Пролетарская молотилка

В первой половине 30-ых годов XX века, несколько «самых крутых» в стране экспертов по артиллерии в т. ч. самоходной, в лице товарищей: Орджоникидзе, Тухачевского, Павлуновского и Халепского, придумали осчастливить РККА «Громадным самоходным триплексом» в виде 254-мм пушки, 305-мм гаубицы и 400-мм мортиры на единообразном лафете (САМОХОДНОМ!!!), для действия по особо важным объектам и разрушения бетонных упрочнений долгосрочного типа. Забористой травки покурили и либо выпили чего едрёного — хрен их знает.

Кроме того первые наброски расчётов конструкторов, вынудили отечественных влиятельных клоунов отказаться от 400 мм мортиры, перевоплотив «триплекс» в «дуплекс», с калибром пушки, уменьшенным с 254 до 210 мм.

Твёрдые транспортные ограничения (капитальные мосты, ж/д платформы) грузоподъёмностью до 60 т. вынудили ещё «урезать осетра». Сейчас, «дуплекс» сдулся до 203 мм гаубицы и 305 мм мортиры.

Причём 203 мм самоходная гаубица уже разрабатывалась — та самая СУ-14, которую должны были дополнить на единообразном шасси дальнобойная 152 мм пушка и замечательная 280 либо 305 мм мортира.

Пролетарская молотилка

Но, новый супертриплекс должен был быть значительно дальнобойнее, чтобы при необходимости, его возможно было применять ещё и для береговой обороны!

То, что кроме того при таких, значительно «урезанных» хотелках уложиться в лимит тоннажа в принципе нереально отечественных «стратегов» никак не смутило. Они «дали разрешение» на переделку собственной суперсамоходки в разборную! Артиллерийская и ходовая часть разделялись и имели возможность по отдельности перевозиться по железной дороге на стандартных платформах, или переправляться через капитальные мосты грузоподъёмностью до 60 т.

В собранном виде, массу в ТЗ ограничили 80 т. Но, в ТЗ конструктора не уложились. Вес САУ уполз к 106 тоннам! Однако, эту самую СУ-7 предполагалось строить серийно! Изготовили макет в натуральную величину. Для первых самоходок уже во всю выпускались рабочие чертежи и изготавливались подробности механизмов и корпусов.

На 185-ом з-де Спецмаштреста была кроме того начата сборка ходовой части.

Последним «пожеланием» клиентов до их «зачистки», стала необычная хотелка обеспечить возможность стрельбы из 305 мм мортиры подкалиберными 203 мм гаубичными боеприпасами! Притом, что совершённые предварительно испытания продемонстрировали, что рассеивание чрезмерно. Гении – что с них забрать?

Финиш данной растянувшейся до самого 37 года эпопеи закономерен. Чистка вышвырнула из последовательностей РККА любителей-экстремалов (не всех и подчас не тех) и на множестве разработок, сожравших впустую огромные госсредства, был поставлен крест. И не все из них того заслуживали!

Но, «новая метла метёт чисто» и РККА встретила войну по большому счету без САУ (в случае если к таковым не относить арттанк КВ-2).

Сейчас, попытаемся поальтернативить на тему самой громадной и тяжёлой САУ РККА 30-х! НЕ ВСЕРЬЁЗ само собой разумеется, а так, чтобы – на данный момент за это слава Всевышнему, не расстреливают!

Потому, что 203 мм гаубица СУ-14 уже имеется (и РИ и другая), подумаем о ещё более замечательной самоходке. Самой замечательной!

В первую очередь, решим для себя вопрос – необходимы ли по большому счету такие ультимативные САУ РККА? Может она и несложными, буксируемыми артсистемами обойдётся – в пику тем, РИ стратегам – экстремалам. Для них-то всё было разумеется – позиционный темперамент ПМВ потребовал создания артиллерии особенной мощности, быстро и основное скоро усилить которую на главном участке моли лишь не меньше замечательные САУ.

Чтобы ещё прояснить вопрос уже для себя, обратимся к опыту Зимней войны. Это тем более наглядно, потому, что капитальных мостов и дорог в том месте было раз-два, да и обчёлся.

РККА пробовала взломать долгосрочную оборону финнов, применяя буксируемые 203 мм гаубицы а также 280 мм мортиры. Результаты были неважнецкие.

Начнём с того, что для буксировки артсистем для того чтобы калибра и соответственно веса, в тяжёлых дорожных условиях, у РККА просто не было соответствующих арттягачей. Могучий «Ворошиловец» заканчивал опробования, а единственный достаточно замечательный арттягач «Коминтерн» имел возможность буксировать эти артсистемы лишь в разобранном виде (203 мм гаубица Б-4 разбиралась на две части, а 280 мм мортира Шнейдера на четыре). Само собой разумеется, на парадах «Коминтерн» таскал ту же Б-4 и в собранном виде, но с большой перегрузкой, неприемлемой в тяжёлых полевых условиях.

Кроме того в случае если на дороге была очевидная гололедица, ту же Б-4 в сборе имели возможность буксировать лишь два «Коминтерна» запряжённых «цугом».

(«Коминтерн» с Б-4)

Помимо этого, на протяжении транспортировки 203 и 280 мм артсистем к линии фронта, наблюдался тотальный выход из строя повозок, на которых везли части орудий. А у 203 мм гаубиц Б-4 простым явлением были поломки гусеничного хода лафетов. В разглядываемом же нами 1933 году, у РККА никаких вторых средств тяги тяжёлых орудий не считая тихоходных тракторов «Коммунар» по большому счету не было.

(Трактора «Коммунар» «на износ» тащат в сборе 19-тонные Б-4)

И для того «Коммунара», в мало-мальски тяжёлых дорожных условиях (не говоря уже про условия напроч бездорожные), масса кроме того разобранных орудий особенного назначения, была чрезмерной.

Второй проблемой было время. Чтобы оборудовать позицию для столь тяжёлых буксируемых артсистем, требовалась инженерная техника и громадный объём работ. После этого, эти самые артсистемы, ещё требовалось доставить, собрать и изготовить для стрельбы.

Время, нужное на всё это, исчислялось часами!

Потому, что угол ГН у буксируемых тяжёлых артсистем мал, их поворот на превышающий эту величину угол, также занимал порядочно времени.

Наряду с этим, ни за что нельзя забывать о таких вещах, как не через чур высокая дальнобойность тяжёлых гаубиц и тем более мортир (не напрасно кое кому так хотелось заполучить в самый замечательный триплекс дальнобойные пушки калибром 210 мм!), очень паршивая их свойство к маскировке, благодаря громадных габаритов и уязвимость.

Несложнее говоря, у любой прекрасно оснащённой, современной армии соперника (не финнам чета) хватит времени, чтобы заблаговременно найти позиции тех монстров и или забросать их боеприпасами более лёгких и дальнобойных пушек меньшего калибра, или накрыть авиаударом из под которого никуда они не денутся!

Наряду с этим, любой приказ о смене позиции приводил к началу очередной громадной и продолжительной работы которая была бы терпима при осаде какойнить крепости, не располагающей средствами контрбатарейной борьбы, но отнюдь не в современной войне, потребовавшей мгновенной реакции на трансформацию обстановки и повышенной мобильности в т. ч. и от артиллерии особенной мощности.

А вот тяжёлые САУ, легко решают большая часть этих неприятностей.

Машина, пускай и большая, но талантливая передвигаться по капитальным мостам (до 60 т.) или форсировать вброд водные рубежи (для РИ тяжёлой САУ СУ-14 это практически полтора метра глубины!), к тому же имеющая достаточно мощный двигатель и небольшое среднее давление на грунт (для всё той же проходимости), может неожиданно для соперника выдвинуться к линии фронта, развернуться на подходящей местности (топографическую привязку возможно сделать заблаговременно), скоро отстреляться и выйти из территории поражения перед тем, как соперник найдёт САУ, откроет огонь в ответ либо организует авианалёт ударной авиации.

В принципе, вопрос по большому счету не следует: либо буксируемые тяжёлые артсистемы, либо самоходные – ИМХО, в армии страны, вычисляющего себя великим, должны быть и те и другие! Я лично против любых крайностей. Среди них и тех, РИ, технических.

Ну, вот и начнём! Сразу же оговоримся – потому, что грузоподъёмность капитальных мостов для автотракторного транспорта, как и громадных четырёхосных ж/д платформ была ограничена массой в 60 т. эти же ограничения машинально распространяются и на отечественную тяжёлую САУ. Сверхтяжёлыми монстрами, о которых бредил Тухачевский, заниматься не будем принципиально!

(Германская 600 мм самоходная мортира «Карл» обр. 1940 г. Боевая масса 126 тысячь киллограм. Произведено всего 6 мортир. Возможно как раз о таких самоходах, грезили Тухачевский со товарищи)

Так вот. Мы же, чтобы сэкономить вес и время, начнём создавать собственную, значительно более скромную САУ на базе того, что имеется под руками, не изобретая велосипед и на замахиваясь на какие-то вундервафли.

В общем, нам предстоит скрестить ветхую хорошую 280 мм мортиру Шнейдера обр. 1912 года

(На 1933 год их в арсеналах РККА числилось не меньше 20 штук)

с шасси тяжёлого танка Т-35А.

(Тяжёлый танк Т-35А)

Всё равняется танк данный военных разочаровал сходу, когда показался в армиях.

И было с чего! Танк заказывало механизации и Управление моторизации РККА, придумав ТТТ, якобы оптимально соответствующие теории усиления этим супертанком пехоты в обороне и лёгкой военной техники в наступлении.

Из этого его оружие – ДЛИННОСТВОЛАЯ (по тому времени), полуавтоматическая трёхдюймовка ПС-3 и две скорострельные 37 мм пушки «громадной мощности». Плюс куча пулемётов. Масса автомобили наряду с этим не должна была быть больше 37 тысячь киллограм, при бронезащите в 30-40 мм, не пробиваемой с главных расстояний боя танковыми и противотанковыми пушками соперника.

Но, отечественные очень способные инженера впарили РККА 52-тонное чудовище, оказавшее неспособным учавствовать в маневренной войне ни в обороне, ни в наступлении. Единственной нишей, остался прорыв очень сильно укреплённых полос, но в этот самый момент он «подкачал», будучи защищённым вместо 30-40 мм только 20-30 мм бронёй с никчемным вооружёнием в виде мёртвой полковушки-окурка и двух противотанковых «сорокапяток»!

Спрашивается на популярном китайском языке: НАХУА тяжёлому танку, годному по собственной врождённой неуклюжести, лишь для прорыва очень сильно укреплённых полос обороны, медлительно ползущему через совсем непроходимые для танков вторых классов противотанковые заграждения, ДВЕ противотанковые пушки и ни одной, талантливой разбивать не то что ДОТы, а хотя бы ж/б надолбы и тетраэдры, чтобы очевидно расчистить себе путь?

Исходя из этого, ничего необычного, что ещё ДО начала серийного выпуска в 34 году, а правильнее уже 13 августа 1933 года, армия затребовала вместо Т-35А более боеспособный тяжёлый танк (с которым, но, произошёл облом – потому, что разработка принципиально нового танка уже на первом году выпуска его предшественника – через чур дорогое наслаждение кроме того для СССР!).

Вот и заберём у бронетанковых армий все эти тщетные «парадные страшилки» Т-35А и прикинем, как сделать из них реально нужные тяжёлые (правильнее, если сравнивать с СУ-14, умеренно сверхтяжёлые) САУ. Благо, взяв первые 10 серийных автомобилей лишь в первой половине 30-ых годов XX века, танкисты скоро смекнули, что их очевидно надули (не умышленно будем полагать!).

От другой СУ-14 не отказываемся, но 203 мм гаубицы мало, а более тяжёлую артсистему на её шасси уже не взгромоздить. Исходя из этого, на исходном шасси Т-35А «ваяем» другую, более солидную САУ. Самую громадную, какую оно лишь выдержит!

В случае если сопоставить массу качалки мортиры Шнейдера (7,8 т.) и вес пяти башен танка со всей их начинкой (не более 5 т.), то сравнение будет не в пользу и без того перегруженного шасси Т-35А. Соответственно, танк будет необходимо не только освобождать от башен, но и значительно разбронировать. Ничего нехорошего в этом нет – у нас не штурмовое орудие и бронька нужна, сугубо противоосколочная. Демонтируем 50 и 30 мм бронеплиты с передней проекции корпуса.

Заменим 20 мм броню бортов. Над боевым отделением снимем крышу. Обойдёмся 13 мм бронезащитой корпуса вкруговую (как раз такую броню тогда массово изготавливали для производства лёгких танков).

Плюс 8 мм коробчатый щит (либо полурубка), закрывающий артчасть спереди и частично с боков и такой же толщины бортовые экраны, закрывающие подвеску. Конечно не забываем о достаточной жёсткости корпуса – благо в то время, на отечественных тонокобронных танках несущих корпусов ещё не было!

Сняв, так, лишнее бронирование, мы легко компенсируем перегруз, оставшись при той же массе, которую имел Т-35А – т. е. ок. 52-53 т.

Как и на ровеснике отечественной самоходной мортиры РИ СУ-14, для стрельбы добавим в конструкцию шасси механизм выключения подвески и два кормовых упора домкратного типа с гидравлическим приводом.

(Самоходная 280 мм мортира СУ-28.1 обр. 34 г.)

На опробования такая САУ имела возможность бы выйти уже на рубеже 34-35 г.г.

Потому, что время раннее, разумеется, что на опробованиях эта САУ очень блестящих результатов не продемонстрирует.

надёжность и Проходимость агрегатов на уровне Т-35А – т. е. паршивенькие. Управляемость очень тяжёлая. При применении сугубо родной подвески, нельзя исключать её поломок при стрельбе кроме того с кормовыми упорами – мощность-то у 280 мм мортиры огромная, а механизм выключения подвески ещё недоработан.

Да и не факт, что те самые кормовые упоры не сломаются первыми же. Помимо этого, у таковой САУ очень мелок возимый БК – полагаю выстрела 4 не больше, потому, что это уже тонна груза!

Армейские, высказывая все эти претензии конструкторам-инженерам, как родным старательно пробовали втолковать им, что САУ должна иметь хорошую проходимость, управляемость дешёвую не только богатырю Илье Муромцу. Обязана мочь стрелять без прочей разрушения начинки и риска подвески. И стрелять продолжительно – в тяжёлой артиллерии минимум 4 первых выстрела постоянно считались сугубо пристрелочными. Ну и чтобы точно поразить цель, нужно иметь при себе ещё столько же!

Транспортёры снарядов само собой разумеется прекрасно, но, учитывая время, нужное на перегрузку столь тяжёлого БК, уж лучше на них возить второй БК и перегрузку осуществлять уже снявшись с позиции – где-нить чутка подальше от того места, куда в полной мере возможно вскорости прилетит «ответный гостинчик».

В общем и целом, машину одобрили, но в таком конкретном виде, вероятнее, забраковали и послали на доработку.

Конструктора Спецмаштреста продолжительно и старательно ломали голову, как довести её до ума и наряду с этим соблюсти все хотелки военных.

Выход нашли один, но чертовски «креативный» – удлинить шасси ещё на одну тележку подвески. Конечно усилив все элементы подвески, потому, что чем шасси дольше, тем хреновее у него приспособляемость к рельефу и соответственно возрастает нагрузка на любой конкретный элемент.

Точно для того чтобы «креатива» ещё не было – в большинстве случаев все стараются напротив, под любым предлогом, оторвать четвёртую тележку от Т-35А, чтобы он стал легче и маневреннее, а не добавить пятую превращая тем самым танковое шасси в неуклюжий вагон на гусеницах! Но нам-то чудить никто не запрещает! Согласитесь – по сравнению со 106-тонным РИ чудовищем, каждые извращения с шасси Т-35А – невинное баловство.

А сейчас о достоинствах и недостатках.

1. Важной проблемой Т-35А была «острая сердечная недостаточность» – совокупность охлаждения двигателя не справлялась, а улучшить её работу не разрешал ограниченный количество МТО. на данный момент, нет ничего, что мешает, как расширить объём и площадь радиаторов, так и быстро усилить «воздухообмен».

2. Потому, что и бортовые передачи и главный фрикцион выполнялись многодисковыми, металл по металлу, усилить их в принципе не неприятность. Не факт что это по большому счету потребуется – в машине, которая всего на пара тысячь киллограм тяжелее 50-тонного исходного шасси, и имеющаяся трансмиссия, при грамотной эксплуатации и качественном изготовлении, быть может, будет трудиться удовлетворительно – не напрасно так как РИ Т-35А (до всяких неизменно утяжелявших его модернизаций) имел возможность брать подъёмы в 30 градусов (БТ-5 брал подъёмы до 32 гр), а его трансмиссию «сватали» новым танкам СМК и Т-100 масса которых в начальном ТЗ определялась в 60 т.!

Громадной проблемой Т-35А была надёжность КПП. Но тут возможно хоть имеющуюся КПП усилить (что делалось много раз), хоть новую смастачить – самим либо заказать итальянцам с «Ансальдо», каковые именно в то время пробовали впарить нам собственный 90-тонный сверхтяжёлый танк.

3. Лишняя тележка подвески на довольно лёгком тонкобронном корпусе (а мы ещё и щит с экранами сделаем уже – 6 мм вместо 8) не только значительно увеличит грузоподъёмность шасси, но и снизит удельное давление на грунт, улучшив проходимость. Гусянки вероятнее потребуются попрочнее (нагрузки при поворотах возрастут). Но как раз тогда в СССР подняли вопрос об изготовлении траков из стали Гартфильда и упрочнении пальцев токами высокой частоты.

Обе эти неприятности были удачно решены.

4. Двигатель изначально употреблялся «обычный» танковый М-17Т 400-500 л.с. (в зависимости от оборотов). Для «долгой» САУ этого не хватает совершенно верно так же, как было не хватает для Т-35А. Специально для Т-35А в РИ создали форсированный двигатель М-17Л (один из вариантов М-17Ф) развивавший мощность 580-700 л.с.

При нормально сбалансированной трансмиссии и КПП, его мощности достаточно, чтобы такая САУ, без надрыва, спокойненько ехала со скоростью порядка 25 км/ч. А ей больше и не нужно – чтобы арту не растрясти. Тем более, что фактически ни один средний либо тяжёлый арттягач с громадной нагрузкой «на крюке» стремительнее 25 км/ч не бегал.

Кстати, 54 тонный Т-35А вып. 39 года с таким же мотором развивал 30 км/ч, 48-тонная СУ-14 (без брони) 32 км/ч (правда с другой трансмиссией, которой задачу добиться больших скоростей перемещения в принципе не ставили), а обвешанная 30-50 мм бронёй и потяжелевшая до 64-тонн, та же Су-14 кое как ковыляла на 22 км/ч.

(СУ-14-1 со 152 мм пушкой и 30-50 мм бронезащитой)

Учитывая, что отечественная САУ таковой тяжёленной брони как СУ-14 на себе не катает, и вытянет тысячь киллограм этак под 60, в 25 км/ч я фактически уверен. Опять-таки громадный внутренний количество разрешает иметь при себе солидный запас горючего.

5. Потому, что самоходка получается долгой и в целом, достаточно тяжёлой, с, соответственно её пропорциям, весьма хреновой поворотливостью (что, но, критично для неизменно маневрирующего танка, а не для САУ), чтобы уменьшить труд механика-водителя (нагрузки на рычаги управления и в Т-35А считались уже предельными), отыщем в памяти о созданной ещё для Танка Гроте (ТГ) пневматической совокупности усилителей управления. Со слов испытателей – водить тяжёлую машину с ней было одно наслаждение, не смотря на то, что совокупность трудилась нестабильно, в первую очередь, из-за нехорошего качества резины в уплотнениях, что приводило к разбалансировке всей совокупности. Однако, эту конструкцию пневмоусилителя сохранили и на прототипе Т-35, но, опять-таки из-за ненадёжности, её однако упразднили в серийном Т-35А.

На считанных сверхтяжёлых САУ, мы в полной мере можем себе позволить и довести до ума (благо уровень качества неопрена росло из года в год) а также продублировать для надёжности эту роскошь!

Более того. Каждому, кроме того не эксперту, с первого взора разумеется, что при таковой длине шасси, у автомобили будет большой радиус поворота (в случае если само собой разумеется гусли не мучить работой враздрай), не говоря уже о развороте. Так может её и не разворачивать лишний раз вовсе?

При наличии пневмосистемы, нет ничего несложнее, как сделать дублирующий, кормовой пост управления машиной. Крайне полезно окажется в тех же Карельских лесах. Вывернули на более-менее эргономичную полянку, отстрелялись и медлено, задним ходом, к себе

6. Сейчас, о главном – о том, для чего эта САУ фактически и вспоминала – о стрельбе.

Потому, что шасси сейчас долгое, упоры в корме корпуса уже не столь действенны. При ведении огня на громадных углах возвышения практически тщетны (подвеска выключаемая, так что база не козлит), а при настильной стрельбе высок риск их поломки. Исходя из этого, вместо двух кормовых упоров, введём опускаемый на грунт один замечательный упор-поддон, выдвигаемый прямо под артсистемой.

Это и стабильность всей совокупности обеспечит и корпус от лишних деформаций убережёт.

Но, мы можем пойти и ещё дальше! Введём действенный дульный тормоз и, в случае если условия разрешают неожиданно для соперника приблизиться к его позициям близко так, что возможно вести пламя уменьшенными зарядами – будем стрелять прямо с шасси (благо оно у нас, непременно, усиленное если сравнивать с простым танковым и механизм выключения подвески при стрельбе до ума уже доведён), не тратя драгоценное время на возню с поддоном (так как его также не тупо в грязь под корпусом втаптывают, а плавненько опускают на хоть какоенить упрочнение – скажем, в виде очевидных древесных брусьев, а это время!).

7. Дополнительный дополнительная грузоподъёмность и внутренний объём шасси разрешат расширить возимый БК минимум в два раза – именно то, что необходимо армейским. Плюс покажется возможность значительно механизировать и процесс заряжания – масса боеприпаса-то не шуточная. В данной мортире употреблялись два вида очень замечательных снарядов «средненький» массой ок.

250 кг и «тяжёлый» весом 286 кг. Причём в СССР 30-х боеприпасы не выпускались – в ПМВ их было получено от союзников большое количество, на все предвоенные годы хватило, а на рубеже 30-40-х, и мортира Шнейдера и новая 280 мм мортиры Бр-5 обеспечивались несколькими типами снарядов, большая часть из которых были созданы ещё до революции. Кстати, при царе-батюшке, мортиру удачно испытывали стрельбой фугасными бомбами массой от 300 до 346 кг!

Дальнобойность для мортиры, и на конец 30-х в полной мере приемлемая: фугасным боеприпасом массой 286 кг – 6700 м, бетонобоем массой 246 кг – 7360 м, ветхими русскими либо французскими металлическими гранатами массой от 200 до 213 кг – от 7860 до 11 000 м. Не напрасно эту артсистему в некоторых источниках именуют не мортирой, а гаубицей. Новая 280 мм мортира Бр-5 имела дальнобойность схожую (большая 10950).

Кстати, скорострельность у мортиры Шнейдера была многократно выше, чем у новой Бр-5 и достигала выстрела в 60 секунд.

Вот такая машинюга в итоге получается! Сухопутный линейный корабль, «туды его в качель»!

Да, машина длиннющая, да, с страшной поворотливостью, да, довольно тяжёлая. Но, она возможно всецело отработана уже к 36-му (назову-ка я её СУ-28) и во время с 36 по 38 г.г. для РККА свободно смогут быть выпущены 12 самоходок (танков Т-35А в эти же годы в РИ выпустили 36 штук). 9 САУ в отдельном полку САУ особенной мощности складывающемся из 3 батарей по 3 автомобили. Ещё 3 САУ – резерв при какойнить респектабельной учебной части.

На «конечный случай» навроде Зимней войны достаточно в довесок к буксируемой артиллерии.

Для того же полка, хорошо сделать и хотя бы несколько невооружённых автомобилей – эвакуаторов на подобном шасси. Возможно кроме того на укороченном до 4 либо кроме того 3 тележек (как у АИ СУ-14).

Непременно, нужно предусмотреть заблаговременно и машину обеспечения. Конечно гусеничную, с подобной проходимостью, которая будет не только нести на себе (плюс прицеп) второй БК, но так же будет снабжена бульдозерным отвалом для своевременного оборудования позиции и, в качестве оружия нести какиенить лёгкие средства ПВО. «Коминтерн» на эту роль в полной мере подойдёт.

Не буду утверждать, но быть может, с таким «доводом» у РККА было бы чутка побольше шансов взломать Линию Маннергейма раньше и с меньшими утратами. Так как обширно применяемые в Зимней войне 203 мм гаубицы, т. н. ДОТы «миллионники» не пробивали кроме того прямым попаданием, а большинство 280 мм мортир (18 мортир Шнейдера и 4 новые Бр-5) каковые пробовала применять РККА, продемонстрировать себя так и не смогли – часть до места действия просто не доехала из-за бессчётных поломок повозок, часть не смогли либо не решились развернуть на самая оптимальной дистанции.

(Особая повозка для ствола 280 мм мортиры)

Соответственно и применяли их не так как необходимо – вместо того чтобы концентрировать на решающих участках для подавления ДОТов, около которых строилась вся защита УРа, из них вели практически тщетный беглый пламя по площадям днём, и т. н. тревожащий пламя (для чего в большинстве случаев применяют пушки, гаубицы либо кроме того миномёты) ночью. Это говорит лишь о том, что малоподвижные буксируемые мортиры, в тех условиях, нереально было применять по их прямому назначению. А ведь 280 мм мортиры Шнейдера, наровне с 203 мм гаубицами Виккерса, превосходно продемонстрировали себя под Перемышлем в ПМВ.

Ещё фото 280 мм мортиры Шнейдера.

(Фото ПМВ)

(Фрицы применяющие эти мортиры на Восточном фронте во ВМВ)

Оружие Победы: Артиллерия (2010) фильм

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: