Сыртланова магуба гусейновна

      Комментарии к записи Сыртланова магуба гусейновна отключены

Сыртланова магуба гусейновнаПоявилась 15 июля 1912 года в городе Белебей (Башкирия). Окончила аэроклуб и планерную школу в городе Тбилиси. С июля 1941 года в рядах Красной Армии, призвана Тбилисским горвоенкоматом Грузинской ССР.

С декабря 1942 года на фронтах ВОВ. Сражалась на Северном Кавказе, Таманском полуострове, в Крыму, Белоруссии, Польше и в Восточной Пруссии.

Замкомандира эскадрильи 46-го Гвардейского Таманского авиационного полка ночных бомбардировщиков (325-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) Гвардии лейтенант М. Г. Сыртланова совершила 780 боевых вылетов с боевым налётом 928 часов, скинула 190 тысячь киллограм бомбового груза. В самых непростых метеорологических условиях с многочисленной точностью выводила группы самолётов в заданные районы.

Отличилась в битвах при прорыве обороны неприятеля на реке Проня, за освобождение Могилёва, Минска и Гродно. В следствии правильных бомбовых ударов в стане неприятеля было вызвано около 130 сильных взрывов, 85 очагов пожара, стёрто с лица земли и повреждено 2 переправы соперника, 2 ЖД эшелона, взорван склад с горючим, стёрто с лица земли 3 артиллерийские батареи, 2 автомашины и 4 прожектора с горючим.

15 мая 1946 года за воинскую доблесть и мужество, показанные в битвах с неприятелями, удостоена звания Героя СССР.

По окончании войны персональная пенсионерка М. Г. Сыртланова жила в городе Казани, где и скончалась 1 октября 1971 года.

Награждена орденами: Ленина, Красного Знамени (два раза), Отечественной войны 2-й степени, Красной Звезды. Имя Героини носят улицы в городах Белебей и Казань, школа № 2 Белебея.

***

Чуть успев покинуть кабину У-2, навигатор Женя Руднева подошла к помощнику начальника эскадрильи Марине Чечнёвой и восхищённо сообщила:

— Вот это лётчица ! Я совсем не считала, что новенькая так здорово пилотирует.

А новенькая уже рапортовала:

— Товарищ лейтенант , пилот Сыртланова боевое задание выполнила. В районе цели — два очага пожара.

Дослушав до конца официальный рапорт, Марина Чечнёва дружески сказала:

— Поздравляю вас, Магуба Гусейновна, с боевым крещением !

Было это холодной декабрьской ночью 1942 года на полевой площадке у станицы Асиновской. Из этого лётчицы женского авиаполка ночных бомбардировщиков наносили удары по германским армиям, устремившимся к Кавказу.

Лётчица Магуба Сыртланова лишь месяц тому назад пришла в полк. Представляясь начальнику полка Бершанской, она кратко поведала собственную лётную биографию:

— Летаю с 1935 года. Последняя должность — начальник звена в санитарной эскадрилье. на данный момент одно желание — бить неприятеля тут, на Северном Кавказе.

А дальше, думаю, погоним неприятеля с отечественной почвы. Раньше прибыть к вам не имела возможности: не отпускали.

Да, в Тбилиси она неоднократно просила направить её на фронт. Но начальник эскадрильи майор Восканян, сам вынашивавший мечту поскорее попасть в боевой летный полк армии, уговаривал её:

— Вы же, Магуба Гусейновна, хрупкое создание, физически-то не весьма сильная. Я знаю, вы прекрасно пилотируете на У-2, но для фронта это ещё мало что означает. В том месте необходимы лётчики-ночники, опытные тактику. Вот схватят вас прожекторы в собственные лучи — что станете делать ?

Магуба осознавала, что начальник эскадрильи отнюдь не преувеличивает опасность. Напротив, на фронте бывает и ужаснее, чем представляется ему. Об этом она сравнительно не так давно определила из «Красной Звезды» — из очерка Константина Симонова, поведавшего, как вести войну экипажи ночных бомбардировщиков. И однако уже никто сейчас не уговорит её сойти с избранного пути.

И она добилась собственного.

…Поезд увозил её на север. Магуба стояла у окна, наслаждаясь снеговыми вершинами Кавказских гор. Тут ей были привычны многие ущелья, многие вершины. Тут она часами летала с курсантами на протяжении долгих маршрутов. А парить над горами либо над равниной далеко не одно да и то же. В горах пилот неизменно начеку.

Легкомоторный самолёт как щепка среди горных воздушных потоков; ветер может и вознести его и бессердечно кинуть на горов. И горе тому пилоту, что хоть на секунду растеряется. Горы мстят весьма жестоко. Тут Магуба отыскала в памяти слова, каковые довольно часто повторяли ветхие лётчики:

— Школа гор — великая школа !

Да, полёты в горах, само собой разумеется, многому её обучили, возможно сообщить, кроме того закалили; но фронт — это не только горы, это пламя, смерть подруг и, кто знает, может, и твоя личная смерть…

Снежной чашей далеко блеснул Эльбрус. Скоро Магуба сошла с поезда и через некое время была уже на фронтовом аэропорте. В первые дни Магуба засела за книги, инструкции, наставления, после этого начала летать «на себя». Тогда как лётчицы полка уходили к линии фронта, она поднималась с инструктором в ночное небо и над аэропортом обучалась скользить от прожекторов, маневрировать скоростью и по высоте на случай зенитного обстрела. Предстояло летать лишь ночью.

А при ночной темени, как мы знаем, почва весьма непохожа на ту, какой её видишь днём. «Значит, — думала Магуба, — необходимо досконально изучить местность, ориентироваться по её мельчайшим оттенкам».

Сыртланова пристально слушала лётчиц, в то время, когда они докладывали начальнику о собственных действиях над линией фронта. Особенно восхищали её храбрые, продуманные до подробностей маневры черноглазой москвички Марины Чечнёвой. Двадцатилетняя Марина, уже имевшая к этому времени около 200 боевых вылетов, имела возможность преподнести предметный урок многим. Не смотря на то, что Магуба на хороший дюжина лет была старше Марины, но не стеснялась поучиться у неё.

И Марине казалось, что для Магубы не было в ту пору серьёзнее дела в жизни, чем узнать вопросы, как уйти от прожекторов, очень тихо подобраться к цели и обрушить бомбовый груз как раз в том направлении, куда требовалось.

На ввод в боевой строй у Магубы Сыртлановой ушло очень мало времени. Уже через 2 семь дней она сдала зачёты по штурманской подготовке, матчасти, бомбометанию и попросила включить её экипаж в боевой расчёт.

Вот по окончании той памятной ночи подружки и услышали первую весть о новенькой:

— Вот это лётчица !

Среднего роста, худощавая, с глубоко сидящими крупным разлётом и серыми глазами чёрных бровей, Магуба ни при каких обстоятельствах бы не произвела впечатления смелой дамы. Всё в ней смотрелось обыденно, и лишь те, кто летал с ней, знали, сколько силы воли у Магубы и вместе с тем душевного обаяния.

К весне Магуба уже летала не хуже многих ветеранов. Сказывалась упорная учёба прошлой зимний период. Сейчас на аэропорт пришла весёлая весть: приказом Главнокомандования полку было присвоено почётное наименование «Гвардейский».

8 февраля 1943 года состоялся громадной полковой праздник.

— Сейчас, в то время, когда мы Гвардейцы, нужно трудиться ещё лучше, ещё храбрее и яростнее бить ненавистного неприятеля, — призвала комполка Бершанская.

Так и действовала Магуба Сыртланова.

Начались битвы за Кубань. В ночь на 10 февраля 1943 года, преследуя отступающие германская армия по дороге от станицы Поповической, экипаж Сыртлановой бомбовыми ударами позвал 3 сильных очага пожара со взрывами. В ночь на 13 февраля он уничтожал войска соперника у станицы Славянской.

Весна 1943 года началась упорными боями за господство в воздухе на Кубани. Германская армия пробовали забрать реванш за зимнее поражение. Экипажи жили только напряжённой судьбой.

Из ночи в ночь лётчицы совершали по 5 — 6 вылетов. Летая смело и тихо, методично и хладнокровно, Магуба не теряла выдержку в самой тяжёлой обстановке. Возможно, от этого бомбовые удары её становились всё более правильными, а эффективность полётов — только высокой.

В ночь на 11 апреля 1943 года, не обращая внимания на сильный заградительный пламя, экипаж совершенно верно произвёл бомбометание и стёр с лица земли много живой силы соперника около станицы Крымской.

В сентябре 1943 года пара экипажей 46-го Гвардейского полка были направлены в помощь отечественным десанту и наземным войскам морской пехоты, сражавшимся под Новороссийском, на Малой почва. Полёты над Новороссийском потребовали выдержки и большого мастерства. Море, ущелья и горы приводили к быстрой смене воздушных течений, и исходя из этого всё время приходилось поменять высоту полёта.

Напряжение громадное. Любой экипаж делал по 7 — 8 вылетов в ночь. В этих условиях особенно ярко проявилось лётное мастерство Магубы Сыртлановой. В ночь на 12 сентября 1943 года, вылетев в район Новороссийска для исполнения боевого задания, экипаж был обстрелян сильным зенитным огнем соперника.

Магуба Гусейновна, умело маневрируя, совершенно верно отбомбилась по цели. Пожар длился пара часов…

Навигатор Татьяна Сумарокова, в большинстве случаев радостная, весёлая москвичка, внезапно стала неинтересной.

— Что с тобой, Таня ? — задавали вопросы подруги. — Может, заболела либо влюбилась ?

В те дни ещё немногие знали, что поблизости, на этом же фронте, где летал их полк, сражался с неприятелем папа Татьяны: письма со штемпелем полевой почты отца приходили уж весьма скоро. А в последнии месяцы писем не было. И мать из Москвы с тревогой писала: «А от отца ничего нет. Может, ты, Танечка, сможешь что-нибудь разузнать ?»

Вот и ходит Татьяна, женщина с мечтательными карими глазами, мрачнее облака. А ведь ей через пара часов предстоит лететь вместе с Магубой на боевое задание (сейчас Татьяна — боевой навигатор Магубы).

В воздухе холодно. Блещут далеко звёзды. И для чего лишь война ? Татьяна пристально посматривает на компас.

Магуба ведёт самолёт с уверенностью — стрелки фосфоресцирующих устройств словно бы остановились в собственной неподвижности. Внизу вспышками огней, пунктирами огненных автострад обозначилась линия фронта. Ещё 2 — 3 60 секунд полёта — и наступит решающий момент: бомбометание.

— Так держать ! — руководит Татьяна Сумарокова, нацеливаясь на вспышки вражеских миномётов.

Ещё бомбы — и мгновение полетели вниз. В том месте, где только что стреляла батарея, бушует пламя. Значит, удар пришёлся совершенно верно в цель.

Вдогонку самолёту зачертили небо автострады «эрликонов». Магуба кинула машину в сторону, со понижением. В небе уже рыскали прожекторы, но на низкой высоте им не удалось схватить самолёт… В то время, когда отошли от цели, Магуба сообщила:

— Я знаю, Таня, что тебя тревожит будущее отца. Вот поверь мне: всё будет прекрасно !

И пара месяцев спустя, в то время, когда битвы шли за освобождение Крыма, Татьяна отыскала в памяти слова Магубы: в тот сутки она сходу получила от отца 3 долгожданных письма.

Весной 1944 года полк базировался на Таманском полуострове. Рядом плескались волны Азовского моря. В свободные 60 секунд девушки ходили на берег, дабы помечтать о будущем, отыскать в памяти предвоенную судьбу. Какой заманчивой и недосягаемой она им казалась сейчас ! Скорее бы, скорее бы на землю пришёл мир ! Дабы стремительнее наступило желанное время, девушки готовы были к самым тяжёлым опробованиям…

Полк совершал ночные налеты на позиции германских армий под Севастополем. С Таманского полуострова добраться до Севастополя не так-то легко, в случае если учесть, что скорость самолёта, нагруженного бомбами, не превышала 120 км/ч. У лётчиц было 2 маршрута: дальний — над морем и ближний — над полуостровом, в то время, когда они пересекали Крым практически по диагонали. В случае если идти к цели над морем, то в ночь больше 2 — 3 вылетов не сделаешь.

Данный маршрут представлялся и более надёжным: на воде не было зенитных батарей, а встреч с кораблями ВМФ возможно избежать либо попросту обойти их.

Сухопутный маршрут таил много всяких каверз: практически у каждого большого населённого пункта немцы расставили зенитные батареи, в воздухе шныряли ночные истребители. Крымские горы не смотря на то, что и не высокие, но не хорошо будет лётчику, если он ночью собьется с курса и окажется в их власти ! И однако большая часть экипажей полка летали над сушей. Ещё в ту пору, в то время, когда войска СССР у Перекопа громили вражеские дивизии, отечественные лётчицы били по подходящим резервам.

Сейчас же, в то время, когда советские дивизии катились по степному Крыму, необходимо было усилить нажим на неприятеля, засевшего в Севастополе.

— Даёшь Севастополь ! — данный призыв был на устах танкистов и пехотинцев, моряков и лётчиков. На бомбах, каковые они сбрасывали на головы неприятелей, оружейницы довольно часто сейчас выводили мелом: «За Севастополь !» В освобождение Севастополя Магуба также внесла собственную долю, делая по 5 — 6 боевых вылетов в ночь.

В одну из апрельских ночей Магуба вела не легко нагруженную машину. Предстояло бомбить аэропорт, забитый германскими самолётами. Навигатор уже прекрасно видела бессчётные «Юнкерсы» на стоянках. Магуба скинула обороты двигателя, и с шелестящим шумом самолёт начал планировать к цели. Внезапно огненные пики прожекторов разрезали ночную мглу то в одном, то в другом финише города. Над Южной бухтой, над Северной стороной стало светло, как днём.

Ещё один миг, и лучи схватили в огненные клещи самолёт, медлительно плывший в ночном небе.

С каждой секундой стенки разрывов зенитных снарядов приближалась. В то время, когда Сумарокова скинула бомбы, самолёт попал в лучи прожекторов. Начался зенитный обстрел. Самолёт непоследовательно отправился к почва.

Германские зенитчики, сделав вывод, что коммунистический самолет сбит, не стали провожать его до самой почвы… Прожекторы погасли. А Магуба, утратив метров 500 высоты, поставила машину в обычное положение и задала вопрос:

— Таня, жива ?

— Жива, Магуба !

— Ты знаешь, мотор повреждён. Куда отправимся ?

— У немцев на вынужденную садиться не будем ! — решительно заявила Татьяна. — В случае если умирать, так в море !

Магуба потянула в открытое море. Мотор то и дело давал перебои. Где-то внизу плескались волны Черного моря. Казалось, ещё маленький — самолёт и мгновение поглотит тёмная пучина. Но мотор тянул, с перебоями, но однако тянул… Магуба сделала пологий разворот на север… В то время, когда мотор чихнул последний раз и винт остановился, под самолётом была ещё вода. Позже лёгкий толчок, и машина ткнулась колёсами в морскую гальку.

Хвост У-2 был в воде, а колёса на берегу, родном берегу ! Они вылезли из кабины, ринулись навстречу друг другу и обнялись.

Это был самый памятный вылет Магубы Сыртлановой из 780 совершённых за войну.

За примерное исполнение боевых заданий руководства, мужество, геройство и отвагу, показанные в борьбе с немецко — фашистскими захватчиками, Указом Президиума ВС СССР от 15 мая 1946 года Гвардии лейтенант Сыртланова Магуба Гусейновна удостоена звания Героя СССР с вручением медали и ордена Ленина «Золотая Звезда» (№ 8261).

По окончании войны персональная пенсионерка М. Г. Сыртланова жила в столице Татарии — городе Казани, где и скончалась 1 октября 1971 года. Похоронена в Казани. Её имя носят улицы в городах Белебей и Казань, школа № 2 Белебея, где открыт музей в память о прославленной лётчице.

В. Дмитриева.

(Из материалов сборника — «Героини. Выпуск 2». Москва, Политиздат, 1969 год.)

Новости от Спутник-ТВ, про школу Монтессори в Белебее

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • Худякова антонина фёдоровна

    Появилась 20 июня 1917 года в деревне Новая Слобода, сейчас Карачевского района Брянской области, в крестьянской семье. Во второй половине 30-ых годов…

  • Панкратова клавдия

    В одном из авиационных изданий мне попала на глаза статья Армейского лётчика 1-го класса полковника В. Урюжникова, посвящённая боевой деятельности и…

  • Чечнева марина павловна

    Появилась 15 августа 1922 года в селе Протасово, сейчас Малоархангельского района Орловской области, в семье рабочего. Окончила школу , во второй…

  • Константинова тамара фёдоровна

    Появилась 7 ноября 1919 года в деревне Нигерёво, сейчас Лихославльского района Тверской области, в семье крестьянина. В 1925 году семья переехала в город…

  • Валентина петроченкова. зов неба

    Кто заявил, что не страшен прыжок с парашютом, Тот не прыгал ни разу, либо легко—напросто лжёт, На земле все пустяк, а вот в воздухе — в том месте не до…

  • Егорова (тимофеева) анна александровна

    Появилась 23 сентября 1916 года в деревне Володово, сейчас Кувшиновского района Тверской области, в семье крестьянина. Окончила 7 классов неполной школы…