, но деньги вычислять или разучились вовсе, или в принципе прекратили, бросившись как заполошные проектировать тяжёлые танки сходу аж в трёх, совсем разных моделях, нагрузив этим заказом всех, кто имел хоть какое-то отношение к тяжёлой бронетехнике. И завод имени Кирова (где разрабатывались и Т-35 и Т-28) и ЛКЗ – где создавали Т-28, и ХПЗ, где «строили» Т-35А.

Не очень альтернативный тяжёлый танк ркка

Нужно отметить, ни на одном из этих фирм, для проектирования нового тяжёлого танка не было никакого опыта – по окончании неудачного дебюта с древним Т-35А, мышиной вознёй с реанимацией этого «живого трупа» и попыткой его немедленной замены в лице Т-39, тяжёлыми танками всерьёз никто больше не занимался. А тот «опыт» и вовсе за такой уже возможно было не считать, потому как: «и в далеком прошлом, и неудачно».

Причем хорошо бы устроили конкурс, чтобы без лишних затрат, выбрать для воплощения в металле лучший проект – так нет, всех участников конкурса обеспечили всем нужным не только на разработку проектов, но и на выпуск аж двух экземпляров умелых автомобилей каждого вида! Затраты – большие, из которых a priori, минимум 2/3 псу под хвост!

Кроме того. Сошедший с дистанции ХПЗ (хоть на этом бы сэкономить, так нет!), в ходе гонки, заменил дипломный проект выпускников ВАММ (механизации и военная академия моторизации) – а чё, пускай мальчики также почудят! Экономия выразилась только в том, что вместо второго умелого СМК, решили выстроить тот самый КВ.

И появились на свет божий три чудовища Т-100 от завода имени Кирова, СМК от ЛКЗ, и «студенческий» КВ, из которых два первые – двуглавые, в смысле двухбашенные.

(Умелый тяжёлый танк Т-100)

(Умелый тяжёлый танк СМК)

(Умелый тяжёлый танк КВ. С 76,2 мм пушкой Л-11 спарена 45 мм 20К. В кормовой нише, крупнокалиберный ДК заменён на ДТ – башня с таким комплектом оружия (в ТЗ – «как у СМК») была тесновата)

На вооружение же приняли машину самую недорогую, самую лёгкую и самую сырую, наспех слепленную вдогонку двухбашенникам. Но, справедливости для, нужно в обязательном порядке подчернуть, что, во-первых – доведением проекта КВ до ума и воплощали его в металле, занимались уже отнюдь не студенты, а опытные дядьки (что вовсе не отменяет сказанного выше об отсутствии опыта создания таких автомобилей), и во вторых, Т-100 и СМК разрабатывались в монструазном виде вовсе не от каприза конструкторов, а сугубо исходя из взятого техзадания.

(Так должен был смотреться СМК изначально)

Так или иначе, на вооружение приняли как раз КВ, которого не было возможности кроме того с натяжкой назвать победителем в том конкурсе. Потому, что конкурса как такового по большому счету не было. КВ Прописали тяжёлым танком РККА, самым что ни имеется волюнтаристским способом, вероятнее исходя сугубо из его самой низкой из всех представленных образцов цены, кажущейся конструктивной просторы и опять-таки мнимой технологической возможности массового производства.

Что помой-му кроме того логично. А логично ли? Логично, лишь в случае если вычислять логичным сам факт крупносерийного выпуска тяжёлых танков по большому счету – в противном случае так как эта отечественная логика, на интернациональном фоне того времени, как-то сходу преобразовывается в фарс, вне здравого смысла и всякой разумной логики.

Эк загнул?! Ктонить тут по большому счету мыслю уловил?

Да и с качеством разработки того «назначенного»

К тому моменту, в то время, когда произошло официальное принятие КВ на вооружение, Т-100 и СМК уже прошли полный цикл заводских и испытаний и армейских, намотав на собственные гусеницы соответственно: Т-100 – более 1000 км, а СМК и вовсе 1700! А «отстающий» КВ, к тому времени, с грехом пополам, наковылял 485 км и не на жёстком и безжалостном военном полигоне, а на сугубо заводских опробованиях пробегом – чего в большинстве случаев достаточно только, чтобы доказать, что машина по большому счету способна как-то передвигаться. (К началу Финской, КВ прошёл только около 600 км).

И КВ вправду передвигался. Кое как. Но, уже 19 декабря 39 г. его приняли на вооружение!

Стоит ли затем удивляться, что КВ обзывали «время от времени ползающим ДОТом»?

(Тяжёлый танк КВ. «Ходячий ДОТ усугублённый» — в смысле дополнительно экранированный 25 мм бронёй, что делало его «ходячие особенности» ещё более не сильный)

А намного ли лучше обстояли дела с агрегатной частью у Т-100 и СМК?

Из опубликованных материалов по их опробованиям, возможно сделать такие выводы: у СМК имелись схожие неприятности, а у Т-100 к ним ещё добавилась неприятность рессорно-балансировочной подвески, которую потом, на умелой машине, переделанной под САУ, заменили на торсионную. Но у СМК и Т-100 не было мороки с недоведённым дизелем. Их карбюраторные Шумы-34 со всей обвязкой были в далеком прошлом отработаны «во всех позах» на торпедных катерах.

Сейчас сопоставляем даты. Изготовление опытных образцов СМК и Т-100 начали в январе 39-го, а более лёгкий и несложный КВ – в последних числах Февраля, но эта «простота» не помогла ему догнать «старших товарищей». «Сотка» и СМК на большом растоянии обогнали его в километраже пробега. Будь неприятности с агрегатной частью Т-100 и СМК фатальны, КВ точно наверстал бы тот гандикап, но, Наверное, на Финскую, «триумвират» отправилcя при мало изменившемся соотношении. Что в полной мере объяснимо.

Т-100 проектировали умелые конструктора во главе с самим Гинзбургом. Но победить конкурс данный танк не имел возможности в принципе, потому, что как раз Т-100 был из всей троицы самый близок к условиям ТЗ и при пересмотре оного, появился в заведомо проигрышной ситуации – с устаревшей подвеской, самой узкой бронёй и непропорционально громадным весом. СМК-же, был приоритетной разработкой ЛКЗ.

Однако, «важные товарищи» предпочли как раз «золушку» КВ. Он был очевидно дешевле, легче (т. е. его имело возможность выдержать больше мостов), а неприятности с «сырым» трансмиссией и дизельным двигателем, считались в полной мере излечимыми как «детские заболевания» — тем более, очень многое в конструкции КВ, было позаимствовано у того же СМК. Не смотря на то, что, как возможно вылечить изначально недостаточную мощность двигателя – не ясно.

Либо как возможно надеяться на подвеску от СМК, в случае если у КВ, на любой каток приходилось на 600 кг больше нагрузки!? Не напрасно уже по окончании официального принятия на вооружение, в то время, когда танк уже во всю создавали серийно, армейские настойчиво попросили совершить не просто полный цикл опробований танка на полигоне (чего в своё время сделано не было), а усиленный, что КВ с треском провалил, доказав собственную полную небоеспособность.

Армия настаивала на резком сокращении программы выпуска КВ (что в этом виде возможно было применять сугубо в учебных целях), и первостепенной доводке автомобили. Но, вместо этого, полностью повторилась херня с Т-34 – КВ выпускали в небоеспособном виде, неспешно внося в него небольшие улучшения (фактически не затрагивающие двигатель и трансмиссию), параллельно начав разработку нового танка КВ-3.

В итоге, оказалась ситуёвина, в то время, когда кроме того улучшенный КВ, имел возможность в лучшем случае употребляться в конфликтах типа Зимней войны, не потребовавшей от КВ особенной подвижности, при постоянной опеке нянек в лице высокопрофессиональной работы технической поддержки, но категорически не годился для танковых дивизий, входящих в состав мехкорпусов. Но, КВ-то и выбрали, и штамповали, именно как раз для них!

Да, в 41-ом КВ не имел хороших соперников (не считая «ахт-кома-ахт»), но из-за дохлой трансмиссии и слабого мотора был чудовищно неуклюж и ненадёжен. А в то время, когда у танка показался более чем хороший соперник в лице «Тигра», КВ кроме того что мгновенно устарел, его, вопреки здравому смыслу, требующему усиления бронезащиты, подвижности и вооружения, так, как было уместно в 39-ом, но, отнюдь не в 42-ом!

А ведь ещё в сентябре 40-го, бывший военпред на ЛКЗ писал управлению РККА: «Материалы опробований говорят о том, что кроме того при существующем моторе с мощностью в 600 л.с. ходовая часть и трансмиссия трудятся на верхнем пределе и мощности двигателя увеличения и никаких вариантов массы не допускают, тогда как первое неизбежно, а второе нужно».

Так стоило ли принимать на вооружение танк, страдающий вовсе не «детскими заболеваниями», а врождёнными пороками?

И основное – это у КВ неприятность лишнего веса была инвалидностью первой группы с сопутствующей статьёй нетрудоспособности, а у двухбашенных танков, наоборот, этот недочёт, имел возможность бы стать огромным модернизационным запасом!

Аргументирую. Весной 1938-го года, три КБ приобретают ТТЗ на проектирование нового тяжёлого танка трёхбашенной схемы, массой 60 т.

(Сработанная одним очень способным умельцем модель трёхбашенного СМК. Для заинтересовавшихся данной работой в конце статьи ссылка на материал по данной модели)

В декабре того же года, ТТЗ корректируется до двух башен и 55 т. массы. Но, к тому времени, уже полгода полным ходом идёт изготовление и проектирование 60-тонных автомобилей! А уже в последних числах Апреля 39-го (всего через 4 месяца по окончании корректировки ТТЗ) военпред ЛКЗ подписывает акт о полном соответствии ТТЗ не перепроектированного, а уже изготовленного, двухбашенного 55-тонного СМК и выдаёт разрешение на его заводские опробования.

Удачно пройдя их (а чё-ж бы их не пройти 55-тонной машине, агрегатная часть которого, вероятнее, была запланирована на вес в 60 тысячь киллограм?), СМК, 31-го августа передаётся на армейские опробования на полигоне в Кубинке и успевает удачно пройти и их до начала Зимней войны. КВ к тому времени, ещё лишь еле учится ходить на заводском полигоне.

Сейчас, представим себе, что СМК, при подготовке к серийному производству, по окончании удаления ещё одной лишней башни, и маленького излишка длины корпуса (1 каток), со своей мощным двигателем и могучей трансмиссией, заточенными под изначально громадный вес (кроме того не 55 тысячь киллограм, а все 60!), на надёжность агрегатов, вряд ли жаловался бы с такой же возмутительной регулярностью как 47-тонный КВ, вся начинка которого трудилась на пределе (а в 52-тонном КВ-2 и за пределом). И на будущее, мы имели бы запас на бронезащиты и усиление вооружения. Т. е. танк уровня КВ-3, мы в полной мере имели возможность взять ещё до войны.

Из этого альтернатива: танк КВ на вооружение не принимается как «дефективная машина предельных параметров», с вызывающей большие сомнения целесообразностью доводки, благодаря полного отсутствия конструктивного модернизационного запаса. А ещё лучше, по большому счету не разрабатывается – для экономии народных денег. Но танк СМК, как более лёгкий и продемонстрировавший себя лучше, чем соперник Т-100 на полигонных опробованиях (благодаря торсионной подвеске), как лучше защищённый и более надёжный по агрегатной части (а об этом говорит и тот факт, что именно он возглавлял колонны отечественных танков – включая тяжёлые экспериментальные, при атаках на линию Маннергейма в Зимней войне), принимается на вооружение УСЛОВНО – с необходимым переходом в серийной машине на однобашенную архитектуру, при сохранении рассчитанной на прошлый вес агрегатной части, двигателя и проч. (модернизационный запас на будущее).

Кроме этого в списке доработок (без чего серийное производство не имеет смысла) значились качественная доводка этих самых агрегатов и башня поднятого размера под установку 85, 95 либо кроме того 107 мм танковой пушки Грабина. Согласитесь – в случае если уж для среднего танка 76,2 мм пушка стала в далеком прошлом уже нормой, довольно глупо вооружать несравнимо более замечательный и дорогой тяжёлый танк орудием подобного калибра, не талантливым бороться с долгосрочной фортификацией – одной из главных целей тяжёлого танка прорыва.

На писк «усёпропадальцев», что мы не можем производить танковые 85, 95 и 107 мм пушки, возможно не обращать внимания – в данной АИ тяжёлый танк не недоношенная жертва поточного производства, которому нужно большое количество таких пушек, в частности что малосерийная, достаточно узкоспециализированная и дорогая машина, для нескольких десятков (в лучшем случае сотен) экземпляров которой, в полной мере возможно взять такое же количество вправду сложных технологически стволов.

Да и, в итоге, в случае если уж проблему этих самых стволов запрещено будет решить, на таковой танк, с его задачами, в полной мере уместно будет взгромоздить хоть 122, хоть 152 мм гаубицу – благо в размерах башни нас платформа не ограничивает, хоть такую же, что установили на КВ-2, ставь!

Другое оружие. В совершенстве, на столь замечательной машине не должно быть места для ущербных ДТ, не талантливых вести долгий интенсивный пламя. Напомню, что ещё при разработке первого советского бронеавтомобиля БА-27, армейскими, в первый раз познакомившимися с новеньким ДТ-29, ребром ставился вопрос о резком повышении ресурса этого пулемёта введением дополнительной совокупности охлаждения ствола – без чего он, по тем уже временам (по окончании максимушки-то!), в качестве танкового, считался убогим суррогатом – каковым, но, и остался.

Вместо ДТ-шек, на новом тяжёлом танке обязана красоваться танковая версия нового станкового ДС. Пулемёт данный начали было производить серийно, но скоро посыпались рекламации, что он не хорошо переносит неизбежную в поле грязь, да и ресурс отдельных подробностей был не велик. Для танковой же версии, эти неприятности не критичны.

(Станковый пулемёт ДС-39)

А чтобы не тратить боеприпасы громадного калибра на всякую чуть бронированную шелупонь, с главным орудием в полной мере уместно спарить что-то более лёгкое и скорострельное. Мне думается, оптимальнее подошла бы автоматическая 20 мм пушка (на 37 мм недостаток замахиваться не будем). Да хоть та же 45 мм танковая 20К – как у умелой версии КВ, но с присобаченным к ней автоматом заряжания – по сути, это уже самозарядное орудие с обоймами на 6 патронов (эту хрень в РИ и создали, и в полной мере удачно испытали, не смотря на то, что в серию, по в полной мере понятным обстоятельствам не запускали – для ПВО она не годилась, а для военной техники, не так чтобы была очень сильно нужна, учитывая её не мелкие габариты, цена и в полной мере удовлетворительную скорострельность простой 20К).

Для малосерийного же тяжёлого танка, мы, возможно, в полной мере можем позволить себе такую роскошь. По крайней мере, на автомобилях, производимых в мирное время. В военное же, всю эту лепоту заменит простой крупнокалиберный ДШК, что, к тому же, возможно будет переставлять и на зенитную турель.

Бронирование штатное – если сравнивать с КВ, оно более оптимально и рационально.

Потому, что выпускаться эти танки будут на ЛКЗ вместо Т-28, в полной мере нормально будет сохранить те же количества — т. е. не более чем 150 автомобилей в год (в мирное время). В РИ, ЛКЗ лишь за третий и четыертый кварталы 40-го года, в то время, когда выпуск ещё лишь осваивался, отгрузил армии 139 КВ-1 и 104 КВ-2. Излишне сказать, что это были те самые «время от времени ползающие ДОТы».

Сэкономив на таковой альтернативе, во-первых, пара месяцев разработки, доводки и испытаний и, во вторых, ограничив себя числом для качества, мы возьмём пускай дорогие и малосерийные, но, я надеюсь, хорошие тяжёлые танки, каковые никакой дурак уже не вложит в ТД МК (где собственная рука «загнанных лошадей пристреливает» чаще, чем вражеская в сражении), а будут аккуратно «держать в рукаве» РГК как сильный козырь. А сэкономленные на расширении танкового производства ЛКЗ средства, возможно и, возможно, кроме того необходимо, израсходовать на полную модернизацию 174-го завода, чтобы на год раньше, вместо Т-26, (по готовности самого танка) начать крупносерийный выпуск того же Т-126, не ждя, в то время, когда приключится бюрократический геморрой с Т-50.

КВ (умелый)

СМК (умелый)

Альт СМК

Боевая масса

47,5 т.

55 т.

50 т.

Габариты (м)

6,67х3,32х2,71

8,75х3,40х3,25

7,75х3,40х2,9

Двигатель

Мощность

В-2

600 л.с.

ШУМ-34

850 л.с.

ШУМ-34

850 л.с.

Скорость

Запас хода

34 км/ч

225 км

34,5 км/ч

280 км

40 км/ч

300 км

Бронезащита:

Лоб корп.

Борт корп.

Корма корп.

Башня

75 мм

75 мм

75 мм

75 мм

75 мм

60 мм

55 мм

60 мм

75 мм

60 мм

55 мм

60 мм

Оружие:

Пушки

Пулемёты

76,2 мм (Л-11)

45 мм (20К)

1х12,7 ДШК

2х7,62 ДТ

76,2 мм (Л-11)

45 мм (20К)

1х12.7 ДШК

4х7,62 ДТ

85, 95 либо 107 мм

20 либо 45 мм

1х12,7 ДШК

3хДСТ

Экипаж

5 чел.

7 чел.

5 чел.

(Другой тяжёлый танк СМК серийный 1940 г.)

Пара занимательных сопутствующих ссылок:

http://xif.com.ua/2014/10/31/652-tyazheliy-tank-kv-1.html

http://karopka.ru/forum/forum188/topic14719/

Лекция Александра Гребнева Боевое применение танка Churchill в РККА

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: