Крейсера, вперед!

Глубокоуважаемые сотрудники,

Эта АИ появилась из нескольких высказываний глубокоуважаемых сотрудников, конечно общеизвестных и неизвестных фактов русской истории. Конечно это альтернатива, не имела возможности покажется, без искренней, опытной и доброжелательной помощи уважаемых Андрея и коллег Земляка. За что им, моя искренняя признательность.

Может ли один корабль поменять движение русско-японской войны. Вряд ли. Значит, нужна эскадра. Но какая? Сильная эскадра на Тихом океане срочно приведёт к реакции Японии, впредь до объявления войны. не сильный эскадра, движение событий переломить не сможет. Значит нужна эскадра достаточно сильная для противодействия японцев, но одновременно с этим не вызывающее их немедленной реакции и подозрения для начала войны.

Данной цели отвечают лишь одни суда – сильные, прекрасно вооруженные, броненосные крейсера.

К концу 1895 г. взор русского правительства на положение дел в водах Дальнего Востока изменился. Япония, приняв условия Симоносекского мира, срочно решила расширить персональный состав флота в три раза, а армию удвоить. Русское правительство убедилось в быстро наступательном характере японской внешней политики, что ставило под угрозу безопасность дальневосточной окраины России.

В русских морских кругах появилось сильное течение, настаивавшее на срочном и большом усилении Тихоокеанского флота, поскольку Япония, выступившая с завоевательной программой в Азии, имела возможность стать возможным и страшным соперником России. Это вывод встретило одобрение правительства, и Николай II дал управляющему Морским министерством указание — «пересмотреть взор на положение России в Тихом океане».

Образованное по распоряжению царя Особенное заседание заключило, что «Если сравнивать с 1881 г. на Дальнем Востоке случилось значительное изменение обстановки, и притом далеко не в отечественную пользу. Образ действия Японии нашёл самые сильные завоевательные рвения».

Выводы Особенного заседания совсем сводились к следующим заключениям:

1. «Япония подгоняет окончание собственной судостроительной программы к году окончания Сибирского пути, что говорит о возможности вооруженного столкновения в 1903–1906 году».

2. «Япония всеми силами будет стремиться перебросить на материк собственную армию, а потому при войны флоту будет принадлежать первенствующая роль на театре боевых действий».

3. «Япония превосходно осознаёт значение флота и не остановится в дальнейшем на усилении его, в случае если со стороны России не будет категорически указано, что она не остановится ни перед какими жертвами, дабы обезопасить себя от посягательства со стороны моря».

4. «России нужно сейчас же, не упуская момента, выработать программу судостроения для Дальнего Востока с таким расчетом, дабы к окончанию судостроительной программы Японией отечественный флот на Дальнем Востоке превышал существенно японский».

Победа Японии над Китаем коренным образом поменяла расстановку сил на берегах Тихого океана.

Русский флот уже с конца 1895 г. начал концентрироваться в водах Дальнего Востока. Вместо начавшейся конкуренции в Балтийском море с Германией и ветхой угрозы осложнений с Англией Балтфлот должен был сосредоточивать внимание на росте японских морских сил.

В ноябре 1895 г. Особенное заседание постановило:

а) программу судостроения 1895 г. пересмотреть;

б) создать в Тихом океане сильную эскадру;

в) «впредь до приобретения на Дальнем Востоке незамерзающего порта организовать в Средиземном море базирование резервной эскадры».

В декабре 1897 г. Особенное заседание, наконец, признало:

1) «Основные силы должны быть на главном театре, каковым для данного времени есть Дальний Восток».

2) «В Балтийском море ограничиться флотом береговой обороны».

3) «Состав флота для Тихого океана установить: 10 современных эскадренных броненосцев, 4 броненосных крейсера, 10 бронепалубных крейсеров 2-го класса, 10 легких крейсеров 3-го класса, 2 минных заградителя, 36 миноносцев и новых истребителей».

12 декабря 1897 г. на квартире управляющего Морским министерством произошло Особенное заседание адмиралов флота, на котором обсуждался вопрос «об усилении кораблестроительной деятельности ввиду могущих появиться осложнений на Дальнем Востоке». Исходя из того, что одновременное строительство судов для Балтийского моря и Тихого океана нереально, и руководствуясь принципом: «на главном театре войны должны быть, расположены и основные силы», участники заседания заключили, что на Балтике направляться ограничиться постройкой лишь судов береговой обороны, а главные упрочнения направить на пополнение Тихоокеанской эскадры.

Сразу после утверждения Николаем II программы «усиленного судостроения», управляющий Морским министерством П.П. Тыртов приказывает МТК создать задания на проектирование броненосца водоизмещением 12000 т, крейсеров — 6000 т и 3000 т и миноносца — 350 т. При дискуссии новой кораблестроительной программы на заседаниях в декабре 1897 г. подчеркивалось, что «запас топлива и наибольшая скорость должны составлять главные задания при проектировании этого типа крейсеров».

В разработке программы принимали участие глава МТК адмирал И.М. начальники и Диков отделов — главные инспектора: кораблестроения — Н.Е. Кутейников, артиллерии — А.С. Кротков, механической части — Н.Г. Нозиков, минного дела — П.С.

Остелецкий. И в случае если по миноносцам и броненосцам вопросов не было, то разработка крейсеров позвало настоящую бурю. Любой из адмиралов вычислял себя спецом по крейсерам, совершенно верно опытным, какой крейсер нужен русскому императорскому флоту. Фактически говоря, на этом заседании сошлись две концепции ведения морской войны: крейсерская и решительная.

Первая предполагала использование большого количества крейсеров, для нанесения сопернику экономического урона, несопоставимого с предстоящем, ведением войны неприятелем и достаточно пассивных действий главных сил. Вторая выдвигала концепцию решительного морского сражения, в котором крейсерам отводилась очень ключевая роль. Была, сформулирована мысль таких судов и не смотря на то, что, они именовались океанскими крейсерами, практически они должны были воображать собой – «быстроходные, слабобронированные броненосцы II класса, пригодные для эскадренного боя».

До 1898 г. русская Тихоокеанская эскадра не уступала японскому флоту. К этому времени уже определились программы усиления японского флота.

Были приняты две судостроительные программы на суммы 95 млн. и 148 млн. иен соответственно, по которым Япония предполагала выстроить 6 высококлассных броненосцев: два по 12300 тысячь киллограм и четыре по 14800–15200 тысячь киллограм. Конечно шести сильных броненосных крейсеров по 9500–9850 тысячь киллограм, солидного числа истребителей, легких крейсеров и на сооружение военно-морских баз.

Русское Морское министерство в расширение программы 1895 г. разработало дополнительную судостроительную программу для Тихого океана, которая была утверждена Николаем II, 20 февраля 1898 г. Она настойчиво попросила чрезвычайного отчисления в 90 миллионов рублей. Всего на усиление Балтфлота по программам 1895 и 1898 гг. требовалось израсходовать до 250 миллионов рублей для того, чтобы окончить строительство всех новых судов к кампании 1905 г.

Экстренно разработанные «программы проектирования» в первых числах Апреля 1898 г. разослали зарубежным и русским фабрикам для управления при разработке конкурсных проектов. Скоро в Морское министерство от разных компаний стали поступать предложения о постройке крейсеров. Сроки постройки предлагались в пределах 28 месяцев, цена — около 4 миллионов рублей.

А сейчас возвратимся в Россию и поболтаем о крейсерах, каковые как продемонстрировало время, были фактически невостребованными в Русско-японской войне. Обращение отправится о громадных океанских бронепалубных судах. Неприятность русского флота заключалась отнюдь не в самом флоте, а в непонимании управления страны какой флот должна иметь Российская Федерация.

Где-то с последней трети 19 века, одним из основных соперников любой страны претендовавший на звание морской державы, являлась Англия. А единственной возможностью нанести ей большой экономический урон, это крейсерская война на её морских коммуникациях.

На смену идеям крупномасштабной крейсерской войны, питавшихся примерами парусных «приватиров» XVIII в., Американской «экспедиции» и «действий Алабамы» русского флота (1863), пришло осознание на рубеже XIX — XX вв. ограниченности возможностей крейсеров. Это был один из парадоксов исторического развития: крейсер, не обращая внимания на несравнимый с парусной эрой рост боевой мощи, с развитием средств связи утрачивал собственный основное оружие — скрытность нахождения на морском театре, а следовательно, и внезапность нападения.

Телеграф, а после этого и радио оставляли мало надежд на его успешные действия. Быстро возрастал и риск встречи с силами противодействия. Англия, основной соперник на морях, усиленно развивала личный крейсерский флот для охраны собственного торгового судоходства. Рассчитывать на создание в противовес ему еще более бессчётного крейсерского флота было, разумеется, невозможно.

Из этого, по-видимому, в Российской Федерации, появилась мысль нанесения ударов по разбросанным по всем океанам колониям, телеграфным и угольным станциям. Считалось, что многие из их гарнизонов не устоят перед десантным отрядом численностью до 5000 человек и что удары по этим уязвимым пунктам соперника станут, при войны, — чуть ли не основной задачей, стоящей перед русскими крейсерами.

С целью этого планировалось организовать не меньше 3-4-х отрядов (дабы вынудить соперника разобщить силы противодействия), состоящих любой из двух громадных быстроходных транспортов Добровольного флота с десантным отрядом под охраной двух-трех крейсеров с громадным числом орудий, талантливых прикрыть высадку десанта. Этим требованиям отвечал быстроходный бронепалубный крейсер, водоизмещением не меньше 6000 тысячь киллограм, с максимальной дальностью хода и артиллерией ГК, не превышающей 152 мм.

По задумке морского министерства, первыми подобными судами должны были стать «Паллада», «Диана» и «Аврора».

При подготовке кораблестроительных программ 1895 и 1898 гг. начальники морского ведомства отказались от постройки броненосных крейсеров в противовес строившимся для Японии судам типа «Асама». В связи с громадной ценой таких крейсеров, предпочли строить броненосцы. Одной из обстоятельств отказа от серийной постройки быстроходных броненосных крейсеров, предназначенных для эскадренного боя, являлась переоценка значения защиты и недооценка скорости броненосцев.

12 декабря 1895 г. при дискуссии на Особенном заседании программы кораблестроения было признано, что в броненосных крейсерах у Японии получается перевес, «но так как роль этих крейсеров в сражении остается еще не хватает узнанной, то для заполнения этого пробела заседание признало более удачным повысить колличество эскадренных броненосцев и вместо 7, каковых было бы достаточно если сравнивать с 7 японскими, иметь их 10.

Но не все были с этим согласны. Из находившихся категорически против высказался, адмирал Е.И. Алексеев, который считал нужной постройку восьми броненосных крейсеров водоизмещением 8000-10000 т, не уступающих по силе броненосным крейсерам Японии. Категорически против строительства громадных бронепалубных крейсеров выступали учитель военно-морской академии Н.Л.

Кладо и капитан 1 ранга. Л.Ф. Добротворский.

Их концепция основывалась на неосуществимости иметь единый громадный бронепалубный крейсер, со не сильный оружием водоизмещением 6000 тысячь киллограм, одновременно пригодный и для крейсерских операций и эскадренного боя. Предложение Кладо и Добротворского сводилось к созданию двух крейсеров броненосного с хорошим оружием водоизмещением не меньше 8000-9000 тысячь киллограм и легкого бронепалубного водоизмещением 4000-4500 тысячь киллограм. Их горячо поддерживал Князь Александр Михайлович (Сандро).

В марте 1896г. им удалось добиться приема у управляющего морским министерством П.П. Тыртова, где они изложили ему собственные мысли. Одновременно с этим С.О.

Макаров подал в Морское министерство докладную записку по этому, же вопросу.

По окончании продолжительных раздумий министр Тыртов, принял половинчатое ответ. Приостановить закладку судов типа «Паллада». Но, самой «Паллады» этого не коснулось. «Жертвой» морского министра стали крейсера «Диана» и «Аврора». Конечно переработать проект в сторону повышения водоизмещения и ГК, с одновременным усилением бронирования. В следствии в МТК было подано пара проектов крейсеров водоизмещением 3000, 6000 и 10000 тысячь киллограм.

В конкурсе принимали участие Невский завод, Новое Адмиралтейство, Путиловская верфь, итальянский «Ансальдо» и «Орландо», конечно германские «Германия» Круппа, «Шихау» и «Говальдсверке». Также Тыртов решил о расширении эллингов Галерного острова для постройки двух новых броненосных крейсеров.

Также Балтийский завод внес предложение создать новый башенный крейсер водоизмещением 15 000 т, созданный заводом. Скорость крейсера должна была быть не меньше 21 узла. Новый крейсер имел возможность бы стать облегченным вариантом в группе разрабатывавшихся заводом башенных судов, что давало слово и ускорение постройки, и сходство их тактических особенностей при совместных действиях с броненосцами.

Совсем встревожило и утвердило в правильности выбранного пути Российское морское ведомство, прошедшая в 1898, закладка двух японских броненосных крейсеров «Асама» и «Токива». Было отмечено, что оружие «России» расположенное в казематах, пригодное для крейсера, пара мало для эскадренного боя с теми же японскими крейсерами и тем более к такому бою был не готов «Рюрик». По окончании закладки «Громобоя» решено было заложить на Галерном острове, еще два броненосных крейсера.

Техническое задание, выданное на крейсера гласило – «броненосный крейсер со скоростью не меньше 21 узла, водоизмещение не выше 10000 тысячь киллограм и оружием складывающимся из 4-х 254 мм. орудий в башенных установках». Ниша новых крейсеров определялась, как – «крейсера талантливые как к рейдерству, так и эскадренному бою».

В 1898г. на Галерном острове состоялась праздничная закладка двух броненосных крейсеров водоизмещением в 10000 тысячь киллограм созданных по проекту Балтийского завода. Так, как крейсера предназначались для Дальнего Востока, то и имена они взяли в честь двух адмиралов, исследователей Дальнего Востока – Муравьева-Амурского и Невельского.

Закладки этих судов предшествовал последовательность новшеств в организационной и технической сфере. Одной из основных бед судостроения того времени было отсутствие у корабля полномочного хозяина — главного конструктора, талантливого настоять на технической дисциплине. Одним из ответственных организационных новшеств стало введение должности Старшего важного корабельного инженера с передачей ему всех полномочий по постройке корабля.

Первым важным корабельным инженером стал С.К. Ратник. С этого момента МТК, разглядывал каждые трансформации в проекте корабля лишь с одобрения старшего важного корабельного инженера.

В 1898г. случилось еще одно серьёзное организационное мероприятие, повлиявшее на судьбу Русского флота. 14 сентября 1898г. от Столичного вокзала Петербурга, отошел поезд, увозивший Князя Алексея Александровича. Как официально было заявлено в сообщении – «Князь Алексей Александрович, отбыл в Ниццу, для лечения нервов». В действительности он отправился лечить, отнюдь не нервы, а пара второй нюанс собственной активной интимной жизни.

Лечение затянулось и Николай II, назначил временно ИО главы адмиралтейств-совета, адмирала И.М. Дикова.

В технической сфере, решено было проверить на снова строящихся крейсерах «Адмирале Муравьеве-Амурском» и «Адмирале Невельском» последовательность новшеств. По окончании двухмесячного дискуссии в МТК, в крейсера были внесены трансформации.

В первую очередь, на них установили вертикальные автомобили тройного расширения и новые водотрубные котлы, отказались от 42-тонного медного форштевня, частично отказались от минных аппаратов и всецело от мин заграждения, так же отказались и от противоминных сетей, сочли излишним установку третьей мачты и парусное оружие. Одновременно с этим на крейсерах была применена неестественная вентиляция. Установлена вторая бронированная рубка. Установлены более идеальные якоря Холла.

Крейсера обязательно комплектовались радиотелеграфными станциями.

С закладкой «Невельского» неприятностей не было. Его строили совершенно верно в соответствии с проектом Балтийского завода. А вот с закладкой «Муравьева-Амурского» сразу же появились неприятности. В морском ведомстве захотели крейсер, превосходящий японские крейсера. Тем более, что у Балтийского завода готовься проект 15000-тонного башенного крейсера.

Крейсер решили строить башенным с 4х2х254 мм. орудиями. Для того чтобы оружия не имели кроме того кое-какие эскадренные броненосцы. Тем более, что было поставлено, уж совсем невыполнимое требование, вписать все это великолепие в 10000 тысячь киллограм. По типу данный корабль должен быть стать очень сильно улучшенным вариантом «России». Первой жертвой жажд адмиралов, стало оружие.

Его калибр снизили с 254 мм. до 203 мм. Вписать 4 башни в столь маленькое водоизмещение было нереально, и следующей жертвой минимализации стали орудия СК их число снизили с 12 до 10. Через чур большой верхний вес для высокобортного корабля и громадная перегрузка заставили проектировщиков снизить высоту борта, но кроме того и в этом случае разместить получалось лишь две башни из четырех.

Но рвение иметь шесть 203-мм пушек в бортовом залпе стало причиной тому, что было принято половинчатое ответ – разместить две башни в оконечностях и 4 палубных 203-мм установки в казематах. Так же было нужно уменьшить вместимость угольных бункеров. Но все равно водоизмещение «Адмирала Муравьева-Амурского» практически на 1000 тысячь киллограм (11160 тысячь киллограм против 10120 тысячь киллограм), превышало водоизмещение «Адмирала Невельского», а скорость была на 1,5 узла меньше.

С установкой башен ГК на оба крейсера, особенных трудностей не появлялось, Балтийский завод имел опыт по их производству. Но, башни ГК в виду громадной загруженности Балтийского завода, выполнил Железный завод.

Броненосный крейсер «Адмирал Невельской» был введен в строй в 1901г. и послан для усиления Тихоокеанской эскадры. Броненосный крейсер «Адмирал Муравьев-Амурский» ввели в строй в начале 1902г.

Крейсера, вперед!

Крейсер Адмирал Невельской

Водоизмещение: 10120 тысячь киллограм. Размерения (ДхШхО): 137,0х19,5х7,4 м. СУ: 2 ВПМ ТР, 12 ПК,19440 л.с. Макс. скор. — 21,7 уз. Дальность — 5200 миль (10 уз.). Броня: ГП — 100…170 мм, траверзы — 70 мм., палубы — 50 мм. (на скосах — 70 мм.), башни ГК — 152 мм., барбеты — 152 мм., казематы — 70 мм., боевая рубка — 229 и 100 мм.

Оружие: ГК — 2не2меньше254/45 мм./клб., 12х1х152/45 мм.клб., 16х1х76/50 мм./клб., 10х1х47 мм.. Запас горючего: 1280 тысячь киллограм угля.

Крейсер Адмирал Муравьев-Амурский

Водоизмещение: 11160 тысячь киллограм. Размерения (ДхШхО): 137,0х19,5х7,4 м. СУ: 2 ВПМ ТР, 12 ПК,19620 л.с. Макс. скор. — 20,3 уз.

Дальность — 4700 миль (10 уз.). Броня: ГП — 100…170 мм, траверзы — 70 мм., палубы — 50 мм. (на скосах — 70 мм.), башни ГК — 152 мм., барбеты — 152 мм., казематы — 70 мм., боевая рубка — 229 и 100 мм. Оружие: ГК — 2не2меньше203/45 мм./клб. и 4х1х203/45 мм./клб., 10х1х152/45 мм.клб., 16х1х76/50 мм./клб., 10х1х47 мм..

Запас горючего: 1220 тысячь киллограм угля.

Будущее еще одного крейсера, была более чем увлекательна. Русские адмиралы не покинули мысли о четырехбашенном крейсере. Для этого крейсера Морское ведомство кроме того было готово идти на повышение водоизмещения. По сути, данный корабль должен был стать предстоящим развитием «Муравьева-Амурского».

Важный вопрос появился лишь при размещении башен. В этот самый момент кто-то из Адмиралтейства отыскал в памяти про цитадельный башенный броненосец HMS «Inflexible», Англии. Две его башни размещались эшелонировано – побортно, со смещением друг к другу.

Так появилось ответ о размещении артиллерии корабля. Но не все было так легко. Отечественная индустрия не справлялась со постройкой судов.

В связи с громадной загрузкой петербургских адмиралтейств и всех других судостроительных фирм было решено часть судов заказать за рубежом на лучших судостроительных фабриках. В 1898 г. безотлагательно были переданы за границу заказы на следующие суда: во Францию — эскадренный броненосец «Царевич» в 13 100 тысячь киллограм и броненосный крейсер «Баян» в 7780 тысячь киллограм; В США — эскадренный броненосец «Ретвизан» в 12910 тысячь киллограм и бронепалубный крейсер «Варяг» в 6500 тысячь киллограм; в Германию — бронепалубные крейсера «Богатырь» в 6645 тысячь киллограм и «Аскольд» в 5900 тысячь киллограм, легкий крейсер «Новик» в 3050 тысячь киллограм и учебный транспорт «Океан» в 12000 тысячь киллограм.

Строительство нового крейсера было, решено было поручить французам. Для этого им передали для реализации проект 15000-тонного крейсера Балтийского завода. Но не все устраивало в новом крейсере. В следствии переработки оказался новый, совсем уникальный крейсер. Оружие корабля складывалось из 8-ми орудий калибра 203 мм.

Расположены они были в 4-х башнях. По одной башне стояло в корме и носу в диаметральной плоскости. Две башни размещались эшелонировано – побортно, со смещением друг к другу.

Так, кормовой залп и носовой ГК крейсера составлял 6 орудий, побортный 8 орудий. Водоизмещение крейсера превысило 13000 тысячь киллограм. Крейсер был заложен в конце 1898 г. и взял имя древнерусского князя «Святослав».

Строительство крейсера шло ударными темпами. Удалось кроме того отстоять необходимость переплаты за срочность этого заграничного заказа в докладе царю. В следствии крейсер, заложенный во второй половине 90-ых годов девятнадцатого века был построен 1901г., а в начале 1903г. был принят в строй Русского флота.

Крейсер Святослав

Водоизмещение: 14415 тысячь киллограм. Размерения (ДхШхО): 146,5х21,4х8,1 м. СУ: 3 ВПМ ТР, 28 ПК, 23800 л.с. Макс. скор. — 20,8 уз. Дальность — 5200 миль (10 уз.).

Броня: ГП — 100…170 мм, траверзы — 70 мм., палубы — 20+40 мм. (на скосах — 70 мм.), башни ГК — 170 мм., барбеты — 152 мм., казематы — 70 мм., боевая рубка — 229 и 100 мм. Оружие: ГК — 4х2х203/45 мм./клб., 12х1х152/45 мм.клб., 14х1х76/50 мм./клб., 10х1х47 мм.. Запас горючего: 1410 тысячь киллограм угля.

Срочность заказов потребовала изыскания средств. По денежной смете на 1898 г. Морскому Министерству было ассигновано 67 050 000,00 руб., в т. ч. на «новое судостроение» 13 316 976,00 руб., и на «усиление судостроения» (в соответствии с Высочайшего повеления 18 марта 1897 г.) ещё 6 000 000,00 руб.

В следствии дискуссии в Высочайше утверждённом Особенном Заседании представленных Морским Министерством мыслей о дополнительных к предельному бюджету ассигнованиях на 1898-1902 г. г. по § Особенному Сметы 1898 г. (в соответствии с Именного Высочайшего Указа Минфину от 24 февраля 1898 г.) было решено отпустить из Национального Казначейства в течение 1898-1902 г. г. 120 000 000,00 руб. равными долями в течение пяти лет (в действительности единовременно 90 000 000,00 руб.). Кредит включал в себя средства из «запасного фонда» по судостроению, куда входили «накопления от кредитов» прошлых лет (сэкономленные от изначально отложенных, а позже и отменённых по тем либо иным событиям, постройкой, крейсеров «Диана», «Аврора», Светлана) АИ. В будущем было решено отказаться от постройки ещё одного крейсера (выстроенный в действительности «Боярин»).

Забегая вперёд увидим, что в течении последующих пяти лет, последовательность кредитов, имеющих, в первую очередь отношение к КВЖД и порту Дальнему общей стоимостью около 31 000 000,00 руб. (отличие между «другими» 120 000 000,00 руб. и «настоящими» 90 000 000,00 руб.) из внесённых в проект сметы госбюджета («национальной росписи расходов и доходов») по предложению Государственного Контроля и Минфина, был покинут Госсоветом «лишь к условному отпуску».

В 1897-1898гг. компания «Вулкан» из Штеттина выстроила для китайского флота три броненосных крейсера — «Хай-Шенг», «Хай-Юнг» и «Хай-Чен». При водоизмещении 3000 т они имели контрактную скорость 21 узел, но реально ходили не более 19,5. Их оружие составляло: два 150-мм, восемь 105-мм, шесть 37-мм пушек, три торпедных аппарата, броневая палуба — 75-40 мм, рубка — 30 мм.

По окончании окончания китайского заказа, в 1899г., к управлению компании «Вулкан» обратилось российское правительство с предложением о постройке двух однотипных броненосных крейсеров, водоизмещением 4 тыс. тысячь киллограм. За базу был забран проект безбронного крейсера адмирала С.О. Макарова и ранние проекты китайских крейсеров.

В следствии задание на постройку крейсера выглядело следующим образом – «слабобронированный крейсер со скоростью не меньше 25 узлов, водоизмещением не выше 4500 тысячь киллограм и оружием складывающимся из 8-ми 120 мм. орудий». Снова строящиеся крейсера взяли имена «Коршун» и «ястреб». Настоящие характеристики крейсеров пара отличались от заявленных.

Полное водоизмещение превысило 5000 тысячь киллограм, а скорость не превышала 23,5 узлов.

Крейсер Ястреб и Коршун

Водоизмещение: 4270/5350 тысячь киллограм. Размерения (ДхШхО): 117,4х14,9х5,2 м. СУ: 2 ВПМ ТР, 12 ПК, 17400 л.с. Макс. скор. — 23,5 уз. Дальность — 4500 миль (10 уз.). Броня: палубы — 30 — 50 мм. (на скосах — 70 мм.), щиты орудий — 40 мм., боевая рубка — 125 мм. Оружие: 8х1х120/45 мм./клб., 4х1х47 мм..

Запас горючего: 740 тысячь киллограм угля.

В один момент со постройкой крейсеров в Морском министерстве России озаботились, проблемой минных постановок, считая мины в полной мере недорогим и действенным средством борьбы с судами соперника. В исполнении данной концепции в Италии на компании «Орландо» были заказаны два однотипных быстроходных минных заградителя, водоизмещением по 3400 тысячь киллограм любой, талантливые забрать по 320 мин.

Минные заградители Муссон и Пассат

Водоизмещение: 3110/3780 тысячь киллограм. Размерения (ДхШхО): 93,0х14,9х4,4 м. СУ: 2 ВПМ ТР, 8 ПК, 8400 л.с. Макс. скор. — 19,7 уз. Дальность — 4300 миль (10 уз.). Броня: палубы — 30 — 50 мм. (на скосах — 70 мм.), щиты орудий — 25 мм., боевая рубка — 125 мм. Оружие: 4х1х120/45 мм./клб., 4х1х47 мм..

320 мин. Запас горючего: 630 тысячь киллограм угля.

Озаботилось морское ведомство и судами обеспечения эскадры. В Англии были заказаны два эскадренных угольщика «Антрацит» и «Кардиф», водоизмещением по 5000 тысячь киллограм. Фактически говоря от простых угольщиков их отличала более замечательная СУ, свойство в течении долгого времени держать скорость 12 узлов, разрешая им идти за эскадрой движущейся экономичным ходом и радиотелеграфная станция

Угольные транспорты Кардиф и Уголь

Водоизмещение: 4860 тысячь киллограм. Размерения (ДхШхО): 109,0х12,6х5,2 м. СУ: 1 ПМ, 3 ПК, 2550 л.с. Макс. скор. — 11,9 уз.

На этом, пожалуй, альтернативу по судам возможно было бы и закончить. Но меня никак не покидала идея, что произошло бы, в случае если эта эскадра была выстроена. Сумела бы она переломить движение русско-японской войны либо бесславно провалилась сквозь землю в горниле морских сражений с японцами. Увы, спрогноз

Вперед к топам. Крейсера США. Азы игры. Тащим с подписчиками[World of Warships]

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: