Третий день (и последующие…). часть 2

Майор Лайт Якуб (Laith Yacoub) руководил 211-м дивизионом ЗРК С-125 «Печора», защищавшим иракский ядерный исследовательский комплекс в Туваите (Tuwaitha), что в военных кругах носил кодовое имя «Проект 777». В целом же совокупность ПВО группы ядерных фирм включала пассивную и активную составляющие. Первая складывалась из расположенных по всему периметру комплекса мачт 100-метровой высоты, соединенных тросами, и сооружений маскировки и средств зданий.

Помимо этого, в состав подразделений ПВО «Проекта 777» входила особая бригада постановки дымовых завес, задача которой пребывала в затруднении идентификации объектов атаки. Активная составляющая включала 6 комплексов средней дальности С-125, 8 мобильных ЗРК малой дальности «Роланд-2» и, само собой разумеется, много стволов зенитной артиллерии калибром 23 мм, 37 мм и 57 мм, образовывавших целое кольцо около комплекса. Давшая наименование ядерному центру деревня Туваита расположена всего километрах в 40 от Багдада, исходя из этого территории поражения закрывавших столицу ракетных подразделений частично покрывали и территорию ПВО «Проекта 777», что делало ее еще более сильной.

Всю совокупность ПВО «Проекта 777» управлял генерал Наджи Халифа (Naji Khalifa) – умелый офицер, в полной мере осознававший важность объекта, что защищал. Продолжительное время считалось, что главная угроза для него – массированная низковысотная атака, подобная той, которую предприняли израильтяне против иракского ядерного реактора в Таммузе (Tammuz) 7 июня 1981 г. Исходя из этого генерал проводил множество учений вверенных ему подразделений с участием иракских самолетов, игравших роль соперника.

Это были Су-22, нападавшие с малых высот с применением интенсивных радиопомех. Главным направлением вероятных атак считалось западное, другими словами генерал ожидал повторения израильского рейда. Но по окончании августа 1990 г., в связи с возросшей угрозой американского вторжения, главным угрожающим направлением стало юго-западное.

Как говорил авторам генерал Халифа, в учениях учавствовали все подразделения ПВО Туваиты, а результаты исполнения каждого упражнения шепетильно анализировались.

Третий день (и последующие...). часть 2

В октябре 1990 г. несколько высших офицеров радиотехнических армий Ирака во главе с генералом Нуайеми (Nua’iemi) посетила дивизион м-ра Лайта Якуба. Сопровождавшие группу воины принесли с собой два маленьких устройства. Растолковывая их назначение, генерал выделил, что на протяжении нападения на Ирак американцы предполагают применять много противорадиолокационных ракет HARM.

Он поведал всем находившимся, включая генерала Халифу, что эти устройства предназначены для отвлечения ракет HARM от РЛС наведения ЗРК С-125 методом имитации сигналов этих радаров. Около каждого дивизиона ЗРК «Печора» на некоем расстоянии планируется установить по два таких устройства, каковые начальник сможет включать в необходимый момент. Их создали в Ираке с применением радиодеталей производства СССР, а наименование им дали Sarab, что по-арабски свидетельствует «мираж».

Генерал надеется, что воздействие этих устройств на американских пилотов будет подобным тому, которое оказывают миражи в пустыне на измученных жаждой путников. Уловив сигналы ловушек, американцы будут стремиться к ним, а после этого испытают столь же ожесточённое разочарование.

«Сарабы» были малы, несложны в применении и наряду с этим имели возможность играть роль действенного щита для расчетов ЗРК. Генерал Нуайеми был инженером, больше года провел в Киеве за изучением способов радиоэлектронной борьбы и перенял у советских экспертов идею ловушек. По окончании августа 1990 г. иракцы сделали вывод, что широкое использование таких устройств – один из лучших способов борьбы с американскими противорадиолокационными ракетами.

Нуайеми распорядился выстроить 200 таких ловушек, применяя радары сравнительно не так давно снятых с оружия МиГ-21. Идею поддержал командующий ВВС Ирака генерал Музахим Эль-Хассан (Muzahim S. Al-Hassan), что сам в прошлом был пилотом МиГ-21. Он приказал снять РЛС со всех ветхих «МиГов», и радиодальномеры с Су-7БМК.

Более 200 таких устройств были собраны и переделаны, частота их излучения была поменяна и стала такой же, как у радара комплекса «Печора». Само собой разумеется, по мощности излучения они уступали имитируемому ЗРК, но это не игралось особенной роли, поскольку ракеты HARM предназначались, в основном, для атаки РЛС по боковым «лепесткам» ее излучения. Так как параметры работы радиолокационной станции наведения ракет ЗРК С-125 были «зашиты» в бортовые компьютеры самолетов F-4G, специально предназначенных для борьбы с ЗРК, то американцы должны были покупаться на эту уловку, так сообщить, в автоматическом режиме.

Примерно в три ночи 17 января 1991 г. первая волна американских крылатых ракет BGM-109 «Томагавк» приблизилась к территории ПВО «Проекта 777». Она была встречена сильнейшим огнем зенитной артиллерии и стрелкового оружия, подобным тому, что в эти часы всю землю видел на экранах телевизоров. В следствии кое-какие ракеты были подбиты и взорвались в воздухе.

Другие, взяв повреждения, были не могут выполнить запланированную «горку» перед целью и врезались в тросовое заграждение, поднятое на стометровых мачтах. Оставшиеся «Томагавки», каковые смогли залететь на территорию ядерного комплекса, в целой пелене дымовой завесы утратили ориентацию и упали на громадном расстоянии от намеченных целей.

Майор Лайт Якуб, ветеран ирано-иракской войны, занял собственный пост в кабине управления огнем в 3 часа ночи. С этого момента он приобретал постоянный поток информации о перемещениях вражеских самолетов. Но ни один из них не приближался к границе территории поражения ЗРК, закрывавших «Проект 777». Майор осознавал, что самолеты кружат около ядерного комплекса не просто так – они чего-то ожидают.

Неожиданно недалекий и весьма сильный взрыв потряс кабину управления. Придя в себя, Якуб узнал у центрального поста ПВО «Проекта 777», что это было. Ему ответили, что это имел возможность взорваться сбитый «Томагавк» либо же начался обстрел баллистическими ракетами.

Тогда майор приказал собственному помощнику выйти из автомобиля и собственными глазами заметить, что случилось. В то время, когда люк открылся, Якуба ошеломил хаотичный грохот сотен зенитных пушек, каковые вели заградительный пламя. Неожиданно он услышал свист, после этого раздался еще один взрыв, и ослепляющий бело-оранжевый свет показался со стороны ядерных лабораторий.

Якуб тут же снова спросил, какова ситуация. Ему ответили, что американские самолеты все еще находятся на довольно громадном расстоянии, но антенны двух комплексов С-125 уже взяли повреждения при попытке выполнить захват нескольких из них. Сейчас Якуб отыскал в памяти о «Сарабах» и срочно включил их поворотом тумблера на особой панели.

Прошло пара мин., и три новых взрыва прогремели поблизости. Один из офицеров тут же сказал, что две американские ракеты взорвались приблизительно в 150 м слева от автомобили управления огнем, и вдобавок одна — на том же расстоянии, но справа. Ракеты «клюнули» на ловушки, но не попали в них.

Дабы одурачить соперника, Якуб решил отключить «Сарабы» на какое-то время.

17 и 18 января американские самолеты продолжили собственные рейды в окрестностях Багдада, флот США выпустил много крылатых ракет. Но совокупности наведения иракских средств ПВО от этих ударов практически не пострадали. В случае если их расчеты четко делали эти им инструкции, включали передатчики только ненадолго и задействовали ловушки, то такие ЗРК не понесли совсем никакого урона. К ним относился и дивизион м-ра Якуба.

Совместно со своим помощником, также умелым офицером времен войны с Ираном, они организовали поочередное дежурство в кабине управления огнем. Они оба знали, что это будет продолжительное и изнуряющее сражение.

211-й зенитно-ракетный дивизион (кстати, номер вовсе не свидетельствует, что в Ираке было 211 ЗРК С-125) размешался на берегу реки Тигр к северу от ядерного комплекса. Еще дальше к северу был второй дивизион С-125 под номером 43. Он входил в состав 145-й бригады ПВО и отвечал за ПВО Багдада.

Руководил 43-м дивизионом м-р Файез (Fa’iez), что кроме этого умело использовал ловушки. Американцы нападали его четырьмя ракетами HARM, но напрасно.

По окончании того, как атака «Томагавков» против ядерного исследовательского центра в первую ночь была сорвана безжалостным огнем иракской зенитной артиллерии, американское руководство решило ударить по Туваите вторым методом. Оно запланировало наглую атаку со средних высот с применением истребителей-бомбардировщиков F-16. Рейд прописали на 19 января.

В тот сутки в 14 ч 45 мин. м-р Лайт Якуб выяснил, что сам генерал Халифа принял руководство ПВО «Проекта 777». Майор осознал, что случилось что-то крайне важное. Скоро поступил доклад о громадном количестве вражеских самолетов, приближающихся к границам территории поражения его ЗРК. Как поведал авторам сам генерал, он сходу отдал приказ всем дивизионам С-125 срочно включить ловушки. И практически через 60 секунд проливным дождем на них посыпалось множество ракет HARM.

Кое-какие ловушки были стёрты с лица земли, другие повреждены, но большая часть сохранило работоспособность. Однако, около 16 ч 30 мин. экипажи F-4G и EF-111A сделали вывод, что ПВО ядерного комплекса больше не существует, и развернулись к себе. В один момент многочисленная несколько американских ударных самолетов вторглась в Ирак со стороны Саудовской Аравии. Она складывалась из 16 истребителей-бомбардировщиков F-16C из 401-го авиакрыла (401st TFW), вооруженных двумя 960-кг бомбами любой.

Восемь из них должны были атаковать комплекс в Туваите, остальные – термальную электростанцию Эль-Дора (Al-Dora), расположенную в южных предместьях Багдада.

Приблизительно в 17 часов ударная несколько подошла к ядерному комплексу, и напряжение Якуба выросло до предела. Он кинул беглый взор на подчиненных. Все молчали, и на их лицах читалось беспокойство.

Сейчас раздался решительный голос генерала Халифы: «Вражеские самолеты приближаются, встретим их достойно!».

Иракский майор тут же отбросил все эмоции и приказал офицеру наведения развернуть антенну РЛС по направлению к группе F-16 и включить ее на излучение.

В один момент был включен телевизионный канал сопровождения целей. Меньше чем через 10 секунд на телеэкране, не обращая внимания на достаточно сильную облачность, показался один из американских самолетов. Расстояние до него была около двадцати километров, что пара превышало оптимальную расстояние открытия огня.

Якуб распорядился отключить передатчик на 10 секунд, дабы не подвергнуться атаке противорадиолокационной ракеты. Наряду с этим он предотвратил офицера наведения, что, в то время, когда передатчик опять будет включен, тот должен быть готов выпустить сходу две ракеты. Но, в то время, когда радар опять получил, метки цели на экране уже не было. Тогда офицер наведения перевёл локатор в поисковый режим и снова произвел захват F-16.

Почувствовав опасность, американский пилот начал делать противозенитный маневр. Но захват был надежным, и американец находился в зоне поражения. Офицер наведения надавил пусковую кнопку.

Через 2 секунды раздался громоподобный рокот первой ракеты, еще через мгновение – второй. Отметки от ракет появились на экране управления стрельбой. Сейчас м-р Лайт Якуб приказал отключить РЛС и перейти на сопровождение вражеского самолета лишь телевизионным каналом.

В кабине F-16C борт № 87-0228 м-р Джеффри Тайс (Jeffrey S. Tice), позывной «Атакующий-4», был поразительно удивлен неожиданно раздавшимся звуковым знаком совокупности предупреждения об облучении в этот самый момент же начал исполнение маневра на уклонение, в один момент пробуя рассмотреть, откуда стартует ракета. Но он ничего не заметил: менее чем через 15 секунд первая ракета взорвалась совершенно верно под американским истребителем, и вдобавок через несколько секунд рванула вторая.

Оба взрыва на телеэкране замечали иракский майор и его подчиненные. Они ликовали, радуясь победе. Майору Тайсу удалось катапультироваться, но практически через несколько мин. по окончании приземления он был схвачен бедуинами и передан армейским, а обломки его самолета упали в районе Басмая (Basmaya).

По американцам вели пламя пара дивизионов С-125, каковые выпустили по одной-две ракеты. Это заставило пилотов делать маневры уклонения со понижением. Но на малой высоте их встретил пламя 57-мм зениток.

Помимо этого, иракский ядерный комплекс был полностью покрыт дымовой завесой. В следствии ни один из F-16C не смог прорваться к собственной цели, и бомбы были скинуты вне периметра ядерного комплекса.

Не намного большего успеха добилась несколько, атаковавшая электростанцию Эль-Дора – ей удалось повредить только один генератор и дымовую трубу. Строй американских самолетов был встречен пусками ракет ЗРК С-75 и С-125. Это заставило большая часть пилотов скинуть грузы задолго до цели и развернуться к себе. 43-я батарея выпустила залпом 2 ракеты по одному F-16C, первая из которых пролетела мимо, но вторая взорвалась.

Майор Файзес видел на телеэкране, как истребитель пролетел через облако взрыва.

Американский самолет взял повреждения, но к-ну Гарри Робертсу (Harry М. Roberts) удалось сохранить контроль над поврежденной машиной. По радио он сказал оператору самолета AWACS, охранявшего у границы с Саудовской Аравией, что он медлительно теряет скорость и высоту, но самолет все еще управляем. Иракский пост радиоперехвата записал эти переговоры.

Но в то время, когда подбитый F-16C борт №87-0257 из 614-й эскадрильи 401-го тактического авиакрыла (614th TFS/401st TFW) преодолел половину расстояния от Багдада до саудовской границы, его двигатель остановился, и Робертс катапультировался. Его кроме этого схватили и доставили в штаб ПВО. В том месте Робертс сказал, что он никого не бомбил, а разбрасывал листовки над позициями иракских армий, позже на самолете появились технические неприятности, и он был должен катапультироваться.

Но, в то время, когда ему предъявили запись его переговоров с «аваксом», к-н Робертс срочно отказался от своих показаний и дал совершенно верно такую же данные, как и его сотрудник м-р Тайс [1].

Еще один F-16C, принадлежавший 351-му тактическому авиакрылу (351st TFW), на протяжении этого же налета был сбит комплексом С-125 из 145-й бригады ПВО над Багдадом (дело в том, что налет на Туваиту был частью более масштабной операции, в которой было задействовано 56 истребителей-бомбардировщиков F-16).

Через два дня, 21 января, еще одна группа F-16C, в этом случае из состава 388-го авиакрыла (388th TFW), нанесла визит «Проекту 777», и опять неудачно. И опять один самолет был поврежден огнем С-125 и, по американским данным, списан по окончании посадки на аэропорте. Всего же американцы предприняли 11 атак иракских ядерных реакторов.

Руководство ВВС Соеденненых Штатов объявило, что Багдадский ядерный исследовательский центр был стёрт с лица земли 22 января 1991 г. точечными ударами истребителей-невидимок F-117A. Как утверждалось на странице 490 доклада генерала Глоссона (Glosson) Конгрессу США от 30 апреля 1991 г., «…3 из 4 реакторов были уничтожены». Но уже цитированный документ GAO/NSIAD-97-134 [2] на странице 227 опровергает данный тезис.

В том месте говорится, что для разрушения реакторов «стелсам» потребовалось не меньше 7 «визитов» в Туваиту. Но кроме того затем ядерный комплекс не был полностью разрушен, о чем говорит следующая фраза из цитируемого документа: «В докладе от 26 февраля 1991 г., т.е. от 42-го дня войны, говорится, что в следствии налетов возможности проведения ядерных изучений на комплексе в Туваите были значительно снижены.

Наряду с этим доклад содержит рекомендацию, в случае если требуется прекратить функционирование комплекса, повторить удар по нему». Документ GAO/NSI-AD-97-134 делает вывод, что «действия ВВС Соеденненых Штатов, складывавшиеся из множества простых ударов с применением неуправляемого оружия, были бесплодными. Исходя из этого было предпринято маленькое количество ударов с применением самолетов «стелс» и управляемого оружия.

Они стали более успешными, но малоизвестны ни конкретные результаты налетов, ни тип и вес оружий, израсходованных с целью достижения успеха». Все это говорит о решимости и смелости иракских солдат и офицеров, снабжавших ПВО «Проекта 777».

Неудача первых рейдов на Туваиту очень сильно оказала влияние на американское руководство. По окончании 19 января оно прекратило все дневные налеты на Багдад и перешло к ночным операциям с применением F-117A и F-111F, оборудованных подвесными контейнерами Pave Tack. В этих рейдах использовались кроме этого F-16C с контейнерами LANTIRN [3].

Применение авиации днем отныне ограничивалось периферийными целями за пределами багдадской территории ПВО.

В каждой войне имеется цели, каковые особенно настойчиво сопротивляются попыткам соперника уничтожить их. Так, на протяжении Второй мировой германский линейный корабль «Тирпиц» пережил не меньше 3 попыток потопить его, пока 12 ноября 1944 г. «Ланкастеры» 617-й эскадрильи Королевских ВВС не переломили его пополам бомбами «Толлбой». На протяжении Вьетнамской войны ЖД мост у города Тан Хоа выстоял, не обращая внимания на постоянные бомбардировки с 1965 по 1968 гг.

За это время ПВО

БМ. ЦЕХ 2016 3 день (2 часть)

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: