Испытано в ссср. средний танк m4a2(76)w

В первый раз американцы задумались об оснащении Medium Tank M4 более замечательным оружием еще в сентябре 1941 года. Годом позднее начались испытания по установке в штатную башню танка 76-мм пушки T1. И не смотря на то, что пушка в башне помещалась, армейские были не весьма довольны таким перевооружением. Было решено установить на М4 башню от среднего танка Medium Tank T23, что так и не отправился в серию.

Это выяснилось несложно, потому, что диаметр погона у башен обоих танков был однообразный.

Незадолго до этого на танки М4 (в СССР на протяжении войны узнаваемые под прозвищем «эмча») стали устанавливать укладки снарядов «мокрого» типа. В серию такие модернизированные автомобили, взявшие к стандартному обозначению добавку (76)W, пошли с января 1944 года. Среди них были и M4A2(76)W, производство которых началось с мая 1944 года.

Эти автомобили поставлялись в СССР по программе ленд-лиза.

Изучение в скоростном режиме

Из мемуаров Дмитрия Лозы «Танкист на Иномарке» возможно сделать вывод, что первые M4A2(76)W были на фронте еще в августе 1944 года. На деле это не верно. В большинстве случаев между запуском новой модификации в серию и возникновением ее в поставках по ленд-лизу проходило как минимум пара месяцев, а время от времени и до полугода. М4А2 с 76-мм пушкой не стали в этом смысле исключением.

Информация о том, что в недалеком будущем в СССР начнут приходить танки M4, оснащенные пушкой калибра 76 мм, поступила из Народного комиссариата внешней торговли 22 августа 1944 года.

Испытано в ссср. средний танк m4a2(76)w
Приемный акт на прибывшие танки М4А2 с 76-мм пушками, начало октября 1944 года

Сами же танки с новыми пушками прибыли еще позднее. Первые автомобили этого типа стали поступать в СССР через Иран во второй половине сентября 1944 года. Это прекрасно возможно проследить по приемным актам за этот период.

Дело в том, что кое-какие автомобили были не до конца укомплектованы. В частности, на четырех танках, прибывших 27 сентября 1944 года в Баку на транспорте «Шубаны», не хватало сигнальных флажков, и возвратных пружин и гильзоулавливателей к пулеметам Browning M1919.

Если судить по ведомости, это были самые первые танки М4 с 76 мм пушками, прибывшие в СССР, по крайней мере южным методом. В полной мере быть может, что единичные автомобили поступили и с северными конвоями, но в том месте учет шел менее совершенно верно. В любом случае, в Неприятный такие танки в сентябре 1944 года не поступали.

Неспециализированный вид M4A2(76)W, Кубинка, ноябрь 1944 года

Полноценные поставки начались уже в октябре. 5 октября с транспортом «Дарма» прибыло 14 М4А2 с пушками 76 мм, столько же поступило с транспортом «Эмба» 14 октября. Всего же за октябрь был принят 131 танк М4А2, из них всего 4 имели пушку калибра 75 мм. Танки направлялись в Неприятный, откуда уже распределялись по частям.

В соответствии с ведомостям, всего за октябрь Горьковская военная приемка приняла 319 M4A2, причем в это число включаются и танки, прибывшие в СССР северными и южными дорогами за сентябрь. Из Горького в воинские части было послано 279 танков М4А2, из них 203 с пушками 76 мм. Потом в документах разделение на танки с пушками калибра 75 и 76 мм провалилось сквозь землю, потому, что поставки М4А2 со ветхими орудиями закончились.

Эта же машина спереди

Новый танк ожидали не только войска, но и эксперты НИБТ Полигона. К 10-м числам сентября в Основное бронетанковое управление Красной Армии (ГБТУ КА) поступила более подробная информация относительно орудий, каковые устанавливались в М4А2 с 76-мм пушкой. В соответствии с ей, в танк имели возможность устанавливаться два типа пушек – М1А1 и М1А2.

В целом эти орудия были аналогичными, за исключением крутизны нарезки. Для М1А1 данный показатель был равен 40 калибрам, а М1А2 – 32 калибрам.

20 сентября была подготовлена программа полигонных опробований

«76 мм пушки, установленной на американском танке М4А2».

В соответствии с ей, предполагалось выяснить начальную другие данные и скорость снаряда. Всего планировалось произвести 182 выстрела, из них 131 бронебойным боеприпасом и 51 осколочно-фугасным. Кроме этого в замысел было включено определение взаимозаменяемости выстрелов пушки танка М4А2 и самоходной установки Т-70 (GMC T70), испытанной на полигоне до того.

Предполагалось выяснить и возможность применения отечественных снарядов, очень обращалось внимание на использование подкалиберных и кумулятивных снарядов. На опробования отводилось 5 дней.

Еще один танк прибыл на опробования на Гороховецкий артиллерийский научно-испытательный умелый полигон (АНИОП)

Испытателям было нужно пара недель ожидать новую матчасть. Танк с регистрационным номером U.S.A. 3080832 для НИБТ Полигона был выделен Горьковской военной приемкой лишь 7 октября.

И это стало только началом нестыковок с начальным замыслами. Вместо опробований конкретно орудия эксперты полигона взяли иное задание – составить краткое техническое описание нового танка. Его подготовили к 14 ноября 1944 года.

Согласно точки зрения экспертов полигона, это была уже четвертая по счету модификация танка. Вторым вариантом считался М4А2 с телескопическим прицелом, «мокрыми» картерами моторов, наварками дополнительной брони на бортах, новым масляным фильтром и уменьшенным до 85 выстрелов боекомплектом. По оценке испытателей, такие танки стали поступать в СССР ближе к концу 1943 года.

Третьей модификацией, если судить по описанию, стал M4A2(75) с переделанным корпусом, но еще без «мокрой» укладки, которую ввели мало позднее.

Эта машина имела более идеальные траки T54E1

Описание было составлено очень поверхностно, по этому поводу в декабре 1944 года произошло разбирательство. Было найдено пара неотёсанных неточностей, например, связанных со стояночным тормозом. Неправильно указывалась толщина дополнительных страниц на бортах – вместо 38 мм их толщину оценили в 25 мм. Кроме этого наличие этих экранов было неправильно истолковано – они защищали не только укладки, но и экипаж в отделении управления. Не увидели на полигоне и того, что у башни пропал полик.

Неспециализированный вердикт был следующим: НИБТ Полигон обязан составить описание заново.

Она же позади

Совсем в противном случае если сравнивать с изначальным замыслом происходило изучение оружия нового танка. Вместо Кубинки задание выяснилось перенаправлено на Гороховецкий артиллерийский полигон (АНИОП), В том же направлении отправился один из прибывших танков с регистрационным номером U.S.A. 3081179.

Опробования стрельбой не проводились, потому, что стало ясно, что каких-то откровений от новой пушки М4А2 если сравнивать с орудиями, установленными на GMC M10 и GMC T70, ожидать не приходится. Дело свелось к составлению указаний и техническому описанию орудия по изюминкам его эксплуатации.

направляться подчернуть, что танк, прибывший на АНИОП, пара отличался от того, что попал в Кубинку. В первом случае машина имела траки T54E1 с грунтозацепами шевронного типа, а во втором – более ранние T49 с тремя грунтозацепами на трак.

Больше, чем легко новая пушка

Столь небрежное отношение экспертов НИБТ Полигона к вопросу описания нового танка во многом разъясняется тем, что их практически перегрузили работой. В один момент им приходилось проводить длительные испытания и изучение многих автомобилей. Достаточно заявить, что приблизительно одновременно с этим он проводили опробования английского танка Cromwell IV и трофейного германского Tiger II. Кроме этого тут изучались трофейные автомобили румынского производства и венгерского.

На этом фоне описание прибывшего М4А2 с 76 мм пушкой, либо, как его довольно часто именовали в отчете, «М4А2–76 мм», смотрелось только еще одной рутинной работой.

Стрелками указаны крепления запасных траков

Лишним доказательством тому есть повторное изучение автомобили, которое длилось В первую очередь 1945 года до конца июля. К моменту, в то время, когда опробования доходили к концу, поставки танков этого типа закончились, в СССР начали приходить более идеальные M4A2E8. Столь продолжительный срок опробований был связан с тем, что сверху пришло указание о долгом ресурсном пробеге. Сейчас обращение шла не просто о более глубоком изучении автомобили, а о полноценных опробованиях.

Столь радикальное изменение задания показалось неспроста: боевая масса танка выросла с 30,9 до 34,1 тысячь киллограм, что не имело возможности не оказать влияние на его надёжность и динамические характеристики.

Укладка зенитного пулемета по-походному

Кроме выросшей боевой массы, заинтересовали управление ГБТУ КА и другие технические изюминки танка. Как и при с советским Т-34-85, M4A2(76)W был не просто танком прошлого примера с новой пушкой. Машина имела совсем новую башню, которая, кроме большего размера, отличалась целым рядом иных изюминок.

В первую очередь, речь заходит о новой командирской башенке D82183. Она заинтересовала экспертов так, что ей был посвящен отдельный отчет, подготовленный в последних числах Декабря 1944 года. Любой из смотровых устройств, установленных на ней, снабжал обзорность в пределах 145 градусов по горизонтали и до 90 градусов по вертикали.

Кроме этого тут имелся перископ, установленный в башенном люке. Как башенка понравилась советским экспертам, возможно делать выводы согласно мнению:

«1. Советовать командирскую башенку американского модернизированного танка М4А2 для установки на отечественных танках, как самый полно отвечающую тактико-техническим требованиям, предъявляемым к танковым командирским башенкам.
2. внутренние габариты и Наружные командирской башенки разрешают установку ее на танках Т-34 и ИС».

И не смотря на то, что башенка эта в чистом виде так на отечественные танки и не попала, ее конструкция покинула собственный след в отечественном танкостроении. Особенно это относится смотровых устройств, каковые снабжали хороший обзор. Фактически в неизменном виде они употреблялись на одном из образцов танка ИС-7, они же использовались и на БТР-152.

Командирская башенка, которая очень сильно заинтересовала экспертов ГБТУ КА

Неплохой была и неспециализированная обзорность модернизированного американского танка. Кроме двух перископов, установленных на крыше отделения управления, имелось еще по одному перископу в люках его-помощника и механика водителя. Непросматриваемое вперед пространство составляло всего 6 метров, что для танка мало.

Помимо этого, сиденья имели регулировку по высоте, так что в походном положении механик-водитель имел возможность ехать, высунувшись из люка. В полной мере достаточным был и обзор с мест наводчика и заряжающего, кроме этого имевших перископические устройства.

Схема секторов обзора смотровых устройств, установленных в танке

Более подробного описания удостоилось и размещение снарядов в танка. Боекомплект снизился до 71 выстрела. Из них 6 пребывало в укладке на полу башни, они употреблялись прежде всего.

Основной же боекомплект был под полом башни в особых кассетах. С правой стороны снаряды пребывали в наклонных кассетах по 5 выстрелов в каждой (всего 35 штук), причем добывать их более сподручно было ассистенту механика-водителя. Еще 30 выстрелов пребывали слева по ходу перемещения, эта укладка являлась главной для заряжающего. Мокрыми укладки назывались по той причине, что между кассетам размещались особые бачки. Летом они заполнялись водой, а зимний период – антифризом.

Это заметно снижало возможность детонации боеукладки при попадании вражеского боеприпаса.

Укладка недалеко от места ассистента механика-водителя

Эксперты НИБТ Полигона оценили подобную укладку неоднозначно. С одной стороны, перевод боекомплекта из надгусеничных полок на пол боевого отделения, и совокупность «мокрой» укладки снизили уязвимость танка от вражеских снарядов. Кроме этого укладки оказались несложными по конструкции, а заодно теоретически повысилось удобство их применения.

Но в некоторых положениях башни укладками становилось пользоваться весьма некомфортно, а для углубления выстрелов из укладки с правой стороны приходилось отвлекать ассистента механика-водителя.

Как бы то ни было, новая укладка вынудила американских инженеров отказаться от полика и ограждения башни. Это было скорее плюсом, потому как во многих случаях ограждение становилось смертельной ловушкой для экипажа, что не имел возможности выбраться из автомобиля. Подобное изменение испытатели причислили к хорошим сторонам новой автомобили.

Схема размещения боезапаса

Как уже упоминалось, программу опробований танка без шуток поменяли. Это было связано с тем, что в ГБТУ КА решили проверить действительность ресурса танка, определенного производителем в размере 300 моточасов либо 2000 км. Неспециализированный километраж ходовых опробований был установлен в 3000 км, из них 100 км танк должен был пройти по шоссе, 1700 по проселочным дорогам в зимних условиях, а оставшиеся 1200 – по проселку в весенних условиях.

Кроме этого в программу опробований входило определение большой скорости танка. Она составила 51,4 км/ч, другими словами кроме того больше, чем паспортная (48 км/ч). Для сравнения, летом 1943 года М4А2 на резино-металлических гусеницах развил скорость 50 км/ч.

Средняя скорость танка по шоссе составила 26 км/ч, а расход горючего – 330 литров на 100 километров. Это было в 2 раза больше, чем у простого М4А2, но более большой расход горючего разъяснялся непростыми дорожными условиями. Это же касалось и низкой средней скорости, которая у М4А2 составила 39,7 км/ч.

Подобное объяснение подтверждается показателями перемещения на проселочных дорогах. Для М4А2 средняя скорость по проселку составила 20 км/ч, а расход горючего 246 литров. Зимний период те же показатели составили 22,4 км/ч и 268 литров соответственно. Что же касается М4А2–76 мм, то для него средняя техническая скорость составила 19,2 км/ч по весеннему проселку, и 15,8 км/ч по зимней проселочной дороге, покрытой снегом глубиной до 0,8 метра. Учитывая темперамент местности, это в полной мере хорошие показатели.

Расход горючего по заснеженному проселку составил 371 литр на 100 километров, а по весеннему – до 410 литров на 100 километров. Как возможно подметить, отличие между шоссе и проселком была маленькой.

В программу опробований попало и преодоление склонов. Зимний период для американского танка непреодолимым стал подъем крутизной 22 градуса, а летом танку удалось преодолеть подъем крутизной 26 градусов. Опробования перемещения по косогору распознали, что зимний период большой крен образовывает 12 градусов, а летом 20 градусов. Во многом ограничивающим проходимость причиной стали траки T49, не снабжавшие надежного сцепления с грунтом.

Собственную лепту вносила и особенность работы механизма поворота с двойным дифференциалом, что допускал пробуксовку на скользком грунте. Опробования в виде буксировки Т-34-85 продемонстрировали, что М4А2–76 мм может тащить данный танк на второй-третьей передачах со средней скоростью 9,5 км/ч, наряду с этим расход горючего вырастал до 490 литров на 100 километров.

Опробования на преодоление подъемов

Надежность танка была в полной мере соответствующей указанным данным. Без неприятностей, но, не обошлось. На 949-м километре опробований перестал работать правый двигатель.

Произошло это вследствие того что мотор трудился в перегрузочном режиме – танк преодолевал тяжелую заснеженную проселочную дорогу. Второй мотор проработал 2126 километров, по окончании чего ему потребовался маленькой ремонт. Неприятности позвала и работа ходовой части.

Начиная с 1339-го километра началось разрушение бандажей опорных катков, по большей части это касалось тех катков, каковые пребывали ближе к кормовой части. Значительно надежнее были траки – до начала нередких разрывов лент они выдержали 3120 километров. Кроме этого имел место износ венцов ведущих колес, потребовали замены пружины.

Опорные катки с отслоившимися бандажами

В целом итоги опробований продемонстрировали, что американский танк по окончании модернизации не ухудшился с позиций надежности. Исключение составляли отдельные элементы ходовой части. Иначе, установка более замечательного орудия существенно повысила эффективность автомобили на поле боя.

Для сравнения, 75-мм пушка пробивала бортовую броню «Тигра» на дистанции 500 метров, а новое орудие делало то же самое на дистанции 2,5 километра. Кроме этого отмечалось большое улучшение обзорности. Опробования стрельбой продемонстрировали, что пушка имеет точность боя и хорошую кучность.

Понравился испытателям и гидравлический привод поворота башни. Наличие гироскопического стабилизатора увеличило точность орудия при стрельбе с ходу на скорости 15 км/ч в 2 раза, а на скорости 25 км/ч – в 5–6 раз. Одним словом, модернизация очевидно удалась.

Рабочая лошадка последнего года войны

Не обращая внимания на то, что по-настоящему массовое поступление M4A2(76)W началось лишь в октябре 1944 года, эта машина была самым массовым типом американских танков, поставлявшихся в СССР по программе ленд-лиза. В соответствии с американским данным, всего в СССР было послано 2095 танков с 76-мм пушками, чуть больше половины от общего объема поставленных в СССР М4А2. Это более чем 2/3 от общего выпуска M4A2(76)W.

Действительно, в число поставленных танков входят и M4A2E8, каковые стали поступать в СССР с апреля 1945 года. Эти автомобили хороши отдельного описания.

Подбитый М4А2 76-мм на могиле майора И.Е. Лагутина, начальника танкового батальона 116-й танковой бригады. Конитце (Хойнице), 1945 год

Первой советской частью, которая приобрела новые танки, стал 27-й отдельный учебный танковый полк (ОУТП), дислоцировавшийся в Баку. Он столкнулся ровно с той же проблемой, с которой столкнулись части, взявшие американские самоходные установки М10 – со снарядным голодом. В весточке, посланной 30 сентября 1944 года, комполка полковник Вылегжанин потребовал обеспечить танки боеприпасами. 28 октября в полк было доставлено 19 277 осколочно-фугасных снарядов и 6952 бронебойных.

На этом неприятности очевидно не закончились: в декабре последовал громадной заказ на 76-мм выстрелы. На любой танк требовалось 10 боекомплектов, 80% от количества заявки приходилось на осколочно-фугасные выстрелы. Отмечалось, что на складах и фронтах запас выстрелов отсутствовал.

Нельзя исключать, что именно этот факт был настоящей обстоятельством изучения возможности применения отечественных снарядов. Снарядный голод стал обстоятельством того, что из замысла опробований М4А2–76 мм было нужно вычеркнуть стрельбу. Проблему решали оперативно: за декабрь северными конвоями через Мурманск в Горьковский автобронетанковый центр было доставлено 33 920 выстрелов, из них 22 044 осколочно-фугасных и 11 876 бронебойных.

Танки из состава 1-го гвардейского механизированного корпуса первыми ворвались в Вену

Еще одной проблемой были случаи неполной комплектации танков. К примеру, 10 танков, прибывших в Неприятный, было нужно комплектовать советскими радиостанциями. Еще 8 танков в ноябре прибыли без прицелов, подобные «недосдачи» имели место и в декабре, и в 1945 году. Нередкой поломкой стал выход из строя стержней походных стопоров крепления люков его-помощника и механика водителя.

В Баку было зафиксировано четыре случая ранения экипажей из-за данной поломки.

Вторая поломка имела очень достаточно специфичный темперамент. Потому, что ствол орудия очень сильно поддерживал габариты танка, на протяжении транспортировки башню поворачивали на 180 градусов. Стопора не имелось, почему часто выходили из строя шестерни механизма вертикальной наводки.

Известной проблемой М4А2 было недостаточное сцепление гусениц с грунтом. Особенно это ощущалось в зимний период. Пот данной причине танки, проходившие через 27-й ОУТП, приобретали шипы, их наваривали на каждый пятый трак.

Данной модернизации автомобили подвергались с ноября 1944 года.

Автомобили из 9-го мехкорпуса входят в Брно, весна 1945 года

Самые первые М4А2–76 мм были посланы в состав 1-го мехкорпуса (мк). Начались эти поставки в октябре, длились они и в ноябре. Корпус, которым руководил генерал С.М.

Кривошеин, входил в состав 2-й танковой армии (с 20 ноября – 2-я Гвардейская танковая армия) 1-го Белорусского фронта. Всего к началу Висло-Одерской операции в составе 1 мк имелось 175 М4А2, все в исправном состоянии. Энергичные меры по насыщению частей снарядами сделали собственный дело: в соответствии с ведомостями по соединению, обеспеченность танков составляла в среднем 1,5 боекомплекта на машину.

Еще больше М4А2 было в составе 8-го гвардейского механизированного корпуса, в составе 2-го Белорусского фронта. По состоянию на 14 января 1945 года в корпусе имелось 185 М4А2. Имелись такие танки и в составе 9-го гвардейского мехкорпуса, что действовал в составе 2-го Украинского фронта.

направляться подчернуть, что во всех этих соединениях в строю все еще оставались и «простые» М4А2 с 75-мм пушками.

Танк из состава 219-й гвардейской танковой бригады, 1-й механизированный корпус. На борту характерный для 1 МК тактический символ. Берлин, апрель 1945 года

Новые американские танки приняли самое активное участие в сражениях зимы-весны 1945 года. Заметным плюсом стало то, что битвы этого периода происходили в значительно более комфортных, с позиций проходимости местности, условиях. В условиях, в то время, когда не требовалось штурмовать сугробы и непролазную грязь, и без того высокая надежность американских танков начала играть все более решающую роль.

Танки 1-го гвардейского мехкорпуса первыми ворвались в Вену. Ключевую роль сыграли и М4А2 1-го мехкорпуса, каковые с северо-запада закрывали кольцо окружения около Берлина. Принимали участие американские автомобили и в освобождении Праги, тут отличился имевший их на вооружении 9-й гвардейский танковый корпус.

Для этого соединения и его танков война на этом не закончилась: в августе 1945 года М4А2–76 мм из состава 9-го гв. мк принимали участие в войне против Японии.

M4A2(76)W в Китае, август 1945 года. Американские танки приняли самое активное участие в разгроме Квантунской армии

В целом необходимо подчеркнуть, что M4A2(76)W стали лучшими танками из тех, что массово поступали в СССР по программе ленд-лиза. По своим чертям они были сопоставимы с советским танком Т-34-85 и в полной мере соответствовали собственному времени.

К сожалению, время их не пощадило: до недавнего времени не было известно ни одного сохранившегося комплектного танка этого типа. Как это время от времени не редкость, помогло несчастье. 20 марта 1945 года торпеда с германской подлодки U-968 послала на дно транспорт SS Thomas Donaldson, что шел в составе конвоя JW-65. Затонувший рядом от острова Кильдин, транспорт очень мало не дошел до Мурманска. На его борту пребывали разные грузы, включая танки.

Затонул транспорт на довольно малый глубине – 60 метров. В 2014 году с дна моря удалось дотянуться первый M4A2(76)W, а в 2016 удалось извлечь еще одну машину. Вероятнее, это не последние танки, поднятые с SS Thomas Donaldson.

Источники:

  • Материалы ЦАМО РФ
  • Материалы РГАКФД

источник: http://warspot.ru/8886-emcha-s-dlinnoy-rukoy

War Thunder | M4A2 (76) W | Реалистичные бои

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: