Первая русско-японская война. глава i — порт-артурская побудка (фан)

Хорошего времени дней, коллеги. Продолжаю публикацию истории о Первой русско-японской войне 1904-1905 гг в собственной альт-вселенной ФАН. Обращение отправится о первой ночи и первом дне войны.

Торпедная атака японских миноносцев в ночь с 8 на 9 февраля. Начало войны

Первая русско-японская война. глава i - порт-артурская побудка (фан)

Кратко об обрисовываемых событиях

В ночь с 8 на 9 февраля 1904 года на внешнем рейде Порт-Артура царила в полной мере обыденная суета. Часть судов принимали с барж уголь, почему о светомаскировке было нужно забыть. Незанятая часть эскадры начала медлительно погружаться в сон. Крейсер Забияка вместе с 1-м отрядом истребителей направился на патрулирование на юг.

Нехорошая погода очень сильно мешала наблюдениям. Новик под флагом адмирала Макарова принялся охранять восточное направление к внешнему рейду Порт-Артура на крейсерской скорости. Адмирал прилег отдохнуть.

Тем временем, пользуясь плохой погодой и темнотой, к внешнему рейду Порт-Артура продвигались 4 миноносцев и 8 истребителя японского Соединенного флота. Их задача была несложной и ясной – нанести торпедный удар и потопить как возможно больше судов русского Тихоокеанского флота, чем практически развязывалась война еще до ее официального объявления. Три отряда двигались раздельно, в полной темноте, благодаря чему им удалось удачно миновать патруль во главе с Забиякой.

а нашедший японские истребители Новик принял их за собственные. В следствии японским судам удалось прокрасться конкретно к стоянке русских судов. В 23.47 в один момент прогремели два взрыва.

Война началась.

Внезапность обеспечила японцам полное первосходство и учебные условия стрельбы на какое-то время. Первая торпеда, выпущенная миноносцем Хаябуса, попала в броненосец Петропавловск в 2 метрах от форштевня. В следствии шнобель корабля был начисто разворочен, начала скоро прибывать вода. Вторая японская торпеда, возможно, с Асасио попала в броненосец Победа недалеко от левого носового торпедного аппарата, что, к счастью, был не заряжен.

В пробоину сразу же хлынул поток воды, броненосец взял крен на левой борт, что с каждой минутой все возрастал. В 23.51 собственную цель отыскала третья торпеда, поразив в левый борт броненосец Царевич недалеко от носового котельного отсека.

Сразу же по окончании первого взрыва на судах эскадры забили боевую тревогу. Не обращая внимания на неспециализированный шок, экипажи некоторых судов достаточно скоро пришли в себя и дали отпор – сказывались тренировки, каковые адмирал Макаров старался проводить как возможно чаще. Среди первых судов, открывших огонь по японцам, был флагманский Новик, и броненосцы Император Александр III и Пересвет.

… через сон не сходу осознал я, что прогремел замечательный взрыв. В то время, когда же осознание этого дошло до меня, я, бранясь на чем свет стоит, бросился из собственной каюты на мостик, чуть успев обуться а также не одевшись. Холодный ветер скоро привел меня в эмоцию, и в будущем бранился я уже с определенной целью – на погоду, на растерявшихся матросов, на нелегкую судьбу адмирала и на себя самого, поскольку на мостик я пришел уже порядком замерзший.

Сразу же за мной на мостик встал и капитан Бойсман, с важным видом взглянувший сперва на меня, а после этого на вахтенного – молодого лейтенанта с перепуганными глазами размером с блюдца.

– Доклад! – настойчиво попросил капитан.

До тех пор пока заикающийся лейтенант пробовал растолковать, что происходит, я оценивал вид, раскрывающийся с мостика броненосца. То включались, то выключались прожектора, кто-то с Александра сделал одиночный и робкий выстрел в тень, направившуюся к нему. Взглянув назад я понял, что Победа очень сильно кренится на левый борт.

– Ваше благородие!

Я обернулся на привычный голос, что имел возможность принадлежать только моему вестовому Кошкину. Еще совсем сравнительно не так давно он бы назвал меня Ваше Превосходительство, но по окончании введения новых упрощенных норм обращения в прошедшем сезоне все офицеры стали благородиями, будь то мичман либо полный адмирал.

В руках у Кошкина была моя тужурка. Я благодарственно кивнул и быстро одел ее.

– Петр Аркадьевич, – обратился ко мне капитан Бойсман, – что делать?

Слышать подобный вопрос от неизменно уверенного в собственных действиях Бойсмана было совсем непривычно. Я взором поискал флагманский крейсер Новик, но в суматохе выяснить, где он, было нереально. В аналогичной ситуации склонность Степана Осиповича к стремительным и маленьким судам, каковые неизменно в первых рядах, вдалеке от главных сил, скорее во вред, чем на пользу.

– Похоже, на нас напали, – кратко ответил я. – Победа повреждена. Приготовиться к бою, стрелять по любому кораблю, что покажется странным. Передайте то же на другие суда.

Через 60 секунд прожектора Пересвета выхватили из темноты корабль с иероглифами на бортах.

– Японский! – прокомментировал Бойсман.

– Это война, – кратко сообщил я.

Спустя мгновение вода около вражеского миноносца закипела от упавших снарядов…

Из ежедневника адмирала П. А. Воронцова

Пересвет и Император Александр III открыли огонь по найденным японским судам практически в один момент. Новейший броненосец эскадры стремительная реакция спасла от торпедирования – истребитель Акебоно твердо собирался всадить торпеду в броненосец, в то время, когда приблизительно в 23.57 русский боеприпас (возможно, 75-мм) взорвался на его мостике. Какое-то время истребитель еще двигался прямо, но после этого развернулся и отправился на юго-восток.

Так же поступили и другие японские суда — русский флот начал давать отпор, отстреливаясь с каждой минутой все более и более с уверенностью. Наряду с этим не всем японским судам удалось уйти – истребитель Акебоно, уже поврежденный, нарвался на Новика, на мостике которого уже находились адмирал капитан и Макаров II ранга Эссен, а комендоры ожидали только приказа, в кого стрелять и в то время, когда прекратить это делать.

В следствии, не обращая внимания на высокую скорость, истребитель получил от 3 до 8 попаданий 120-мм фугасными боеприпасами. Правильнее определить так и не удалось – Акебоно удалось затеряться в темноте, но на базу он так и не прибыл…

Приблизительно так японцы воображали себе события ночи 8-9 февраля. На деле все было окрашено в куда более мрачные тона. В прямом смысле — истребители и миноносцы японского флота имели тёмную ночную окраску.

Немногим позднее 14-й отряд миноносцев Соединенного флота, уже практически оторвавшись от преследовавшего их Новика, нарвался на идущий к нему русский патруль в составе Забияки и 4 истребителей. Японцы сами подписали себе решение суда – посчитав, что перед ними каким-то образом был Новик, они открыли огонь по Забияке, что просто-напросто ответил тем же (про его начальника, капитана II ранга В. М. Быкова не единожды шутили во флоте, что он сначала стреляет, позже думает).

Схватка была маленькой, но продуктивной – обменявшись залпами, отряды разошлись, за исключением миноносца Касасаги – первым же боеприпасом с Забияки ему перебило паропровод, и корабль лишился хода. Пользуясь тем, что русские суда отвлеклись на добивание поврежденного корабля, остальные 3 миноносца 14-го отряда затерялись в темноте.

В следствии нападения японского флота на Тихоокеанский флот были не легко повреждены 3 броненосца – Петропавловск, Победа и Царевич. Причем Царевичу и Победе было нужно уйти на мель, приткнувшись по бокам у входа в гавань Порт-Артура, а Петропавловск остался на плаву, не обращая внимания на собственный большой дифферент на шнобель – повезло с быстрой реакцией и характером повреждений трюмной команды, задраившей все переборки сразу же по окончании получения попадания (на броненосце мало кто дремал перед нападением – появились неприятности с погрузкой угля, почему было нужно поднять на погрузку всю команду).

Людские утраты флота были незначительны – 18 убитых и пропавших без вести, и 4 раненых. Японцам атака также обошлась не безвозмездно – были утрачены истребитель Акебоно и миноносец Касасаги, убитыми и пропавшими без вести японцы утратили 75 человек, еще 6 попали в плен (с Касасаги), а ранеными на возвратившихся из налета судах насчитали 21 человека.

Перед восходом солнца начальником штаба адмирала Того, Х. Симамурой было предложено совершить вторую атаку теми судами, каковые возвратились из Дальнего (русских судов в том месте не выяснилось), но адмирал решил не рисковать судами. Вместо этого было решено утром прибыть к Порт-Артуру в полном составе флота (10 броненосцев и 2 броненосных крейсера, плюс 4 бронепалубных крейсера и авизо адмирала Дева) для разведки утрат русских и возможного добивания поврежденных судов.

Порт-Артурское морское сражение 9 февраля

Часть повреждений Баяна по окончании морского сражения у Порт-Артура 9 февраля 1904 года.

С восходом солнца суда начали втягиваться на внутренний рейд. Вперед разрешили войти поврежденный Петропавловск, что еще держался на плаву. За ним пошли Севастополь и Полтава под флагом адмирала Ухтомского. Сейчас со стороны юго-востока показались дымки, каковые скоро были всем японским Соединенным флотом.

Оставшимся на внешнем рейде броненосцам (Император Александр III, Ретвизан, Пересвет, Громобой; пребывавшая на входе во внутренний рейд Полтава, приткнувшиеся к берегу Царевич и Победа в сражении практически не принимали участие) требовалось время на перестроение, и передав руководство ими адмиралу Воронцову, адмирал Макаров на Новике двинулся полным ходом навстречу японским судам. Вместе с ним выдвинулись Забияка и крейсера Баранова (3 броненосных крейсера типа Баян). Кроме выигрыша времени планировалось кроме этого установить правильную численность японских судов и их построение.

Было обнаружено, что ближе всего к русским судам находятся крейсера адмирала С. Дева, а главные силы японского флота размешались на пара миль дальше. В следствии Макаров отправился на рискованный ход, решив нанести урон сопернику, пользуясь временным превосходством, и в 09.51 завязал бой со собственными 6 судами с 5 японскими.

В горячке боя он страшно сблизился с японскими судами, каковые сосредоточили пламя на флагманском крейсере, в следствии в Новик попали 2 203-мм и 2 120-мм боеприпаса. Выяснилось выведенным из строя кормовое 120-мм орудие, 16 человек погибли, 15 были раненными. Среди последних был и сам адмирал – не хотя ограничивать обзор, он отказался уходить в боевую рубку, в следствии осколками 203-мм боеприпаса, попавшего в первую дымовую трубу, его не легко ранило. Практически сходу адмирал лишился сознания.

Вследствие этого же попадания очень сильно упала тяга, в следствии чего скорость крейсера уменьшилась. Вторым 203-мм боеприпасом сбило единственную мачту на крейсере, в следствии чего отряд, страшно выдвинутый вперед, лишился возможности и командования передачи распоряжений.

Видя плохое положение флагманского крейсера да и то, что тот утратил шанс передавать распоряжения, адмирал Баранов, решительный и инициативный человек, решил принять руководство на себя и в 10.23 приказал Новику и Забияке отходить, расположив собственные крейсера между японцами и ними. Баянам фугасные японские боеприпасы причиняли мало бед – но русские артиллеристы добились нескольких действенных попаданий. Так, флагманский крейсер адмирала Дева Читосе лишился кормовой 203-мм пушки – замечательным взрывом русского восьмидюймового фугаса прямо под ее основанием установку выкинуло за борт.

Уже спустя 15 мин. по окончании начала боя отряд адмирала Дева развернулся и на полной скорости отошел под прикрытие собственных броненосцев. Какое-то время крейсера Баранова вели бой и с ними, закрывая отход Новика (у которого, напомню, упала скорость хода из-за повреждения носовой трубы). На протяжении этого периода боя флагманский Баян взял 2 попадания 305-мм боеприпасами, каковые причинили ему сильные разрушения в корме и посекли осколками 4-ю дымовую трубу.

Однако, корабль сохранил боеготовность и с уверенностью уходил по направлению к береговым батареям и своим кораблям.

В то время, когда между японскими броненосцами и русскими расстояние сократилась до 64 кабельтовых (достаточно большое расстояние), броненосец Император Александр III в 11.22 открыл огонь по флагманскому броненосцу адмирала Того Микасе, пользуясь собственной СУО. Первый залп упал с недолетом, но второй и третий уже легли ближе, а четвертый дал накрытие. Александр принялся огнем поддерживать собственные крейсера, отходящие под прикрытие собственных броненосцев.

Не обращая внимания на то, что часть СУО Александра (механический вычислитель) вышла из строя уже практически сразу после открытия огня, а артиллерийские таблицы были расчитаны только на расстояние до 50 кабельтовых, до выхода из строя вычислителя он два раза попал в Микасу на протяжении сближения (один боеприпас попал в бронепояс, но не пробил его, второй срикошетил от толстого барбета носовой башни и ушел в море). Сам факт аналогичного привёл к смятению в рядах японцев и вдохновил русских моряков.

За ним редкий пламя открыли Пересвет, Ретвизан и Громобой (механическим вычислителем постарался воспользоваться только Пересвет, но по окончании второго залпа и он перестал работать). Японцы начали отвечать позднее, продолжив постепенное сближение.

Эскадренный броненосец Император Александр III

«Император Александр III», Новое Адмиралтейство, Петербург– 11.05.1900/21.07.1901/10.06.1903

Водоизмещение: 15 516 тысячь киллограм

Размерения: 128,8х24,22х7,97 м

Механизмы: 2 вала, 2 ПМ ВТР, 20 котлов Бельвиля, 16 500 л.с. = 18,5 узлов

Запас горючего: 831/1300 тысячь киллограм угля

Дальность: 3650 миль (10 узлов)

Броня (крупп): нижний пояс 127-229 мм, казематы 76 мм, башни ГК 254 мм, крыши башен ГК 63 мм, барбеты 102-254 мм, башни СК 152 мм, крыши башен СК 30 мм, барбеты СК 127 мм, переборки 51 мм, рубка 203 мм, кожухи КО 19 мм, ПТП 43 мм, палубы 25-51 мм

Оружие: 4 305/40-мм, 12 152/45-мм, 20 75/50-мм, 4 57/50-мм орудий, 5 381-мм торпедных аппарата

Экипаж: 27/744 человека

В 11.48, с дистанции в 48 кабельтовых, Император Александр III поразил Микасу 2 боеприпасами. В следствии этого из строя вышли сходу 3 152-мм орудия. Следующий залп дал еще одно попадание по японскому флагману – 305-мм боеприпас попал под невыгодным углом в кормовую башню и ушел в сторону, заклинив ее.

По окончании для того чтобы адмирал Того приказал развернуться и выйти из боя судам эскадры. Александр отправил вдогонку ему еще 2 залпа, по окончании чего прекратил пламя из-за повышения расстояния более 50 кабельтовых. В 12.20 прогремел последний выстрел с неугомонного Баяна, что игнорировал все полученные в сражении повреждения и какое-то время преследовал хвост японской колонны (наряду с этим кормовому крейсеру Ниссин досталось пренеприятное попадание ниже ватерлинии – к счастью для японцев, боеприпас не взорвался).

Необходимо также подчеркнуть, что на протяжении боя по японским судам вели береговые батареи и огонь. Самого громадного успеха удалось добиться батарее Электрического утеса – два 254-мм фугасных боеприпаса поразили флагманский броненосец адмирала Т. Насибы Сикисима, приведя к пожару в кормовой части, что, но, скоро потушили.

Избитые, но не сломленные

Баян утром 10 февраля 1904 года. Так выглядит корабль, что померялся калибрами с японскими броненосцами и остался наряду с этим жив.

В следствии дневного боя у Порт-Артура ни одна из сторон не добилась победы и не понесла утраты в судах. Одновременно с этим, те либо иные повреждения взяли все русские броненосцы, пребывавшие на внешнем рейде, крейсера Баян, Аскольд и Новик. Самые тяжелые повреждения взяли Баян (19 попаданий снарядов калибром от 75 до 305 мм) и Новик (9 попаданий калибром от 75 до 203 мм, одно из них подводное).

Одновременно с этим Император Александр III, взявший 15 попаданий снарядов от 75 до 305 мм калибром, отделался только легким испугом – все крайне важные элементы судов надежно защищались броней. Громаднейшая утрата броненосца – выход из строя вычислителя СУО – случилась из-за сотрясения от собственной стрельбы. Однако, как раз с ним он продемонстрировал хорошую точность стрельбы на дальних расстояниях, в цель попало 6,6 процентов снарядов (5 из 76 выпущенных).

Подобно вычислитель СУО перестал работать из-за сотрясения и на Пересвете, остальные же суда вовсе не пользовались им по тем либо иным обстоятельствам, ведя пламя по таблицам, почему точность стрельбы была ниже в сравнении с японскими судами, каковые добились большего процента попаданий (по большей части по причине того, что следуя примеру Александра, русские суда открыли огонь с громадных расстояний, почему расход снарядов был выше, а точность – ниже). Однако, суда Тихоокеанского флота продемонстрировали себя в сражении прекрасно, экипажи действовали умело, а механизмы, за исключением капризных вычислителей СУО, действовали надежно, без отказов. Высоких похвал наместника, бывшего свидетелем боя с наблюдательного поста на Золотой горе, заслужил адмирал Баранов, смело действовавший собственными крейсерами против японцев в течении всего сражения.

И все же Тихоокеанский флот понес большие утраты. Пожалуй, основной из них являлось тяжелое ранение (осколками в голову, живот и грудь) адмирала Макарова, командующего флотом. Только он имел возможность кое-как сопротивляться диктаторской натуре Алексеева и правильно направлять флот. Это ранение целиком и полностью стало расплатой за приверженность Степана Осиповича легкобронированным судам – на броненосцах ему было тесно, как и по большому счету под прикрытием брони.

Помимо этого, не легко поврежденный Новик было нужно послать в ремонт. Долгого ремонта потребовал и Петропавловск, которому взрывом торпеды порвало форштевень, Царевич и Победа потребовали не меньше основательного ремонта. Все эти суда требовалось ввести в док – и не смотря на то, что он имелся в наличии, но имел возможность в один момент принять только один корабль.

Всего же людские утраты Тихоокеанского флота за целый временной отрезок с ночи 8 до вечера 9 февраля 1904 года составили 198 человек убитыми и раненными. На флоте сложилась гнетущая воздух, еще более усугубленная распоряжениями наместника

… приказ отсиживаться в гавани, значит, и ожидать, пока японцы придут к нам к себе домой. Приказ дать инициативу в руки неприятеля. Приказ сократить действия легких сил чтобы не было утрат.

В то время, когда я определил об этом, в моей душе закрались подозрения, что Алексеев – японский агент…

Адмирал П. А. Воронцов в собственном ежедневнике

Японские суда пострадали в сражении не меньше, чем русские. Среди без шуток поврежденных судов была и флагманская Микаса. Очень сильно избитыми были суда адмирала Дева, что сообщил по окончании боя, что

… бой с вражескими крейсерами 1-го отряда напоминает драку с кирпичной стеной – какое количество ударов, а мучиться приходится самому…

В будущем между отрядом адмирала Баранова и японскими крейсерами разгорится пламенная любовь, о чем уже начали догадываться японцы. Однако, им бой обошелся дешевле – включая экипажи миноносцев, убитыми, ранеными и военнопленными Соединенный флот утратил 174 человека.

Адмирал Того смело засчитал себе победу в сражении. И в случае если в тактическом замысле бой был скорее ничьей, то в стратегическом Тихоокеанский флот сократился в численности (часть судов требовалось продолжительно ремонтировать) и сейчас конкретно уступал японскому. Вместе с распоряжениями наместника русские суда совсем лишились инициативы, дав море в полное владение японцев. Помимо этого, лишив Тихоокеанский флот адмирала Макарова, японцы подорвали его боевой дух, что еще более ослабило моряков.

Но, смятение тихоокеанцев продлится недолго, и скоро его место будет занято не меньше деятельным командующим, а застой сменится активностью по окончании того, как наместник покинет Порт-Артур.

У моряков Тихоокеанского флота вечером 9 февраля 1904 года было большое количество вопросов. В то время, когда войдут в строй поврежденные суда? какое количество продлится война? Кто переживет ее, а кто погибнет? Матросы, простые жители и офицеры Порт-Артура задавали их друг другу, но всех их интересовала будущее трех крейсеров – Варяга, Корейца и Манджура – волей наместника посланных в Чемульпо и появлявшихся на данный момент оторванными от главных сил флота. Что с ними? Примут они бой либо сдадутся неприятелю?

Значит ли отсутствие судов Камимуры у Порт-Артура то, что он был занят в Чемульпо? Ответы на эти вопросы были взяты в Порт-Артуре уже следующим утром.

Примечания

Информация по боеприпасам, минам и полный перечень с ТТХ судов будет сведена в отдельный справочный пост, информация по которому еще не до конца готова.

В действительности, со перечнем ТТХ не так все легко. Сотрудник Андрей Толстой высказывался за то, дабы я дал краткую сводку, но хватит ли ее? К примеру, схема бронезащиты Бородинцев резко отличается от настоящей. Ее как, также в краткую сводку? А информация о громадных углах возвышения орудий, подбашенных отделениях?

Тогда сводка выйдет уже совсем не краткой, и в следствии все равно нужно будет отсылать сотрудников с вопросами к статьям по судам, или приводить тонны копипасты конкретно в каждой новой статье.

И да, по мере написания пространного описания событий не покидает чувство, что пишу какой-то мультфильм. Потому, возможно, историческая часть будет писаться с перерывами на все ту же техничку, чтобы оценка собственных трудов не падала ниже нормы и ФАН не отправился в продолжительный коробку.

Русско -японская война 1904-1905 годов -как она проходила

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: