(Не очень) альтернативный флот программы 1898го года. часть 5.2 „игра крейсеров“- цена скорости.

      Комментарии к записи (Не очень) альтернативный флот программы 1898го года. часть 5.2 „игра крейсеров“- цена скорости. отключены

Глубокоуважаемые сотрудники! Aльтернативить флот и корабли для меня, само собой разумеется, увлекательнее, чем обрисовывать боевые действия, но нужно все-таки продемонстрировать, для чего все это делалось и какие конкретно преимущества дает. И имеется ли возможность поменять движение РЯВ подобными судами.

Признательность сотруднике Андрей Толстой, помогшему мне с „переводом с российского на русский“.

Введение

Отыщем в памяти, что к середине июня 1904 года:

– своим ходом в Кавалу пришел „Св. Димитрий Солунский“ (бывший „Реджина Елена“ под временным болгарским флагом) и поднялся у только что сооруженной достроечной стены. В том же направлении пришел и итальянский пароход, загруженный разным „оборудованием“ для довооружения, броней и 240-мм пушками для бортовых башен (опоздали установить в Специи). 120-мм пушки производства Обуховского завода, на замену планировавшихся „болгарских“ 100-мм прибыли с Одессы;

– в Порт-Артуре вошли в строй поврежденные 27 января 1904 года ЭБр Царевич и Ретвизан (4/305мм; 8/203мм). Адмирал Макаров начал готовить флот к операции по снятию японской блокады, совместно с ВОК и пребывающим на подходе отрядом Вирениуса;

– отряд Вирениуса („Александр III”; „Сисой Великий“; „Ослябя“; „Аврора“), соединившись в Камране с „Св. Георгий“ и „Борис“ (бывший Кайзер Карл IV), и транспортами, в то время проходил мимо о. Формоза (Тайвань). Решено было не входить в пролив и не наносить крейсерами удары по японским судам, т.к.

Болгария все еще затягивала вопрос с объявлением войны, посколько БрК „Черноморец“ заканчивал капремонт в Ла Сен-сюр-мер и пару дней назад должен был выйти в море.

В Софии не было японского консульства, интересы Микадо воображал английский посол. Интенсивная кораблестроительная деятельность Болгарии не оставляла сомнений в том, что ее нейтралитет только временный, пока не окончены суда, но перевод недостроенного крейсера с Италии в Кавалу стал для Японии неожиданностью. Хотя затруднить поставки материалов, правительство Японии сыграло на опережение и 20-го июня 1904 года официально обявило войну Болгарии.

Увы, движение был запоздалый и не прибавил „популярности“ Японии как „стране-агрессору“. Да и „опережение“ оказалось не весьма. Со перечнями „контрабандных товаров“ в Европе не через чур считались, поставляя всем и все (включая Японию) – пожалуй, не считая готовых судов для противоборствующих сторон, но как мы еще заметим, и это позже произошло.

Сейчас ничего не сдерживало досмотр торговых судов, направлявшихся к Суэцу, к этому фактически сходу приступили пребывавшие ранее в порту Кавала и ожидвшие этого момента крейсера „Дмитрий Донский” и „Владимир Мономах” вместе с эскадренными миноносцами Болгарского флота. Их действия мы разберем потом, а до тех пор пока возвратимся в Желтое море.

До возвращения в строй поврежденних судов, I ТОЭ только оборонялась. Деятельно дейтвовал лишь „летучий“ крейсерский отряд Рейценштейна в состав БрК „Баян“ (6?8“; 22 уз.); БпК Варяг (4?8“; 23,5 уз.); БпК „Богатырь“ (10?6“; 23,5 уз.) и БпК Аскольд (12?6“; 23,7 уз.). Сперва пять, а позже только четыре русских броненосца в строю, выходили лишь вблизи Порт-Артура, для охраны ближнего морского района.

Ночью эта очень важная задача ложилась на крейсер „Диана”, эскадренные миноносцы и канонерские лодки. Также, на них еще возлагалась задача бороться с минными постановками японцев и снабжать защиту собственных минопостановщиков. Как раз тогда выявилась громадная сокровище „малого“ флота, на что раньше не обращали должного внимания.

Судов особой постройки было мало, большая часть – устаревшие и слабовооруженные суда.

Замечательный, не имеющий равных по скорости отряд вынуждал миноносцы и японские крейсера из отряда Дева держаться либо вблизи японских броненосцев, либо скрываться в базах, посадив „собачек” Дева на маленький поводок. Для противодействия русскому отряду, адмирал Того еще в апреле забрал у адмирала Камимуры, действующего против ВОК, из Мозампо, 3 БрК, каковые послал к о. Элиот, пробуя поймать на обратном пути Рейценштейна либо Макарова, также любящего „прогуляться с ветерком“, что спасло ему жизнь – при подрыве Петропавловска он и его штаб пребывали на „Баяне”.

Японцы вынуждены были выходить „тройками“ – лишь так они превосходили „быстроходный отряд” в артиллерии – 12 против 9 восьмидюймовок на (один) борт. Но, справедливости для необходимо подчеркнуть, что бронирование асамоидов разрешало им, кроме того будучи в меньшинстве, не опасаться русских бронепалубных крейсеров, в отличие от последних.

Игры крейсеров „в кошки-мышки”, очень отрицательно отражались на снабжении японской армии, поток грузов для которой заметно уменьшался (япоцы были вынуждены, для особо важных грузов, ввести конвойную совокупность), а о тяжелых орудиях под Порт-Артуром японцы имели возможность забыть, поскольку транспорт с тяжелыми орудиями разрешили войти на дно русские крейсера.

По окончании смерти „Петропавловска”, „Хатсусе” и „Яшимы” и получения донесения о составе и движении отряда Вирениуса, Того стало ясно, что времени у него практически не осталось и трудится оно против него. Нужно решительными действиями добиться разгрома русского флота по частям, поскольку в Санкт-Петербурге проходили опробования 3 новых броненосцев (Бородино; князь Орёл и Суворов) и снаряжалась II ТОЭ, в которую вместе с новыми броненосцами должы были еще входить, БпК „Олег” (типа Баян), „Жемчуг” и „Изумруд”.

Прорыв не из Артура, а в Артур

Не смотря на то, что к началу лета 1904 года ближняя блокада Порт-Артура была прорвана ежедневными выходами броненосных сил и ночными выходами легких сил, дальная блокада еще существовала. Формально силы были уже сопоставимы с 1 броненосным отрядом Того, но количество броненосных крейсеров типа „Асама” было неизменно изменяющимся причиной, а исходя из этого Макаров, с целью достижения перевеса в броненосных силах, ждал прихода отряда Вирениуса. Но как обеспечить ему прорыв?

Перед тем как разглядывать замысел грядущей операции „Трезубец“ :))) – имя отображает расположенные с трех сторон силы РИФ – приведем вышедший в море состав противоборствующих сторон (тактические отряды):

1 ТОЭ в Артуре – „север“

Отряд броненосцев – 6 ЭБр: Ретвизан (АИ 4?12“, 8?8“, флаг Макарова), Царевич (4?12“, 12?6“), Пересвет (под флагом Ухтомского), Победа, Полтава и Севастополь.

Всего: 16?305 мм; 8?254 мм; 4 (8)?203 мм и 18 (36)?152-мм орудий, наведенные на борт, не считая орудий калибра 102 мм и менее. Тактическая скорость отряда за счет броненосцев типа „Полтава” не всегда превышала стабильных 13 уз.

Крейсерский отряд – 4 быстроходных крейсера 1 ранга (см. выше).

Всего 9 (10)?203 мм и 16 (24)?152 мм на борт, не считая 102 мм и меньших. Тактическая скорость отряда из-за Баяна составляла 21 уз., временами достигая 22 узлов.

У 1 из 2 богинь, крейсеров I ранга — Даша и Палаша, Диане еще не устранили последствия подрыва на мине, но Паллада уже вошла в строй по окончании торпеды, взятой ею 27 января 1904 года. Сначала ее решили покинуть в Порт-Артур для охраны водного района, позже все таки забрали в отряд броненосцев, вместе с отрядом и Новиком эскадренных миноносцев.

Быстроходный крейсер 2 ранга, „Новик” – 4 (6)?120 мм, до 25,5 уз., находящийся при броненосцах, снабжал ближную разведку, борьбу с миноносцами соперника и другие крейсерские операции

ВОК в Владивостоке – „восток“:

3 БрК – Громобой, Российская Федерация, Рюрик

Отряд Вирениуса – „юг“:

Отряд броненосцев – 3 ЭБр: „Александр III” (АИ 4?12“, 8?8“, флаг Вирениуса); „Сисой Великий“; „Ослябя“

Всего 8?305 мм; 4?254 мм; 4(8)?203 мм и 8(16)?152-мм орудий на борт, не считая орудий калибра 102 мм и менее. Тактическая скорость отряда из-за Сисоя – составляла стабильные 13 уз.

БпК – „Аврора“; 3 парохода Добровольного флота («Орел», «Саратов», «Смоленск») и 6 эскадренных миноносцев („Бедовый” остался в Кавале).Тактическая скорость – 18 уз.

Крейсерский отряд – 2 БрК:

„Св. Георгий“ (4?240 мм; 8?100 мм, 22 уз.,) начальник кап. I ранга Станчо Димитриев

(Не очень) альтернативный флот программы 1898го года. часть 5.2 „игра крейсеров“- цена скорости.

и „Адмирал Истомин“ (2?240 мм; 8?150 мм, 21 уз, бывший Кайзер Карл IV) – уже официально под Андреевским флагом, под руководством капитана I ранга Лебедева И.Н., назначенного командующим отряда.

Всего 6?240-мм и 4 (8)?150-мм орудий на борт, не считая орудий калибра 100 мм и менее. Тактическая скорость отряда достигала 21 узла.

Тут нужно сделать маленькое отступление и разглядеть артиллерию крейсеров более детально. Как говорилось в прошлом посте, командующий болгарского флота уделял артиллерийскому оружию необыкновенное внимание. Согласно его точке зрения, снаряды и современные орудия делали огневой бой на расстояниях 40-60 кабельтов и более не только вероятным, но и желательным. Борьба за превосходство в дальности действенного огня велась в течении всей истории артиллерии.

Наровне с повышением мощности и бронепробиваемости боеприпаса действенная дальность зависела в первую очередь от систем наводки и точности орудия. Разглядим их по отделности, как и работу в болгарском флоте по совершенствованию орудий. Последняя велась под девизом Пишона, что увеличение точности огня в 2 раза равнозначно удваиванию количества (очень дорогих) судов в битве. Затраты на повышение точности артиллерии окупаются многократно.

В случае если для громадных флотов это было весьма выгодно, то для малых флотов это не имело альтернативы.

Главным орудием болгарского флота являлось 240-мм/40 Шкода (Св. Георгий; Кайзер Карл) и 194-мм/40 Шнайдер (Черноморец). Это были бережно изготовленные и очень правильные совокупности. Дабы полнее реализовать их возможности, было сделано следующее:

  1. На пороховой фабрике в г. Сопот вводились контроль и новейшие процессы производства баллистических параметров метательных зарядов, по большей части время сгорания и обьем взятых газов с построением диаграммы нарастания давления. Разброс их значений в рамках одной партии исключался. хранение и Транспортировка зарядов осуществлялись в бронзово-кожаных футлярах с применением средств контроля влажности.
  2. Точный контроль за весом снарядов, до и по окончании комплектации, методом снимания фаски с части днища, диаметр ведущих поясков и т.п.
  3. Забранные у производителей орудий таблицы стрельбы были модифицированны под различную температуру воздуха. Методом баллистических вычислений были составлены таблицы для различной начальной скорости из за износа ствола – по окончании 60; 100; 130; 150 выстрелов при полном заряде.
  4. Начальная совокупность наводки Св. Георгия применяла эти с двух бронированных дальномерных постов с оптическими дальномерами Цейсса с базой 2 м, каковые размешались (не совсем удачно) побортно на малой высоте (над казематами) Исходя из этого они были дополнены еще двумя такими же на бывшем боевом марсе фок-мачты и на заднем мостике.

5. Для стремительного определения параметров наводки – „мушки“ и „целика“ – не считая таблиц стрельбы употреблялся экспериментальный секретний прибор, созданный на кафедре математики Софийского университета на базе британского директора управления торпедной стрельбы. Данный новейший механический компьютер был раздобыт флотским агентом за солидные деньги у компании Watts son.

6. Для противодействия миноносцам соперника, для главного калибра крейсеров была создана и произведена партия снарядов, снаряженных тяжелой шрапнелью. Выстреливаемый с начальной скоростью 730 м/с, 240-мм боеприпас производил „облако“ из около 1140 металлических каплевидных „сосулек“ весом по 105-120 гр. любая, на заблаговременно устанавливаемом расстоянии от цели в 0,5-1 кабельтовых. Их форма разрешала сохранить большую энергию и на большем расстоянии.

На опробованиях металлической „ливень“ пробивал до 12 мм переборки судов и обшивку бортов и ломал экипаж и механизмы. Производились „капли“ весьма легко – из ковша с затвором расплавленная сталь выпускалась дозированными „каплями“ вниз, в восходящий поток холодного воздуха от вентилятора, и попадала в водяную ванну. Потом следовал отжиг, чтобы убрать излишную хрупкость, и сортировка по весу. Такие боеприпасы имелись в калибрах 240 мм; 194 мм и 138,9 мм.

Взяли их (240 mm) и русские крейсеры „Адмирал Истомин“ и “Рюрик II”.

Обединенный флот ЯИ

1 боевой отряд – 4 ЭБр; 2 БрК – Микаса (флаг Того), Асахи, Фудзи, Шикишима, Кассуга и Ниссин (флаг Катаока).

Всего 16?305 мм; 1?254 мм; 6?203 мм; 40 (80)?152 мм на борт. Тактическая скорость отряда – 17 узлов.

3 боевой отряд – 3 БрК – Асама, Якумо, Токива; 1 БпК – Такасаго (Йошино потерян 14 мая).

Всего 14?203 мм; 20 (40)?152 мм на борт. Тактическая скорость отряда – до 20 узлов.

2 боевой отряд (Мозампо) – 3 БрК: Идзумо (флаг адмирала Камимуры), Адзума, Ивате (в ремонт); 2 БпК – Читосе, Касаги

Всего 14?203 мм; 20 (40)?152 мм на борт. Тактическая скорость отряда – до 20 узлов.

4, 5, 6 и др. отряды разглядывать детально не будем.

Русский замысел предполагал последовательность тревожащих действий с трех сторон, с целью вынудить адмирала Того ввязаться в авантюрную попытку разгрома русских сил по частям, начиная со не сильный.

Отряду Вирениуса предписывалось находится севернее Шанхая. Крейсерам капитана I ранга И.Н. Лебедева (два БрК; 21 уз. с 6?240-мм „скорострельными” орудиями) из состава отряда Вирениуса надлежало рейдерствовать севернее, разгоняя и уничтожая разведчики и бронепалубные крейсера соперника (лишь у Такасаго, Кассаги и Читосе имелись шансы спастись, применяя собственную скорость) и создавая чувство подхода главных сил отряда.

При появлении основных сил Того крейсерам предписывалось уходить на юг, увлекая японцев, пока тревожные вести с севера не вынудят Того возвратиться. По окончании чего целый отряд должен был решительно двигаться к району севернее Вейхая на соединение с первой ТОЭ.

Артур – обрисованные выше силы 1 ТОЭ выступали двумя колонами: броненосные силы шли в сторону о. Элиот, а крейсерские – южнее. В случае если основные силы Того выходили навстречу эскадре, то броненосцы, не рискуя, начинали отходить к Порт-Артуру, ведя дальний огневой бой. В случае если окажется, что Того ушел на юг, устраивали наступление на передовые японские базы, по окончании чего отряд броненосцев двигался кружным методом на юго-запад на соединение с отрядом Вирениуса.

В крайнем случае Порт-Артурский броненосный отряд формально не не сильный 1 броненосного отряда Того. Крейсерский отряд и вызванные из Порт-Артура канонерки „трудились“ по Дальнему, по окончании чего крейсеры догоняли броненосцы.

ВОК – совершая рейды к Цусимскому проливу, ВОК должен был оттянуть на себя часть японских БрК Второго броненосного отряда, не разрешая им усилить первый броненосный отряд Того. При отсуствия противодействия ВОК надлежало, не входя в Желтое море, обстреливать порты с дальней дистанции (опасаясь незнакомых минных условиий).

„Игра крейсеров“

Как говориться „гладко было на бумаге…“. Первый сбой замысла случился с ВОК – его преждевременное появление, да да и то южнее Пусана обернулось (как и в реале) утратой „Рюрика”. Действительно, повреждений и жертв на остальных крейсерах было меньше (пропорционально уменьшеному составу японцев :))) И не смотря на то, что повреждения, полученные японскими крейсерами, заставили поставить „Ивате” в трехнедельный ремонт, но демонстрация сорвалась и скоро второй японский броненосный отряд (без Ивате) присоединился к третьему, значительно усиливая основные силы Того.

Не хотя снимать блокаду и оставлять северные порты на растерзание русским (в активности Макарова сомневаться не приходилось), замысел Того пребывал в броске всеми имеющимися силами на юг и разгроме отряда Вирениуса, в то время, когда тот окажеться близко – севернее Вейхая. Затем должен был быть поворот на север против подходящего Макарова. Риск взять важные повреждения от 3 ЭБр и 2 БрК отряда он оценивал как небольшой в свете собственного большого превосходства сил.

В соответствии с этим были развернуты крейсера и разведчики 4-го отряда на траверсе и южнее Циндао. Того трезво оценивал размеры будущего ТВД и очень большой риск не подметить Вирениуса своевременно. Третий отряд (3 БрК), находящийся при Того, противодействовал Порт-Артурским крейсерам, а второй осуществлял дальнюю помощь разведчиков.

Первая крейсерская утрата для японцев не вынудила себя продолжительно ожидать. В начале утра в 100 милях от Циндао новейший японский крейсер „Ниитака“ постарался сперва сблизиться, а позже (тщетно) уйти от „дымов на горизонте“ за счет собственной 20-узловой скорости. Оказалось, что ее не достаточно, а 229-кг „посланцы“, прилетевшие с крейсеров Лебедева, скоро вынудили японский крейсер замолчать.

Вторая радиограмма о помощи оборвалась на полуслове, по окончании продольного попадания 240-мм полубронебойного боеприпаса (21 кг разрывной заряд), пробившего бронепалубу и обесточившего корабль. Стало ясно, что смертоносная комбинация скорости, скорострельности и брони тяжелого калибра – это решение суда практически всем японских бронепалубников не только на севере (Рейценштейн). А 50 морских миль – чрезмерная расстояние чтобы 2 броненосный отряд успел оказать помощь.

Подошедший 2 б. отряд Камимуры, складывающийся из 2БрК (Ивате в ремонте) и 2 БпК, застал „Адмирала Истомина“ и „Св.Георгия“, подбирающих японцев с воды. Неправильно опознав в утренней дымке два японских бронепалубника как БрК, „Адмирал Истомин” и „Святой Георгий” завершили операцию по спасению по „коллекционированию военнопленных” и ушли к западу, не приняв боя. Приходилось беречь боекомплект, не смотря на то, что на транспорте имелся резерв.

Также, надлежало избегать боевых повреждений от превосходящих сил далеко от Порт-Артура. Камимура отказался от преследования и предпочел подбрать выживших из экипажа Ниитаки (благо что вода теплая) и привести к подмоге. В эфир полетели радиограммы с курсом и координатами вражеских судов и просьба к 3 боевому отряду о помощи (ретранслировались находящимся у Вейхайя авизо „Негромкая“).

То же самое делал для русских зафрахтованный германский пароход ”Кайзерин Мария Терезия“ (будущий „Урал“) из порта Вейхайя, где русские агенты на борту пользовались и телеграфной связью с русским ГМШ.

Оказалось, что ответ Камимуры не преследовать отряд Лебедева было неточностью. Менее чем через 2 часа эфир заполнили „крики о помощи“ вспомагательного крейсера „Синано-мару”. Его для экономии, не хотя тратить боеприпасы ГК, утопил 150-мм калибром „Адмирал Истомин“. Позже утопили еще одного „соглядатая“, притворившегося торговцем под фальшивым флагом нейтрала.

То, что это японский разведчик, скоро опознали по радиоантеннам (крайняя уникальность на торговцах того времени).

Чтобы уменьшить утраты, Камимуре было нужно, не ждя второго отряда, пойти на рискованный перехват. К 18.00 в 50 морских милях на северо-восток от Циндао его наблюдатели увидели в 90 кабельтовых к западу два крейсера Лебедева, держащие курс на юг. Курс японцев на сближение с опережением курса русских крейсеров не дал результата – расстояние сначала достигшая 70 кабельтовых, возросла к концу часа до 80.

Стало ясно, что русские крейсера чуть превосходят в скорости „Идзумо” и „Адзума”. В то время, когда Камимура уже думал о прекращении погони, Лебедев нежданно поменял курс на юго-восток и, пересекая курс японцев, с расстояния 65 кабельтовых открыл огонь. Пристрелочние выстрелы, один с „Истомина” и через 15 с. два с „Георгия”, легли нежданно близко от японского флагмана, осколки от одного разорвавшегося в воде боеприпаса ранили сигнальщика и загнали офицеров в боевую рубку.

Легко сделанный „охват головы“ вынудил Камимуру быстро отвернуть влево и лечь на паралельный курс. Первые восьмидюймовые залпы японцев легли с недолетом в 3 и 3,5 кабельтовых. Сказалось ослепление японских дальномерщиков низким заходящим солнцем.

Расстояние сейчас составляла 55 кабельтовых и неспешно уменьшалась до 50. Японцы изготовились разрешить войти в движение бессчётные шестидюймовки правого борта. Но Лебедев отклонился мало к югу и не допустил предстоящего сближения.

Через 9 мин уже Камимура, оценив точность стрельбы и мощь калибра соперника, развернул еще левее, пробуя выйти из боя и уйти на север.

По окончании 20-минутной перестрелки итог был следующий:

Схема Идзумо

  1. Крейсеры Лебедева сделали 7 пристрелочных полузалпов в трех сессиях и 14 полных залпов, истратив 105 шт. 240-мм снарядов (пятую часть боекомплекта), и добились 17 попаданий (!). Три в флагманский Идзумо, шесть в Адзума и восемь в БпК Касаги. Нужно добавить, что в начале боя оба русских крейсера сосредоточили пламя на Идзумо, последователно перенося пламя на следующие вражеские крейсера при циркуляции
  • На Идзумо АРС с „Истомина”, пронзив (с 55 каб!) правый 127-мм траверз верхного пояса и скользнув по бронепалубе, взорвался недалеко от третьего дымохода, выводя осколками из строя 3 из 8 котлов Бельвиля в третьем КО. Скорость упала до 17 узлов. Через 60 секунд два CPC (по 21кг ВВ) с Георгия (из четырех в залпе) разворотили борт над поясом в носовой оконечности перед башней и соответственно между казематами. Палубная шестидюймовка перекосилась и вышла из строя.
  • Адзума взял две пробойны в носовой оконечности CPC боеприпасами – выше БП и через 87-мм пояс, так что броневая плита №5 отвалилась, шнобель крейсера не легко осел в воду до жилой палубы. скорость „Адзума” наряду с этим упала до 12 узлов. Третое попадание на восьмой минуте, АРС пробило 152-мм броню барбета и вывело из строя механизм вращения кормовой башни. Японцам чудесным образом удалось избежать взрыва боезапаса. Остальные попадания произвели пожары и многочисленные разрушения, выведя из строя 2 палубные шестидюймовки, но окончательный решение суда кораблю поставила носовая пробоина.
  • Восемь попаданий в БпК „Касаги” привели его в практически беззащитное состояние, не обращая внимания на то, что хода он не утратил. Капитан 1-го ранга Идэ Ринроку забрал курс на сближение с соперником, хотя, в соответствии с кодексу бусидо, прикрыть отход собственного флагмана. Посколько Лебедев не хотел рисковать получением попадания на маленькой расстоянии в слабобронированные оконечности, в особенности далеко от Порт-Артура, то он сосредоточил пламя по Кассаги. В движение пошли и казематные 150-мм. По окончании потопления „Кассаги” боевой контакт был прерван.
  1. Японские крейсера в первые 10 мин. сделали 17 залпов из 203-мм орудий, выпустив 126 снарядов. Позже темп стрельбы быстро упал. Выпустив еще 34 боеприпаса, японцы добились лишь 6 попаданий, сказалась громадная расстояние и лучи заходящего солнца. Три попадания пришлись на бронированные участки, без пробития и с малыми повреждениями. На „Адмирале Истомине“ один 8“ боеприпас попал в кормовую каюту Лебедева, отнять у него, наряду с другими вещами, парадного кителя и личного дневника. Два попадания в „Святой Георгий” пришлись на кормовой мостик (повреждено 66-мм орудие) и помещение кондукторов на носовой жилой палубе.

20 мин. спустя, с юга на сцене показались два из броненосцев Вирениуса: „Александр III и „Ослябя”. Дымя нещадно всеми трубами, они мчались с 17-узловой скоростью. Это был решение суда Адзуме. Но потребовались 16 залпов (около 4 – 12“; 4 – 10“ и 4 – 8“ любой) с дистанции 30-50 кабельтовых, дабы покончить с „Адзума”.

Сказались низкий уровень качества боеприпасов и слабая тренировка артиллеристов.

Тонущая Адзума

Идзумо и Читосе уходили на север. Дымное облако в вечернем небе показывало на приближающиеся суда 3-го боевого отряда. Расклад не был бы в пользу японцев, не обращая внимания на численное превосходство (6 против 4): русский отряд имел качественный перевес в два полноценных броненосца! Наступали сумерки, и Вирениус предпочел уйти к югу, избегая вероятных атак японских миноносцев.

Спасшимся с двух японских крейсеров предстояло продержаться в воде еще минимум полчаса до спасения.

Ночь прошла довольно тихо. Утром следующего дня, 26 июня 1904 года, в море, на протяжении загрузки углем судов Лебедева, состоялся обмен радиограмм Вирениуса с Макаровым. Очень страшными И.Н.

Лебедев вычислял последние 100 миль, скорость отряда ограничивалась 14-узловым ходом „Сисоя Великого”. За „транспорты“ возможно было не тревожиться – они развивали скорость поболее некоторых боевых судов, до 20 узлов. Потому, что все японские БрК пребывали в тот момент на юге, Макаров решил опередить Того и вывести все собственные силы к Вейхайю, к полдню 27-го июня 1904 года. 1 отряд Того (4 ЭБр, 2 БрК) не имел возможность легко помешать его 6 ЭБр, 1 БрК и 3 громадным БпК.

В случае если встреча с Того состоится раньше встречи с адмиралом Вирениусом, то в чаянии будущего главного сражения Макаров решил положиться на божью волю. Соотношение сил не через чур отличалось от того, как если бы обе стороны соединились. Адмиралу Вирениусу предписывалось прибыть в район встречи в тот же час же, и в случае если русская эскадра, находящаяся севернее, уже ведет сражение с Того и Камимурой, то присоединиться к ней как возможно стремительнее.

В указанный срок и указанном районе две русские эскадры встретились. Радость вылилась в „салюте нации“ между судами одной державы (упс, забыл про болгарский крейсер :))) На пути к Порт-Артуру адмирал Того так и не показался. Только с далека 4 БрК Камимуры сопровождали объединившиеся эскадры, но держась на надёжном расстоянии. Крейсер „Баян” занял место в отряде Лебедева.

Поздним вечером недалеко от Порт-Артура эскадру встретили защищавшие район „Диана“ (успевшая вступить в строй) и „Паллада“ с отрядом миноносцев.

Из-за чего Того не показался? Доклады о утрата броненосного крейсера и двух БпК произвели на последнего яркое впечатление. У снова прибывших русских крейсеров артиллерия действовала черезчур действенно! (она и в самом деле вторая). Того предпочел разобраться в обстановке.

А сведение о выходе Макарова совсем вынудило его отказаться от замысла „опередить и бить русских по частям“. Через пара дней, в то время, когда подойдет „Ивате” и выведут из ремонта „Идзумо”, а основное, проанализировав все случившееся, Объединенный флот даст сражение этим варварам и пускай камикадзе покажется снова!

Св. Георгий в Порт-Артуре

Глубокоуважаемые сотрудники, на том сейчас остановимся.

Обявляется открытый конкурс на художественное описание ген. сражения хх июля 1904 года двух флотов в составе:

1 ТоЕ РИФ

1 броненосный (17уз.; 12“; 8“) – Ретвизан, Александр III (АИ), Царевич (рИ)

2 броненосный (18уз.; 10“) – Пересвет, Победа, Ослябя (все как в рИ)

3 броненосный (14уз.; 12“) – Полтава, Севастополь, Сисой (все рИ)

3 крейсерский (21уз.; 203мм, 240мм – Баян, Адм. Истомин и Св. Георги (Bg) (все АИ)

Всего 24?305 мм; 12?254 мм; 6?240 мм; 13?203 мм; 40 (из 81) – 152 мм и 150 мм на борт

(1 крейсерский (23,5уз.;8“, 6“) – Варяг, Богатырь, Аскольд (все АИ)

(2 крейсерский (18,5уз.; 6“) – Паллада, Диана, Аврора (все рИ)

Всего 4?203 мм; 31 (из 46) – 152 мм на борт

Канонерки, миноносцы и пр. – при атаке на передовую базу Того у о. Элиот

Обединенный флот ЯИ

1 боевой отряд – 4 ЭБр, 2 БрК – Микаса (флаг Того), Асахи, Фудзи, Шикишима, Кассуга и Ниссин (флаг Катаока). Тактическая скорость отряда – 17 уз.

2 боевой отряд – 5 БрК: Идзумо (флаг Камимуры), Ивате, Асама, Якумо, Токива

Всего 16?305 мм; 1?254 мм; 26?203 мм; 75 (из 150) – 152 мм на борт.

Такасаго, Читосе и вторая живность – по вкусу. Чин-Иен и Мацусима – при о. Элиот.

Способ осуществления – наступление Макарова на передовую базу Того у о. Элиот.

Результаты задаются следующие:

1 ТоЕ

  1. Сисой – затонет на мелководие у берега (по окончании войны башни снимать будем);
  2. Ослябя – утопший носом на мелководье у берега (через месяц поднят);
  3. Повреждения остальных – по вкусу.

В общем победа, снабжение яп. армии очень сильно уменьшено. Но, осмотрев Кассуга, в РИФ разразился „снарядный скандал“

Обединенный флот ЯИ:

  1. Фудзи – попадание 305мм боеприпасом в покрытие барбета (152 мм) и взрыв в погребе – погиб;
  2. Кассуга – затонет на мелководье у о. Элиот (по окончании войны поднят);
  3. Идзумо – громадные повреждения, продолжительный ремонт;
  4. Повреждения остальных япов – по вкусу;
  5. Утрата передовой японской базы у о. Элиот, Чин-Иен потоплен (по окончании войны поднят и возвращен Китаю), пустующий порт Дальний.

Обьем постов – не меньше 2 и не более 10 страниц. Жюри – прошлый состав МТК.

Первая приз – фотография победителя со Знаменем.

Вторая приз – рукопожатие перед неспециализированным АИ строем.

Третья и др. – не присуждаются, лишь классация.

Позже 2 ТоЕ прийде – (и Макаров) порядок наведе…:))))

А тем временем в Средиземном море…..

ПРОДОЛЖЕНИЕ направляться

Этот день в истории. 25 июня 2017. Владимир Коккинаки – летчик-испытатель

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: