37-Мм авиационная пушка ш-37 (шфк-37, мпш-37).

Разработчик: Шпитальный
Страна: СССР
Начало создания: 1935 г.
Начало опробований: 1936 г.

В 1935 году Распоряжением Обороны и Совета Труда конструктору-оружейнику Б.Г.Шпитальному и заводу № 8 им. Калинина было поручено к Январю создать 37-мм автоматическую пушку. Во второй половине 30-ых годов двадцатого века группой ОКБ-15 в составе Е.В.Чарнко, И.А.Комарицкого, Л.В.Люльева и В.И.Шелкова под неспециализированным управлением Б.Г.Шпитального была создана автоматическая пушка. Для изготовления и реализации опытных образцов пушки проект был передан в ОКБ-2 в Коврове.

К осени 1937 года был изготовлен опытный образец орудия.

Автоматика 37-мм автоматической пушки ОКБ-2 трудилась за счет энергии газов, отводимых из канала ствола. Автоматика снабжала техническую скорострельность до 300 выстр/мин. Питание автомата производилось из магазина барабанного типа, емкостью 6 новых унитарных «безфланцевых» патронов 37 х 252.

Позднее емкость магазина была уменьшена до 5 выстрелов. Пушка имела быстросъемный ствол-моноблок с навинтным казенником. К одной из конструктивных изюминок данной пушки относился весьма замечательный щелевой тормоз активного действия.

Благодаря такому ответу тормоза, конструкторы смогли отказаться от тормоза отката, покинув лишь наружный накатник.

Умелая 37-мм пушка поступила на НИАП из ОКБ-2 18 сентября 1936 года. Организованная рабочая группа совершила опробования на полигоне во время с 23 сентября по 11 октября.

Одним из первых вариантов применения 37-мм автоматического орудия ОКБ-2 Шпитального — было применение его в качестве танковой пушки. Это сулило резкое увеличение огневой мощи танков. Летом 1937 года умелый экземпляр автомата Шпитального установили в штатной башне танка Т-26. Из танка совершили следующие виды стрельб: баллистические, на меткость, по щитам на 500 и 1000 м в начале опробования, на настоящие расстояния по 20- и 30-мм бронеплитам. 37-мм автоматическая пушка в Т-26 произвела 191 выстрел.

Но, развития проект танковой совокупности не взял. Два человека в башне вместе с этим орудием помещались, но работа заряжающего была через чур сложной: замена 5-зарядного магазина весом в 17,3 килограмма была физически тяжелым делом, да и та получалась лишь при строго горизонтальном положении орудия. В противном случае трудиться рукояткой перезаряжания мешал погон башни.

37-Мм авиационная пушка ш-37 (шфк-37, мпш-37).

Экспериментальная установка автомата Шпитального на танке Т-26.

Изрядной проблемой было то, что при стрельбе очередями в башню поступало много пороховых газов, а время от времени прорывалось и пламя от недогоревшего заряда. По окончании двух десятков выстрелов в башне пребывать было уже нереально. Эти моменты, на первых порах поставили крест на проекте таковой САУ.

Но потенциал орудия был несомненен. С марта 1938 года на заводе № 8 им. Калинина проводились работы по изготовлению на базе конструкции Шпитального умелой партии зенитных пушек, взявших обозначение 100-К.

37-мм зенитный автомат 100-К.

В один момент на том же заводе Калинина проводились работы по копированию шведского 40-мм автомата Бофорс, на базе которого под управлением М.Н.Логинова были созданы два типа зенитных автоматов — 45-мм ЗИК-45 (позднее взявшей индекс 49-К) и 37-мм ЗИК-37 (позднее поменянный на 61-К).

37-мм зенитный автомат 61-К.

В будущем, в рамках сравнительных опробований с советскими предположениями «Бофорса», автомат Шпитального 100-К был смонтирован на унифицерованном двухосном лафете, заимствованном из шведской совокупности.

В апреле-мае 1938 года пушка 100-К удачно прошла заводские опробования. Задержки при стрельбе происходили лишь из-за неполной отдачи (0,24%) и недосылке патрона (1,15%), что было обусловлено чрезмерным перегревом ствола лишь при длине постоянной очереди более чем 120 выстрелов.

К лету 1938 года была изготовлена умелая серия из 20 орудий. В июле 1938 года новая 37-мм зенитная пушка была послана на Научно-исследовательский зенитный артиллерийский полигон с целью проведения полигонных опробований.

В соответствии с отчету рабочей группы от 25 декабря 1938 года 37-мм зенитное орудие 100-К удовлетворяло предъявленным требованиям, но его конструкция еще потребовала доработки, в то время, как создание 37-мм автомата М.Н.Логинова ЗИК-37 , практически являвшаяся копией известного «Бофорса», переработанного под патрон Шпитального, с пара поменянной «полуфланцевой гильзой 37х252SR, более удобной для обойменного заряжения, представлялся значительно лучше отработанным, что и выяснило выбор в его пользу.

Во второй половине 30-ых годов двадцатого века автомат ЗИК-37 был принят на вооружение, и под обозначением 61-К выпускался много лет в десятках модификаций, а работы над автоматом 100-К были прекращены.

Однако, история 37-мм автомата Шпитального на этом не закончилась.

В начале Февраля 1936 года на одном из совещаний Правительства у известного авиаконструктора Н.Н.Поликарпова состоялась беседа с Б.Г.Шпитальным, что сказал ему, что в руководимом им ОКБ-15 создана замечательная автоматическая пушка калибра 37 мм с громадной начальной скоростью. Со своей стороны, Поликарпов сказал Шпитальному, что у него имеется схема самолета с только хорошими аэродинамическими данными, которая в полной мере снабжает создание пушечного самолета, предназначенного для борьбы с танковыми соединениями — воздушного истребителя танков.

Так, мысль нового самолета, по выражению Б.Г.Шпитального явилась «синтезом всех достижений по автоматическому оружию, изучений Поликарпова по аэродинамике группы и самолётов тов. Поликарпова — по установочным работам автоматического оружия».

Практически сразу после данной встречи Поликарповым на заводе № 39 было создано три варианта самолета ВИТ — «воздушного истребителя танков», базу оружия которого составляли две расположенные в корне крыла 37-мм пушки Шпитального, взявших обозначение Ш-37 либо ШФК-37 (Шпитального, фюзеляжно-крыльевая калибра 37 мм).

Конструктивно повторяющие схему зенитного автомата 100-К, в авиационном выполнении пушки Ш-37, представляли собой оружие с газоотводной схемой автоматики. Шток газового поршня в задней ее части заканчивался ползуном, имеющем снизу последовательность зубцов, входящих с зубцами на затворе в закрытом его положении. В момент выстрела, отводимые из ствола газы через шток газового поршня и ползун отводили назад затвор на некое расстояние.

По окончании чего, ползун, продолжая перемещение назад, двигаясь по криволинейному копиру, разблокировал затвор, что продолжал перемещение назад под действием остаточной энергии выстрела, передаваемой через гильзу. Избыточная энергия выстрела гасилась возвратной пружинным буфером и пружиной.

Излишне замечательный для авиапушки патрон 37 х 252 зенитного орудия был переработан. Гильза и соответственно, мощность порохового заряда была уменьшена до 198 мм с неизменным боеприпасом массой 0,7 кг. Фактически заимствованный из проекта зенитки магазин барабанного типа, вмещал 5 снарядов. Из проекта зенитного автомата 100-К был кроме этого, фактически без трансформаций, заимствован ствол, укороченный до 2060 мм, что предопределило хорошую баллистику и высокую начальную скорость боеприпаса — около 900 м/с.

Благодаря менее замечательного боеприпаса был только переработан дульный тормоз. Неспециализированная протяженность авиапушки Шпитального составляла около 3.5 метров. Масса орудия превышала 370 кг, что было не мало.

К сожалению, на настоящее время сохранилось очень мало информации о разработках Б.Г.Шпитального финиша 30-х — начала 40-х годов. По всей видимости, масса пушки и большие габариты ШФК-37 явились следствием собственного рода импровизации конструктора, по окончании проигрыша в конкурсе зениток, постаравшегося «пристроить» собственный детище в авиацию, где Шпитальный имел неоспоримый авторитет у высшего управления страны.

Исходя из этого, Борис Гаврилович, очень «не парился» попытками приспособить 3-метровый зенитный автомат весом в треть тонны под реалии авиации того периода. В оправдание возможно, действительно, подчернуть, что в то время в мире еще не было опыта создания авиапушек для того чтобы калибра.

Возможно, само собой разумеется, возразить, что кроме того в 1-ю Мировую тогдашние фанерно-тряпичные Фарманы, Вуазены и Капрони летали с пушками Гочкисс, Пюто и Терни, калибра 25, 37 а также 47 мм, но это были только адаптации пехотных пушек с ручным заряжением маломощных снарядов. В 20-е годы в ряде государств экспериментировали и с автоматическими пушками громадного калибра, но и тогда эти разработки представляли собой маломощные совокупности, в большинстве случаев, с долгим откатом ствола, и малой начальной скоростью предельно ослабленного патрона, другими словами, по сути, снова же, не в полной мере полноценные авиапушки.

Так что, в этом замысле конструкция Шпитального была, пожалуй, пионерской. В пушке ШФК-37 находились все характерные показатели хорошей авиапушки — газоотводный принцип автоматики, возможно разрешавшей взять высокую скорострельность, полноценный патрон громадной мощности, высокую начальную скорость. Пара портила картину магазинная схема боепитания малой емкости, но, как продемонстрировали предстоящие события, с данной проблемой Шпитальный справился, увеличив емкость магазина на последующих модификациях собственной совокупности.

К концу 1937 года Поликарпов закончил собственный ударный самолет ВИТ-1, что кроме этого планировался и в качестве истребителя МПИ. Как уже отмечалось выше, базу оружия этого красивого двухмоторного самолета составляла пара 37-мм пушек ШФК-37, установленные в центроплане крыла прикасаясь к фюзеляжу. По проекту боекомплект каждого орудия предполагал по 50 патронов в 10 магазинах, каковые должны были подаваться к пушкам электрическим элеватором.

Но замена тяжелых магазинов предполагалась только вручную, воздушным стрелком, сидевшем в задней кабине и обслуживающего хвостовой турельный пулемет. Работа не из несложных, над сообщить. Казенная часть пушки размешалась в самом стрелку и низу нужно было всегда метаться от борта к борту, перезаряжая пушки, и наряду с этим еще и осуществлять контроль заднюю полусферу.

В осеннюю пору 1937 года ВИТ-1 в первый раз поднялся в воздух. В один момент, испытывались и пушки Шпитального, установленные на «противотанковом истребителе» Поликарпова. Во время с 13 июля 1938 года по 31 июля 1939 года пушки ШФК-37, по большей части, удачно прошли полигонные опробования на самолете ВИТ-1 в НИПАВ ВВС КА.

Цели опробований пушки определялись следующим образом:
«- Распознать боевые качества 37-мм пушки в условиях ВВС.
— Выяснить баллистические эти боеприпаса 37 мм пушки ОКБ-15.
— Выяснить безотказность работы автоматики пушки и ее эксплуатационные изюминки.
— Выяснить возможность принятия пушки на вооружение ВВС…»

Ударный самолет ВИТ-1 с двумя пушками ШФК-37.

В отчете отмечалось, что 37-мм автоматическая магазинная пушка ОКБ-15 по собственному устройству есть уникальной и несложной в обращении конструкцией. И нужно заявить, что боевые характеристики пушки впечатляли. В боекомплект ее входили бронебойно-зажигательно-трассирующие (БЗТ-37) и осколочно-зажигательно-трассирующие (ОЗТ-37) боеприпасы. При весе патрона в 1280 г вес боеприпаса пушки составлял 735 гр. при весе взрывчатого вещества в осколочно-зажигательном боеприпасе — 37 г.

Разрушительный эффект при стрельбе по установленной на земле авиационной технике был существенно выше (приблизительно, в несколько раз), чем при стрельбе из пушек ШВАК.

Так, боеприпас бронебойно-зажигательным боеприпасом снабжал пробитие танковой брони толщиной до 30 мм при углах встречи до 45° с расстояний не более 500 м, броню толщиной 15-16 мм боеприпас пробивал (либо проламывал) при углах встречи не более 60° на тех же расстояниях. Броня толщиной 50 мм пробивалась боеприпасом БЗТ-37 с расстояний не более 200 м при углах встречи не превышающих 5°.

Осколочный же боеприпас к пушке ШФК-37 ОЗТ-37 пробивал танковую броню толщиной не более 15 мм с расстояний, не превышающих 200 м при углах встречи родных к нормали.

Бронепробиваемость снарядов к пушке ШВАК была значительно ниже — БЗ-20 с дистанции не более 400 м имел возможность пробить броню не более 15 мм в конусе 5°.

Стрельба из ШФК-37 производилась как на земле, так и в воздухе. Сама пушка весила 375 кг. Средний темп стрельбы был высоким — 189 выстрелов в 60 секунд. Высокой была и начальная скорость боеприпаса — 894 м/с

На земле было произведено 1135 выстрелов из пушек, установленных на борту выстрелов и 978 самолёта из пушек, установленных на особом лафете. В воздухе с самолета было произведено 57 выстрелов. Причем стрельба велась как с горизонтального полета на приборной скорости 240 км/ч, так и на пикировании под углом до 35°, очередями по 3-5 снарядов.

Отмечалась высокая кучность стрельбы.

Среднее боковое и вертикальное рассеивание с дистанции 400 м при стрельбе маленькими очередями (3-4 выстрела в очереди) на земле составляло 47 см.

Число задержек не превышало 1%. Были разрушения отдельных подробностей пушки, но в целом надежность пушки была признана высокой. В качестве главного недочёта отмечался довольно отсутствие и большой вес пушки ленточного питания.

При стрельбе в полете из обеих пушек выявилась такая особенность как «чувство стопорения в поступательном перемещении». При стрельбе из одной пушки самолет разворачивался в сторону стреляющей пушки. Конечно, что это должно было сказаться на точности стрельбы при долгой очереди.

Дело в том, что отдача пушек была соизмерима с тягой ВМГ. Нужно заявить, что с данной проблемой в той либо другой мере было нужно столкнуться всем разработчикам противотанковых самолетов, каковые создавались в последующем.

Программа полигонных летных опробований полностью не была закончена, потому, что конструкция самолета ВИТ-1 была недоработанной и полеты на нем, согласно точки зрения летчика-испытателя полигона, были страшны. Предстоящие опробования проводились на второй версии автомобили — ВИТ-2, но во второй половине 30-ых годов двадцатого века программа «истребителя танков» была свернута в пользу проектов пикирующего бомбардировщика.

К слову сообщить, страно, но во второй половине 30-х годов таких различных людей — интеллигента ветхой закалки Н.Н.Поликарпова и напористого и не признающего авторитетов Б.Г.Шпитального связывала если не дружба, то, по крайней мере, обоюдное уважение. 37-мм пушки ШФК «примерялись» на более поздние проекты Поликарпова — тяжелый двухмоторный истребитель ТИС, одномоторный ИТП, созданные уже по окончании начала войны. Но, эти проекты «Короля истребителей» остались только умелыми автомобилями, не принятыми на вооружение.

Но, это не означало финиш пушки Шпитального. Впредь до начала 1941 года пушка ШФК-37 была, по сути, полуэкспериментальной. Не смотря на то, что ее и производили в маленьких количествах на Ижевском заводе № 74, но она не обнаружила применения на самолетах межвоенного периода.

Новую судьбу в нее вдохнул проект бронированного штурмовика Ильюшина. Задержки с доводкой 23-мм пушек МП-6 и ВЯ, и малая мощность 20-мм ШВАК, установленных на первых Ил-2, вынудили обратить внимание на замечательную 37-мм пушку Шпитального.

К 1941 году конструкция пушки была пара облегчена, но, однако, ее масса все равно превышала 300 кг. Была кроме этого поменяна компоновка пушки. Один замечательный газовый цилиндр был заменен на два более компактных, расположенных ниже оси ствола. 5-зарядный съемный барабанный магазин был заменен открытым емкостью 40 выстрелов.

Магазин, патроны в котором размешались в цилиндрических держателях по кольцу, вставлялся сверху приемника, охватывая его с двух сторон. Характерной изюминкой для того чтобы магазина было то, что стреляные гильзы, не экстрагировались за пределы пушки, а укладывались обратно в держатели магазина.

Авиационная пушка ШФК-37 с магазином на 40 выстрелов.

Громадные габаритные размеры пушек ШФК-37 и магазинное питание выяснили их размещение в обтекателях под крылом штурмовика Ил-2. Из-за установки на пушке громадного магазина ее было нужно очень сильно опустить вниз относительно плоскости крыла. что не только усложнило конструкцию крепления пушки к крылу (пушка крепилась на амортизаторе и при стрельбе перемещалась вместе с магазином), но и потребовало сделать для нее громоздкие с громадным поперечным сечением обтекатели.

Национальные опробования Ил-2 (заводской № 181404) с ШФК-37 с целью обнаружения его летных данных проводились в НИИ ВВС КА с 23 сентября по 12 октября 1941 года. Всего по программе опробований (ведущий инженер — военинженер 3-го ранга Холопов, ведущий летчик — м-р Стадник) было выполнено 24 полета с неспециализированным налетом 10 часов 6 мин.

Штурмовик Ил-2 ШФК-37.

Госиспытания продемонстрировали, что летные эти Ил-2 с крупнокалиберными авиапушками ШФК-37, если сравнивать с простым серийным одноместным Ил-2 с пушками ШВАК либо ВЯ, заметно снизились. Самолет стал более инертным и сложным в технике пилотирования, в особенности на разворотах и виражах на малой высоте. На громадных скоростях ухудшилась маневренность. Летчики жаловались на большие нагрузки на рули при исполнении маневров.

Однако, результаты летных опробований нового штурмовика были признаны в целом удовлетворительными.

Совершённые в НИП АВ ВВС КА стрельбы с воздуха из пушки ШФК-37 по трофейной германской бронетехнике продемонстрировали, что боеприпас БЗТ-37 снабжал поражение германских легких танков типа Pz.38(t) Ausf С и Pz.ll Ausf F с расстояний до 500 м с любого направления и при любых углах планирования. Причем попадание снарядов в эти танки давало сквозные пробития и проломы брони через оба борта корпуса танков.

Поражение же средних германских танков типа StuG III Ausf Е и Pz.III Ausf G, a кроме этого танка Pz.38(t) Ausf E с усиленным бронированием с толщиной брони на бортах до 30 мм обеспечивалось боеприпасом БЗТ-37 с расстояний не более 500 м, но при углах планирования не более 30°. Наряду с этим атаку танков этих типов нужно было создавать в бок колонны либо на протяжении нее с хвоста, ведя стрельбу по борту либо по задней части башни и корпуса танков.

На опробованиях из 33 прямых попаданий в средний танк Pz.III Ausf G и легкие танки Pz.II Ausf F и Pz.38(t) Ausf С имели место лишь 24 пробоины, из которых 17 пробоин появились в броне толщиной 30 мм, 1 рикошет от 16-мм брони, в то время, когда угол встречи боеприпаса с броней составил 75-80°, и остальные пробоины — в 15-16-мм броне. Наряду с этим 51,5% попаданий снарядов пушки ШФК-37 по среднему танку и 70% попаданий по легкому танку ломали их .

Попадания 37-мм снарядов в ролики, другие детали и колеса ходовой части танков наносили им значительные разрушения, в большинстве случаев, выводящие танк из строя.

В отчете по полигонным опробованиям пушек ШФК-37 на самолете Ил-2 очень отмечалось, что летный состав должен быть прекрасно натренирован в ведении прицельного огня маленькими очередями (2-3 боеприпаса в очереди) по малоразмерным целям типа отдельный танк, машина и т.д. Другими словами для успешного применения Ил-2 с пушками ШФК-37 летчик-штурмовик должен был иметь хорошую стрелковую и летную подготовку.

Дело в том, что прицельная стрельба из пушек ШФК-37 на самолете Ил-2 была в значительной мере затруднена благодаря сильной отдачи пушек при стрельбе и несинхронности в их работе. Последнее, из-за громадного разноса пушек относительно центра весов самолета, и благодаря недостаточной жесткости крепления пушечной установки, приводило к тому, что штурмовик при стрельбе испытывал сильные толчки, «клевки» и сбивался с линии прицеливания, а это со своей стороны, с учетом недостаточной продольной устойчивости «Ила», приводило к большому рассеиванию снарядов и резкому понижению (приблизительно в 4 раза) точности стрельбы.

Стрельба же из одной пушки была совсем неосуществимой. Штурмовик сразу же разворачивался в сторону стреляющей пушки так, что ввести поправку в прицеливание не представлялось вероятным. Попадание в цель в этом случае могло быть лишь первым боеприпасом.

Однако, неспециализированный вывод по опробованиям пребывал в том, что штурмовик Ил-2 с пушками ШФК-37 есть действенным средством борьбы с германскими легкими и средними танками. Рекомендовалось выстроить маленькую серию таких самолетов с целью проведения войсковых опробований и организовать в полках особые группы летчиков-штурмовиков, обученных прицельной стрельбе из крупнокалиберных пушек с Ил-2 по наземным целям и натренированных для борьбы с германскими танками.

Постройка заказанной войсковой серии Ил-2 с пушками ШФК-37 в Куйбышеве затянулась до сентября 1942-го, наряду с этим вместо 20 было выстроено лишь 9 автомобилей (другими словами всего 10 самолетов этого типа, включая один умелый «Ил»), каковые по окончании проведения летчиком-испытателем Е.Н.Ломакиным заводских опробований и были направлены под Сталинград в состав 228-й шад 16-й ВА Донского фронта.

За все время войсковых опробований на фронте под Сталинградом Ил-2 с ШФК-37 совершили 75 боевых самолето-вылетов с неспециализированным налетом 68 часов 42 60 секунд, делая задания совместно с «Илами», вооруженными пушками ВЯ и ШВАК. Боевые вылеты выполнялись как без сопровождения, так и в сопровождении истребителей. Один Ил-2 с ШФК-37 был сбит над целью, второй — подбит (сел на вынужденную на линии фронта на нейтральной полосе и ввиду неосуществимости эвакуации был стёрт с лица земли бомбами).

Остальные автомобили взяли повреждения. От начала и до конца войсковых опробований прошли лишь два «Ила», каковые выполнили 44 боевых вылета.

Штурмовики действовали в основном по самолетам на аэропортах и автотранспорту соперника. В отдельных случаях — по огневым точкам на поле боя, ДЗОТам, танкам и бронемашинам.

Атаки наземных целей производились с планирования под углами 25-30° с высот 1300-1000 м. По донесениям летчиков огнем пушек ШФК-37 было стёрто с лица земли 2 танка, 4 самолета на аэропортах, около 50 автомашин, один склад с снарядами и 2 зенитные батареи. Помимо этого, летчиками наблюдались попадания в 3 танка, 4 самолета, 14 автомашин и 1 бронемашину, но достоверность поражения целей подтвердить не могли.

Средний расход боекомплекта к пушкам ШФК-37 за один самолето-вылетов составил 37,6%. Это, с одной стороны, показывает, что целей, хороших для пушек ШФК-37, в боевых вылетах было мало, а иначе, показывает на недостаточную эффективность стрельбы с самолета Ил-2 из таковой пушки по малоразмерным целям.

За время войсковых опробований отмечалось пара случаев применения ШФК-37 по воздушным целям, но все они были неудачными.

В течение всего опробований пушки ШФК-37 трудились ненадежно — средний процент настрела боекомплекта, приходящийся на один отказ, составил всего 54%. Другими словами практически каждый второй вылет на боевое задание Ил-2 с пушками ШФК-37 сопровождался отказом хотя бы одной из пушек. Ведение же прицельной стрельбы из одной пушки было фактически неосуществимым.

Помимо этого, небольшой запас продольной устойчивости и усложнение техники пилотирования самолета Ил-2 с пушками ШФК-37 в сочетании с недостаточной жесткостью крыльевых пушечных установок и сильной отдачей самих пушек при стрельбе приводили к тому, что строевые летчики в одной прицельной очереди имели возможность применять не более 2-3-х снарядов. Большая же бомбовая нагрузка штурмовика составляла всего 200 кг. Все это значительно снижало боевую сокровище нового штурмовика.

В следствии установка пушек ШФК-37 на самолет Ил-2 у многих строевых летчиков помощи не отыскала.

Напоследок «Доклада о войсковых опробованиях на боевое использование самолетов Ил-2 АМ-38, вооруженных 37-мм пушками конструкции ОКБ-15» (отв. исполнители — Белякин, Никитин, Лорченко), указывалось, что:

«Самолеты Ил-2 с пушкой ШФК-37, опробование на боевое использование не дали должной эффективности в связи с недоработкой пушек, невозможностью ведения прицельного огня по точечным целям, громадным рассеиванием снарядов и ухудшением маневренности самолета.
Вычислять нужным иметь на вооружении ВВС КА самолеты Ил-2 с пушками 37 мм, снабжающими безотказную работу пушечных установок и ведение прицельного огня, не допуская ухудшения летных качеств серийного самолета Ил-2…»

В итоге Ил-2 с ШФК-37 в широкомасштабное серийное производство запущен не был.

Пара более удачно сложилась будущее пушки Шпитального в моторном выполнении, имевшая обозначение МПШ-37 (мотор-пушка Шпитального).

Мысль оружия одномоторного истребителя крупнокалиберной пушкой появилась в последние предвоенные месяцы 1941 года, выдвинутые одним из соавторов С.А.Лавочкина — М.И.Гудковым. На одном из умелых самолетов ЛаГГ-1 уже испытывалась 23-мм пушка Таубина МП-6 и, не смотря на то, что, результаты опробований были не через чур обнадеживающими благодаря громадной отдачи пушки, установка на самолете еще более замечательной совокупности, по видимому, никого не смутила.

Планы Гудкова поддержали правительство и руководители наркомата, и 1 марта 1941 года вышло соответствующее распоряжение Комитета обороны. Нарком ВВС Шахурин приказал тогда рассмотреть возможность размещения 37-мм пушки и на Як-1. Но от установки 37-мм пушки на Як-1 было нужно отказаться, потому, что требовались изменение компоновки кабины пилота истребителя и удлинение его носовой части.

В ходе комплектации первого истребителя ЛаГГ-3 с пушкой Шпитального стало известно, что первое орудие не было увязано с мотором М-105 и не компоновалось в самолете. Со вторым прототипом было несложнее, но и оно допускало только временное крепление, не рассчитанное на много выстрелов. А о боезапасе и сказать нечего, удалось впихнуть в истребитель только 21 патрон вместо 50 по заданию, для чего было нужно всецело переделать магазин пушки, «растянув» его горизонтально.

Кроме этого было нужно отказаться от дульного тормоза, дабы сократить длину торчащего на полметра из носа ствола.

Пушка МПШ-37 в развале двигателя М-105.

Пушка МПШ-37 в развале двигателя М-105. Схема.

Первый пушечный истребитель переделали из автомобиля завода № 23. К началу лета 1941 года на нем выполнили 58 полетов, из них 54 со стрельбой из пушки. До конца 1941 года выстроили 20 ЛаГГ-3 с орудиями Ш-37, взявших обозначение К-37, и предназначавшихся для войсковых опробований.

Похоже, что именно звено К-37 в первый раз употреблялось в битвах на столичном направлении в октябре 1941 года в составе 43-й авиадивизии. Тогда замечательное оружие этих автомобилей не удалось применять полностью из-за бессчётных конструктивных и производственных недостатков артиллерийской установки. Однако, Шпитальный думал, что использование нового оружия прошло удачно, и доложил Сталину об уничтожении пяти средних танков, но промолчал, что в этом же месяце звено истребителей прекратило существовать.

Истребитель К-37.

В апреле 1942 года была выпущена серия из 22 истребителей Як-7, вооруженных 37-мм пушкой Ш-37. Як-7-37 проходил войсковые опробования на Северном фронте в 42 ИАП 240 ИАД и, по крайней мере, по отчетам, хорошо показал себя в воздушных битвах. Было сбито 10 самолетов соперника при утратах 7 собственных.

Истребитель Як-7-37.

Производство пушки Ш-37 длилось не продолжительно. Завод № 74 в Ижевске за 1941 год изготовил 40 пушек Ш-37, а в первой половине 40-ых годов XX века еще 196. По окончании чего производство Ш-37 было свернуто в связи с принятием на вооружение пушки НС-37, которая не смотря на то, что и не была лишена недочётов, но была на 100 кг легче, применяла рассыпную железную ленту вместо громоздкого магазина, имела намного более большой темп стрельбы.

Б.Г.Шпитальный приложил максимальное колличество усилий, дабы «задвинуть» соперничающую разработку, но шла война, и И.В.Сталин, будучи реалистом не отправился на предлогу у собственного любимца. В конце 1942 года пушка Шпитального осталась в прошлом.

Летом 1942 года Шпитальный постарался спасти собственный детище. Помятуя зенитное прошлое собственной Ш-37, он внес предложение «сухопутное» использование пушки. В КБ завода № 37 под управлением Н.А.Попова был изготовлен опытный образец «зенитного» танка Т-70, вооруженного 37-мм пушкой Ш-37, установленной в открытой сверху башне достаточно уникального вида, сваренной из 16-мм бронелистов.

Зенитный танк Т-70 с пушкой Ш-37.

Орудие, как отмечалось, имело ленточное питание (вероятнее имелся ввиду все же магазин), боекомплект составлял 50 снарядов. В качестве зенитного прицела употреблялся коллиматорный прицел ОМП-3.

Опробования Т-70 с Ш-37 провели в сентябре — октябре 1942 года, наряду с этим по окончании первого этапа танк было нужно послать на доработку — стало известно, что ёмкости баллона со сжатым воздухом (он употреблялся для перезарядки пушки) хватает всего на 10-15 включений, кроме этого отмечалось громадное время для перезарядки орудия и низкая скорость вращения башни.

В течение двух месяцев ОКБ-15 создало улучшенный пример зенитного танка на базе Т-70, взявшего обозначение ЗУТ-37 (зенитная установка танковая калибра 37 мм).

Масса автомобили снизилась до 7,9 тонны, магазины пушки сделали более компактными под 5 выстрелов, боекомплект увеличили до 200 снарядов, переделали башню, смонтировали прицел для стрельбы по наземным целям и т.д. Опробования ЗУТ-37 прошли с 27 декабря 1942 года по 29 января 1943 года, продемонстрировали низкую кучность орудия, неуравновешенность артсистемы и ряд других недочётов. Предстоящие работы по установке в Т-70 37-мм пушки ОКБ-15 были прекращены.

На этом закончилась и история последней серийной разработки главы ОКБ-15 Б.Г.Шпитального.

ТТХ:

Модификация: Ш-37
Калибр, мм: 37
Тип автоматики: газоотвод
Масса тела орудия с магазином, кг: 375 (первые образцы) / 302,5 (серийные)
Протяженность, мм: 3096 (с учетом дульного тормоза 3610)
Протяженность ствола, мм: 2060
Темп стрельбы, выстр/мин: 170 (в версии ШФК) / 185 (в версии МПШ)
Начальная скорость пули, м/с : 870-900
Емкость магазина: 5 патронов (прототипы) / 40 патронов (в версии ШФК) / 21 патрон (в версии МПШ)
Масса боеприпаса, г: 735 (осколочно-фугасный) / 760 (бронебойно-зажигательный)
Тип снаряда: 37?198

.

.

Перечень источников:
В.Б.Шавров. История конструкций самолетов в СССР 1938-1950 гг.
А.Б.Широкорад. История авиационного оружия.
Евгений Аранов. Стрелковое оружие СССР.
Сайт «Операция «Барбаросса». Штурмовик Ил-2. Илы против «Панцеров». 37-мм пушка ШФК-37.

Гибель расчета немецкой противотанковой 37 мм пушки PAK 35 36

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: