История «толстого макса». опытные самоходные артустановки pz.sfl.iva. германия

Еще одна занимательная статья глубокоуважаемого Юрия Пашолока.

Германская армия во время второй мировой была фаворитом по количеству выпущенных самоходных артиллерийских установок. А также самым массовым примером бронетанковой техники в Германии был не танк, а САУ. Немцы кроме этого стали первыми, кто применил так именуемые «самоходные лафеты».

Такие самоходные установки, в большинстве случаев, создавались на базе устаревших танков – по большей части лёгкого типа. Но, первыми немцы применяли и «самоходный лафет» особой разработки, другими словами не перестроенный из уже имевшегося танка, а созданный с нуля. Эта очень неординарная машина стала известна называющиеся Dicker Мах.

Смена цели

Рост напряжённости в Европе в конце 30-х годов вынудил многие страны ускорить разработку новых типов бронетанкового оружия. Полностью это относилось это и к главному генератору напряжённости – Германии. Войну в том месте вычисляли неизбежной и потому последовательно наращивали наступательную мощь собственной армии.

В это же время множество государств-членов Евросоюза – а также Франция, Чехословакия, Бельгия – сосредоточили упрочнения на наращивании собственного оборонительного потенциала. Одной из его составляющих были фортификационные сооружения. Широко известная линия Мажино являлась только самой «раскрученной» среди них. Чехословакия с 1936 года приступила к возведению оборонительных сооружений, известных как линия Бенеша.

Она включала в себя впечатляющие две с половиной много капитальных дотов и практически 10 тысяч лёгких оборонительных сооружений. Ещё более внушительной была бельгийская линия Диль. Одним словом, лёгкой прогулкой будущий блицкриг не смотрелся – по крайней мере, в теории.

Немцы также не сидели сложа руки. Во второй половине 30-ых годов XX века германская армия переквалифицировала 88-мм зенитные пушки Flak 18 в орудия двойного назначения. Сейчас их планировалось применять кроме этого против упрочнений и тяжёлых танков. Спешно формировались особые части для борьбы с вражескими оборонительными сооружениями. Наряду с этим всё более очевидным становилось то, что одних только буксируемых орудий со щитовым прикрытием для этих целей будет не хватает.

В полной мере логичным ответом стал запуск программы по разработке особого самоходного орудия.

История «толстого макса». опытные самоходные артустановки pz.sfl.iva. германия
10,5 cm К 18, орудие, выбранное в качестве главного оружия для перспективного «истребителя бункеров»

Германская пушка Flak 18 была замечательным, но далеко не самым лучшим претендентом на роль оружия «истребителя дотов». Значительно более подходящей для этих целей являлась 105-мм полевая пушка 10.5 cm schwere Kanone 18. Это орудие, которое применяло лафет 149-мм гаубицы sFH 18, имело длину ствола 52 калибра и по многим чертям существенно превосходило Flak 18.

То, что зенитные пушки широко применялись как противотанковые орудия, обширно известно. Менее известный факт: для противодействия танкам в вермахте очень активно применялась и 10.5 cm К 18. Особенно это относится битв на советско-германском фронте 1941 года, где эта пушка довольно часто становилась соперником КВ-1.

Переработанная версия 10,5 cm К 18 для установки в «самоходный лафет»

Именно это орудие германские конструкторы выбрали в качестве оружия для перспективной самоходной установки. Ещё на стадии проектирования стало ясно, что артиллерийскую совокупность нужно будет переделывать. Дело в том, что богатого выбора шасси для таковой немаленькой пушки не имелось, а требования к внутренней компоновке предполагались очень твёрдые.

По данной причине ствол орудия претерпел большие видоизменения. Для начала его оснастили массивным двухкамерным дульным тормозом. Вылетающие вбок при стрельбе пороховые газы поднимали кучу пыли и демаскировали самоходную установку.

Иначе, протяженность отката ствола существенно уменьшилась, а сам ствол сейчас стал составным.

Pz.Sfl.IVa на заводском дворе, начало 1941 года

При выборе разработчика шасси для этого орудия особенных альтернатив не было. Договор достался концерну Krupp, потому, что база созданного его конструкторами танка помощи B.W. (Pz.Kpfw.IV) была самая подходящей. Работы над машиной, первоначально взявшей обозначение 10.5 cm К. L/52 Selbstfahrlafette, другими словами «105-мм пушка К18 на самоходном лафете», начались во второй половине 30-ых годов XX века.

Два эскизных проекта были представлены 25 апреля 1939 года, в то время, когда возможность штурма чехословацких оборонительных сооружений утратила актуальность. Проекты отличались друг от друга компоновкой. Чертёж W1299 предполагал размещение двигателя сзади орудия. Это снижало высоту линии огня до 1,7 метра и казалось инженерам Krupp более предпочтительным.

Но сточки зрения количества боевого отделения данный вариант смотрелся уже не так прекрасно.

Второй вариант, представленный на чертеже W1298, предполагал размещение двигателя под орудием. Это усложняло его обслуживание и поднимало высоту линии огня до двух метров. При таковой компоновке возрастала нагрузка на передние опорные катки.

Но наряду с этим в боевом отделении становилось существенно свободнее, а вынос ствола за габариты корпуса уменьшался на 80 сантиметров.

Как раз второй вариант компоновки и выбрал 6-й отдел управления оружий. Изначальная концепция предполагала создание достаточно подвижной автомобили, оснащённой 12-цилиндровым двигателем Maybach HL 120 мощностью 320 лошадиных сил. Достаточно скоро от данной идеи было нужно отказаться.

Дело в том, что двигатель данный занимал через чур много места, которого и без того не хватало для боевого отделения.

На виде с правого борта прекрасно видна фальшивая рубка механика-водителя

2 мая 1939 года был представлен новый вариант самоходного лафета. На чертеже W1300 была продемонстрирована машина, оснащённая 300-сильным двигателем Maybach HL 116. Но, и данный вариант просуществовал весьма недолго. Через чур громадная высота мотора заставила искать ещё менее габаритный двигатель.

Им был 6-цилиндровый мотор Maybach HL 66. В теории он должен был развивать 200 лошадиных сил, но на практике был менее замечательным и выдавал всего 180 «лошадей». Так, подвижность перспективной автомобили быстро понижалась.

Иначе, и цели, каковые должен был поражать «истребитель дотов», никуда не спешили.

В это же время конструкторы концерна Krupp экспериментировали . 15 мая были представлены проекты W1301 и W1303. Первый из них предполагал применение двигателя Maybach HL 116 со смещением мотора и коробки передач вбок.

Масса самоходной установки наряду с этим должна была составить 24 тонны. W1303 весил 22 тонны, наряду с этим мотор Maybach HL 66 предполагалось установить за орудием.

Тогда же в первый раз был поднят вопрос и об применении торсионной подвески, которую предполагалось «позаимствовать» у среднего танка Z.W.38 (будущий Pz.Kpfw.III Ausf.E). 23 мая показалась новая версия W1303 – на чертеже W1307 новая машина имела 6-катковую ходовую часть с торсионной подвеской.

Для столь замечательного орудия самоходная установка оказалась очень компактной

Собственный окончательный внешний вид самоходная установка, к тому моменту взявшая обозначение Pz.Sfl.IV (10 cm), другими словами «бронированный самоходный лафет IV со 105-мм пушкой», начала обретать к концу лета 1939 года. До этого времени конструкторы вели упорную борьбу за понижение боевой массы автомобили. В её ходе инженеры концерна появились в твёрдой оппозиции 6-му отделу управления оружия в вопросе выбора типа подвески.

Как продемонстрировали расчёты, рессорная подвеска Pz.Kpfw.IV была легче торсионной на 430 килограммов. Это и стало решающим причиной для выбора, потому, что содействовало рвению удержать боевую массу автомобили на уровне 20 тысячь киллограм.

В итоге армейские были вынуждены сдаться и дать разрешение на изготовление двух всецело комплектных Pz.Sfl.IV (10 cm) на шасси Pz.Kpfw.IV и одного умелого шасси с 6 опорными катками на борт. Последнее, но, так и не было выстроено.

В октябрь и сентябрь 1939 года шли последние уточнения черт новой САУ. Потому, что при удельной мощности 9 лошадиных сил на тонну расчётная скорость 35 км/ч смотрелась через чур смело, она была снижена до 27 км/ч.

Pz.Sfl.IVa спереди

Спрос на новую машину со стороны вермахта был высоким. По данным на 25 апреля 1940 года, неспециализированный количество заказа на Pz.Sfl.IV (10 cm) предполагал выпуск ста автомобилей. Планировалось, что первые опытные образцы готовься в мае, но после этого срок всегда сдвигался.

В итоге две самоходные установки были изготовлены на Grusonwerk лишь в январе 1941 года.

К тому моменту острая необходимость в «истребителях дотов» отпала сама собой: Бельгия продержалась меньше трёх недель, а Франция – меньше полутора месяцев. Вместо дотов германской артиллерии было нужно стрелять по подвижным объектам. К январю 1941 года главной целью для Pz.Sfl.IV (10 cm) стали как раз тяжёлые танки.

А с запуском САУ в большую серию германское военное управление решило повременить.

Самый замечательный истребитель танков

Изготовленные в январе 1941 года автомобили существенно отличались от начальной концепции, предложенной концерном Krupp весной 1939 года. В качестве базы было использовано шасси Pz.Kpfw.IV Ausf.E. Ходовая часть, размещение трансмиссии «и» общая конфигурация ванны базисного танка остались без трансформаций.

Но размещение боевого отделения в кормовой части вынудило серьёзно перекомпоновать последовательность агрегатов. Двигатель переместился в центр автомобили, причём над ним нависала казённая часть орудия. Потому, что места для воздухозаборников фактически не осталось, их было нужно размещать на протяжении бортов рубки.

В передней части рубки размещались командир и наводчик, сзади – два заряжающих (пушка имела раздельное заряжание).

Громадная работа по оптимизации внутреннего пространства дала собственные плоды: в рубке Pz.Sfl.IV (10 cm) было в полной мере просторно. Высота боевого отделения достигала 1850 мм, так что в возможно было без неприятностей трудиться в полный рост. Вместе с тем боезапас был мал и составлял всего 26 выстрелов.

Доступ в боевое отделение осуществлялся через два довольно маленьких люка в корме.

На виде позади прекрасно видны люки, через каковые осуществлялся доступ в боевое отделение

Очень необычно поступили конструкторы Krupp и с размещением механика-водителя. Для него сделали отдельную рубку, в которую тот попадал через верхний люк. Доступа в боевое отделение механик-водитель не имел.

Примечательно, что с правой стороны пребывала фальшивая рубка, имевшая кроме того имитацию смотрового прибора.

Дабы сделать боевое отделение просторным, инженерам Krupp было нужно пойти на массу ухищрений. К примеру, очень уникально были размещены воздухозаборники

Оказавшаяся машина заметно отличалась от созданных позднее «самоходных лафетов» среднего класса. В отличие от них, бронирование Pz.Sfl.IV (10 cm) сохранялось на уровне Pz.Kpfw.IV Ausf.E. В лобовой части оно составляло 50 мм, борта защищали 20 мм брони, а корму – 10 мм.

Наряду с этим высота автомобили была всего на 13 см выше базисного танка, а боевая масса осталась на уровне Pz.Kpfw.IV Ausf.E – 22 тонны.

Основная неприятность самоходной установки заключалась в том, что её двигатель был на треть не сильный танкового. Ещё одной значительной проблемой было обслуживание этого самого двигателя. Без предварительного снятия пушки демонтаж мотора был попросту неосуществим.

Дабы хоть как-то уменьшить работу экипажа, центральный лист крыши рубки конструкторы сделали съёмным.

Для двух заряжающих места в полной мере хватало

31 марта 1941 года самоходные установки продемонстрировали Гитлеру. Осмотрев их, он разрешил указание направить Pz.Sfl.IV (10 cm) в армии и решить вопрос о серийном производстве по результатам их применения. В соответствии с предварительным оценкам, начать серийный выпуск самоходных установок предполагалось весной 1942 года. С весны 1941 года в отношении этих автомобилей начинает употребляться индекс Pz.Sfl.IVa, другими словами «бронированный самоходный лафет IVa».

13 августа 1941 года индекс опять изменился, в этом случае на 10.5 cm К (gp.Sfl.).

Часть боекомплекта было нужно уложить в отделении управления

Незадолго до начала операции «Барбаросса» обе самоходные установки поступили на вооружение 521-го самоходного противотанкового батальона. Это была ветшайшая и самая опытная германская часть, оснащённая самоходными истребителями танков. Структурно она входила в 24-й армейский корпус, что, со своей стороны, входил в группу армий «Центр».

Войну самоходки начали в Белоруссии, действуя совместно с 3-й танковой дивизией.

В соответствии с документам, в июне 1941 года германским САУ сражаться было нужно не с советскими танками, а с пехотой и артиллерией. А первой большой целью был бронепоезд. Он был атакован Pz.Sfl.IVa, но в итоге смог уйти.

Уже в самых первых битвах руководство батальона обратило внимание на слабоватый для таковой автомобили двигатель, что особенно ощущалось на пересечённой просёлках и местности. За медлительность самоходная установка взяла прозвище Dicker Мах («Толстый Макс»), под которым она на данный момент широко известна. В то время, когда как раз показалось это прозвище, неизвестно, быть может, что уже в первой половине 40-ых годов XX века.

Ещё одной значительной проблемой был мелкий боекомплект. Если судить по фронтовым фотографиям, её решали перевозкой дополнительных выстрелов в снарядных коробках.

Место начальника автомобили. Как раз в данной части боевого отделения начался пожар, стёрший с лица земли один из Pz.Sfl.IVa

К слову, с боекомплектом напрямую связана утрата в последних числах Июня 1941 года одной из автомобилей, причём при очень необычных событиях. В соответствии с отчёту 521-го самоходного противотанкового батальона, на марше по шоссе недалеко от Слуцка в машине случился пожар. Стояла жаркая погода, которая вместе с теплом от двигателя вызвала возгорание одного из снарядов.

По крайней мере так выглядит официальная обстоятельство происшествия.

Когда показались языки пламени, команда срочно покинула Pz.Sfl.IVa, а сама машина продолжала ещё некое время ехать. После этого раздался первый взрыв, по окончании которого сдетонировал уже целый боекомплект. Боевое отделение самоходки выяснилось всецело уничтоженным, машину списали.

Позднее немцы пробовали её эвакуировать, но в итоге кинули.

Взорвавшийся и сгоревший Pz.Sfl.IVa, район Слуцка, финиш июня 1941 года

Оставшаяся самоходная установка провоевала как минимум до конца сентября 1941 года. Сейчас 521-й батальон поддерживал наступление 3-й танковой дивизии. На протяжении боя недалеко от деревни Асколки (сейчас Осколково) Брянской области Pz.Sfl.IVa вёл обстрел советской колонны, двигавшейся по дороге на расстоянии 3 километра.

Германскому экипажу удалось подбить 4 автомобили, из которых как минимум одна была танком Т-34.

Следующий коммунистический танк был стёрт с лица земли 29 августа со 100 метров. Ещё один, определённый как КВ-1, был подбит с дистанции в километр около деревни Девищи. Ночью советским танкистам удалось данный танк эвакуировать.

На следующий сутки был подбит ещё один КВ-1, сопровождавшие его два танка Т-26 скрылись в лесу. Эта подбитая машина кроме этого была эвакуирована.

По итогам этих битв был сделан вывод, что открывать пламя на дистанции более чем километра не следует. Осталось непонятным, получалось пробить советские тяжёлые автомобили на таком громадном расстоянии либо нет. В общем итоге за 1941 год экипаж Pz.Sfl.IVa стёр с лица земли либо подбил 7 танков.

Pz.Sfl.IVa, Белоруссия, лето 1941 года

В конце 1941 года самоходная установка отправилась на завод Krusonwerk для капремонта. К тому моменту было решено не разворачивать серийное производство 10.5 cm К (gp.Sfl.). Существует теория, что это связано с неоднозначными итогами боевого применения, но это не верно.

Более возможной обстоятельством могла быть информация о том, что в СССР якобы проектируют либо кроме того строят танки более тяжёлые, чем КВ-1.

Именно сейчас в Германии активизировались работы над тяжёлым танком VK 70.01, а работа над тяжёлыми танками и средними была очень сильно скорректирована. Потому, что точных результатов обстрела 105-мм пушкой по КВ-1 взять не удалось, показалось подозрение, что их она так и не пробила.

Итогом этих сомнений стал отказ от 10.5 cm К (gp.Sfl.). И это решение смело можно считать ошибочным. На деле в начальный период войны это была самая замечательная германская самоходная противотанковая установка, талантливая бороться с любыми советскими танками. Разреши войти её немцы в серийное производство, она имела возможность наделать Красной армии довольно много бед.

И это превосходно показала её предстоящая боевая карьера.

Вторая командировка

На протяжении ремонта, начавшегося в январе 1942 года, предполагалось модернизировать ходовую часть САУ. Но по окончании оценки всех за и против от данной идеи было нужно отказаться. Прошедшую капремонт машину послали в Ютеборг, где был на переформировании 521-й самоходный противотанковый батальон. В том месте машина появилась в компании ещё более тяжёлых собратьев – 128-мм истребителей танков Pz.Sfl.V, кроме этого изначально создававшихся в качестве истребителей дотов.

В соответствии с организационной структуре батальона, 15 мая 1942 года эти автомобили вошли в состав отдельного противотанкового взвода.

10.5 cm К (gp.Sfl.), прошедший капитальный ремонт, Ютеборг, май 1942 года. На лобовом странице рубки показались крепления запасных траков. Кроме этого видны отметки о 7 победах

В июне 1942 года батальон опять отправился на Восточный фронт, где попал в состав 17-го военного корпуса, что, со своей стороны, действовал в составе 6-й армии. Для 10.5 cm К (gp.Sfl.), взявшего имя собственное Brummbar (перевести возможно как «Ворчун»), тут же нашлась работа. Совместно с Moritz, Pz.Sfl.V шасси № 2, самоходная установка стала одним из главных средств борьбы с советскими танками. Ещё до начала наступления силами тяжёлых САУ было подбито 15 автомобилей.

Уже к осени 1942 года на стволе Brummbar красовались 12 новых победных отметок, главная масса которых была нарисована в июле.

Эта же машина выгружается в СССР, июнь 1942 года. На протяжении погрузки ей очень сильно помяли правую надгусеничную полку. Прекрасно видны переделанные отметки побед, и снарядные коробки с дополнительным боекомплектом

О том, что происходило с самоходной установкой в осеннюю пору 1942 года, история умалчивает. В это же время в первых числах Октября 1942 года советская разведка получила данные о наличии таковой самоходной установки на вооружении германской армии. Источник данной информации был очень неожиданным:

«2. Германское 105-мм самоходное орудие.

Согласно данным, взятым из британских источников, немцы установили собственную 105-мм пушку oбp.18 (10 cm К.18) на бронированную самоходную установку. Для стрельбы из данной пушки используются: осколочно-фугасная граната обр.19 (на среднем заряде) и бронебойный боеприпас Panzergranate Rot (на громаднейшем заряде). Большая дальность 10-см пушки обр.18 на среднем заряде – 15600 метров.

Громаднейшая скорость при стрельбе маленьким зарядом – около 820 метров в секунду».

Что весьма интересно, эта информация о германской самоходной установке 10.5 cm К (gp.Sfl.) была единственной, попавшей к нашим армейским в годы войны. О том, что между Сталинградом и Воронежем против Красной армии действует как раз такая САУ, у нас кроме того и не догадывались. Не было в СССР никакой информации и о применении этих автомобилей в первой половине 40-ых годов двадцатого века.

Из перечней матчасти 521-го самоходного противотанкового батальона САУ 10.5 cm К (gp.Sfl.) пропала в ноябре 1942 года. По времени это приблизительно совпало с началом операции «Уран». Нет данной автомобили и в декабрьских отчётах батальона.

На этом возможно было бы ставить точку в истории автомобили. Но совсем сравнительно не так давно на сайте «Победный Май» показался фронтовой фотоархив армейского обозревателя газеты «Боевой натиск» Николая Фёдоровича Финикова. В нём совсем нежданно обнаружилась самоходная установка 10.5 cm К (gp.Sfl.), кинутая в поле. Фотография датирована февралём 1943 года.

Машина имеет на себе след от попадания в лобовую часть корпуса, которое, Наверное, вывело из строя трансмиссию. Потом пробоину заделали, а машину вернули. Затем она, Наверное, кроме того успела повоевать.

Захваченный 10.5ст К (gp.Sfl.) с именем собственным Brummbar, Сталинградский фронт, февраль 1943 года. Прекрасно видны заваренное попадание в лобовой зимний камуфляж и лист корпуса (победныймай.рф)

В этом свете очень необычным выглядит тот факт, что никакой информации о 10.5 cm К (gp.Sfl.) в документах Главного автобронетанкового управления Красной армии за 1943 год нет. Похоже, что трофейные команды не заинтересовались кинутой в степи неповторимой машиной, и по окончании окончания военных действий её в металлолом.

Не обращая внимания на столь неоднозначную судьбу, разработку 10.5 cm К (gp.Sfl.) нельзя назвать ненужной для немцев. Практически 20 подбитых либо стёртых с лица земли танков наглядно демонстрируют боевой потенциал данной самоходной установки. Опыт разработки 10.5 cm К (gp.Sfl.) был использован при создании новых «самоходных лафетов» на шасси Pz.Kpfw.IV.

А также наработки по 6-катковому варианту не остались без следа. Самоходная установка на таком шасси была выпущена маленькой серией и повоевала, причём совсем рядом от тех мест, где сражалась 10.5 cm К (gp.Sfl.).

литература и Источники:

  • • Panzer Tracts 7-1 Panzerjaeger 3.7cm Так to Pz.Sfl.lc development and employment from 1927 to 1941, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, 2004, ISBN 0-9744862-3-X.
  • • Panzer Tracts 7-1 Panzerjaeger (7.5 cm Pak 40/4 to 8.8 cm Waffentraeger) – development and employment from 1939 to 1945, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, 2006, ISBN 0-9771643-3-0.
  • • worldwarphotos.info
  • • победныймай.рф
  • • ЦАМО РФ.
  • • Фотоархив автора.

источник: http://warspot.ru/7275-istoriya-tolstogo-maksa

Dicker Max 1.57 Warthunder Gameplay (10.5 cm K gepanzerte Selbstfahrlafette)

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: