Шестидюймовый дуплет

Обзавестись замечательными САУ было давешней мечтой РККА. Но, работы по «малому» триплексу (СУ-5) распознали слабость шасси лёгкого танка Т-26, по тяжёлому «корпусному», они столкнулись вначале с отказом от производства танка Т-24 (на его шасси предполагалось строить «корпусной триплекс»), а позже с недостатком шасси среднего танка Т-28. А по САУ для ТАОН в сложности с доводкой особого (с применением элементов как уникальных, так и заимствованных от Т-28 и Т-35А), тяжёлого шасси (СУ-14).

Шестидюймовый дуплет

(Первый экземпляр вооружённой 203 мм гаубицей СУ-14 был изготовлен в мае 1934 года, и на ходовых опробованиях продемонстрировал важную недоработку конструкции особого шасси)

Но в том же 1934 году – т. е. фактически в один момент с запуском в серию, был признан устаревшим и не отвечающим ТТТ тяжёлый танк Т-35А.

Вот и появилась идея, не «убивать» столь тяжело давшееся шасси (неприятность нового тяжёлого танка будет решаться По другому), а строить вместо уже не подходящего танка, тяжёлую САУ. Причём чтобы не пересекаться и не соперничать с ТАОНовской СУ-14, совсем другого назначения.

Какого именно? Чем мы её вооружать будем? Исходя из 1934 года на дворе, логичнее всего на такое громадное и дорогое шасси установить что-то могучее и сокрушительное – к примеру, 152 мм пушку обр.10/30 г.

Несомненно, весьма хороший вариант, но, во-первых, через чур очевидный (это опять-таки орудие ТАОН (АРГК), а нам соперник СУ-14 не нужен), а во вторых, ИМХО – для того времени так же и достаточно тщетный. При огромной дальнобойности этого орудия (более 13 км), и его, соответственно статусу собственности АРГК со штатной «рабочей» дислокацией не так уж близко к линии фронта, нет никакого смысла ставить такую пушку на столь дорогое и по тому времени достаточно мощно бронированное шасси.

Тут нужнее иметь легко обычный арттягач, что никуда не спеша доставит орудия на позицию. В крайнем случае, достаточно и не бронированного или частично бронированного (как СУ-14) шасси – в случае если само собой разумеется нам по большому счету необходимы столь тяжёлые артсистемы в самоходном варианте. Та же СУ-14, имела сугубо противоосколочную бронезащиту ходовой части в 20 мм и по большому счету никак не защищённую артиллерийскую часть.

Но так как и бронезащита у Т-35А к 1934-му году уже достаточно не сильный и штурмовая САУ, тут вряд ли окажется (танк прорыва, соответственно и штурмовая САУ должны были нести уже 40-60 мм броню). А при дальнобойности 152 мм пушки обр.10/30 г., ей нет ничего, что мешает расстреливать цели, по большому счету не входя в зону ответного огня полковой а также дивизионной артиллерии соперника. Т. е. опять-таки, дорогущее и очень малосерийное танковое бронированное шасси совсем необязательно.

Притом что 152 мм пушка – артсистема весьма тяжёлая с огромной отдачей. Т. е. при применении базы Т-35А, если не ввести в конструкцию прочные, разгружающие подвеску домкраты либо замечательный поддон, смогут появиться неприятности с шасси. А при стрельбе прямой наводкой, возможно, окажется нужно возить ещё и какойнить сошник (на СУ-14 стояло аж два!), в противном случае подвеска опять-таки непременно посыплется.

Не напрасно так как уже на протяжении ВОВ, тяжёлые СУ-152 и ИСУ-152, сделанные на намного более прочных шасси новых тяжёлых танков с их торсионными подвесками, несли те замечательнейшие 152 мм орудия (в варианте модификации МЛ-20С) в обязательном порядке дооснащённые очень действенными дульными тормозами.

В середине 30-х, ГАУ об применении дульников на бронетехнике и слышать не желало. Но, в АИ-то оно канешно, всё вероятно

Но, даже в том случае, если по полной применять все те средства против отдачи столь замечательных и тяжёлых орудий на шасси Т-35А, мы и надёжность всё равняется не гарантируем (пример СУ-14 уже перед глазами) и величина возимого БК уже будет не шибко громадна.

Ещё одна неприятность. Заряжается 152 мм пушка довольно продолжительное время – кроме того в комфортных полевых условиях, скорострельность не превышает 2-4-х выстрелов в 60 секунд (в зависимости от положения ствола). Соответственно в стеснённых условиях самоходки, скорострельность будет не более 1 выстрела в 60 секунд. Те же уже достаточно идеальные СУ-152 и ИСУ-152 скорострельность имели 1-2 выстрела в 60 секунд.

А СУ-14 по большому счету имела возможность сделать один выстрел из собственной 203 мм гаубицы за 6 мин.. Но, куда ей торопиться?

Нам же, нужно применять по полной те преимущества, каковые даёт как раз всецело забронированное танковое шасси. Т. е. САУ должны оперативно выдвинуться практически к самой линии фронта (но наряду с этим нужно на закрытые позиции – вне поля зрения соперника), весьма скоро обрушить на заблаговременно определённую цель всю собственную огневую мощь и без того же скоро ретироваться перед тем, как вражина выяснит расположение и накроет ответным огнём.

А ещё, Т-35А машина изначально перегруженная, и чрезмерно тяжёлая артсистема (каковыми непременно есть 152 мм пушка) ей в принципе противопоказана. Так как артчасть, которая будет трудиться практически с линии фронта, также пренепременно должна быть защищена хотя бы от пуль и осколков. Снова же, и орудие должно быть достаточно скорострельным.

В общем, важные товарищи думали-думали и придумали

С корпуса Т-35А снимаются все башни и монтируется громадная бронерубка (защита сугубо противоосколочная всего 15 мм) в которой компонуется достаточно умная для того времени установка в виде СПАРКИ стволов 152 мм мортиры «НМ» обр. 31 г.

(152 мм мортира «НМ» обр. 1931 г. Выпускалась серийно на МЗМ с 1932 по 1935 г.г. всего было выпущено 129 орудий)

В чём фишка? Во-первых, эти стволы, длиной всего 9,3 калибра, весьма лёгкие – всего по 425 кг с затворами (вес одного ствола с затвором 152 мм пушки 2630 кг). Во-вторых, эти затворы клиновые, что разрешает механизировать процесс их извлечения и открывания гильз зарядов.

Это по большому счету ЕДИНСТВЕННАЯ в СССР того времени, серийно производимая полевая артсистема шестидюймового калибра с клиновым замком (попытка запустить в серию так же оснащённые клиновыми затворами 122 мм гаубицу «Лубок» и 152 мм гаубицу «НГ» обр. 31 г. не удалась). Как раз исходя из этого я по большому счету не разглядываю ни «НГ», ни простые 6-дюймовые гаубицы.

А орудия меньшего калибра, считаю легко недостойными для того чтобы роскошного и возможно сообщить неповторимого «носителя» как шасси Т-35А. В случае если уж в РИ кроме того на шасси Т-26 пробовали поставить «шесть дюймов» в виде именно той самой мортиры, то что уж сказать о Т-35А!

(САУ СУ-5-3, вооружённая той самой 152 мм мортирой «НМ» обр. 31 г. Машина прошла опробования, но на вооружение принята не была – и шасси предельно перегружено и для БК места не выяснилось)

А чтобы это дело было в полной мере нам по силам в те времена, всё упрощается до невероятности. Мортиры заряжаются лишь по окончании их приведения на определённый, фиксированный угол заряжания. Т. е. вся механика заряжания без движений закреплена в рубке. Совокупность стремительного приведения стволов на угол заряжания легко копируется с британской 114 мм гаубицы, каковые всё ещё являются самоё мощным оружием отечественной кавалерии.

В том месте нет ничего сложного, поскольку те гаубицы были созданы ещё на протяжении ПМВ.

По окончании выстрела, за счёт применения энергии отдачи, клиновые затворы стволов машинально раскрываются, выбрасывая гильзы зарядов, каковые удаляются расчётом, а стволы скоро опускаются на угол заряжания. К тому времени, на лотках подачи уже готовы новые заряды и снаряды. Досылатель пневматический.

Затворы закрываются или так же машинально, или вручную, одним перемещением особого рычага.

Всей данной механикой руководят два номера расчёта – удаляют стреляные гильзы, осуществляют контроль заряжание и создают фактически выстрел.

По окончании заряжания, наводчик снова наводит артсистему на цель и начальник отдаёт команду на выстрел или дуплетом из обоих стволов, или из любого из стволов по собственному усмотрению. Не смотря на то, что стволы имеют любой собственные противооткатные и спусковые устройства, механизм наведения у них неспециализированный.

Для понижения отдачи, стволы или дооснащены дульными тормозами (благо это не штурмовое орудие, в частности самоходная артустановка и неприятность демаскирующего результата «выброса» дульника не актуальна), или устройством отключения подвески – как на первых примерах СУ-14.
Кроме того у дуплета мортир, импульс отдачи будет намного меньше, чем у 152 мм пушки (простое сравнение – полный заряд 152 мм пушки – 7,5 кг. А полный заряд одной 152 мм мортиры – 925 г. Двух, соответственно, всего 1,85 кг. Плюс отличие в длине стволов).

Вертикальное наведение осуществляется хорошим методом, а его угол всецело соответствует УВН исходной мортиры от -2 до +72 гр. что снабжает поражение целей навесным огнём на расстояниях от 2 до шести километров. при применении четырёх-пяти переменных зарядов (полный по сравнению со штатным, чутка усилен – что также вероятно при наличии дульного тормоза). С простым полным зарядом, большая дальнобойность 5285 м. что, очевидно, не большое количество, но для подавления полевых упрочнений на переднем краю обороны соперника – достаточно – отечественные тяжёлые 160 мм миномёты обр. 43 г. имели приблизительно такую же дальнобойность и, кстати, также заряжались при опущенном в горизонтальное положение для зарядки стволе.

Горизонтальное наведение так же, соответствует сектору обстрела у исходной мортиры – всего 12 гр. (по 6 на борт) но больше, из неподвижной рубки и не сделать, потому, что это сходу создаст неприятности не только с фактически наведением спарок орудий, но и с их сопряжением с механизмами заряжания. Т. е. по сути, неотёсанная наводка осуществляется поворотом корпуса автомобили, и лишь правильная наводка посредством механизма наведения фактически артсистемы.

Ещё о заряжании. БК на данный момент формируется заблаговременно – в особые магазины, расположенные по бокам от лотков подачи, сразу же загружаются боеприпасы определённого типа (выбор мал — фугас либо ОФС) и заряды определённой мощности (дальность до цели также определяется заблаговременно) и на лотки подаются из тех магазинов (на любой ствол собственный) сразу же набором и заряд и снаряд.

Как подаются – не сущность принципиально важно – хоть под собственным весом, хоть механически, хоть той же пневматикой, на которой трудятся досылатели. Количество магазинов вряд ли разрешит разместить больше 10 шестидюймовых выстрелов на ствол (наряду с этим, полный возимый БК возможно и значительно больше).

(САУ СУ-35А обр. 1935 г. в двухцветном летнем камуфляже. Шасси и все ходовые ТТХ как у Т-35А. Оружие – спарка 152 мм мортир обр.

31 г. (до тех пор пока без дульников) один пистолет и оборонительный пулемёт-пулемёт Дегтярёва ППД-34. Громадные люки со смотровой щелью в бортах рубки помогают и для наблюдения, и для выбрасывания гильз зарядов, и для стрельбы из личного оружия, и для дополнительной вентиляции)

Учитывая, что процесс заряжания механизирован, скорострельность по большей части определяется оперативностью наводчика. Но в любом случае, кроме того с поправкой прицела, скорострельность вряд ли будет меньше 3-4 выстр/мин. Т. е. целый собственный БК первой очереди в 10 выстрелов на ствол, САУ вывалит на голову соперника менее чем за три с половиной 60 секунд (в случае если само собой разумеется привязка к местности и оборудование позиции были сделаны заблаговременно). Практически никаких шансов накрыть САУ ответным огнём у соперника не будет.

Он просто не успеет. И в случае если дивизион из 6 таких автомобилей неожиданно подкатит с какомунить достаточно компактному узлу обороны и обрушит на него за пара мин. 120 шестидюймовых фугасов либо ОФС-ов – мало точно не покажется. Эффект будет в полной мере сопоставимый с дивизионом «Катюш».

У САУ с мортирами кроме того имеется маленькое преимущество – кроме того что фугасы имеют пробиваемость больше, самоходки смогут позволить себе такую роскошь, как израсходовать некую часть возимого БК (а он теми 10-ю выстрелами на ствол не исчерпывается), на пристрелку (т. е. стрелять и с похода, без привязки, корректируя пламя уже «по ходу пьесы»). Залп же «Катюши», или накрывает цель, или нет, а потому, САУ может «трудиться» и по точечным целям, а не только по площадям.

Производство 152 мм мортир обр. 31 г. СССР свернули в 1935 году – посчитали, что для полковой артиллерии она тяжела, а дивизиям уже «сватали» в дополнение к 122 мм ещё и 152 мм гаубицы. Помимо этого, мортиры первых лет выпуска планировали с личной подгонкой подробностей, что не есть гут, а сами орудия через чур продолжительно совершенствовали, ликвидируя всевозможные косяки. Однако, официально с оружия они были сняты лишь в первой половине 40-ых годов двадцатого века.

Немцы же, подобные мортиры (но с длиной ствола 11 клб.) деятельно производили (всего с 34 по 45 г.г. было выпущено 4505 мортир лишь в полевом выполнении) и применяли всю ВМВ в качестве «тяжёлых пехотных орудий» полковой артиллерии.

А также мастачили с ними САУ, как артподдержки,

так и штурмовые

структура и Производство.

Выпуск САУ (СУ-35А) развёрнут на ХПЗ вместо неудачного Т-35А. Темп выпуска – 6 САУ и 2 не вооружённые автомобили в качестве эвакуатора и подвозчика боеприпасов (т. е. всего 8 автомобилей) в год. Да, не большое количество, но тут необходимо учитывать и количества выпуска РИ Т-35А и 152 мм мортир обр. 31 г.

Во второй половине 30-ых годов XX века САУ модернизировали. Были увеличены надёжность шасси и механизмов заряжания. За счёт введения более замечательного полного заряда, удлинения стволов до 11 клб. и дооснащения их дульными тормозами, увеличена дальнобойность. Огромное внимание было удилено качественной вентиляции.

Потому, что кроме того заблаговременно предусмотренная замечательная совокупность вытяжки с беглым огнём дуплетом не справлялось (благо целый собственный БК САУ выстреливала менее чем за 5 серьёзных отравлений и минут расчёты взять просто не успевали, не смотря на то, что неудобство заствлял расчёт пользоваться респираторами до проветривания рубки), её было нужно удвоить. В этот самый момент один дуплекс поятнул за собой второй — вентиляционный. Но кроме того затем, высадить целый БК и наряду с этим не очень сильно угореть от пороховых газов, у расчётов получалось лишь стреляя с настеж открытыми бортовыми люками.

Структурно, были организованы отдельные дивизионы АРГК. Любой дивизион складывался из двух тяжёлых артбатарей по 3 САУ + 1 эвакуатор/транспортёр снарядов, одной зенитной моторизованной роты, роты инженерного обеспечения (ремонтный взвод, два инженерно-сапёрных взвода), транспортной роты, стрелково-пулемётной роты боевого охранения и штабной роты из взводов управления, связи, корректировки и топографии).

Так, ежегодно, до прекращения выпуска СУ-35А в конце 1938 года, РККА приобретала по одному дивизиону. Всего было организовано 4 дивизиона, на вооружение которых, поступило 24 САУ. Все 4 дивизиона были сведены в отдельный тяжёлый самоходно-артиллерийский полк особенного назначения АРГК.

ТРАМП УДАРИЛ по СИРИИ! Скоро ВОЙНА?

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: