Альтернативные бронетанковые войска ркка. часть 1. моторизованные дивизии в ри

Эта АИ является попыткой разглядеть вероятные состав и организацию Бронетанковых армий Красной армии в предвоенный период при условии, что в их (БТВ) базе употребляются моторизованные дивизии. Сходу желаю оговориться, что без оглядки на достаточно широкое распространение мнения о том, что именно моторизованные дивизии являлись самый оптимальным типом подвижного соединения для довоенной РККА, сам я этого мнения не придерживаюсь. Но популярность данной версии по большому счету и последние работы сотрудника Ансара в частности подвергли меня разглядеть данный вопрос более подробно.

Альтернативные бронетанковые войска ркка. часть 1. моторизованные дивизии в ри

Как мы знаем, вопрос о совершенствовании организационно-соединений Красной и штатной структуры частей Армии был поднят еще летом 1939 года. Но, начавшаяся Вторая мировая война, Освободительный поход Красной Армии в западные области Украины и Белоруссии и последовавшая за этим массовая передислокация соединений и частей западных приграничных армейских округов перенесли окончательное решения вопроса о новых штатах на позднюю осень.

По результатам совещания Главного Армейского Совета РККА в ноябре 1939 года было издано постановление о расформировании существующих четырех управлений танковых корпусов, и стрелково-пулеметных бригад танковых корпусов и стрелково-пулеметных батальонов танковых бригад. В один момент принималось ответ о формировании моторизованных дивизий в составе двух моторизованных стрелковых полков, одного танкового полка и одного артполка.

Бытует вывод, что моторизованные дивизии в Красной Армии и создавались для замены танковых корпусов, складывающихся из двух танковых бригад БТ и одной стрелково-пулеметной бригады любой. Но, это не верно. Вправду, на протяжении дискуссии командующий восками Киевского Особенного военного округа С.К.

Тимошенко предлагал усилить существующие механизированные корпуса, заменив в них моторизированную стрелково-пулеметную бригаду на «сильную моторизованную дивизию». Но ни в докладе Наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова в Политбюро ЦК ВКП(б) И.В. Сталину и в СНК СССР В.М. Молотову «Об базах реструкуризации Красной Армии» от 15 ноября 1939 года, ни в Протоколе №6 заседения ГВС РККА от 21 ноября 1939 года речи о замене танковых корпусов на моторизованные дивизии уже нет.

Как в одном, так и в другом документе моторизованные дивизии предлагется вырабатывать в составе Стрелковых армий. По сути, обращение шла только об трансформации организационно-штатой структуры части стрелковых дивизий (прямо указывалось, что всего в составе Красной Армии предлагается иметь 170 стрелковых дивизий, из них столько-то моторизированных, столько-то стрелковых, столько-то горнострелковых и столько-то мотострелковых).

В разделе же о предлагаемой реструкуризации Танковых армий обращение шла просто о ликвидации корпусного звена управления и моторизированных стрелковых частей танковых бригад и корпусов (стрелково-пулеметные батальоны сохрнялись лишь в трех танковых бригадах, дислоцированных на территории Прибалтики). Ничего вместо Танковым армиям не предлагалось.

Единственное, что добавлялось – это четыре отдельных мотоциклетных батальона, каковые предлагалось организовать в Москве, Киеве, Ленинграде и Минске. Но батальоны эти имели собственную историю создания, к танковым корпусам отношения не имевшую. Быть может, собственную роль в популяризации версии о том, что моторизованные дивизии создавались как замена танковым корпусам сыграл и тот факт, что в то время, когда в мае-июне 1940 года решили о воссоздании танковых (механизированных) корпусов, то в их состав именно и включили моторизованные дивизии (симптоматично, что по времени это решение совпало с назначением Тимошенко на должность наркома обороны – того самого Тимошенко, что во второй половине 30-ых годов двадцатого века и предлагал не расформировывать механизированные корпуса, а усилить их моторизованной дивизией).

Кроме этого хотелось бы отметить, но ни докладе наркома обороны, ни в итогом ответе ГВС тип танка, поступющего на вооружение танковых полков моторизованных дивизий очень не оговаривался. Не смотря на то, что в ряде источников (Е.Дриг «Механизированные корпуса РККА в сражении») прямо указывается на то, что танки должны быть БТ, а танковый полк мотодивизии должен был быть «по организации подобен легкотанковой бригаде БТ».

В докладе Ворошилова от 15 ноября 1939 г. про организацая танкового полка ограничивается следующей фразой: «Танковый полк предусматривается в составе 4 батальонов по 3 роты – всего 240 танков» (справедливости для, необходио подчернуть, что схема «4 батальона по 3 роты» вполе применима как танковым бригадам БТ, так и к танковым бригадам Т-26 того времени). В ответе же ГВС от 21 ноября 1939 г. легко написано о том, что моторизованная дивизия должна иметь 257 танков. Но одновременно с этим прямо указывается, что в МВО, ХВО, ПриВО и СибВО для создания моторизованных дивизий направляться расформировать по одной танковой бригаде Т-26.

Ворошилов предлагал из общего количества 170 стрелковых дивизий иметь 12 «механизированных стрелковых дивизий» (численность мирного времени – 10 000 человек, военного – 12 000), каковые бы распределялись следующим образом:

— в Ленинградском армейском округе – 1 дивизия;

— в Белорусском особенном армейском округе – 3 дивизии;

— в Киевском особенном армейском округе – 3 дивизии;

— в Одесском армейском округе – 1 дивизия;

— в Столичном армейском округе – 1 дивизия;

— в Закавказском армейском округе – 1 дивизия;

— в Среднеазиатском армейском округе – 1 дивизия;

— в Забайкальском военно округе – 1 дивизия.

По результатам совещания ГВС эти замыслы были пара скорректированы. Сейчас предлагалось из того же числа 170 стрелковых дивизий иметь уже 15 «моторизованных стрелковых дивизий» (наряду с этим их численность пара уменьшалась: по армейскому времени – до 11 600 человек, по мирному времени – до 9000 человек). По округам они распределялись так:

— в Ленинградском ВО – 1 дивизия;

— в Белорусском особенном ВО – 3 дивизии;

— в Киевском особенном ВО – 3 дивизии;

— в Одесском ВО – 1 дивизия;

— в Столичном ВО – 2 дивизия;

— в Харьковском ВО – 1 дивизия;

— в Закавказском ВО – 1 дивизия (формировалась в Приволжском ВО);

— в Среднеазиатском ВО – 1 дивизия (формировалась в Сибирском ВО);

— в Забайкальском военно округе – 2 дивизии.

Из этого числа в течение 1940 года планировалось организовать 8 дивизий и еще 7 – в первой половине 1941 года.

В соответствии с этим ответом 7 декабря 1939 года НКО выпустил директивы о формировании первых восьми моторизованных дивизий, содержащихся в штатах мирного времени (по 9000 человек):

— 1-я и 126-я дивизии в Столичном ВО;

— 15-я дивизия в Одесском ВО;

— 23-я дивизия в Харьковском ВО;

— 173-я дивизия в Приволжском ВО;

— 194-я дивизия в Сибирском ВО;

— 65-я и 109-я дивизии в Забайкальском ВО.

Особенный интерес в отношении формирования моторизованных дивизий первой волны, согласно точки зрения автора, воображают два факта. Во-первых, моторизованные дивизии формировались совсем не в тех округах, где расформировывались механизированные корпуса (за исключением ЗабВО). Не смотря на то, что формально считается, что ГВС якобы предлагал вырабатывать мотодивизии как раз для замены танковых корпусов.

Во-вторых, танковые полки большинства снова формируемых дивизий комплектовались танками Т-26, не смотря на то, что по штату должны были взять танки БТ: в МВО на формирование танковых полков мотодивизий была обращена 47-я лтбр Т-26, в ХВО – 52-я лтбр Т-26, в ПриВО – 60-я лтбр Т-26, в СибВО – 51-я лтбр Т-26. И в случае если применительно к ХВО, ПриВО и СибВО это возможно растолковать тем, что единственными танковыми бригадами, которыми они располагали были как раз бригады Т-26, а не БТ (действительно, это не отменяет вопроса, а для чего тогда по большому счету было вырабатывать мотодивизии в тех округах, где не было бригад БТ?), то при с ЗабВО комплектование мотодивизий танками Т-26 выглядит очень необычным.

При наличии двух бригад БТ на территории фактически ЗабВО (15-я и 37-я) и еще двух – в своевременном подчинении ЗабВО, но на территории МНР (8-я и 11-я), и при наличии еще и бригады Т-26 (50-я), на формирование танковых полков 65-й и 109-й мотодивизий были обращены танковые батальоны всех стрелковых дивизий округа (46-й, 93-й, 94-й, 114-й и 152-й, и самих 65-й и 109-й сд). Вдвойне необычным данный факт есть еще и с той точки зрения, что ответ об исключении отдельных танковых батальонов из состава стрелковых дивизий (не считая дальневосточных) было принято только спустя полгода да и то, по результатам их неудачного применения в советско-финской войне.

Единственной танковой бригадой БТ, обращенной на формирование дивизи первой волны, стала 55-я танковая бригада МВО, на базе которой был организован танковый полк 1-й мд. Но, в случае если учесть, что дивизии формировались в составе Стрелковых, а не Танковых армий, то ничего необычного в комплектовании их танками Т-26 нет. Скорее, кроме того напротив – в полной мере логично, что на формирование их танковых полков были обращены танковые батальоны стрелковых дивизий.

Тут же, быть может, направляться отметить и тот факт, что и по предложениям Ворошилова, и согласно решению ГВС в составе Танковых армий должно было оставаться 16 танковых бригад БТ (в военное время – 17). Показательно, что к осени 1939 года в Красной Армии было 18 бригад БТ (из этого числа лишь 55-я лтбр была обращена на формирование моторизованных дивизий первой волны):

— в Ленинградском ВО – 1-я и 13-я лтбр из состава 10-го ТК, и 18-я «отдельная» лтбр;

— в Белорусском особенном – 2-я и 27-я лтбр 15-го ТК, и 6-я «отдельная» лтбр;

— в Киевском ососбом – 4-я и 5-я лтбр 25-го ТК, и 23-я и 24-я «отдельные» лтбр;

— в Столичном – 34-я (в сентябре 1939 г. сперва переведена в БОВО, после этого – в Идрицу, т.е. Калининский ВО, в декабре переброшена под Петрозаводск, а один батальон – под Мурманск), 47-я, 55-я (до сентября 1939 г. – 4-й легкотанковый полк МВО) лтбр;

— в Забайкальском – 8-я и 11-я лтбр из состава 20-го ТК, 15-я (до сентября 1939 г. – 32-я) и 37-я «отдельные» лтбр;

— на Дальнем Востоке – 48-я лтбр.

Директивы о формировании моторизованных дивизий второй волны были высланы в последний сутки 1939 года и, наконец, направлены особенным приграничным округам, где были расформированы механизированные корпуса. Перечень новых дивизий выглядел следующим образом:

— 29-я и 33-я дивизии в Белорусском Особенном армейском округе;

— 58-я и 81-я дивизии в Киевском Особенном армейском округе.

Ленинградский армейский округ сейчас был занят известными событиями на Карельском перешейке, в связи с чем реструкуризация его 10-го механизированного корпуса была отложена до лучших времен. В частности, 15-я моторизированная стрелково-пулеметная бригада благополучно дожила до лета 1940 года, в то время, когда была обращена на формирование 1-го мехкорпуса.

Отличительной изюминкой мотодивизий второй волны являлось то, что они должны были находиться по штатам армейского времени – по 12 000 человек любая. В один момент на 12-тысячный штат переводились 1-я, 15-я, 65-я, 109-я, 126-я и 194-я дивизии первой волны. Наряду с этим 126-я мд переводилась из МВО в Полоцк и включалась в состав армий БОВО, а 194-я мд переводилась из СибВО в Ташкент и включалась в состав армий САВО (кроме этого планировалась передислокация 173-й мд в Закавказский ВО).

Помимо этого, существовали замыслы о формировании еще трех мотодивизий: 42-й в ЛВО, 50-й в БОВО и 60-й в КОВО (Е.Дриг показывает таковой интересны факт: в случае если в БОВО и КОВО на формирование моторизованных дивизий обращались соответствующие стрелковые дивизии, то в ЛВО 42-ю мд планировалось организовать на базе 201-й, 204-й и 214-й воздушно-десантных бригад). Но, к этому времени на процесс формирования моторизованных дивизий стали оказывать влияния новые факторы, которые связаны с начавшейся советско-финской войной, и начальные замыслы было нужно очень сильно видоизменять. К примеру, 23-я дивизия из ХВО и 173-я из ПриВО были посланы на Карельский перешеек, так и не завершив переформирование в моторизованные (действительно, 173-я дивизия наряду с этим успела стать мотострелковой — все три ее стрелковых полка были моторизированы).

Не останавливаясь на внеплановом формировании сводных танковых полков Т-26, отправляемых на фронт и формируемых на базе существующих танковых бригад Т-26, обрисовывая историю формирования моторизированных дивизий в СССР нельзя не отметить формирование бессчётных мотострелковых дивизий на протяжении советско-финской войны. СССР, ведя локальную войну ограниченного масштаба, имел возможность позволить себе значительную моторизацию армии, воображающую собой только довольно часть всех армии страны. В следствии в составе армии 17-я, 37-я, 84-я, 86-я, 91-я, 119-я, 128-я, и вышеуказанная 173-я стрелковые дивизии были преобразованы в мотострелковые, 24-я и 25-я кавалерийские — в мотокавалерийские (легкие моторизованные) дивизии (с одним полком Т-26 и неспециализированной численностью 8000 человек).

Кроме этого, 15 января 1940 года (дата указана в книге Е.Дрига о мехкорпусах, возможно, реч идет о дате отправки директив на формирование, т.к. еще и в докладе Ворошилова от 15 ноября 19439 г., и в ответе ГВС от 21 ноября 1939 г. планировалсь в составе армий ЗабВО иметь три мотострелковые дивизии) принимается ответ о переводе 57-й и 82-й стрелковых дивизий, дислоцированных на территории МНР, на штат мотострелковых (36-я дивизия была переведена на штат мотострелковой еще во второй половине 30-ых годов XX века). В итоге, весну 1940 года Красная Армия встретила, владея громадным числом разного рода моторизованных соединений: 10 моторизованных дивизий (3 в БОВО, 2 в КОВО, 1 в ОдВО, 1 в МВО, 1 в САВО, 2 в ЗабВО), 11 мотострелковых (включая 3 мсд в Монголии) и 2 мотокавалерийские.

В этот самый момент в истории формирования моторизованных соединений наступает самый занимательный момент – 4 апреля 1940 года НКО принимает ответ … расформировать большая часть из этих дивизий. Вернее, демоторизировать. В простые стрелковые дивизии переформировываются:

— 29-я, 33-я и 126-я мд в БОВО (а как же замена расформированным 15-му механизированному корпусу и его 20-й стрелково-пулеметной бригаде, спросит удивленный читатель);

— 58-я мд в КОВО;

— 109-я мд в ЗабВО (в будущем принимается ответ сохранить 109-ю дивизию в качестве моторизованной, а в стрелковую дивизию переформировать 65-ю мд);

— 194-я мд в САВО (в будущем переводится на штат горно-стрелковой дивизии);

— 17-ю, 37-ю, 84-ю, 86-ю, 91-ю, 119-ю, 128-ю и 173-ю мсд, возвращающиеся к местам постоянной дислокации по окончании окончания войны с Финляндией.

24-я и 25-я мотокавалерийские дивизии преобразовываются в простые кавалерийские. Наряду с этим по возвращении 25-й кавдивизии в Псков поднимается вопрос о свертывании ее в кавбригаду (в соответствии с еще ноябрьскими предложениями), а 24-я кд вместо возвращения в Лепель перебрасывается в Закавказский ВО (не смотря на то, что в ноябре ее вместе с 7-й кд БОВО предлагалось послать в САВО).

С демоторизацией стрелковых и кавалерийских дивизий, неожиданно ставших моторизированными на протяжении советско-финской войны, всё более-менее светло. Война закончилась, началась демобилизация. Штатная численность РККА сократилась с 4,55 млн. человек по состоянию на 1 марта 1940 г. до 2,3 млн. человек по состоянию на 1 апреля. Вместе с людьми с фронта возвращалась в народное хозяйство и мобилизованная на время войны автотракторная техника.

Что на фоне приближающейся посевной было весьма очень и очень кстати (вот и еще один предлог для дискуссии о правильности выбора советским управлением сроков начала войны с Финляндией).

Но вот из-за чего наровне с мобилизационными мотострелковыми дивизиями под нож сокращений попали и кадровые моторизованные дивизии, для автора остается тайной. При всей скудности ресурсов довоенного СССР позволить себе содержать в мирное время запланированные на 1940 год восемь моторизованных дивизий он уж всяко имел возможность.

В связи с чем имеется основания считать, что прекрасные на бумаге моторизованные дивизии в настоящем деле продемонстрировали себя не весьма (вернее, в деле продемонстрировали себя их мобилизационные аналоги, но сути дела это не меняет), отчего руководство РККА к ним и охладело. Остается открытым вопрос, как оправданной являлась аппроксимация не через чур стремительных действий моторизованных соединений в своеобразных условиях войны с Финляндией на остальные ТВД, но факт остается фактом: к апреле-мае 1940 года в составе РККА остается лишь четыре моторизованные дивизии (1-я в МВО, 15-я в ОдВО, 81-я в КОВО и 109-я в ЗабВО) и три мотострелковые (36-я, 57-я и 82-я на территории МНР).

Дальше события развиваются, как в калейдоскопе. Еще 9 мая 1940 года ветхий Нарком обороны СССР К.Е. Ворошилов пишет записку в Политбюро ВКП(б) И.В. Сталину и в СНК В.М. Молотову, в которой требует утвердить численность и организацию Красной Армии, предусматривающей наличие лишь четырех моторизованных и трех мотострелковых дивизий.

После этого 21 мая 1940 года (уже при новом Наркоме обороны С.К. Тимошенко) Политбюро принимает ответ об организации Красной и утверждении численности Армии, предусматривающей наличие уже шести моторизованных и трех мотострелковых дивизий. А потом не проходит и семь дней, как Нарком обороны С.К.

Тимошенко и Глава Генштаба Б.М. Шапошников пишут на Молотова и имя Сталина докладную записку, в которой просят сверх ранее разрешенного числа дивизий дополнительно организовать 12 управлений и танковых 6 дивизий танковых корпусов.

Распределение по округам и дислокация предлагаемых к формированию соединений в докладной записке от 27 мая 1940 года пара отличалась от тех, каковые имели место в будущем и прекрасно известны любителям истории отечественной бронетанковой техники.

Так, в ЛВО недалеко от Пскова должна была дислоцироваться лишь одна танковая дивизия (а не целый корпус, как это случилось в будущем). Причем эта дивизия в состав армий ЛВО не включалась, а предназначалась для механизированного корпуса ОдВО.

В Прибалтике, в то время еще не вошедшей в Советский Союз, дислокации танковых дивизий и корпусов не предполагалось.

На территории БОВО должны были быть размещены два танковых корпуса. Один из них должен был разместиться так, как в последующем был размещен 6-й МК: две танковые дивизии в районе Гродно, Белосток, Волковыск и моторизованная дивизия (29-я) – в районе Слоним. Второй корпус же должен был разместиться в районе Молодечно, Лида, Минск, Борисов, Лепель.

Вернее, в том месте должны были разместиться его танковые дивизии, а моторизованная дивизия этого корпуса – 1-я Пролетарская – по замыслу должна была дислоцироваться на территории МВО – в Москве. Аналогом этого корпуса в будущем стал 3-й МК, размещенный на территории Прибалтики в районе Вильнюс, Алитус, Укмерге (частично это случилось вследствие того что на протяжении присоединения Прибалтики на ее территорию были передислоцированы танковые бригады, на базе которых предполагалось формирование данного корпуса).

На территории КОВО кроме этого должны были разместиться два танковых корпуса. Дислокация одного из них в целом совпала с дислокацией 4-го МК – в районе Львов, Броды, Золочев. Второй же корпус предполагалось разместить совсем не в том месте, где в будущем разместился 8-й МК, – первоначально предполагался район Проскуров, Ярмолинцы, Староконстантинов, Шепетовка.

На территории ОдВО планировалось иметь механизированный корпус в составе одной танковой (в районе Балта, Первомайск) и одной моторизованной (15-я, недалеко от Одессы) дивизий. Вторая танковая дивизия корпуса, как было уже сообщено выше, действовала из ЛВО.

На территории ЗабВО в конечном счете всё совпало с начальными замыслами. В том месте корпус в составе двух танковых и одной моторизованной (109-я) дивизий был дислоцирован в районах размещения танковых бригад, обращаемых на формирование дивизий, т. е. Борзя, Харанор и разъезд 77 и 86.

Что случилось между 21 и 27 мая 1940 года и по чьей как раз инициативе началось формирование ранее не существовавших в Красную армию танковых дивизий и восстановление корпусного звена управления в АБТВ, узнаваемые автору документы какого-либо ответа не дают. Но, версия, высказанная в мемуарах маршалом (потом) М.В. Захаровым, что на момент обрисовываемых событий служил в генеральном щтабе, видится автору в полной мере состоятельной.

По версии Захарова предложение организовать в составе Красной Армии пара танковых корпусов, любой из которых бы складывался из двух танковых и одной моторизованной дивизии и насчитывал бы 1000 — 1200 танков, под впечатлением от действий германских танковых армий в Франции и Бельгии высказал лично Сталин в беседе с Начальником генерального штаба Б.М. Шапошниковым и его первым замом И.В. Смородиновым. По изданию посещений кабинета И.В.

Сталина в Кремле между 21 и 27 мая Шапошников и Смородинов со Сталиным не виделись, так что, возможно, данное предложение было высказано Сталиным при утверждении состава Красной Армии 21 мая 1940 (Быть может, первоначально таковой вопрос мог быть поднят 20 мая, в то время, когда на приеме у Сталина были Тимошенко и Павлов. По крайней мере, имел возможность подниматься вопрос об повышении числа подвижных соединений — так как с 9 по 21 мая число моторизованных дивизий в плане было увеличено с 4-х до 6-ти.

Но 21 и 27 мая вопрос обсуждался точно. Тогда у Сталина находилось много армейских: Ворошилов, Тимошенко, Кулик, Павлов, Шапошников, Смородинов. Характерно, что 21 мая находились кроме этого не только военно-морские товарищи Кузнецов и Галлер, но и приблизительно через час по окончании начала совещания армейских товарищей в кабинет Сталина прибыл Зальцман.

Прибытие директора Кировского завода – головного производителя танков КВ – полагаю, было связано как раз с вопросом о возможности повышения числа танковых соединений).

Другое дело, на основании чего такое предложение, очевидно предварительно сформулированное кем-то из армейских, было высказано Сталиным? Тут вероятны варианты (личное ли обращение кого-то из армейских (наверное самого Тимошенко), обсуждение ли очередного разведдонесения о событиях на Западе, дискуссия ли на протяжении дискуссии утверждаемого 21 мая состава КА), каковые всё-таки уходят корнями в дискуссию германских удач на Западе (Стремительный темп наступательных операций германской армии и их успешный движение разъясняются, во-первых – сосредоточением на направлении главного удара решающего превосходства сил, в основном подвижных мотомеханизированных дивизий и корпусов, во-вторых – завоеванием превосходства в воздухе и тесным сотрудничеством наземных и особенно мотомеханизированных армий с авиацией, – из обзора Война на Западе (10.5–25.5.40 ) Пятого Управления РККА).

В любом случае, у численности корпуса в 1000 — 1200 танков ноги растут очевидно из правдивых донесений отечественной доблестной разведки. Кроме того спустя год – в мае 1941-го – советское военное управление честно вычисляло, что германская танковая дивизия имеет 580 танков (170 средних и 410 легких) и 164 бронемашины (80 средних и 84 легкие), а германская моторизованная – еще 96 легких танков и 70 бронемашин (см. доклад Главы ГАБТУ КА на ГВС КА О новых средствах борьбы в современной войне по автобронетанковому и противотанковому оружию от 20 мая 1941 г.).

Что совокупно на механизированный корпус в составе двух танковых и одной моторизованной дивизий и дает 1256 танков. Характерно, кроме этого да и то, что владея с одной стороны сведениями о том, что германские моторизованные дивизии танкового полка не имеют, а складываются из трех мотопехотных и одного артиллерийского полков, т.е. насыщают германский механизированный корпус как раз мотопехотой, а не дополнительно догружают танками, а иначе – имея созданные штаты мотострелковой дивизии подобной организации (по ним, в частности находились 36-я, 57-я и 82-я мсд ЗабВО), советское военное управление предпочло включать в собственный механизированный корпус как раз моторизованную, а не мотострелковую дивизию. Т.е. обращение шла о сознательном подгоне организации корпуса под указанное число танков.

Как развивались события потом в РИ, полагаю, в рамках разрешённой работы описывать излишне, потому что как раз тут – в 20-х числах мая 1940 года – в данной АИ и происходит точка ветвления. Настоящая история заканчивается и начинается история другая. Под впечатлением от действий Панцерваффе в Западной Европе советское управление принимает ответ о срочном повышении числа моторизованных дивизий и об объединении их в механизированные корпуса.

Россия наращивает группировку Сухопутных войск. Русский перевод.

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: