Испытано в ссср. сверхтяжёлый танк pz.kpfw. maus

Германский сверхтяжёлый танк Pz.Kpfw. Maus покинул заметный след в истории танкостроения. Это был самый тяжёлый в мире танк, созданный в качестве штурмовой автомобили, фактически неуязвимой для вражеского огня. Во многом будущее этого танка была схожей с судьбой другого гиганта — французского FCM 2C, что до сих пор носит звание самого громадного (по габаритам) в мире танка.

Как и французские сверхтяжёлые автомобили, германская так ни при каких обстоятельствах и не вступила в бой: и в том и другом случае экипажи подорвали собственные танки. Ещё одной схожей чертой в их судьбе стало то, что подорванные танки стали объектами и трофеями внимательного изучения.
Непутёвый защитник германского Генштаба

Работы по теме сверхтяжёлых танков и самоходных установок на их базе в Германии были официально свёрнуты во второй половине июля 1944 года. На практике же не был кроме того выполнен приказ 6-го отдела Департамента оружий о сдаче башен и резерва корпусов в металлолом, данный 27 июля. Концерн Krupp запрятал имевшийся задел на складах, где их позднее и нашли британцы с американцами.

19 августа года управление Krupp сообщило Порше о том, что Работа оружий разрешила указание прекратить работу по проекту Typ 205. Эксперты, собиравшие второй прототип, покинули Бёблинген. Но это не означало, что опробования Pz.Kpfw. Maus закончились. В осеннюю пору второй опытный образец танка, носивший обозначение Typ 205/II, взял новый двигатель. Вместо бензинового Daimler-Benz MB.509 машина взяла дизельный MB.517. В первый раз данный мотор предполагалось поставить на танк ещё в осеннюю пору 1942 года.

На этот же раз двигатель был дешёв уже в варианте с турбонаддувом, благодаря чему его мощность выросла до 1200 лошадиных сил. В то время, когда как раз MB.517 был установлен в танк, неизвестно, но в переписке, датируемой 1 декабря 1944 года, говорится о том, что двигатель установлен в Typ 205/II, и его опробования ещё не проводились.

К слову, Порше умудрился совершить установку мотора в обход СС, которая курировала его разработку. В то время, когда эсэсовцы спохватились, стало известно, что один из двух моторов, любой из которых обошёлся немцам в 125 000 рейхсмарок, уже стоит в сверхтяжёлом танке.

Испытано в ссср. сверхтяжёлый танк pz.kpfw. maus

Последняя «прижизненная» фотография опытных образцов Pz.Kpfw. Maus. Сделана она на складе ЖД станции Рухлебен в январе 1945 года

Единственным действенным методом остановить работы по доводке сверхтяжёлого танка стало изъятие у Порше «любимой игрушки». В последних числах Декабря 1944 года оба примера Pz.Kpfw. Maus были перевезены из Бёблингена на склад в районе ЖД станции Рухлебен на западной окраине Берлина.

В том месте они пробыли как минимум до конца января 1945 года, по окончании чего их послали на Куммерсдорфский полигон, расположенный в 25 километрах южнее Берлина. Тут было составлено техническое описание второго опытного образца (одновременно единственного имевшего вооружение и башню), по окончании чего танки поставили в ангар, куда Порше уже не имел возможности добраться.

Что происходило с этими автомобилями во время с января по март 1945 года — неизвестно. Нет никаких точных информации о том, что они принимали участие в каких-либо опробованиях. Но, как раз сейчас могли быть совершены опробования обстрелом первого опытного образца, имевшего обозначение Typ 205/I.

Таким Typ 205/II нашли войска СССР

В марте 1945 года Typ 205/II своим ходом доставили в Вюнсдорф в 2,5 километрах южнее Цоссена, где пребывала ставка германского Генштаба. В советских документах, кстати говоря, это место часто обозначалось как Штамлагер. Машину включили в состав сил, каковые защищали ставку, в районе Цоссена кроме этого проходило внешнее кольцо обороны Берлина.

О том, как употреблялся Typ 205/II в битве за Берлин, написано большое количество, в спорах на эту тему сломано много копий. С определённой долей уверенности возможно сказать только о том, с кем сверхтяжёлый танк Порше возможно имел возможность сражаться. С юго-востока на Берлин наступали части 3-й гвардейской танковой армии.

21 апреля 1945 года входивший в состав этого объединения 6-й гвардейский механизированный корпус достиг предела Топхин, Целенсдорф. До Цоссена оставалось очень мало, его захватили на протяжении ночной атаки с 21 на 22 апреля. Благодаря неразберихе ставка германского Генштаба смогла уйти из Цоссена в момент занятия его 6-м гвардейским танковым корпусом. По воспоминаниям начальника 53-й гвардейской танковой бригады В.С.

Архипова, перед уходом эсэсовцы расстреляли часть штабистов, остальных эвакуировали.

Он же с кормы, на заднем замысле — уничтоженное строение кинотеатра

Что же касается Pz.Kpfw. Maus, то его боевая карьера была маленькой и печальной. На протяжении маневрирования случилась поломка двигателя.

Обездвиженная машина была на перекрёстке Цеппелинштрассе и Церенсдорферштрассе в Вюнсдорфе, рядом от штаба. Она поднялась так, что её нереально было применять кроме того как неподвижную огневую точку. В следствии у её экипажа иного выбора, не считая как подорвать танк, просто не осталось.

Одним словом, никакой смелой обороны не произошло, сверхтяжёлый танк был колоссом на глиняных ногах.

С левого борта повреждения были минимальными. На заднем замысле видно строение караульной работы, на данный момент на его месте находится турагентство

В мемуарах Архипова Pz.Kpfw. Maus V2 упоминается, но с явным искажением картины:

«В городе мы захватили три громадных танка. Люки были открыты, в все в порядке, кроме того снаряды подготовлены к бою – с них снята заводская смазка. Танки были так громадны, что кроме того “Королевский Тигр” показался бы рядом с ними танкеткой. Башня плоская, как блин.

Вооружён танк 155-мм пушкой. На вид весьма внушительная машина, но, совершив аналогию с “Королевским Тигром”, я уверен, что его ходовые качества были низкие».

При взрыве сорвало и дополнительный топливный бак. На заднем замысле видно строение бани

То ли литературный редактор смешал в одну кучу захваченные на Сандомирском плацдарме Pz.Kpfw. Tiger II и Pz.Kpfw. Maus, то ли уже Архипов что-то перепутал, но действительность была другой. Танк достался Красной армии уже подорванным.

Силой взрыва ему оторвало правый борт корпуса и сорвало башню вместе с подбашенным погоном.

Недооценка боевой массы

Ввиду неспециализированной неразберихи в Мае до взорванного на перекрёстке сверхтяжёлого танка никому не было дела. О том, что немцы не только создали, но и выстроили сверхтяжёлые танки, советские эксперты определили уже по окончании окончания военных действий. Лишь в последних числах Мая началось более подробное изучение военно-технического наследия Фашисткой германии, разбросанного около германской столицы.

29 июня 1945 года в адрес управления Госкомобороны (ГКО), включая Сталина и Берию, были посланы докладные записки за подписью главы Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА) маршала бронетанковых армий Я.Н. Федоренко:

«Докладываю, что 4 июня этого года советскими оккупационными армиями в Германии были отысканы два сверхтяжёлых германских танка.

Один из них, с вооружённой башней и дизельмотором — в 40 км южнее Берлина в районе Штамлагер; второй танк с карбюраторным двигателем и необработанной башней — в 62 км южнее Берлина в районе Куммерсдорф.

Изюминкой сверхтяжёлых танков есть использование электротрансмиссии и спаренной установки пушек — большого калибра (128 мм) и калибра 75 мм.

По показаниям германских инженеров, трудившихся на танковом полигоне, сверхтяжёлые танки проектировались конструктором Порше в районе Штутгарт-Боблинген и были изготовлены компанией Нибелунгенверке (в Австрии).

В последних числах Декабря 1944 года оба танка были доставлены на танковый полигон для опробований, откуда один (вооружённый) пример в марте этого года был своим ходом доставлен в Штамлагер.

Воображаю тактико-техническую чёрта сверхтяжёлого танка.

Черта есть ориентировочной, поскольку оба танка были подорванными и детально экспертами не изучены.

Более правильные эти доложу Вам по окончании тщательного изучения этих танков экспертами».

Громаднейший интерес вызвал второй образец сверхтяжёлого танка. Не обращая внимания на то что внутренний взрыв нанёс ему весьма важные повреждения, изучали по большей части как раз его. Дело в том, что первый пример не имел оружия, а вместо башни на него был установлен массо-габаритный макет.

При взрыве башенные люки были оторваны

На место обнаружения прибыли эксперты, каковые приступили к изучению подорванного танка. Для начала было решено составить краткое техническое описание автомобили. Доклад оказался маленьким — всего на 18 страниц. Это было связано с тем, что сверху пришёл приказ составить описание найденной автомобили в малейшие сроки.

Такая спешка не смотрелась необычной: в руках советских армейских был танк, что смотрелся значительно более страшным соперником, чем все военные машины, с которыми они ранее виделись.

Уничтожил механизмы и взрыв наведения орудийной установки

Противоречивые показания германских пленных и сильные повреждения стали обстоятельством последовательности неточностей в составленном описании. К примеру, боевая масса танка оценивалась в нём в 120 тысячь киллограм. Обстоятельством данной неточности не была неточность советских армейских. Совершенно верно такую же боевую массу показывали в конце 1944 года и германские военнопленные, каковые были у союзников. И это не являлось умышленной дезинформацией. Военнопленные говорили правду, Pz.Kpfw.

Maus вправду когда-то весил 120 тысячь киллограм. Действительно, было это ещё на «бумажной стадии»: таковой была изначальная проектная масса танка, датированная началом июня 1942 года. С того времени воплощённая в металле машина успела «поправиться» более чем в полтора раза.

Подготовленная советскими экспертами схема бронирования корпуса, по большей части соответствующая настоящей картине

Ещё одна важная неточность вкралась в описание оружия. Кроме 128-мм длинноствольной и 75-мм короткоствольной пушки, в описание попали и два пулемёта необычного калибра 7,65 мм. Куда более необычным выглядит то, что среди оружия была указана и автоматическая пушка калибра 20 мм. Показалась она в описании, возможно, также со слов пленных.

Как ни необычно это раздастся, такая информация также не есть полной дезинформацией. Вправду, в начале 1943 года в проектах Pz.Kpfw. Maus фигурировала 20-мм автоматическая пушка MG 152/20 в качестве зенитного оружия.

Действительно, от данной идеи разумно отказались, потому, что наводилась она лишь по вертикали, а применение огромной башни танка для наведения зенитного орудия по горизонтали было нелепой выдумкой.

Схема размещения агрегатов сверхтяжёлого танка

Не обращая внимания на подобные неточности, в целом техническое описание давало очень подробную картину внутреннего его бронезащиты и устройства танка. Очевидно, и тут имелись кое-какие неточности, но они были довольно маленькими.

Дизельный двигатель MB.517, поломка которого заставила немцев подорвать танк

Особенное внимание советские эксперты уделили трансмиссии и силовой установке сверхтяжёлого танка. Этим вопросам была посвящена чуть ли не добрая половина технического описания. Такое внимание не выглядит необычным: за год до того в СССР деятельно шли работы по электрической танковой трансмиссии, каковые закончились в целом неудачно. Сейчас же в руках советских армейских был танк с электротрансмиссией, да ещё и сверхтяжёлый.

Его двигатель эксперты разобрали прямо на месте и изучили. Кроме этого поступили с гитарой (шестерёночной передачей) и ведущим колесом. Подробному изучению подверглась и ходовая часть танка.

Изучение электрической трансмиссии подорванного танка

В июле 1945 года техническое описание отправилось в Москву. Тем временем захваченный Красной армией полигон в Куммерсдорфе неспешно исследовался советскими экспертами. Заодно допрашивались военнопленные инженеры и немецкие военные. Количество информации по сверхтяжёлым танкам стал быстро расти. В руки советских армейских попали и трофейные документы германского министерства оружий, благодаря чему уже к концу лета 1945 года были взяты правильные информацию о Pz.Kpfw. Maus.

Помимо этого, нашлась и часть заводских чертежей.

Прекрасно видно, что опорные катки с перфорацией были опять заменены на целые

Как уже упоминалось, в руки Красной армии попали оба умелых примера Pz.Kpfw. Maus. Первая из выстроенных автомобилей нашлась на стрельбище Куммерсдорфского полигона. Не смотря на то, что, в соответствии с первоначально поступившей информации, Typ 205/I кроме этого подорвали, имеющиеся фотографии эти сведенья опровергают. Машину в случае если и пробовали подорвать, то очевидно неудачно: повреждений, сопоставимых с повреждениями второго танка, взятыми от подрыва боекомплекта, Typ 205/I не взял.

Больше похоже на то, что машину уже на стрельбище частично разукомплектовали.

В таком виде был обнаружен на стрельбище первый опытный образец танка. Видны следы от попадания снарядов в макет башни и борт корпуса

Примечательно, что к моменту обнаружения этого танка на его левом борту корпуса имелись четыре отметины от попадания крупнокалиберных бронебойных снарядов. Ещё одна отметина была на левом борту массогабаритного макета башни.

Подготовка к демонтажу макета башни

То, что эти отметины смогут быть результатом обстрела танка советскими орудиями, исключено. Подобные по характеру попадания числом девяти штук имелись и на лобовом странице корпуса. Танк же стоял параллельно лесному массиву, и вести обстрел по лобовой проекции с другой точки было нереально. К моменту обнаружения автомобили на стрельбище она было в нерабочем состоянии, и развернуть его для обстрела было физически нереально.

Одним словом, обстреливали машину сами немцы, нельзя исключать кроме того, что пламя по Typ 205/I вёл второй прототип. К моменту обнаружения танка на защите ходовой части от фронтального огня имелись приварки креплений для запасных траков, причём и в районе этих узлов обнаружились три попадания.

Чтобы сдёрнуть башню, потребовалось зацепить за неё несколько тросов

В течение начала и лета осени 1945 года обе автомобили неспешно начали разукомплектовывать. Связано это было с тем, что привести в рабочее состояние никого из них выяснилось нереально. Помимо этого, агрегаты танков воображали интерес и по отдельности.

Для облегчения процедуры демонтажа массо-габаритный макет башни с первого опытного образца танка скинули. Снятые агрегаты и узлы срочно описывались. В осеннюю пору 1945 года снятые с танков агрегаты отправились в Ленинград на филиал умелого завода №100.

Именно сейчас в том месте шли работы по проектированию нового тяжёлого танка, и одна из его предположений предусматривала применение электротрансмиссии.

Через проём люка видна приборная панель танка

Совсем вторая будущее ожидала сами танки. В августе 1945 года было решено собрать «гибрид» с применением башни Typ 205/II и шасси Typ 205/I. Эта задача была нетривиальной, потому, что просто так 50-тонную башню, покоящуюся на оторванном подбашенном странице, эвакуировать было непросто. Неприятность была решена посредством целой вереницы германских полугусеничных тягачей (по большей части Sd.Kfz.9). Не легко эта кавалькада дотащила башню до Куммерсдорфа, где удалось отсоединить подбашенный погон.

Уже в сентябре 1945 года собранный из частей обоих танков экземпляр Pz.Kpfw.Maus загрузили на особую платформу, которая пережила войну.

Примечательно, что башни и номера корпуса различных танков совпадают: на корпусе с серийным номером 35141 установлена башня с тем же серийным номером 35141.

Собранный из двух танков пример Pz.Kpfw.Maus, Куммерсдорф, осень 1945 года

В таком виде в Куммерсдорфе танк простоял довольно продолжительное время. Не обращая внимания на то что он готовься к отправке ещё в осеннюю пору 1945 года, приказ о его перевозке на НИАБТ Полигон был дан лишь полгода спустя. В соответствии с ведомости полигона, в Кубинку машина прибыла в мае 1946 года. Тут изучение танка продолжилось, но в упрощённом режиме.

Потому, что его агрегаты отправились в Ленинград, ни о каких ходовых опробованиях не было и речи. По большей части в Кубинке подготавливались материалы, посвящённые изучению элементов ходовой части. Опробования стрельбой кроме этого были исключены, потому, что орудийная установка была повреждена взрывом, и ствол 128-мм пушки практически вольно болтался.

Как возможно подметить, на лобовом странице корпуса имеется отметины от попаданий снарядов

Одним из немногих опробований, каковые совершили на НИАБТ Полигоне, стал обстрел. Он производился в сокращённом количестве. По одному выстрелу было сделано по лобовой части корпуса и правому борту, а также в лоб башни и её правый борт.

Все остальные следы от попаданий в танк имеют «германское» происхождение.

Танк с правого борта

В отличие от сверхтяжёлого танка E-100, что британцы послали на металлолом, его сопернику повезло больше. По окончании изучения Pz.Kpfw. Maus отбуксировали в музей при полигоне.

В то время это была открытая площадка. Полноценный музей показался тут уже в начале 70-х годов, в то время, когда танк занял место в ангаре германской бронетанковой техники.

Сравнительно не так давно появлялась мысль вернуть машину до ходового состояния, но проект не вышел за рамки работ по подготовке. Мысль эта, само собой разумеется, увлекательная, но в следствии её реализации вряд ли окажется что-то, не считая чучела с вызывающими большие сомнения возможностями с позиций надёжности. Так как кроме того, что с автомобили сняты все агрегаты, так ещё и отсутствует одна из тележек.

Ресурс гусеничных лент огромного танка низкий, а чинить порванную гусеницу 180-тонной автомобили в поле — вызывающее большие сомнения наслаждение. И это только малая часть тех неприятностей, каковые неизбежно появятся при попытке вернуть данный танк до ходового состояния. В итоге, кроме того легко его перевезти — задача очень непростая.

Генератор роста

Раздельно стоит упомянуть о том, какое влияние трофейный германский сверхтяжёлый танк произвёл на развитие советского танкостроения. В отличие от американцев и англичан, каковые практически никак не отреагировали на найденные материалы по E-100 и Pz.Kpfw. Maus, реакция Главного бронетанкового управления Красной армии (ГБТУ КА) была быстрой.

Ничего необычного в этом нет. 5 июня 1945 года был представлен эскизный проект тяжёлого танка «Объект 257», что владел увеличенной броневой защитой и 122-мм пушкой БЛ-13. Предполагалось, что эта машина станет настоящим скачком вперёд для советского танкостроения.

В этот самый момент совсем нежданно стало известно, что в Германии найден танк, что перспективной пушкой пробивался с большим трудом, а установленное на нём орудие в полной мере пробивало броню «Объекта 257».

Германский сверхтяжёлый танк на НИАБТ Полигоне. Кубинка, 1946 год

11 июня 1945 года был создан проект тактико-технических требований для нового тяжёлого танка. Его боевая масса утверждалась в пределах 60 тысячь киллограм, экипаж увеличился до 5 человек. Броня должна была снабжать защиту танка от 128-мм германской пушки. Помимо этого, в дополнении к пушке БЛ-13 показалось требование и на второе орудие, калибра 130 мм.

Не считая как запуском программы по созданию «противомышиного» танка, эти тактико-технические растолковать сложно. Как раз из них и появился танк, известный как ИС-7.

Он же спереди

Найденный германский танк стал причиной вторую волну гонки оружий, подобную той, что породила КВ-3, КВ-4 и КВ-5. Вместо того дабы сконцентрироваться на совершенствовании уже имеющихся хороших образцов, конструкторы начали работы по созданию металлических монстров. Кроме того ИС-4 сейчас уже казался устаревшим: по замыслам на вторую пятилетку 40-х годов, с 1948 года предполагалось производить по 2760 тяжёлых танков нового типа (ИС-7) в год.

К слову, «Объект 260» был далеко не самым тяжёлым и очень сильно вооружённым. В Челябинске трудились над проектом тяжёлого танка «Объект 705», самая его тяжёлая версия должна была иметь пушку калибра 152 мм, а боевая масса составляла бы 100 тысячь киллограм. Кроме танков, прорабатывались еще и самоходные установки на базе ИС-4 и ИС-7 с длинноствольными орудиями калибра 152 мм.

На музейной площадке, 50-е годы. Прекрасно заметно, что на лобовом странице показался след от ещё одного попадания

Вреда вся эта бурная деятельность нанесла никак не меньше, чем разработка металлических монстров весной-летом 1941 года. Дело дошло до изготовления опытных образцов ИС-7, не смотря на то, что на запуск большой серии правительство однако не решилось. Непременно, танк оказался выдающийся, но через чур тяжёлый.

18 февраля 1949 года распоряжением Совета Министров СССР № 701–270сс производство и разработку тяжёлых танков массой более 50 тысячь киллограм прекратили. Вместо них началась разработка тяжёлого танка, более известного как ИС-5. Позднее его приняли на вооружение как Т-10.

Трагизм обстановки пребывал в том, что четыре года для советского танкостроения прошли в значительной мере впустую. Единственный хороший соперник для ИС-7 всё это время стоял на музейной площадке в Кубинке. Что же касается бывших союзников по Второй мировой, то они разработку собственных бронированных монстров по окончании войны свернули.

Сражаться перспективным советским тяжёлым танкам было попросту не с кем.

Создатель высказывает громадную признательность Игорю Желтову (г. Москва) за громадную помощь в подготовке материала и за предоставленные материалы.

Источники:

  • Материалы ЦАМО РФ.
  • Материалы архива Игоря Желтова.
  • Panzer Tracts No. 6–3 — Schwere-Panzerkampfwagen Maus and E 100 development and production from 1942 to 1945, Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle, Panzer Tracts, 2008, ISBN 0–9815382–3

источник: http://warspot.ru/8780-sverhtyazhyolyy-trofey

Maus — Моделист реконструктор

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: