Поговорим об арттягачах ркка (часть1). суровые реалии

В первую очередь, давайте приготовимся к продолжительному беседе и отыщем в памяти реалии. А они следующие:

До начала 30-х РККА в принципе не нуждалась в громадном и разнообразном парке арттягачей. Вся артиллерия, до корпусной включительно, перевозилась гужевой тягой.

Поговорим об арттягачах ркка (часть1). суровые реалии

(Тяжёлые 152-мм гаубицы на конной тяге. Обратите внимание на каски СШ-36 – т.е. кроме того во второй половине 30-х на парадах нисколько не стеснялись таскать тяжёлые гаубицы упряжками)

Только самая тяжёлая арта уровня АРГК либо, как говорили раньше, ТАОН (тяжёлая артиллерия особенного назначения) пускай и была разборной в расчёте на всё ту же гужевую тягу, но предпочитала для буксировки тягу механическую. Потому что вес Согласитесь, руководить повозкой, запряженной аж десятью битюгами, которых нужно систематично заменять на свежих по мере истощения «конесил» – достаточно хлопотно. И уже в ПМВ (а кое-где и до неё) во всех государствах начали переходить на трактора.

Благо, учитывая, что эти самые повозки для скоростной возки не годились, в полной мере возможно было обойтись и достаточно замечательными тракторами, подобными применяемым в гражданском секторе.

То же самое касалось и всей другой артиллерии – не имея никакой амортизации, она в принципе не допускала возку на скоростях более шести километров/ч по просёлку и 12 км/ч по шоссе. Так для чего было огород городить? трактора и Лошади в полной мере удовлетворяли потребность артиллерии в средствах тяги.

Всё начало изменяться в первой половине 30-ых годов двадцатого века, в то время, когда в СССР был освоен крупносерийный выпуск танков Т-26 и БТ. Массовое поступление их в Красную армию разрешило приступить к формированию механизированных бригад а также корпусов, каковые, в соответствии с штатной структуре, должны были кроме танков иметь и артиллерию. Причём артиллерию, талантливую не отставать от тех танков на марше.

Потому, что никакой новой артиллерии тогда не существовало (не считая ПТП), чтобы обеспечить более высокие скорости возки ветхих орудий, были предприняты кое-какие меры. Орудия начали обзаводиться железными колёсами и резиновыми грузошинами, увеличившими скорость возки с 6–12 км/ч до 12–15 (на ровном шоссе, очевидно). Ну и на повестке со всей насущностью встал вопрос о быстроходных арттягачах.

Этому кроме этого содействовало появление и первых новых орудий. В том же 1931-ом армия приняла на вооружение тяжёлую и неразборную 76,2-мм зенитку 3-К, были созданы тяжёлая 122-мм пушка А-19 и совсем монструазная 203-мм гаубица Б-4.

В качестве реакции на эти новинки, началась разработка первого специального арттягача «Коминтерн».

(«Коминтерн» за работой: на буксире зенитка 3К, дальнобойная 122-мм пушка А-19 и 203-мм гаубица особенного назначения Б-4)

Для более лёгких артсистем корпусов и механизированных бригад также начали подыскивать подходящие средства скоростной мехтяги.

По отсутствию нужного опыта, как водится, совершили конкурс, в котором участвовали пара зарубежных образцов арттягачей разных типов. Победил тот конкурс французский полугусеничный арттягач «Сомуа», сделанный по усовершенствованной схеме Кегресса (с твёрдым сцеплением ведущих гусениц и звёздочек).

РККА закупила партию таких арттягачей и по окончании всесторонних войсковых опробований, на которых эти тягачи удачно таскали различные орудия впредь до 152-мм гаубиц и 107-мм корпусных пушек (ветхих очевидно!), перед правительством и промышленности был поставлен вопрос о производстве собственных арттягачей подобной конструкции, причём на базе всех производимых в стране автомашин. И такие арттягачи, на базе ГАЗ-А, ГАЗ-АА, ЗиС-5 и Яг-5 были созданы и прошли цикл опробований параллельно с французским эталоном. Прэлесть данного проекта заключалась в том, что эти полугусеничные автомобили не только возможно производить на базе серийных автомобилей – они вдобавок легко перекрыли бы целый нужный артиллерии диапазон мощности впредь до «Коминтерна»!

(Вездеходы ГАЗ-А-Кегресс и ГАЗ-АА-Кегресс)

(Умелые артягачи ЗиС-Сомуа и ЯСП)

Но как всё прекрасно было у французов, так не хорошо всё выяснилось у нас. Легковой ГАЗ-А в тягачи не годился. ГАЗ-АА с подобным двигателем был очевидно не сильный. Гусеничный движение солидную часть нужной мощности и нагрузки. ЗиС подвело низкий уровень качества изготовления гусеничного движителя.

К Яг-ам же в стране не производились двигатели подходящей мощности.

В общем, не смотря на то, что армия в лице помощника Тухачевского Гамарника приложив все возможные усилия проталкивала выпуск ЗиСов и ГАЗов французской схемы, отвлекать автомобильные заводы сочли излишним (в «гипермилитаризованной» стране, они кроме того бронеавтомобили сами не производили!), а вместо схемы с твёрдым сцеплением и логичного (по итогам опробований), перехода с хлипкой резино-тканевой ленты на резино-металлическую либо цельнометаллическую гуслю, какие-то «гении» решили возвратиться на путь архаичной схемы с фрикционным сцеплением (также Кегрессовской, кстати). На путь, появлявшийся порочным – сожравший огромное время и ресурсов со в полной мере закономерным пшиком на выходе.

В общем, выдумка с колёсно-гусеничными арттягачами по примеру «Кегресс-Сомуа» негромко погибла. Что в полной мере объяснимо. Стрелковым дивизиям арттягачи так же, как и прежде необходимы не были (а если бы и захотели, то у страны для этого не было возможности), а механизированные соединения решили обеспечить в качестве быстроходной мехтяги грузовиками и «поддержать» самоходками, вначале такими:

А позже и в виде всем известных арттанков.

Что по тому времени в полной мере логично. Технического персонала в армии и стране катастрофически не хватало – да и те кадры, что имелись, танковые части всецело «брали на себя».

Да и сама артиллерия Кроме того противотанковые пушки «первого поколения» 37-мм обр. 30 г. и 45-мм обр. 32 г. с древесными колёсами без амортизации лафетов, лошадки были в праве возить лишь шагом (рысь допускалась непродолжительное время по идеально ровному шоссе). Соответственно никому и в голову не приходило выдумывать какую-то мехтягу для противотанковых пушек.

Только к началу 37-го пушки начали ставить на автомобильные колёса (вначале импортные!), и только новая модификация 45-мм пушки обр. 37 года взяла, наконец, колёса от серийного ГАЗ-А и подрессоренный лафет, допускающие возку на высоких скоростях. Персонально для желающих обеспечить ВСЕ 45-мм ПТП «Комсомольцами» напоминаю – к началу ВОВ в отечественной армии «сорокапяток», допускающих скоростную возку мехтягой, было не больше половины!

По большому счету – 45-мм пушка в то время рассматривалась в качестве батальонного орудия (с 37 мм на 45 перешли как раз для этого) и спокойненько катилась влекомая четвёркой лошадок совместно со своим, топающим пешком батальоном.

То же самое касалось и полковых пушек, да и всей артиллерии дивизионного уровня, включая гаубицы. В механизированных же частях возить гаубицы и пушки в кузовах грузовиков.

(Прикольно, само собой разумеется, но что делать, в случае если «деревянноколёсную», не имеющую амортизации лафетов артиллерию нельзя таскать за собой на скоростях, принятых в механизированных соединениях?)

Однако, на возможность, к разработке арттягачей однако приступили. Именно на возможность – перевооружение армии артиллерией нового поколения длилось, и эта самая новая артиллерия изначально должна была проектироваться под скоростную буксировку. А чем?

Из этого – заказ.

И вот – «бинго!» во второй половине 30-ых годов XX века начинается выпуск лёгкого бронированного арттягача «Комсомолец»

(до него в качестве неудачного опыта выпустили умелую партию маленьких арттягачей «Пионер»)

и быстроходного транспортного трактора-арттягача СТЗ-5.

С некоей натяжкой возможно заявить, что эти две автомобили стали арттягачами «второго поколения».

«Комсомолец», созданный на базе плавающего танка Т-38 (но с более надёжной подвеской), имел бронезащиту двигателя и экипажа и мог буксировать прицеп массой до 2 тысячь киллограм.

СТЗ-5 рассчитывался на массу буксира уже до 4,5 т. Что было весьма кроме того хорошо – тягач имел серийную, как у гражданских тракторов подвеску и надёжный и неприхотливый многотопливный мотор, заводившийся на бензине, а позже талантливый трудиться на керосине либо лигроине. В зависимости от того, какой фигнёй его заправили, двигатель выдавал мощность от 52 до 56 л.с.

Самое приятное – оба эти арттягача возможно было, в отличие от «Коминтерна», производить не штучно, а крупносерийно.

И опять-таки, с виду – всё превосходно! «Комсомолец» имел возможность таскать не только противотанковые и полковые пушки, но кроме того дивизионные пушки (были такие опыты) и лёгкие ветхие гаубицы.

(Испытания по буксировке Ф-22 «Комсомольцем» продемонстрировали, что эта нагрузка для него чрезмерна и допустима лишь в экстренных случаях и по дорожному покрытию удовлетворительного качества)

СТЗ-5 же был способен удачно буксировать ветхие 152-мм гаубицы и 107-мм пушки, и (с некоей перегрузкой) и зенитку 3К.

(СТЗ-5 со 122 мм гаубицей обр. 10/30 г.)

Но во второй половине 30-ых годов XX века в Красную армию случилась негромкая трагедия. Новые гаубицы, что 122-мм М-30, что 152-мм М-10, были более тяжёлыми, чем следовало. В транспортном положении М-30 весила 3,1 т, а М-10 – 4,5 т. Это означало, что в случае если прежде руководство РККА рассчитывало вначале обеспечить мехтягой лишь артиллерию механизированных соединений, а другие – как окажется,

(СТЗ-5 на параде с новейшими 122-мм гаубицами М-30 и 152 мм гаубицами М-10)

то сейчас, при переходе на артиллерию нового поколения, в тотальной мехтяге будут нуждаться и простые стрелковые дивизии, что, учитывая их количество при мобилизации и развёртывания армии армейского времени – было форменным апокалипсисом.

Но, как говорится: «за неимением гербовой – пишем на туалетной». И в случае если уж лошадки были таскать новые гаубицы не в состоянии, в стрелковых дивизиях эту проблему начали решать самым несложным методом – гражданские трактора СТЗ-3, С-60 либо С-65 имели мощность в полной мере подходящую. И «скорость» в полной мере соответствовала скорости топающей пешком пехоты.

(Главные средства тяги тяжёлой артиллерии стрелковых дивизий РККА)

Вот так и оказалось, что в соответствии с предвоенного штатного расписания в СД РККА должно было числиться аж 99 тракторов (включая 21 «Комсомолец» и 5 СТЗ-5)! Сейчас прикиньте, какого именно количества тракторов – притом самых замечательных, лишится народное хозяйство, в случае если РККА может свободно организовать минимум 300 стрелковых дивизий лишь первой волны мобилизации! А ведь трактор – вещь НЕ самодостаточная. Ему, как и танку, необходимы механики-водители, слесаря-ремонтники, запчасти и ГСМ

Для сравнения – в пехотной дивизии Вермахта, где большинство артиллерии была на гужевой тяге (лёгкие 105-мм гаубицы легко транспортировались упряжками, а тяжёлые 150-мм гаубицы были, в отличие от отечественных 152-мм М-10, разборными под ту же гужевую тягу), имелось всего 62 трактора.

(Артиллерия пехотных дивизий Вермахта на марше. Посмотрите, какую хрень тащат лошадки на нижнем снимке! Всегда был уверен, что уж для 150-мм мортиры-то «продвинутые» немцы какойнить тракторочек отыщут.

Ан нет! Практичные фрицы предпочитали неторопливую артиллерию пехотных дивизий и полков таскать упряжками, а огромные обозы автомобилями и тракторами)

Ну хорошо, предположим, что простыми тракторами мы СД как-то обеспечим (во какое количество это обойдётся, вычислять кроме того не будем!). Но, как быть с механизированными частями? Танков промышленность производила довольно много, арттягачей мало, а гражданские трактора по врождённой тихоходности не годились.

Как следствие, в механизированных бригадах задолго до войны появился летальный недостаток быстроходных арттягачей.

В данной связи весьма необычно, что пункт «Совокупности танко-тракторного оружия», потребовавший запуска и разработки в серию арттягача на базе линейного танка, выполнялся очень вяло. На базе Т-26 арттягач и создали а также выпустили малой серией (всего ок. 200 автомобилей).

Но армию Т-26Т не устроил по обстоятельству очевидного жлобства – о понижении выпуска танков для арттягачей никто и слышать не желал. Отмазки типа: у шасси Т-26 мощности не хватало либо сцепление с грунтом недостаточное не катят, потому, что тот же Т-26 медлительно, но достаточно с уверенностью буксировал собственных поломанных собратьев, весящих этак в три раза побольше, чем дивизионная пушка с передком. А на протяжении официальных госиспытаний Т-26Т замечательно справлялся с прицепом массой до 5 тысячь киллограм.

Только при попытке буксировки 7-тонного прицепа в тяжёлых условиях нечистого распутья проявились те самые неприятности с недостаточным сцеплением и недостатком мощности гусениц с грунтом. Что касается выносливости «на тягу» двигателя Т-26, то – да, при перемещении под громадной нагрузкой на самой медленной передаче, двигатель вправду достаточно скоро перегревался. Но буксируя, скажем, ту же дивизионную пушку Ф-22 (2,8 т) либо лёгкую гаубицу М-30 (3,1 т), эти неприятности были совсем не актуальны.

3 тонны – не 7! Для лошадей же 3 тонны – это объективный предел.

(Т-26Т, буксирующие дивизионные пушки Ф-22 на параде)

Помимо этого, сложилось очень неудобное положение и с номенклатурой производимых арттягачей. СТЗ-5 был для новых 76,2-мм пушек и 122-мм гаубиц избыточен, а для 152-мм М-10 чутка слабоват – особенно это сказывалось на распутье и крутых подъёмах.

Ясно, что на параде СТЗ-5 эти гаубицы таскали лихо. Но на большом растоянии ли они уедут в ходе безжалостной военном эксплуатации на режимах, принятых в механизированных соединениях? Но ничего другого не было. В стране просто не существовало ни одного предприятия, изначально заточенного на выпуск намерено созданных арттягачей.

Все они были по солидному счёту «побочной продукцией» фабрик, специальных на чём-то другом. Исходя из этого арттягачей было мало, а их ТТХ – являлись компромиссом в это же время, что армия желает и тем, что завод может придумать и производить, опираясь на собственную главную серийную продукцию.

Как результат, ничего необычного, что по окончании начала ВОВ механизированные части скоро лишились собственных гаубиц, и по окончании расформирования мехкорпусов и замены ТД и МТ на танковые бригады о включении в их состав речи и тяжёлой артиллерии не было… Из СД РККА менее чем через месяц по окончании начала войны изъяли гаубичные полки, а по окончании стрелковых корпусов и упразднения, все шестидюймовые гаубицы в тыл в распоряжение АРГК. В кавалерийских дивизиях артиллерию упразднили к августу 41-го фактически всю (на дивизию оставалась только батарея из 4 полковых и двух противотанковых пушек), начав понемножку восстанавливать лишь со второй половины 42-го года.

Сейчас перейдём к более большим калибрам.

Кроме гаубиц «дивизионного уровня» М-10 и М-30, армия обзавелась корпусными 122-мм пушками А-19 и 152-мм гаубицами-пушками МЛ-20, весящими около 8 тысячь киллограм. Выпуск их быстро рос. А чем возить, поразмыслили? «Коминтернов» и без того катастрофически не хватало.

А как же! Само собой разумеется, поразмыслили! Чтобы решить эту проблему, в СССР была начата разработка артягача «Сталинец-2» (С-2) под массу буксируемого прицепа как у «Коминтерна», но, в отличие от него, годного для массового выпуска на базе агрегатов и узлов гражданских тракторов «Сталинец» (С-60 либо С-65).

(Арттягач «Сталинец-2» либо легко С-2)

Но, «как в большинстве случаев, желали как лучше, а оказалось как неизменно». агрегаты и Узлы серийных гражданских тракторов (главной продукции ЧТЗ) трудились на арттягаче не хорошо и ненадёжно. Из-за задержки с доводкой, выпуск С-2 наладили недопустимо поздно и собрать успели, до перехода ЧТЗ на выпуск танков, неприемлемо мало.

На 4552 орудия средней транспортной массой ок. 8 т приходилось менее 1100 артягачей подходящей мощности – при том, что львиная их часть (те самые «Коминтерны») и без того были в ужасном недостатке у других «потребителей». Вот и приходилось снова завлекать гражданские трактора.

В случае если жизнь очень сильно заставляла, С-60 либо кроме того «Коммунары» те самые А-19 и МЛ-20 таскали-таки, хоть и в перегруз.

С самым большим калибром ситуёвина и вовсе печальная. Тот самый «триплекс» на гусеничном лафете, включавший в себя 203-мм гаубицу, 280-мм мортиру и 152-мм дальнобойную пушку (вес в транспортном положении 19 т!!!), имевшийся у РККА к началу ВОВ числом аж 911 стволов, имел возможность рассчитывать только на 228 арттягачей «Ворошиловец», созданных специально для буксировки таких артсистем без разборки.

Само собой разумеется, по хорошей советской традиции их возможно было в экстремальный перегруз буксировать «Сталинцем-2» либо «Коминтерном», но, как продемонстрировано выше – их и в соответствующей весовой категории никому не хватало.

К чему это привело на фронте? Из-за отсутствия средств тяги, во время летнего отступления РККА утратила ок. 2 тыс. тяжёлых орудий калибров от 152 до 203 мм.

А все, каковые удалось спасти, были спешно вывезены в тыл и фактически не употреблялись на фронте (ну разве что в котлах) впредь до наступления отечественных армий под Москвой. И в будущем всё это счастье использовалось только в условиях отечественной бесконечной инициативы – т.е. в то время, когда мы имели возможность заранее планировать их использование перед какой-либо большой наступательной операцией и заранее неспешно подтягивать их из глубокого тыла к линии фронта.

А в самое тяжёлое время отечественную артиллерию (по крайней мере ту её часть, что была для этого годна) выручили лошадки.

Кроме того для неподъёмной М-30 придумали гужевой движение, поделив фактически гаубицу и её зарядный ящик на две повозки, потребовавшие в сумме 10 лошадей! А куда было деваться? В случае если тракторные фабрики производили лишь танки?

(Увлекательное фото – та самая М-30, на гужевой тяге, но в пехотной дивизии Вермахта. Немцы с наслаждением пользовались этим превосходным орудием, но по его калибру и массе, причисляли только к классу тяжёлых гаубиц)

Ну и на «закуску» – РККА постоянно приходилось применять огромное количество тяжёлых и средних арттягачей в качестве эвакуаторов подбитых и неисправных танков. БРЭМы на танковых шасси как-то строить не додумались возможно, снова пожлобились. Как раз исходя из этого из 1798 выпущенных до войны «Коминтернов» артиллерия взяла лишь 1017 автомобилей.

(«Коминтерн» и «Ворошиловец» в роли танковых эвакуаторов)

(Были и такие «эрзацы» – РУЗО и бензовоз на шасси СТЗ-5. Возможно, не от хорошей судьбы дефицитнейшие арттягачи применяли в таком виде)

ТТХ арттягачей РККА

Масса,

т

Макс скор.,

км/ч

Запас хода,

км

Масса прицепа, т

«Комсомолец»

3,3

35

170

2

СТЗ-5

5,7

32

70

4,5

«Коминтерн»

10,6

30

80

12

С-2 «Сталинец-2»

11,7

24

180

10

«Ворошиловец»

15,5

36

270

18

ТТХ тракторов, применяемых в Красную армию в качестве арттягачей

Масса,

т

Макс скор.,

км/ч

Запас хода,

км

Масса

прицепа, т

СТЗ-3

5,1

8

60

2,6

С-60

9,5

5,9

80

5,5

С-65

11,2

6,9

90

4,0

«Коммунар»

9

12

100

4,6

Наличие арттягачей в Красную армию на 1.01.41 г.

По штату

Практически

«Комсомолец»

2810

4401

СТЗ-5

5478

2839

«Коминтерн»

6891

1017

«Сталинец-2» С-2

951

23 (34)

«Ворошиловец»

733

228

трактора

?

?

Всего

31 487

27094

Из таблицы видно, что с арттягачами у РККА был полный писец, а также с массовым и тотальным привлечением «на свободные должности» гражданских тракторов вместо 31,5 тыс. нужных единиц она имела 27 тыс. С одной стороны, недокомплект в 4,5 тыс. на фоне 31 и 27 думается не критичным, но тут нужно учесть, что большая часть из тех 27 тыщь – это хиленькие Комсомольцы и гражданские «трактора». А армия ещё кроме того не приступала к тотальной мобилизации!

Кто-то сообщит, дескать с 1 января до 22 июня промышленность успеет выпустить ещё артягачей – вот тока, орудий она за это же время выпустит значительно больше и недостаток лишь усугубится.

Но делается ясно, из-за чего маневренный темперамент начавшейся войны мгновенно оставил наши механизированного корпуса, укомплектованные арттягачами в самом лучшем случае на 20 % от штатного расписания, без тяжёлой артиллерии. Стрелковые дивизии бросали собственную гаубичную артиллерию прежде всего – тракторов не хватало, те, что прибывали из народного хозяйства, изначально были в плачевном состоянии , а бардак и прорывы фронта в тылу оставляли медлительные трактора без горючего.

Стоит ли удивляться, что из стрелковых дивизий РККА провалились сквозь землю шестидюймовки, роль тяжёлых гаубиц было нужно делать 122-мм, а функция лёгких гаубиц целиком и полностью легла на плечи трёхдюймовых пушек – благо их возможно было таскать упряжками. Возможно – но где уже забрать? По окончании июньского разгрома, в СД РККА штат артиллерии сократился до 8 122-мм дивизионных трёхдюймовок 16 и гаубиц!

И это против 36 105-мм и 12 150-мм гаубиц в пехотной дивизии вермахта! Со временем положение, само собой разумеется, мало выправили, но кроме того Победу в мае 45-го отечественные СД встретили, имея всего 16 122-мм гаубиц.

Сейчас самое увлекательное сугубо для альтернативщиков. Ещё одна табличка со перечнем артиллерии РККА, с разбивкой по буксируемому весу, общим числом нагрузок и потребных для них арттягачей (в случае если кто-то желает оснастить ВСЮ артиллерию РККА арттягачами, чтобы сделать её аху-ительно мобильной).

Артсистема

Кол-во на 1.06.41

Масса средняя

Общее кол-во нужных тягачей

45-мм ПТП

76-мм ПП

76-мм ДП (ветхие)

14 100

4708

4477

1,4 т

23 285

37-мм ЗП

76-мм ДП (новые)

122-мм Г (ветхие)

1382

4023

6700

2,6 т

12 105

122-мм Г (новые)

152-мм Г (ветхие)

107-мм П (ветхие)

2000

2710

863

3,1 т

5573

152-мм Г (новые)

107-мм П (новые)

76-мм ЗП

85-мм ЗП

1058

127

3821

2630

4,5 т

7636

122-мм П

152 мм-П (ветхие)

152-мм ГП (новые)

1300

425

2800

8 т

4525

152-мм П

203-мм Г

280-мм Мр

37

849

25

18,7

911

Так, в случае если некоторый альтернативщик-экстремал задастся целью обеспечить арттягачами целый предвоенный артиллерийский арсенал РККА (Но, далеко не весь! В таблице нет горных, капонирных и береговых пушек, нет 25-мм зенитных автоматов, нет ветхих тяжёлых маленьких орудий, нет миномётов (кроме того тяжёлых) и нет единичных орудий особенной мощности), нетрудно посчитать, что для этого потребуется 54 000 арттягачей в 7 номиналах по мощности!

Непременно – это фантастика на грани тухачевщины! Исходя из этого вопрос о полной механизации артиллерии довоенной РККА мы закрываем раз и окончательно. И поднимаем три вторых вопроса:

1. Оптимизация структуры артиллерии РККА. (РИ мне лично нравится далеко не во всём).

2. Оптимизация механизированной составляющей артиллерии РККА. (Ну весьма спорный вопрос!)

3. создание критериев и Выработка отбора другого парка арттягачей. (Послезнание и экстремальные хотелки не приветствуются).

Эти три вопроса мы обсудим в следующей части данной темы.

Напоследок же данной «вступительной» части, желаю напомнить ещё одну печальную вещь: кроме того те артягачи, что в армиях имелись, постигла участь танков – у армии, соответственно, в первую очередь, страны, не хватало ресурсов и средств на учёбу и на содержание техники в исправном виде. Исходя из этого, в случае если кому-то хочется быстро расширить количество арттягачей за счёт танков (многим, как я знаю, на это «благое дело» и всех Т-26 не жалко), то напомню одну ветхую формулу: «от перестановки слагаемых сумма не изменяется» – ну и соответственно, итог также.

Собственное же видение ответа данной неприятности я изложу во второй части.

Р.С. Думаю многим будет увлекательна эта выдержка из доклада нового наркома обороны Тимошенко главе Комитета Обороны при Совнаркоме СССР в декабре 1940 г:

«Производство артиллерийских тракторов для противотанковой, дивизионной, зенитной, артиллерии и корпусной артиллерии громадной мощности на большом растоянии отстает от существующей потребности в них, а трактора (не считая «Комсомольца») по своим тактико-техническим данным не удовлетворяют требованиям современных артиллерийских совокупностей, находящихся на вооружении в Красной Армии. Благодаря чего, обеспеченность тракторами артиллерийских частей на механической тяге на данный момент очень низка.

Главными обстоятельствами очень тяжелого положения со средствами механической тяги в артиллерийских частях являются: а) отсутствие особых фабрик по производству артиллерийских тракторов, а переделка тракторов сельскохозяйственного типа в артиллерийские на существующих тракторных фабриках не дает хороших результатов; б) отсутствие особых конструкторских бюро по разработке артиллерийских тракторов, благодаря чего конструирование и научно-исследовательская работа по созданию артиллерийских тракторов появляется стихийно и никем не руководится; в) несоответствие поступающих на снабжение артиллерийских частей тракторов сельскохозяйственного типа как в количественном, так и в качественном отношении.

Обеспеченность частей указанными тракторами удовлетворительного состояния образовывает около 30-35 %.

Благодаря указанного считаю нужным просить Вас о постановке вопроса перед Комитетом Обороны при СНК СССР о постройке двух особых фабрик по производству артиллерийских тракторов: одного по производству тракторов противотанковой, малокалиберной зенитной и дивизионной артиллерии, а другого – для тракторов корпусной и зенитной (76 и 85-мм артиллерии) и пушек артиллерии громадной мощности.

Исходя из потребности в артиллерийских тракторах на 1941 год, с учетом покрытия неспециализированной потребности в них в течение 3-4 лет. Проектная мощность указанных фабрик должна быть: а) по тракторам противотанковой и малокалиберной зенитной артиллерии – 7000 штук; б) по тракторам дивизионной артиллерии – 6000 штук; в) по тракторам корпусной и зенитной артиллерии – 4500 штук; г) по тракторам для артиллерии громадной мощности – 2600 штук.

Учитывая крайнюю потребность в обеспечении артиллерийских частей особыми тракторами, указанной выше проектной мощности фабрики должны достигнуть к 1 января 1943 года.

В базу производства особых артиллерийских тракторов на снова создаваемых фабриках принять: а) для противотанковой, малокалиберной зенитной и полковой артиллерии и 76-мм пушки примера 1939 года (УСВ) – существующий в производстве трактор «Комсомолец» завода № 37; б) для дивизионной артиллерии – опытный образец трактора Т-22 (на базе танка Т-40) завода ГАЗ; в) для корпусной и артиллерии и зенитной артиллерии громадной мощности – тип германских тракторов «Краус-Маффей» и «Фамо».

Временно, впредь до создания производственной базы по производству двигателей дизелей соответствующих мощностей, на указанные выше тракторы ставить существующие двигатели, изготавливаемые для автомобилей отечественного производства».

Фантастический аппетит, в то время, когда до войны оставалось менее полугода. Как в том смешном рассказе про «печень» и Боржом Вот в то время, когда армию жареным петухом клюнули чрезмерный вес новых артсистем, тупая вера отдельных любителей в управлении РККА в моторизацию армии и тотальную механизацию, и отсутствие хотя бы одного замечательного производителя и-головного предприятия разработчика арттягачей!

Реалии жизни

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • Альтартиллерия ркка. поговорим о гаубицах.

    Вначале, жёсткие реалии основной – дивизионной арты РККА. До войны, в соответствии с штата от 13 сент. 39 г. в стрелковую дивизию (СД) РККА входили два…

  • Пролетарская молотилка

    В первой половине 30-ых годов XX века, несколько «самых крутых» в стране экспертов по артиллерии в т. ч. самоходной, в лице товарищей: Орджоникидзе,…

  • Поговорим о предвоенных тяжёлых танках ркка

    Не сомневаюсь, все любители истории отечественной военной техники в курсе, как развивалось в СССР направление тяжёлых танков. Но, думаю, не будет лишним,…

  • Поговорим о вездеходах для ркка

    Важность транспорта для армии переоценить совсем нереально. И чем более высокую проходимость имеет армейский транспорт – тем лучше, потому, что от этого…

  • Пять голов хорошо, а меньше — лучше

    Т-35А – неповторимый пятибашенный тяжёлый танк РККА, что в отличие от умелого английского «Индепендент» строился хоть и небольшой, но серией. Причем…

  • Не очень альтернативный тяжёлый танк ркка

    Разработку нового тяжёлого танка на замену неудачному Т-35А, продолжительно откладывали, аргументируя чрезмерно большой ценой постройки и разработки…