За что я люблю враньё голливуда

Ни для кого не секрет, что большинство американцев в принципе не знают историю. Даже свою собственную, довольствуясь бредово-сладенькой фаст-фудовской сказкой «общего потребления». Говорят – именно злостное незнание реалий истории лежит в истоках той дебильной политики, что ведут американцы по всему миру, сея хаос, смерть и разрушение везде, где их марионетками у власти, скурпулёзно не соблюдаются пунктики т.н. «жизненных интересов» США.

Что уж говорить о далёком прошлом? О той же Троянской войне?

Все смотрели голливудский «блокбастер» «Троя»?

За что я люблю враньё голливуда

Честно выскажу своё мнение о нём – фильм замечательный! Переврали там до хренищща чего. Исторической достоверности минимум.

Одежда и вооружение – чистейшее фэнтэзи. Никакой «аутентичности». Тактика – на уровне «Банд Нью-Йорка».

Но, все эти чисто внешние атрибуты, были не так давно разобраны в специализированных статьях на сайте.

Мне интереснее персонажи.

Начнём с самого царя Трои Приама.

В фильме, он показан глубоким стариком, каковым навряд ли мог быть. Начав править едва не в детском возрасте (его отец и все старшие браться были убиты лично самим Гераклом во время предыдущего разгрома Трои, и Приама пощадили сугубо по малолетству), он правил до самого разрушения Трои – ровно 40 лет. Нетрудно прикинуть, что на момент разгрома, ему едва ли было сильно хотя бы за 50.

Это подтверждается и возрастом его старших сыновей Гектора и Париса – ведь детишек в то время заводили очень рано! И то, что Приам практически не участвовал в боях с греками, можно списать не на возраст, а скорее на какие-то проблемы со здоровьем (не помешавшие ему, однако, стать супермногодетным отцом!). В самом деле, с греками, за время войны, он встречается лишь трижды – в первый раз, договариваясь лично о поединке Париса с Менелаем, второй раз – обсуждая с Ахиллом условия выкупа тела Гектора, и в третий раз – уже при разгроме Трои, когда попытался копьём достать грека (о нём позже), убившего одного из его сыновей, но не преуспел в этом, и сам был немедленно убит.

В киношке, благоразумно показаны только два сына Приама – старший – умничка и настоящий герой Гектор и беспутный повеса, младший, Парис. Всё как в русской сказке – «старший умный был детина младший вовсе был дурак».

Согласитесь, фильм бы здорово проиграл, если бы там показали не двух, а от 10 до 19 (в разных источниках по-разному) «официальных» сыновей Приама (а всего их у него было от 41 до 50!). Тогда, потеря одного-двух из этих 4-5 десятков в тотальной войне не была бы столь трагична. Кстати – Гектор и Парис –старшие сыновья своей матери Гекабы и, учитывая наличие ещё целого выводка братьев от неё же, скорее всего, были погодками.

А ещё, у Приама было 12 дочерей. 22-31 ребёнок от одной только жены Гекабы! В то-то время!

Видно не зря Гекабу все современники-троянцы считали полубогиней!

Именно мудрости Приама, Троя была обязана восстановлением своего могущества и богатства. Он проводил чрезвычайно эффективную и притом достаточно мирную торговую политику (большинство соседних племён были верными союзниками троянцев, поддерживавшими Трою всю войну), находясь на троне (до своей смерти) 40 лет.

Он, в отличие от Агамемнона и Менелая, не развязал войну, после того как Теламон (афинянин царского рода) насильно увёзший в Грецию его сестру Гесиону, выгнал отправленных за девушкой послов Трои. Приам тогда тоже был ещё очень молод, а Троя только возрождалась из руин. Но эту обиду Приам не забыл!

Жаль в фильме, забыли упомянуть об этом, чтоб пояснить зрителю, чего это старик Приам так легко согласился не возвращать Елену грекам? А он же, чувствуя силу в своей державе (с которой не могло потягаться ни одно отдельно взятое греческое царство), наверное, просто ликовал подвернувшемуся случаю вернуть грекам тот «должок». Причём должок с большими процентами!

Ведь Гесиона была лишь сестрой царя, к тому же, будучи старше Приама, уже очень не молодой, а Парису удалось умыкнуть цветущую жену одного из греческих царей, да ещё с малолетним сыном и служанками, две из которых так же были царского рода! Но, в фильме об этом ни-ни!

Вообще очень мило видеть в фильме столь субтильного Париса и столь горячее любящего его старшего брата Гектора, готового поставить под удар всё, что долгие годы создавал их отец, ради очередной забавы глупенького братца. На самом деле, не всё так просто. Даже в полной режиссёрской версии «Трои» есть сцена, где Гектор обещает лично располосовать Парису мордашку, если его очередное «увлечение» приведёт к войне

Если с происхождением и статусом Гектора всё ясно, то Парис

Когда его матери пришла пора рожать, оракулы (в т. ч. самый старший сын Приама, – единственный, рождённый от его первой жены) предсказали, что родившийся сегодня в царской семье ребёнок станет причиной гибели Трои. Приам с такими предсказаниями не шутил и приказал немедленно казнить ребёнка одной из своих сестёр, родившегося в этот день (злые языки утверждали, что ребёнок этот был всё от того же Приама!). Несчастного ребёнка умертвили, а вечером, родила и его собственная жена!

Поскольку оракулы были непреклонны, Приам приказал своему слуге унести сына в лес и бросить на съедение диким зверям.

Но, как водится, боги и человеческая жалость ребёнка спасли, и парень вырос в семье пастуха сильным, отважным, справедливым и красивым. Сильным и отважным настолько, что как-то сумел в одиночку расправиться с целой бандой похитителей скота. Справедливым настолько, что сами боги обращались к нему, чтоб разрешить свои споры.

Парис успел жениться и, как поговаривали, даже обзавестись ребёнком. Тем не менее, возмужав, он отправился искать счастья в столице. На прощанье, покинутая жена в отчаянии напророчила ему в дорогу, что в случае ранения, только она сможет его вылечить

В Трое, Парис попал на игрища в память об умершем сыне Приама и выиграл состязания по кулачному бою. Причём, не будучи обученным бойцом, как утверждают, он победил благодаря отваге и воле. Не очень-то похоже на субтильного киношного юного повесу?

Ведь «весовых категорий» тогда ещё не придумали.

Чтоб закрепить успех, Парис победил ещё и в беге! Причём дважды. Чем вызвал яростное недовольство привыкших побеждать сыновей Приама, решивших просто подкараулить и прикончить этого чужака-выскочку. Причём непосредственными убийцами случилось стать никому иному как «старшеньким» Гектору с ещё одним братом Деифобом. Но, убийства не случилось, поскольку Парис сумел укрыться от вооружённых мечами братьев-убийц в храме.

И вот тут, спасший Париса младенцем пастух выдал Приаму его происхождение, а мать опознала сына.

На напоминание, что этот парень погубит Трою, Приам ответил, что пусть на хрен погибнет Троя, чем его прекрасный сын! (Кстати, когда сам Приам при разгроме Трои решил укрыться в том же храме, где когда-то под тенью Зевса получил убежище Парис, греков это не остановило, и они зверски убили старика).

Так что, далеко не факт, что прежний безусловный фаворит отца Гектор и новый любимчик Парис так уж обожали друг друга. Тем более что они были почти ровесники, а значит обречены на бескомпромиссную конкуренцию.

Сцену поединка Париса с Менелаем все помнят? Там всё показано правильно. После недолгого боя, Парис сбежал, не выдержав натиска разъярённого вояки Менелая.

Но вовсе не потому, чтоб был дохлым как Орландо Блюм. Дело в том, что выросшего в семье пастуха Париса, владеть «благородным» оружием никто не учил. Для того чтоб добиться совершенства, нужны годы тренировок с опытным учителем и занятия с младенчества, что было нормально в знатных семьях, но отнюдь не среди пастухов.

То, что Парис пытался наверстать упущенное, но был при этом горяч и неуклюж, говорит факт убийства «по неосторожности» тренировочным деревянным мечом одного из «спарринг партнёров». Возможно после этого, Парис предпочёл «благородному оружию» более привычное – «подлое» – т. е. лук и именно из него сумел поразить аж четырёх записных героев греческой армии, включая самого Ахилла. Ещё бы – ведь охотником и лучником Парис как раз был очень даже искусным.

Да он и погиб (вопреки голливудской версии) так же от стрел, проиграв снайперскую дуэль лучшему лучнику Греции Филоктету, вооружённому луком самого Геракла! Вылечить его от ран никто не мог (помните заговор первой жены Париса?), а когда он всё же решился переступить через гордость и обратился к ней за лечением, та, мстя за измену, просто послала его, куда подальше умирать.

Но, до этого ещё было далеко, а пока, Приам в Парисе буквально души не чаял и когда тот привёз Елену, легко дал согласие на их брак.

Сама Елена в фильме показана обворожительной красавицей – какой наверняка и была, поскольку руки её действительно добивались самые завидные женихи со всей Греции, включая и Одиссея, и Аякса, и побратима Ахилла Патрокла (спрятавшегося у своего дальнего родственника царя Пелея, отца Ахилла, от кровной мести, после «случайного» убийства). Но, шансов у них не было абсолютно никаких.

Елена, как утверждают, особа полубожественного происхождения (её матерью была жена царя Спарты Тиндарея Леда, а отцом сам Зевс!), имевшая лишь один небольшой «врождённый недостаток», – склонность к супружеским изменам. Как и большинство детей Зевса, Елена и сама была фактически богиней (пусть и из «младшеньких», не бессмертных и мало способных к разным эффектным волшебствам, да и те, у Елены, касались по большей части растительного мира – хотя, оба её брата точно стали бессмертными богами, известными как Диоскуры) и ей, именно как богине, поклонялась вся Спарта!

В её честь строили храмы и устраивали праздники. Стоит ли после этого удивляться, что её похищение троянцами делало войну между Троей и Спартой совершенно неизбежной?

Поскольку вопреки озвученной в фильме версии, Елена выросла во дворце своей матери и своего приёмного отца – тогдашнего царя Спарты Тиндарея, тестя Агамемнона царя Микен – т.н. «царя царей» Греции, совершенно не удивительно, что младший брат Агамемнона Менелай – кстати, по общему тогдашнему убеждению самый богатый из ахейцев (как тогда называли греков), стал мужем Елены.

Было кому «похлопотать» – супротив такого «свата» как «царь-царей» Агамемнон не попрёшь!

Тут ведь какая фишка – когда Агамемнон и Менелай ещё были пацанами, после смерти их отца трон в Микенах захватил их дядя и братьям, чтоб не оказаться «случайно убитыми», пришлось бежать. Укрыл их как раз царь Спарты Тиндарей, у которого были родная дочь и приёмная – та самая Елена. Так что росли они вместе. Возмужав, братья с помощью спартанцев отбили трон отца и старший – Агамемнон стал царём Микен.

Вместе, братья существенно расширили территорию царства и распространили влияние Микен на всю Грецию.

После этого совсем не удивительно, что свою родную дочь Тиндарей выдал за старшего из братьев – Агамемнона, а приёмная (Елена) досталась младшему – Менелаю, который после смерти Тиндарея и обожествления Диоскуров завладел ещё и троном Спарты. Ни о какой серьёзной конкуренции между женихами не могло быть и речи, и прав был хитроумный Одиссей, единственный из женихов, догадавшийся что «тендер» фиктивный, а потому явившийся на него без дорогих подарков, чисто из уважения (жениться-то он захотел совсем на другой «розе из того же сада»).

В фильме, робкая красавица Елена тайком «любится» с Парисом, пока муж обмывает мирный договор со своими приближёнными, Гектором и другими троянскими послами, а потом и вовсе сбегает «в чём есть» с Парисом. И всему причиной – только всепоглощающая любовь!

Из «первоисточников» же, вырисовывается иная картина.

На одном из заседаний «правительства» Трои, среди многих других, в очередной раз обсуждался вопрос о возвращении удерживаемой греками сестры Приама. Именно тогда, Парис предложил доверить его командованию флотилию с боевой группой на борту, одной из задач которой будет захват какойнить равноценной греческой царевны, сугубо ради последующего «культурного» ОБМЕНА. Для тех времён регулярных морских набегов – вполне нормальная практика.

Приам, не заподозрив подвоха, одобрил этот план и благословил Париса на набег, выделив ему 9 кораблей. Поскольку Парис давно уже не ровно дышал в сторону первейшей красавицы всей Греции Елены (если верить мифам с подачи самой Афродиты), набег моментально превратился в экспедицию в Спарту.

Парис мотивировал свой неожиданный визит к Менелаю тем, что якобы оракулы потребовали, чтоб обряд очищения после нечаянного убийства «спарринг-партнёра» на тренировке, над ним совершил именно царь Спарты (а многие цари того времени были одновременно и жрецами). Менелай встретил Париса вполне любезно (никакой войны между Троей и Спартой тогда не было), совершил обряд и закатил в его честь пир на 9 дней. Но, оставив жену развлекать гостей, сам сел с дружиной на корабль и отправился на похороны своего деда на Крит.

Поэтому, влюблённый Парис и «склонная к супружеским изменам» Елена «любились» не очень-то и скрываясь. А когда любовнички собрались в Трою, Елена (имевшая к моменту прибытия Париса аж четверых детей, из которых старшей была 9-летняя дочь Гермиона), прихватила с собой сына, пять служанок (две из них царского рода), большую часть огромной казны Менелая и 5 талантов золота из храмовой сокровищницы. Нельзя же в новую семью без приданого!

На обратном пути (а путь был долгий, поскольку беглецы двинулись домой не по прямой, а запутывая следы), заскучавший Парис вспомнил, что его отец отправлял в набег и, завернув в Сидон, где его приняли со всеми полагающимися почестями, убил и ограбил тамошнего царя. Наспех собранное местное ополчение немедленно атаковало разбойников, осквернивших традиции гостеприимства, но, сумело захватить только два корабля флотилии Париса, подзадержавшихся с погрузкой награбленного.

Возвращение «экспедиции» в Трою было триумфальным. Парис привёз много золота и прочей добычи из сокровищницы сидонского царя и сокровищницы самого Менелая (самого богатого человека Греции), двух женщин царского рода – годных для обмена на сестру Приама и саму божественную Елену Спартанскую!

А чем же закончилась судьба Елены «не по кину»?

Когда Парис умер от ран, чтоб прекратить войну, Елена пыталась сбежать из Трои к грекам, но была насильно выдана замуж за брата Париса Деифоба (того самого, что когда-то на пару с Гектором пытался Париса убить). Обходился он с ней, похоже, не очень-то галантно (что вполне понятно, учитывая начавшуюся из-за неё войну и смерть многих своих братьев, включая любимца всей
Трои Гектора). И когда греки ворвались в город и Менелай, на пару с Одиссеем, закатили возле дома Деифоба одно из самых кровавых побоищ этой войны, Елена (как утверждают) нанесла новому мужу удар ножом в спину.

Менелай, вернув жену, немедленно со всем своим войском отправился домой, в Спарту. Но, его корабли попали в страшную бурю и их частью потопило, частью разметало (из 60 кораблей, при Менелае, после многодневного шторма, осталось только 5) и кое как справившись с последствиями бури, Менелай решил как-то наладить и отношения со своей божественной женой – о том, чтоб убить её он и не помышлял.

В итоге, они совершили длительное путешествие, растянувшееся аж на 8 лет, посетив едва не всё Средиземноморье (больше всего времени они провели на курортах Египта), а вернувшись, наконец, в Спарту, вместе правили страной ещё много лет и были похоронены в одной роскошной гробнице. Вот такой семейный «хэппи-энд».

Совсем по-другому сложилась судьба «царя-царей» Агамемнона, который вроде бы достиг всех своих целей, но, как и положено записному голливудскому злодею, был убит в финале фильма в пытающей Трое.

Во время Троянской войны, он завёл себе ППЖ (походно-полевую жену) и ничуть не печалился о продолжительности войны. Пользуясь советами мудрых Нестора и Одиссея, а так же мечами Ахилла, Диомеда и Аякса, он не сомневался в конечном успехе. И когда Одиссей задумал расправиться с одним из греческих вождей, не раздумывая поддержал Одиссея. Для бедняги, против которого Одиссей строил свои козни, это закончилось обвинением в измене и казнью через побитие камнями.

Приплывшего за костями сына и откупными, отца казнённого, Агамемнон и слушать не стал. Тогда, старик-отец отправил жёнам своих обидчиков письма с утверждением, что все они имеют по жене-наложнице, которых намерены по возвращении домой сделать официально новыми жёнами-царицами.

Часть жён покончили с собой, часть ударились во все тяжкие. Жена Агамемнона так же начала напропалую изменять своему мужу, а когда тот благополучно вернулся с войны, просто убила его. Напомню, что его женой была не абы кто, а крутая спартанка, дочь прежнего царя Спарты Тиндарея, на воспитаннице и приёмной дочери которого Елене, женился брат Агамемнона Менелай! Получается, что обе дочери спартанского царя зарезали по мужу! Это судьба!

И в жизни, и в кино, Агамемнон погибает от ножа в руке женщины. Только исполнители и обстоятельства совсем разные.

Вот Гектора в фильме представили настоящим воплощением героя-защитника Родины и семьи. Рыцарем без страха и упрёка.

И, в общем, почти не ошиблись. Лишь попытка убить нового чемпиона на поминках брата, не очень-то к этому образу подходит. Но, справедливости ради, надо отметить, что инициатором покушения считают не Гектора, а Деифоба, благодаря чему, собственно, убийство и не состоялось.

Но в целом, Гектор был реально крут. Не Парис, а именно он командовал Троянской армией.

Кстати – героический Гектор хоть и прикончил собственноручно множество греческих воинов и героев, в т. ч. и очень знатных, он не убивал Менелая!

Сцене, где Гектор убивает Патрокла, можно только апплодировать. Хотя, на самом деле, Гектор фактически лишь добил уже к тому времени дважды тяжелораненого Патрокла (кстати, командовавшего едва не всем греческим войском при отражении наиболее удачной вылазки троянцев). Но самое интересное, сам Гектор в это время, так же уже был тяжело ранен в бою, и последующая «дуэль» между жаждущим мщения Ахиллом и едва-едва выздоровевшим после тяжёлого ранения Гектором должна была выглядеть несколько иначе.

Сама сцена поединка снята образцово и очень много потеряла бы, если б её сняли так, как надо. А было всё иначе. Приступивший к тренировкам после ранения Гектор знал, что Ахилл убит горем, бухает и не тренируется. Не имея ещё достаточно ловкости для правильного боя со столь серьёзным противником, Гектор решил его прежде измотать и заставил Ахилла гнаться за собой.

Но, даже депрессия, затяжное безделье и вино не смогли подточить прекрасного физического состояния жаждущего мщения Ахилла и уровнять шансов. Притворное отступление Гектора превратилось в дикое соревнование по бегу в доспехах (у греков это даже стало видом спорта!). Скорость была такова, что обежав город вокруг, Ахилл не позволил Гектору скрыться за воротами и просто погнал его дальше.

На исходе третьего круга, Гектор (который, кстати, был старше Ахилла) выдохся настолько, что Ахилл просто поразил его смертельным ударом в грудь.

Дальше – я опять целиком и полностью за голливудскую версию развития событий. Благородный Ахилл уступает мольбам убитого горем старика Приама и безвозмездно отдаёт ему и дочь, и тело Гектора для подобающего погребения. На самом же деле, «благородный» Ахилл «отжал» у Приама золота столько, сколько весило тело Гектора Вот такое «благородство».

И ещё про Ахилла. Фильм начинается с внушения зрителю мысли о том, что Ахилл – самый крутой воин Греции.

Однако, на момент начала сбора греков в поход на Трою, Ахиллу было всего-навсего 15 лет (именно поэтому его не могло быть среди самых славных женихов Греции, сватавшихся к Елене) и он ещё нигде всерьёз не воевал, хотя и слыл самым многообещающим «юниором». Более того, его богиня мать Фетида, зная, что сын погибнет, если влезет в Троянскую войну, легко заставила своего сынульку-подростка переодеться девкой, чтоб явившиеся за ним посланцы не смогли его найти. В сущности, грекам нужен был не сам юнец Ахилл, а его мирмидоняне, слывшие хорошими воинами.

Но, благодаря уловке Одиссея, разложившего подарки придворным дамам, среди которых «случайно» затесалось оружие, на которое повелась одна из тех девок, едва раздался сигнал «к оружию!» обман раскрылся, и Ахиллу пришлось повести своих мирмидонян на войну. Но при этом, командовать юному Ахиллу самостоятельно не доверили, приставив к нему пару «нянек» постарше.

Среди этих нянек был и тот самый Патрокл, которого в фильме изобразили «юным падаваном» великого Ахилла и который на самом деле, был намного старше его. Как раз Патрокл сватался в своё время к Елене и, скорее, именно он, должен был быть учителем Ахилла, а не наоборот!

Но, молодость не помешала акселерату Ахиллу успеть завести ребёнка. Уж не знаю, сколько было лет Ахиллу, когда он заделал своего единственного наследника, плюс два года пока Агамемнон и Менелай собирали все греческие силы в поход, плюс 10 лет шла война, но к моменту постройки Деревянного коня, когда Ахилл уже погиб, его совсем юный сын Неоптолем лично прибыл на войну, записался в отряд добровольцев, разместившихся в чреве коня, храбро сражался за ворота Трои, и именно он убил двух младших сыновей Приама – за одного из которого старик Приам пытался копьём отомстить лично.

Утверждают, что Неоптолем и убил Приама, поскольку никто не помешал ему после боя притащить окровавленное, истерзанное, с отрубленной головой, тело последнего царя Трои на могилу отца и бросить там гнить без какого-либо погребения. Если Неоптолем напал на самых младших сыновей Приама, укрывшихся в храме с отцом, то можно представить себе картину, как 12-13 летний подросток, сперва убивает пацанов, которым никак не больше 10, а затем и их слабого здоровьем и оттого похожего на старика отца.

После полного разгрома Трои, Неоптолем лично принёс в жертву на могиле Ахилла много знатных пленников, включая безнадёжную любовь отца – дочь Приама Поликсену (типа отправил её прямиком к отцу).

Ещё одна интересная фишка, касательно Ахилла.

В разгар Троянской войны, та самая сестра Приама Гесиона, когда-то увезённая греками, сумела сбежать в Малую Азию. У неё, от похитителя Теламона (отца Большого Аякса) было два сына – соответственно, сводных брата Аякса. Старший сын Тевкр пошёл в поход на Трою с Аяксом, а вот младшего, сбежавшего с матерью в Малую Азию, во время набега собственноручно убил Ахилл.

Это ж только в фильме, всё действие благополучно уложилось в несколько «горячих денёчков». На самом деле, осада Трои продолжалась 10 долгих лет, в течение которых греки развлекались набегами, причём не только на прямых союзников троянцев, но и на «нейтралов». Т.е. к десятому году войны, примерно 27-летний Ахилл был фактически в расцвете своих сил – в тоже время Гектор был наверняка старше.

Так вот. Убив сводного брата Аякса и родного брата Тевкра, Ахилл очень переживал свою промашку и упросил Одиссея совершить над ним очистительный обряд, что тот конечно исполнил.

Логичный вопрос – а почему Аякс и Тевкр не мстили Ахиллу? Дык, Ахилл же не специально! А кроме того, это только в фильме, Аякс и Ахилл познакомились на поле битвы во время высадки. На самом деле, они были двоюродными братьями, прекрасно знали друг друга и дружили.

Соответственно и убиенный, был Ахиллу пусть и очень дальним, но родственником (бастардом его никак не назовёшь, поскольку и отец и мать – оба были царского рода).

Вообще, в фильме, не стали утруждать себя объяснениями, ПОЧЕМУ, Ахилл столь нагло ведёт себя с «царём-царей» Агамемноном. И дело вовсе не в том, что Ахилл был самым крутым воином – ни один, даже самый «элитный» воин не может безнаказанно «залупаться» на царя! Тут дело в том, что многие греческие вожди-цари были тупо родственниками, уже давно введя моду «срещиваться» промеж равных себе А о том, что отец Ахилла – Пелей – царь, в фильме ни разу не упоминают, предпочитая всякий раз противопоставлять Ахилла царям, будто он просто «независимый» капитан роты мирмидонян-наёмников!

Сыном царя был и Аякс. Аякс был, конечно, весьма крут. В его могиле, как утверждают, нашли кости поистине гигантских размеров.

И именно его греки выставили на поединок с Гектором, ещё в то время, когда Ахилл, обиженный на Агамемнона за отобранную у него Брисеиду, самоустранился от сражений. Кстати, в тот момент, когда ещё был жив Патрокл, именно Гектор (находящийся в оптимальной форме) вызывал Ахилла на поединок, но тот «взял самоотвод» и грекам пришлось выставить на бой Большого Аякса (а был ещё и Малый Аякс, которого в киношке не упоминают, чтоб не путать пожирателей попкорна).

Что-ж, тут опять можно наблюдать решительное отклонение голливудской версии от канонической. Гектор не убивал Аякса! Они рубились нипадецки целый день, но, так и не сумев выявить победителя, на закате дня выразили восхищение боевыми навыками друг друга и даже обменялись подарками.

Гектор получил драгоценный пояс, которым потом Ахилл привяжет его тело к своей колеснице, а Аякс – меч Гектора, которым впоследствии совершит самоубийство.

Гектору и Аяксу ещё раз случилось вступить в решительный бой друг с другом – во время того самого сражения, когда пал Патрокл.

Именно тогда, Аяксу удалось КАМНЕМ нанести тяжёлое ранение Гектору, от которого тот очухался лишь к концу боя и то, лишь затем, чтоб на свою беду прикончить уже дважды тяжело раненого (и скорее всего смертельно) беднягу Патрокла.

Узнав о гибели побратима, Ахилл проявил настоящее «благородство». От горя, он долго выл и катался в пыли, а потом, на похоронах Патрокла (тело которого, кстати, грекам удалось отбить только благодаря героизму Одиссея и Менелая – хоть и уже без доспехов, снятых троянцами), помимо жертвенных животных, лично зарезал 12 пленных знатных троянцев среди которых, как утверждают, были и сыновья Приама.

Погиб Аякс глупо. На доспехи погибшего Ахилла претендовали два его «закадыки» Аякс и Одиссей. На стороне Аякса было родство с павшим, а на стороне Одиссея многолетняя дружба с Ахиллом и поддержка со стороны Менелая и самого Агамемнона, которым Одиссей уже оказал массу полезных услуг.

Само-собой, доспехи Ахилла под благовидным предлогом отдали Одиссею. И без того уже почти свихнувшийся от горя потери двоюродного брата, Аякс сошёл с ума, начудил и бросился на меч, подаренный Гектором.

Трагичная получилась бы сцена Но увы, не героическая!

Одиссей же, эти самые «проклятые» доспехи, потом без сожаления передал прибывшему сыну Ахилла Неоптолему. Без сожаления, поскольку это были не те доспехи, в которых воины привыкли видеть Ахилла. Его постоянное снаряжение, было снято троянцами в качестве трофея с тела Патрокла (тот, чтоб вдохновить греков, пошёл в свой последний бой, напялив доспехи бастующего Ахилла), а эти счастья Ахиллу не принесли.

Одиссей, наверное, самый известный персонаж и кое какие подробности его многотрудного десятилетнего пути домой, описанные в знаменитой «Одиссее», помнят все.

В фильме он, впрочем, блеснул почти сугубо своим «хитроумием». Умницей и хитрюком он, безусловно, был ещё тем! Чтоб отмазаться от войны, симулировал помешательство, а когда один из вождей греков (тот самый Паламед, что уличил его в имитации сумасшествия) обвинил его ещё и в неспособности добыть провизию, моментально составил заговор, в результате которого обидчика казнили как предателя.

Но, помимо выдающихся умственных способностей, Одиссей (слегка хромавший от полученной когда-то травмы), был отличным воином, не раз выигрывал состязания по борьбе и считался одним из лучших стрелков из лука. Именно он, на пару с Менелаем, отстоял и тело Патрокла, и прикрывал отход Диомеда, выносящего с поля боя тело Ахилла.

Кстати – у главной героини – прекрасной Елены Спартанской, в жизни были лишь два увлечения (помимо секса) – это охота и борьба! Настоящая спартанка! Известная своей верностью (в отличие от Елены) жена Одиссея Пенелопа, тоже была «спортсменкой, комсомолкой и просто красавицей» – в смысле, спартанкой и двоюродной сестрой Елены!

Её Одиссей увидал как раз когда приезжал типа «свататься» к Елене, влюбился в Пенелопу и упросил Тиндарея за небольшую услугу помочь со сватовством.

Вторым главным женским персонажем фильма, является Брисеида – жрица Аполлона и по совместительству дочь Приама и сестра Гектора и Париса. Тут создатели фильма совершили настоящий подвиг, создав хоть и вымышленный, но прекрасный, более чем достойный экранного времени, персонаж, наполненный нежностью, любовью и беспримерным пацифизмом.

На самом деле, образ киношной Брисеиды скорее всего собирательный, созданный из двух Брисеид (ни одна из которых не являлась дочерью Приама) и дочери Приама Поликсены. Одну Брисеиду, вместе с ещё одной знатной дамой Хрисеидой, греки захватили во время одного из своих морских набегов. По жребию, Хрисеида досталась Агамемнону, а Брисеида Ахиллу.

И те вволю тешились своими новыми наложницами. Но, однажды, за Хрисеидой приехал отец с выкупом. Агамемнон, по-видимому, всерьёз полюбивший свою ППЖ, отказался отдавать Хрисеиду, но когда на поле боя греков стали преследовать сплошные неудачи, жрецы заявили, что сами боги требуют вернуть дочь отцу, отдал её, а себе забрал у Ахилла Брисеиду.

За что тот, соответственно, сильно разобиделся и объявил забастовку. Но, самое интересное – та самая Хрисеида, отказалась возвращаться домой с отцом, поскольку сама влюбилась в Агамемнона, который обращался с ней отнюдь не как с рабыней. Тем более, что она уже была беременна от Агамемнона.

Так что, у жены Агамемнона были самые серьёзные мотивы, чтоб оформить развод, зарезав неверного супруга.

Тот, чрезвычайно нуждавшийся в мечах мирмидонян, на радостях вернул Брисеиду Ахиллу с уверениями, что к ней даже не прикасался.

Вторую же Брисеиду – действительно жрицу Аполлона, греки и в самом деле захватили в храме возле Трои. Но! Ещё когда Парис увёз Елену из Спарты, Приам отправил своего главного жреца Аполлона к оракулам в Дельфы с поручением, узнать у них точно, чем закончится война.

Те, не просто напророчили, что войну Троя проиграет, но и усердно склоняли жреца к переходу на сторону греков. Тот, как истинный общечеловек, незамедлительно отказался от своей лузерской Родины с её деспотом-царём и примкнул к демократическому союзу будущих победителей. А вот его дочь – Брисеида, тоже жрица, напротив, сохранила верность Родине, за что её чрезвычайно уважали все троянцы.

О её дальнейшей судьбе говорят разное, но вернее всего, её просто вернули отцу-предателю.

Судьбе же той, Брисеиды, что досталась Ахиллу, и по фильму в него влюбилась, убила Агамемнона и даже сумела спастись, не позавидуешь. Ахилл свою наложницу любил или не долго, или не сильно. Его тянуло на недоступных противниц.

На «нейтральной территории» стоял большой храм, который по общим греко-троянским праздникам в дни перемирий, посещала знать и троянцев и греков. И как-то, в нём, Ахилл заприметил дочь Приама Поликсену и страшно в неё влюбился. Поговаривали даже, что Ахилл свою «забастовку» устраивал вовсе не из-за какой-то там наложницы, а рассчитывая получить согласие Приама на брак с его дочерью Поликсеной.

В качестве доказательства своей доброй воли, Ахилл даже предлагал в таком случае добиться мира (естественно при условии, что Менелай получит всё своё назад). А позже, предлагал обменять её на тело Гектора.

Но, Приам возвращать Елену отказался, за тело Гектора сполна расплатился золотом, а за Поликсену потребовал, чтоб Ахилл предал греков и лично прикончил троих героев, включая самого Аякса!

Последний раз Ахилл видел Поликсену, в день, когда Приам выкупал у Ахилла тело Гектора. Золота на выкуп чуть-чуть не хватало, и Поликсена, не раздумывая, положила на весы все свои украшения.

Потом, Ахилл влюбился в царицу амазонок Пентесилею, сражавшуюся на стороне троянцев среди многочисленных племён их союзников. Причём сражавшуюся настолько отчаянно, что греки не раз спасались бегством. Но, однажды, Ахиллу удалось-таки убить её копьём и он, горя страстью, тут же занялся некрофилией.

Воины зароптали от такого святотатства, а Ахилл, наверное сугубо чтоб восстановить дисциплину, забил до смерти самого возмущённого из своих бойцов.

Тем не менее, Аякс, решительно выбросил осквернённое тело амазонки в реку и хоронили её тайком – утверждают, что сделал это сам Ахилл.

Больше он никого не любил – наверное, не успел, а когда пал в бою от стрелы Париса, в погребальном костре своего лучшего воина, печальные греки живьём сожгли несколько знатных пленников, включая и несчастную Брисеиду.

Согласитесь, фильм от отсутствия таких подробностей только выиграл!

Как и ещё некоторых деталей

Помните невинного младенца – сына Гектора?

Оракулы предсказали, что парень вырастет невероятно крутым воином, соберёт огромную армию и сделает с Грецией тоже самое, что греки сделали с Троей. Чтоб не допустить этого, хитроумный добряк Одиссей лично убил младенца, сбросив его с крепостной стены. Так же, либо самим Одиссеем, либо по его приказу (поскольку это была его добыча), была убита жена Приама (та самая многодетная мать), толи надоевшая всем своими проклятьями и напоминаниями о зверствах греков, толи «слишком много знавшая» о тайных связях греческих вождей с троянскими (практически про любого из них за 10 лет войны насочиняли уйму мифов о предательствах).

Жена Гектора Андромаха, при дележе добычи, досталась сыну Ахилла Неоптолему и впоследствии родила от него от одного до трёх детишек (в зависимости от источника), а когда Неоптолема убили, её взял в жёны единственный оставшийся в живых сын Приама Гелен. Будучи прорицателем, как и его сестра Кассандра, Гелен предвидел падение Трои и после смерти Гектора (с которым был очень дружен и не раз выручал старшего брата толковыми советами) и Париса, свалил из города избежав гибели.

Хотя, как утверждают, готов был сражаться до конца, если ему отдадут в жёны Елену. Но, Елену «по старшенству» отдали Деифобу. Зато Гелен, сохранил свою жизнь, уйдя из Трои и сдавшись в плен благородному Одиссею.

В почётном плену, он сдружился с Неоптолемом, давал полезные советы грекам, после войны вышел на волю и, впоследствии, скрасил одиночество прекрасной Андромахи, сыну которой (от Неоптолема) даже завещал свои владения.

Неоптолем же оказался настоящим мажором-отморозком. Вернувшись в Грецию, он явился к оракулам, чтоб решить, чем бы ему заняться дальше – править, как дед Пелей, ему было неинтересно. Но, когда предсказания ему не понравились, он просто разгромил «оракульский» храм.

После этого, Неоптолем отправился в Спарту (где тогда ещё не было путешествующих Менелая и Елены) и потребовал себе в жёны, якобы обещанную ему самим Менелаем, дочь Елены и Менелая, Гермиону, которую уже успели толи обручить, толи выдать замуж за сына Агамемнона Ореста (что гораздо вероятнее). Тем не менее, отказать уху-евшему мажору не решились, но когда тот устроил очередную бучу в храме, его просто убили. Говорили, что убийцами были сами жрецы, но и обиженный сын Агамемнона тоже, безусловно, приложил к этому руку, вернув себе Гермиону.

Кто там ещё остался? А! В финале фильма мелькнул некий симпатичный юноша Эней. А ведь Эней был вовсе не юношей.

Это был очень знатный и могучий воин из племени дарданов, имевших обширные экономические связи с Троей, но при этом, в начале войны соблюдавших нейтралитет (хотя, злые языки и утверждали, что именно Эней сопровождал Париса в его экспедиции за Еленой).

Но, один из своих многочисленных набегов, греки совершили именно на земли дарданов, угнав много скота, перебив много людей (в основном пастухов). Среди павших дарданов, были и знатные люди, в гостях у которых, находился один из сыновей Приама. Эней чудом сумел отбиться от греков и спастись.

После этого стоит ли удивляться, что он собрал большую дружину, поспешил на помощь троянцам и в боях, показал себя одним из выдающихся героев этой войны.

В последнем бою, воины Энея упорно защищая некую постройку в Трое, нанесли грекам столь существенные потери, что те предложили им почётную капитуляцию с правом беспрепятственного выхода из города. (Впрочем, по утверждениям некоторых писателей и тут не обошлось без предательства толи по отношению к Энею, толи со стороны самого Энея). Так или иначе, Эней с небольшой группой бойцов и тех кого они оберегали (сам Эней, вынес из Трои только своего престарелого отца) – наверное единственные, кто сумел благополучно выбраться из Трои.

Немаловажным мотивом, для Энея, были и слова оракула, напророчившего, что в войне погибнет весь род Приама и именно ему, Энею, будет суждено стать царём новой, возрождённой Трои. Греки были уверены, что так оно и случилось. Более поздние римляне, пользуясь какими-то своими источниками, считали, что Эней с уцелевшими после побоища троянцами и дарданами переселился в Италию и римляне ведут свой род именно от этих героических «репатриантов».

Вот такое кино.

Согласитесь, на фоне всех этих подробностей, голливудская версия смотрится гораздо лучше. Могу представить себе унылое Г в виде сериала, в красках расписывающего все 10 лет той войны во всех её мерзких подробностях. 10 лет «осады» города, который все эти 10 лет почти беспрепятственно получал подкрепления, продовольствие и всё необходимое для нормальной жизни и обороны.

Более того. Если в момент прибытия греческой армии сам Гектор оценив объединённые силы греков, заявил отцу (наверное, прежде просто не верившему, что Агамемнону и Менелаю удастся объединить греков), что против такого союза Троя не выстроит, то, как показало дальнейшее развитие событий, даже через 10 лет войны, у Приама ещё было полно готовых активно поддерживать Трою союзников, а в казне, ещё было золота и драгоценных камней почти столько же, сколько весил Гектор!

Что, согласитесь совсем не похоже на разорённое войной обречённое государство, от которого начинают благоразумно отрекаться вчерашние союзники, а полностью истощённая казна обрекает город на голод. Даже отдав весь имеющийся «золотой запас» за тело Гектора, Приам был абсолютно спокоен относительно продолжения войны – стало быть, даже в «осаде», Троя продолжала получать доходы от торговли (а это был крупный торговый центр, который мечтали уничтожить греки, пытавшиеся прежде разрозненно конкурировать с ним).

Кроме того, некоторые авторы, описывая ту осаду, как о чём-то само-собой разумеющемся, повествовали, что по общим праздникам (когда объявлялись перемирия) греки спокойно посещали Трою, пили в ней вино (зачастую вместе с троянцами), а кое-кто даже утверждал, что Ахилл в одно из таких увеселительных посещений, сумел склонить саму Елену к очередной супружеской измене (или наоборот?).

В общем, без хитрого хода пресловутым Деревянным конём, греки одолеть Трою никак не могли или не хотели

У голливудских киношников, получилось мастерски скомпоновать всё благородное и важное в несколько дней войны. И, по сути – в фильме лишь один стопроцентно отрицательный персонаж – это «царь-царей» жаднюга, тиран-деспот Агамемнон.

А вот тот же Гомер, напротив, относился к нему более чем уважительно. Агамемнон действительно сумел объединить разрозненные греческие племена, что как минимум избавило Грецию от междоусобных войн. И это свершённое Агамемноном объединение принесло великое благо грекам, фактически создав их знаменитую и замечательную КУЛЬТУРУ, продержавшуюся в той или иной форме намного более тысячи лет и рухнувшую только под сокрушительным натиском полудиких дорийцев, погрузивших Грецию в античные «тёмные века».

Но для американцев, Агамемнон безусловный злодей по одной главной причине (все прочие прилагаются!) – он якобы мечтал покорить весь мир (хотя, по сути, речь-то шла о банальном соперничестве двух экономических и политических центров того времени)! А это – разрешено только США!

Если прежде, американцы порабощали мир разными способами (оружием, деньгами, идеологией, культурой и проч.) не афишируя этого, то последний президент США – как говорят в самих США – самый плохой президент за всю историю страны, Обама, первым начал открыто говорить об исключительности американской нации и особой роли США в мире. И каждый, кто покушается на этот американский фетиш – хоть в кино, хоть в комиксах – враг США и записной злодей, на которого можно смело вешать всех собак.

Что Я Люблю ♡ Февраль + Март

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: