Запоздавшие беспилотники люфтваффе

В первый раз дистанционно управляемые самолеты в армии стали применять еще в межвоенные годы. Тогда они представляли собой радиоуправляемые бипланы, каковые употреблялись в качестве мишеней. Во второй половине Второй мировой германские авиаконструкторы в лихорадочных попытках создать чудо-оружие, которое спасло бы Германию от поражения, сделали ход еще дальше, в первый раз применив беспилотник в качестве оружия

Весной 1945 года советское руководство взяло пара рапортов летчиков-истребителей, что над переправами через реку Одер ими был увиден необычный летательный аппарат, по форме напоминающий трапецию. При сближении стало известно, что это два самолета, скрепленные совместно – сверху был истребитель «Фокке-вульф» ФВ-190, словно бы бы оседлавший бомбардировщик «Юнкерс» Ю-88. Неожиданно «Фоккер» отделился, и, сделав горку, ушел в сторону, а «Юнкерс» спикировал в сторону фронта. После этого он ударился о почву рядом с окопами и разнес все около в радиусе 200 метров…

Запоздавшие беспилотники люфтваффе
Пара «Мистелей» попала в объектив фотокинопулемета американского истребителя
(www.alternathistory.org.ua)

Составные самолеты сами по себе не были чем-то новым – подобные опыты велись во многих государствах еще в довоенные годы. Но только в Германии их решили применить на практике. В первой половине 40-ых годов XX века в университет DFS (германский исследовательский институт планеризма) поступил заказ от Министерства авиации Германии на создание составного самолета для уничтожения наземных объектов соперника, прикрытых сильной совокупностью ПВО.

Continue reading «Запоздавшие беспилотники люфтваффе»

Воздушные авианосцы. часть ii

Первой экспериментировать в Штатах начала армия. Два блимпа, другими словами дирижабля мягкой конструкции (TC-3 и TC-7), были оборудованы причальной трапецией и употреблялись для опытов в 1923–24 гг. Подобным по конструкции дирижаблем был TC-14.

Применение дирижаблей TC-14, TC-3 и TC-7 стало единственным в истории случаем, в то время, когда в качестве носителя самолетов употреблялись блимпы.

Воздушные авианосцы. часть ii
Дирижабль TC-14
источник: United States Naval Aviation, 1914–41, E. R. Johnson

В опытах учавствовал единственный самолет – Sperry M-1 Messenger, оборудованный гаком. 15 декабря 1924 года состоялась успешная швартовка.

Sperry M-1 Messenger
источник: United States Naval Aviation, 1914–41, E. R. Johnson

Не обращая внимания на успешные опыты, эта программа была закрыта, и эстафету подхватил флот. Дирижабль ZR-3 «Лос-Анджелес» был выстроен в Германии на компании «Цеппелин» в счет репараций. Сначала собственного существования он употреблялся как тренировочный.

Дирижабль ZR-3
источник: United States Naval Aviation, 1914–41, E. R. Johnson

«Подопытным зайцем» стал самолет-разведчик Vought UO-1, оборудованный швартовочным гаком.

Vought UO-1
Continue reading «Воздушные авианосцы. часть ii»

Взлёты и посадки в бангалоре

22 февраля завершила собственную работу 10-я интернациональная выставка India Aero 2015, проходившая в городе Бангалор на территории авиабазы Yelahanka ВВС Индии. По сообщению информагентства «РИА-Новости», в ней участвовали более шестисот компаний, около половины которых составили индийские производители. Всего на авиашоу собственные самолёты, вертолёты, авиадвигатели и другую продукцию представили тридцать три страны мира.

Россию на выставке этого года воображал концерн «Ростех», объединивший в собственной экспозиции предложения от тридцати фирм, трудящихся в сфере космических и авиационных разработок.

Взлёты и посадки в бангалоре
Более 33-х государств представили собственные самолёты, вертолёты и другую продукцию авиаиндустрии
hodar.ru

По оценке организаторов, в этом году авиа-шоу Aero India 2015 посетило около полумиллиона визитёров, из которых не меньше ста тысяч – представители соответствующих военных ведомств и отраслей промышленности из различных государств. Более ста делегаций, посетивших Бангалор, были представлены на уровне заместителей и министров военных министров, и начальников оборонных и авиационных ведомств.

Почётный визитёр выставки — глава правительства Индии Нарендра Моди на фоне авиаэкспонатов
defencenews.in

Визитёров принимали павильоны военной и гражданской авиации, космической индустрии, оборонной и авиационной инженерии, и оборудования и экспозиция инноваций для аэропортов. Continue reading «Взлёты и посадки в бангалоре»

Жовто-блакитные соколы против красно-белых орлов

Процесс распада Австро-Венгрии начался прежде, чем на фронтах Первой Мировой замолчали пушки. Уже в октябре 1918 года разные боевые организации и национальные комитеты начали дробить Лоскутную Империю на части, одни из которых они после этого планировали соединить в другом порядке, другие – присоединить к сопредельным странам.

Большая часть земель австро-венгерской короны имели долгую и очень запутанную историю, разрешающую различным силам предъявлять собственные права на одинаковые территории, исходя из этого нет ничего необычного в том, что окончание всемирный войны стало отправной точкой для начала сходу нескольких межнациональных распрей.

Королевство Галиции и Лодомерии, доставшееся Австрии в конце XVIII века при разделе Польши, складывалось из так называемой Малой Польши и в основном украинской (60% украинского населения и 25% польского) Галиции, которая несколькими столетиями ранее была русским Галицким княжеством. Поляки собирались присоединить всю территорию королевства к снова грамотному польскому стране, тогда как украинцы желали основать собственное государство, включающее Галицию, Русскую Краину (Закарпатская Украина) и северную часть Буковины. Конфликт заинтересованностей был очевиден.

В ночь на 1 ноября 1918 полторы тысячи воинов-украинцев (преимущественно из легиона сечевых стрельцов) вошли во Львов и другие большие города Галиции, заняв все наиболее значимые армейские, административные объекты и полицейский. Continue reading «Жовто-блакитные соколы против красно-белых орлов»

Тревожное небо холодной войны

Период с 1946 по 1985 годы во всемирной историографии стал называться «холодной войны». Это было временем противостояния двух совокупностей – капиталистической и социалистической. «Холодной» война была лишь в речах политиков, реально на линии противостояния систематично происходили инциденты с смертью солдатах обеих сторон. И обычно это происходило в небе

1. 8 апреля 1950 г. в районе военно-морской базы Либава нарушил советское воздушное пространство самолет-разведчик ВМФ США PB4Y «Privateer» с авиабазы Висбаден (ФРГ).

Поднятая по тревоге четверка истребителей Ла-11 из состава 30-го истребительного авиаполка под руководством лейтенанта Б. Докина перехватила данный самолет и, по окончании того как нарушитель не выполнил требования направляться на посадку, открыла огонь. Американцы ответили тем же. На протяжении перестрелки нарушитель был сбит и упал в море.

Экипаж в составе 10 человек погиб.

Тревожное небо холодной войны
PB4Y «Privateer» морской авиации США. Источник: http://www.libava.ru/

2. 8 октября 1950 года в 16:17 по локальному времени два истребителя ВВС Соеденненых Штатов F-80C «Шутинг Стар» из состава 49-й истребительно-бомбардировочной группы нарушили советскую национальную границу и, углубившись практически на 100 км, нападали полевой аэропорт морской авиации «Сухая Речка». В то время в том месте пребывали истребители Р-63 «Кингкобра» 821-го истребительного авиаполка.

Continue reading «Тревожное небо холодной войны»

Первые воздушные победы первого дня великой отечественной

По окончании 1991 года в нашу страну хлынул поток западных публикаций, посвящённых Второй мировой, и особенно увлекательно описывались успехи германских лётчиков-истребителей, каковые, как выяснилось, заявили в десять раз больше побед, чем их советские визави. Во многих источниках, начиная с «Википедии», особенное внимание уделялось лётчику 3-й истребительной эскадры обер-лейтенанту Роберту Олейнику, что якобы первым сбил коммунистический самолёт уже в 03:40 по берлинскому времени.

Продолжительное время проверить эти сведения было нереально, но на данный момент, применяя труды германского исследователя Йохена Прина, и эти советских и германских архивов, удалось разобраться и в этом вопросе. Так кто же одержал первые воздушные победы на советско-германском фронте?

Обер-лейтенант Олейник против лейтенанта Горбатюка

Эскадры V авиакорпуса люфтваффе, что 22 июня 1941 года должен был поддержать нацеленную на Киев группу армий «Юг», концентрировались в Польше, в районах Замостье, Люблин и Жешув. Истребительные части были представлены всеми тремя группами эскадры JG 3. Это были достаточно внушительные силы: советская аэродромная сеть в полосе между Перемышлем и Ковелем была развита слабо, и бессчётные истребительные полки ВВС Киевского особенного военного округа не имели шансов поучаствовать в битвах над границей.

Главные силы JG 3 базировались в Замостье, где размешалась III./JG 3, и восточнее, на аэропорте Хостуне (штаб и II./JG 3). Continue reading «Первые воздушные победы первого дня великой отечественной»

Фото дня: недолгая карьера «архангелов»

Полвека назад, 28 декабря 1966 года, Центральное разведывательное управление (ЦРУ) США заявило о закрытии программы по применению самолётов-разведчиков Lockheed A-12 «Архангел». Было озвучено, что эти высотные и скоростные машины , талантливые на высоте 23 километров разгоняться до 3,5 тысячи км/ч, будут выведены из эксплуатации с июня 1968 года.

А-12 создавались для замены довольно тихоходных разведчиков U-2, борьба с которыми с 1962 года прекратила быть проблемой для советских средств ПВО. Новые разведчики были выстроены маленькой серией из 13 автомобилей (плюс 3 прототипа). Приняли их на вооружение в первой половине 60-ых годов двадцатого века, а последний разведывательный полёт над Северной Кореей «Архангел» совершил в мае 1968 года.

Так, А-12 пребывали в строю всего пять лет. Создававшиеся прежде всего для разведывательных полётов над СССР, в таком качестве эти самолёты не употреблялись, и их использование ограничилось территориями КНДР и Вьетнама. Связано это было как с предстоящим развитием советских совокупностей ПВО, так и с возникновением разведывательных спутников, талантливых решать схожие с самолётами-разведчиками задачи.

Не смотря на то, что одним из доводов в пользу отказа ЦРУ от А-12 назывались неприятности с финансированием, основной обстоятельством ухода «Архангелов» в отставку стало создание их прямых потомков, более идеальных самолётов-разведчиков Lockheed SR-71 Blackbird («Тёмный дрозд»). Continue reading «Фото дня: недолгая карьера «архангелов»»

Сава и мартын

Официальные удачи многих советских лётчиков-истребителей в воздушных битвах над Керченским полуостровом в 1943–1944 гг. при ближайшем рассмотрении, к сожалению, оказываются завышенными и не находят подтверждения в германских документах. Но были среди «сталинских соколов» и те, кто вправду сумел нанести неприятелю большой урон. К примеру, два приятеля, асы 57-го Гвардейского истребительного авиаполка 329-й истребительной авиадивизии Виктор Савченко и Сергей Мартынов, либо Мартын и Сава, как они кликали друг друга в воздухе.

К началу сражения за Крым начальник эскадрильи капитан Савченко и назначенный уже на протяжении битв его помощником лейтенант Мартынов были уже весьма умелыми лётчиками. На счету Савченко было более 340 боевых вылетов, на протяжении которых он одержал три индивидуальные и 5–7 (по различным данным) групповых побед. Мартынов имел около 270 боевых вылетов, сбил шесть самолётов лично и ещё от двух до шести в группе.

Не обращая внимания на скромный, на первый взгляд, перечень побед, оба лётчика прошли через очень многое: были десятки штурмовок на стареньких И-16 и вылеты на британских «Спитфайрах», охоту за которыми вели не только германские, но и зенитчики и советские истребители, принимая их за «Мессершмитты».

Но, именно поэтому событию нам известен данный единственный снимок, что было нужно рассылать по всем авиационным и зенитным частям на участке фронта. Виктор Савченко и Сергей Мартынов были лучшими на этом типе истребителя — Мартын и Сава | Военный портал Warspot.ru src=~images\sava-i-martin.jpg
«Спитфайр» Mk.VB из 57-го гвардейского истребительного авиаполка, Кубань, весна 1943 года.
Полк первым попал на фронт на истребителях этого типа, и «Спитфайры» били кто хочешь: и собственные, и чужие. Но, именно поэтому событию нам известен данный единственный снимок, что было нужно рассылать по всем авиационным и зенитным частям на участке фронта. Виктор Савченко и Сергей Мартынов были лучшими на этом типе истребителя

Продолжить вести войну приятелям было нужно в привычных местах. Весной 1942 года они уже сражались над Керчью, базируясь на занятом сейчас немцами аэропорте Багерово. Возвратившись в крымское небо на новых американских истребителях Белл P-39 «Аэрокобра», они показали собственный талант лётчиков-истребителей полностью.

Над новыми плацдармами

В октябре 1943 года 57-й гв. иап был включён в состав 329-й истребительной авиационной дивизии, все три полка которой были вооружены «Аэрокобрами». На протяжении сражений за Керчь аэропортом полка служило высохшее озеро у хутора Станишевский на Таманском полуострове.

Начало воздушных битв над советскими десантами, высадившимися 1 ноября в районе Эльтигена и в ночь 3 ноября в районе Глейки — Жуковка, было особенно успешным для Виктора Савченко. 12 ноября вечером в сражении с бомбардировщиками He 111 недалеко от посёлка Ляховка он зажёг правую плоскость одного из «Хейнкелей», по окончании чего тот падением ушёл в облачность в западном направлении. Это первенствовал успешный бой лётчика в небе Керчи.

Удвоил собственный успех Виктор Савченко уже спустя четыре дня, заявив сбитый пикировщик Ju 87. Новый успех аса не вынудил себя продолжительно ожидать. 25 ноября перед полуднем четвёрка «Аэрокобр», ведомая капитаном Савченко, севернее Багерово догнала группу из 16 «Хейнкелей» He 111 из группы I./KG 55, шедшую под прикрытием тройки Bf 109.

Радиостанция наведения приказала гвардейцам связать боем вражеские истребители, тогда как бомбардировщиков «забрали в оборот» истребители 66-го и 249-го иап.

Начальник эскадрильи 57-го гвардейского истребительного авиационного полка Виктор Михайлович Савченко (20.06.1920–09.05.1987) и замкомандира эскадрильи того же полка Сергей Михайлович Мартынов (15.09.1920–16.05.2009)

Савченко сверху позади нападал один из «Мессершмиттов» и с дистанции 50 метров выпустил правильную очередь, по окончании чего германский истребитель упал в 4–5 км южнее села Мама Русская. По всей видимости, это был Bf 109G-6 W.Nr.19712 «Жёлтая 12» из эскадрильи 6./JG 52. Его пилот унтер-офицер Йозеф Обендрауф (Uffz.

Josef Obendrauf) стал первым погибшим в воздушном бою на этом месте фронта лётчиком группы II./JG 52.

По результатам ноября капитан Савченко с тремя победами стал самым результативным лётчиком 57-го гв. иап. На счету лейтенанта Мартынова был лишь один подбитый 16 ноября «Юнкерс» Ju 87, но звёздный час этого отличавшегося особенной агрессивностью истребителя был ещё в первых рядах.

В первую очередь декабря главные действия авиации противоборствующих сторон были нацелены на район посёлка Эльтиген, где немцы любой ценой решили стереть с лица земли десант. В первоначальный сутки зимы Сергей Мартынов открыл счёт сбитых в керченском небе самолётов, вогнав в почву северо-западнее посёлка Ортаэли один Bf 109. Спустя три дня один бомбардировщик Ju 87 в районе Эльтигена стал очередной жертвой капитана Савченко.

Не смотря на то, что с завершением 11 декабря 1943 года Керченско-Эльтигенской десантной операции активность действий авиации быстро дремала и воздушные битвы в последующие 14 дней стали уникальностью, скоро лейтенант Мартынов добился собственной второй победы в керченском небе. Днём 14 декабря закрывающая наземные армии четвёрка капитана Савченко недалеко от мыса Тархан встретила такое же количество Bf 109, каковые пробовали нападать действующие в этом районе штурмовики Ил-2 из 214-й ШАД. Пара Мартынова отправилась на помощь «Илам».

Ведомый Мартынова младший лейтенант Сергей Семёнов нападал ведущего второй германской пары и заявил победу: по его докладу, вражеский истребитель упал в море. В то же самое время ведомого Bf 109 сверху в хвост нападал Мартынов, открыв огонь с дистанции 100–50 метров. По окончании атаки горящий «Мессершмитт» отправился к берегу, что замечал и постоянный ведомый Виктора Савченко старший сержант Александр Ростовцев.

По докладу лётчиков, германский истребитель упал в 3–4 километрах юго-западнее мыса Тархан, и эта победа Мартынову была засчитана. По германским данным, Bf 109G-6 W.Nr.20287 из 4./JG 52 произвёл вынужденную посадку на своём аэропорте Багерово, получив от вражеского огня повреждения, оценённые в 45%. С громадной долей возможности в атмосферу данный «Мессершмитт» больше не встал.

По всей видимости, это и был атакованный Мартыновым самолёт.

Затем в воздухе установилось затишье: из-за нехорошей погоды авиация с обеих сторон фактически бездействовала. На протяжении возобновившихся 27 декабря битв гвардейцы обменялись с соперником ударами: на смерть проходившего службу в полку испанца лейтенанта Энрике Флореса они ответили тремя победами над Bf 109. Среди отличившихся был капитан Савченко.

Захваченные Як-1Б из 3-го истребительного корпуса ВВС КА в большинстве случаев связывают с легендарными «оборотнями». На фоне одного из совершивших вынужденную посадку «Яков» позирует фельдфебель Хайнц Заксенберг, конкретно связанный с храбрецами повествования

По окончании обеда с группой капитана Савченко случилась примечательная встреча с «оборотнями». В 16:10 в районе косы Чушка на высоте 3000 метров охраняющая четвёрка «Аэрокобр» встретила несколько «Яков», как доложили лётчики, с белыми и чёрным камуфляжем коками винтов. Потому, что «Яки» пробовали зайти в хвост «Аэрокобрам», Савченко запросил станцию наведения о собственных самолётах в воздухе.

Полученный ответ убедил лётчиков в том, что осторожность не бывает избыточной: «Не считая вас, в воздухе никто не работает — разрешаю нападать». «Яки» и «Аэрокобры» два раза сходились в лобовых атаках, ведя пламя, но точность подвела обе стороны. «Яки» тянулись за группой Савченко практически до самого аэропорта, но однако ушли. С уверенностью возможно заявить, что «Яки» 4-й ВА и ВВС ЧФ в тот сутки вылетов не создавали, но ничего неизвестно и о применении немцами в битвах под Керчью трофейных советских автомобилей.

Уже на следующий сутки пополнили собственные боевые квитанции оба храбреца. Первым добился успеха Виктор Савченко, что в утреннем бою с двумя Bf 109 сперва подбил «Мессершмитт», а после этого преследовал вражескую машину , пока германский лётчик не выпрыгнул с парашютом. Кроме подтверждения ведомого, около 10:50–11:00 горящий на земле самолёт замечали три экипажа штурмовиков 7-го гв. шап.

Потому, что сейчас и в данном месте советские авиаторы утрат не несли, это мог быть лишь германский самолёт, но сохранившиеся за данный период неполностью германские документы молчат.

По окончании обеда отличился Сергей Мартынов, сбивший западнее порта Камыш-Бурун очередной Bf 109. Как указано в документах, хотя убедиться в том, что вражеский лётчик не имитирует падение, Мартынов преследовал соперника до высоты 100 метров. Победу подтвердили ведомый младший лейтенант Сергей Семёнов и ведущий второй пары лейтенант Александр Серебряков, но и данный успех не находит подтверждения в германских документах.

Подбитая «Аэрокобра» 57-го гвардейского истребительного авиаполка на вынужденной посадке

Но, истребители люфтваффе так же, как и прежде не прощали неточностей. Так, в первоначальный сутки нового 1944 года ведомая замполитом полка майором Дмитрием Ильиным четвёрка «Аэрокобр» недалеко от мыса Хрони встретила несколько «Мессершмиттов». Как прежде, первой перешла в наступление пара Мартынова, но германские истребители были приманкой, и советская пара сразу же сама подверглась атаке двух вторых Bf 109.

Под удар попал ведомый Семёнов, что резким пикированием ушёл от атаки и утратил из вида собственного ведущего, что на аэропорт не возвратился. Как выяснилось позднее, выручая ведомого, Мартынов попал под удар второго «Мессершмитта». У советского истребителя был пробит лонжерон правой плоскости, перебит элерон, повреждён киль и руль высоты.

На повреждённой машине лётчик сумел уйти из-под атаки и приземлился на аэропорте у станицы Фонталовская.

Наилучший сутки

Возможность отыграться за прошлые неудачи показалась у лётчиков 57-го гв. иап 10 января, в то время, когда у мыса Тархан был высажен новый коммунистический десант, и началось наступление армий Отдельной Приморской армии на правом фланге керченского плацдарма.

Полк взял задачу по прикрытию собственных наземных армий в районе Булганак — Грязевая Пучина — мыс Тархан и одним из первых участвовал в битвах того дня. Первые победы лётчики полка заявили около 10:00, в то время, когда лейтенанты Серебряков и Мартынов сбили по одному Bf 109, а капитан Савченко подбил второй за сутки «Мессершмитт». Разумеется, под удар Мартынова попал Bf 109G-6 W.Nr.20126 «Белая 8» из эскадрильи 4./JG 52.

Пилотировавший его унтер-офицер Хайнц-Хельмут Янссен (Uffz. Heinz-Helmut Janssen) погиб. О собственной победе Сергей Мартынов вспоминал так:

«Я ввязался в драку с истребителями — парой «дистрофичных», которая пробовала нападать Савченко. Ведущий пары «мессеров» не выдержал моей атаки и начал уходить левым боевым разворотом. Вот здесь-то он и просчитался — уходя вверх влево, он попал в прицел моей «Кобры», и мне ничего не оставалось, когда надавить на гашетки пулеметов.

Сноп трассирующих пуль накрыл цель, но «худой» какое-то мгновение продолжал полёт.

«А пушка?!» — мгновенно сработало в мозгу, и я надавил громадным пальцем правой руки на кнопку на ручке управления. Всего лишь один боеприпас, — всё было так близко и светло, — коснулся кабины германского истребителя, и «Мессершмитт» взорвался!»

Около 12 часов дня ведомая Виктором Савченко шестёрка «Аэрокобр» в 5–8 километрах северо-восточнее Багерово встретила три маленькие группы бомбардировщиков He 111 общим числом 10 автомобилей. В нескольких атаках советские лётчики добились успеха: Савченко и Мартынов подбили по одному бомбардировщику любой. Позднее оба «Хейнкеля» были засчитаны как сбитые и пополнили счета побед асов.

Соперник был важный: ответным огнём воздушных стрелков на самолёте Савченко была перебита электропроводка, одну пробоину привёз и Мартынов. Как бы то ни было, основная цель была достигнута: бомбардировщики скинули бомбы не на войска СССР, а в море.

В обеденное время в сражении четвёрки «Аэрокобр» с таким же числом Bf 109 Мартынов подбил один вражеский истребитель, а поставил «жирную точку» в удачах дня Савченко, что послал на землю у берега мыса Тархан пикировщик Ju 87.

Всего 10 января лётчики 57-го гв. иап совершили 74 боевых вылета, сбили восемь вражеских самолётов, ещё семь было подбито. В числе самый отличившихся лётчиков 4-й ВА были капитан Савченко и лейтенант Мартынов, на двоих записавшие на собственный счёт два сбитых и пять подбитых самолётов и внёсшие собственную лепту в «тёмные дни» группы II./JG 52.

Новые удачи

Часто заслуги лётчиков-истребителей заключались не только в уничтожении вражеских самолётов. Так, 14 января охраняющая четвёрка капитана Савченко взяла с почвы приказ разведать район посёлка Багерово, где были увидены барражирующие «Мессершмитты». Делая разведку, советские лётчики нашли на ЖД станции 35–40 крытых вагонов, по которым позднее нанесли успешный удар армейские и флотские штурмовики.

В сводках германской 17-й армии отмечено, что бомбами и огнём «Илов» были поражены минимум два эшелона с снарядами.

Спустя семь дней, 21 января, для Сергея Мартынова настал самый успешный сутки в его карьере лётчика-истребителя. Около 12 часов дня, закрывая собственные войска в районе Булганак — Грязевая Пучина — мыс Тархан, ведомая комполка майором Сидоровым четвёрка истребителей встретила недалеко от Керчи такое же количество Bf 109. Два «Мессершмитта» советской группой были атакованы, и Мартынов с дистанции 50 метров выпустил правильную очередь.

По докладу лётчиков группы, Bf 109 загорелся и упал недалеко от кургана Собачий. Кроме группы майора Сидорова падение германского истребителя подтвердил находящийся в воздухе в том же районе начальник эскадрильи 249-го иап лейтенант Пётр Щеблыкин. По германским данным, атаке Мартынова подвергся Bf 109G-6 W.Nr.140206 «Белая 8», пилотируемый ефрейтором Карлом Хогевегом (Gefr. Karl Hogeweg) из уже привычной Мартынову эскадрильи 4./JG 52.

Германский лётчик был ранен.

Истребитель «Мессершмитт» Bf 109G-6 из хорватской эскадрильи 15.(Kroat)/JG 52, Крым, осень-зима 1943–1944 гг. Самолёты подразделения возможно было легко отличить по прекрасно заметной эмблеме с национальной красно-белой шашечной доской

На этом успешный для Сергея Мартынова сутки не закончился. На протяжении послеобеденного вылета недалеко от мыса Тархан он атаковал пару Bf 109, открыв огонь по одному из них с дистанции 200 метров под ракурсом 2/4. «Мессершмитт» ушёл вверх в тучи, но спустя пара секунд практически отвесно вывалился обратно со шлейфом тёмного дыма и начал падать. По окончании возвращения к себе ведомый Мартынова младший лейтенант Фёдор Козунов подтвердил победу.

В этом бою Мартынов сбил Bf 109G-6 «Зелёная 6», поставив точку в карьере на Восточном фронте лётчика 15.(Kroat)/JG 52 унтер-офицера Ивана Балтича (Uffz. Ivan Baltic). Много лет спустя хорват, пара приукрасив события, так вспоминал об этом вылете:

«Я летел с Краньцем, в то время, когда нас нападала многочисленная несколько «Аэрокобр». Выхода не было — нам было нужно драться. Я утратил из вида Краньца. Русские были везде. Сейчас я совершил 36 боевых вылетов и одержал четыре победы, но соотношение сил ещё ни при каких обстоятельствах не было таким негативным. Сейчас одна «Аэрокобра» развернулась на меня. Мы пошли друг на друга в лобовую атаку, и любой из нас открыл огонь. Но мои нервы не выдержали, и я ушёл вверх.

Тогда он попал в меня. Я заметил, как он пронёсся с дымящим мотором. Мой самолёт начал дрожать и задымил. Я летел через чур низко, дабы прыгать, исходя из этого совершил вынужденную посадку в поле неподалеку от Керчи. Это была твёрдая посадка, и моя машина скапотировала, в следствии чего я серьёзно повредил пояснице. Меня ожидало долгое лечение. По крайней мере, с моими полётами в Российской Федерации было покончено.

Я заявил о попаданиях в собственного соперника, но потому, что не видел его падения, мне засчитали неподтверждённую победу».

По окончании начала в ночь на 23 января нового наступления советских наземных частей Савченко и Мартынов продолжили собственную победную серию. 24 января, охраняя во главе шестёрки истребителей в районе села Булганак, Савченко встретил несколько Bf 109. Коммунистический лётчик нападал ведущего немца в лоб, ведя пламя с дистанции 200–50 метров.

Стрелял и его соперник, но очереди Савченко были правильнее: «Мессершмитт» упал на северной окраине пригородного керченского посёлка Аджим-Ушкай и взорвался. Победу подтвердили не только лётчики группы, но и наземная радиостанция наведения. Наверное, это был потерянный в тот сутки Bf 109G-6 всё той же хорватской эскадрильи 15.(Kroat)/JG 52, неназванный пилот которого всецело разбил машину на вынужденной посадке. «Аэрокобре» Савченко кроме этого досталось: у неё была пробита правая плоскость.

«Мессершмитт» Bf 109G-6 из хорватской эскадрильи 15.(Kroat)/JG 52 на вынужденной посадке, осень-зима 1943–1944 гг.

27 января в утреннем вылете ведомая капитаном Савченко четвёрка «Аэрокобр» районе посёлка Колонка на высоте 4000 метров встретила два Bf 109. Савченко сверху спереди нападал ведущего немца и под ракурсом 2/4 с дистанции 100–50 метров открыл огонь. Горящий «Мессершмитт» крутанулся в штопоре и отвесным пикированием устремился к почва. Одвременно с этим ведущий второй пары лейтенант Мартынов атаковал ведомого немца.

Снизу позади под ракурсом 1/4 с дистанции 100–50 метров он открыл огонь, по окончании чего вражеская машина перешла в хаотичное падение в районе села Капканы со шлейфом белого дыма. Германские эти подтверждают как минимум один успех советских лётчиков: сейчас в данном районе был сбит Bf 109G-6 W.Nr.140185 «Тёмная 7» из 5./JG 52, пилот которого унтер-офицер Людвиг Фогель (Uffz. Ludwig Vogel) был ранен.

«Сергей, ты горишь…»

С конца января на земле недалеко от Керчи установилось затишье, которое повлияло и на действия авиации. В феврале мешала лётчикам и нехорошая погода, но в кое-какие дни в небе Керчи становилось по-настоящему жарко. 15 февраля 1944 года стало поворотным пунктом в судьбе одного из храбрецов повествования.

Около 10:00 на прикрытие армий в районе Керчь — Булганак в очередной раз вылетела слётанная четвёрка капитана Савченко, в которой вторую несколько вёл лейтенант Мартынов. Находящиеся в воздухе пары «Мессершмиттов» пара раз вступали в маленькие стычки с «Аэрокобрами», не ввязываясь в затяжной бой. В какой-то момент два Bf 109 подставились под удар пары Мартынова, в то время, когда его атаку не имела возможности прикрыть пара Савченко.

Решив не потерять шанс, Мартынов, как неизменно, враждебно атаковал врага, но это была западня. Тут же из туч выскочил не увиденный до этого фельдфебель Хайнц Заксенберг (Fw. Heinz Sachsenberg) из 6./JG 52 и правильной очередью с дистанции 200–100 метров поджёг «Аэрокобру», ставшую его 66-й победой. Сергей Мартынов 50 лет спустя так вспоминал финал этого вылета:

«В кабине моей неуправляемой «Кобры» то ли пар от радиатора охлаждения, то ли пламя. Лицо жжёт, глаза закрыты. Дабы скинуть дверь кабины, снимаю перчатку с правой руки и ощупью срываю рычажок.

Вывалившись из кабины, весьма больно ударяюсь коленями о стабилизатор и при раскрытии парашюта оказываюсь вверх ногами. Побарахтавшись и высвободив ноги от запутавшихся строп, осматриваюсь: в воздухе тишина; обгоняя меня, пролетают обломки «Кобры». Парашют несёт в юго-восточном направлении, и я разворачиваюсь по ветру.

Ведомый, сделав вираж и убедившись, что парашют раскрылся, покачал крылом и ушёл в южном направлении.

Приближается почва, просматриваются окопы. Промелькнула идея, обжигающая сознание: я на германской стороне! Начал рвать документы. Слышу свист пуль, летящих из германских окопов, но самих выстрелов не слышу. Удар о мёрзлую почву. Парашют, как парус, несет на протяжении германских окопов.

С громадными упрочнениями удалось погасить парашют и отстегнуться. Слышу крики немцев – они в окопах метрах в пятнадцати от меня. С большим трудом поднявшись на ноги, я посмотрел на восток и махнул на прощанье рукой в «собственную» сторону, по окончании чего упал. Боль в правой ноге.

Трое фрицев ползком затаскивают меня в окоп. Всё!»

В полку весьма сохраняли надежду, что «Мартын» приземлился на территории, занятой войсками СССР. Но лётчики вылетевшей на поиск в район боя группы «Аэрокобр» заметили на нейтральной полосе между проволочных заграждений только распущенный парашют — больше ничего найти не удалось. Тем временем немцы отвезли Сергея Мартынова в Багерово, где он встретился с германскими лётчиками:

«Меня перевели в другую помещение, в которой было пара человек в германской форме. Усадили за стол, принесли миску с чечевичной похлёбкой и граммов двести хлеба. Окружившие стол были, по словам переводчика, «людьми авиации», и среди них был лётчик, что меня сбил.

– Вот лётчик, что тебя сбил, – сообщил переводчик. – Что бы ты желал ему сообщить?

Я ответил:

– Мы, люди армейские, ежедневно наблюдаем смерти в лицо. Сейчас сбили меня, на следующий день смогут сбить его.

Немец опустил глаза, задумался…»

Мартынов был прав. Через полгода, 23 августа, кавалер Рыцарского креста Хайнц Заксенберг был сбит в воздушном бою и не легко ранен, почему возвратился на фронт лишь в 1945 году. Всего на его счету было 104 победы. По окончании войны из-за взятого ранения у Заксенберга развился рак, и в первой половине 50-ых годов XX века он погиб, не дожив и до 30 лет.

Сергей Мартынов был последней и самой болезненной безвозвратной утратой 57-го гв. иап в керченском небе. в первых рядах его ожидали опробования плена, каковые лётчик с честью выдержал.

Лётчики эскадрильи 6./JG 52 у одного из собственных «Мессершмиттов» Bf 109G-6. Третий справа — Хайнц Заксенберг

Виктор Савченко продолжил сражаться и встретил победу на Одере. Всего за войну он выполнил 508 боевых вылетов, принимал участие в 117 воздушных битвах, в которых одержал 14 личных побед, а ещё шесть либо восемь самолётов сбил вместе с товарищами. В небе Керченского полуострова он заявил о десяти сбитых вражеских самолётах, и не меньше двух-трёх заявок находят подтверждение в сохранившихся германских документах.

К сожалению, всецело заслуженное звание Героя СССР Савченко так и не взял, не смотря на то, что, представление и ушло вышестоящему руководству. Во второй половине 40-ых годов XX века майор Савченко, не сделав громадной военной карьеры, ушёл в запас и обосновался в Киеве. Погиб бывший лётчик 9 мая 1987 года.

Сергей Мартынов был высвобожден из лагеря пленных весной 1945 года, по окончании чего проходил диагностику в фильтрационном лагере в Башкирии. Не обращая внимания на то что вопросов у следователей к лейтенанту Мартынову не осталось, в осеннюю пору 1945 года он лишился работы из армии в запас, возвратился на родину в Подмосковье и окончательно простился с небом. Увы, но послевоенная армия быстро уменьшалась, и прошедшие плен были одними из первых кандидатов на увольнение.

На гражданке бывшему пленному первое время было также непросто, но неспешно жизнь наладилась. Умер Сергей Мартынов 16 мая 2009 года.

Всего лётчик выполнил 364 боевых вылета и одержал 12 личных и две (по другим сведеньям шесть) групповых побед. В керченском небе он сбил семь Bf 109 и стал одним из лучших «охотников за истребителями». Наряду с этим, если доверять лишь сохранившимся германским данным о утратах истребительной группы II./JG 52 и хорватского отряда 15.(Kroat)/JG 52, как раз у Сергея Мартынова лучший на всём участке фронта показатель в битвах с «Мессершмиттами», над которыми он одержал 4–5 подтверждённых неприятелем побед.

Авторы благодарят Матти Салонена (Финляндия) и Бориса Циглича (Сербия) за предоставленные помощь и материалы в работе над статьёй. Фото из Бориса и коллекции авторов Циглича.

Авторы разыскивают родственников авиаторов 4-й воздушной армии и ВВС Черноморского флота, принимавших участие в битвах за Крым, и будут признательны, в случае если с ними свяжутся по адресу электронной почты ivan_l@ukr.net.

Olympia Cocktail from The American Bar at The Savoy Hotel

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • Рекорды эриха рудорффера: от туниса до прибалтики

    При детальном анализе воздушных битв Второй мировой обычно узнается, что заявленные удачи лётчиков существенно отличаются от настоящих утрат соперника….

  • Горячий день над керчью

    Главной ударной силой люфтваффе в Крыму зимой-весной 1944 года была штурмовая авиагруппа III./SG 3, летавшая на бомбардировщиках «Юнкерс» Ju 87D. Не…

  • Яростное небо эускади

    Использование авиации в гражданской войне в Испании постоянно привлекало внимание исследователей как у нас в стране, так и за границей. Сейчас показался…

  • Лучший день гауптмана баркхорна

    О военной карьере германского воздушного аса №2 времён Второй мировой Герхарда Баркхорна на данный момент известно фактически всё, не смотря на то, что…

  • Первые воздушные победы первого дня великой отечественной

    По окончании 1991 года в нашу страну хлынул поток западных публикаций, посвящённых Второй мировой, и особенно увлекательно описывались успехи германских…

  • Последний день макса иммельмана

    Макс Иммельман – выдающийся летчик «эры айндеккеров» и второй по результативности ас того периода. Первые же победы принесли ему сперва «всегерманскую»,…