Старый дракон на белом песке или альтернативный танк ит-1

Дамы и господа! Приветствуем вас на борту отечественного воздушного лайнера! Высота полета десять тысяч метров. Скорость – восемьсот км/ч.

Температура за бортом – минус тридцать девять градусов! экипаж и Командир корабля прощаются с вами!

Старый дракон на белом песке или альтернативный танк ит-1

Редиска ты начальник. На неспециализированном фоне ИК-излучения отечественный «кондер» увидят, лишь в то время, когда в люк посмотрят. Не машина, а филиал мартеновского цеха, а у меня ласковая душевная организация. Да-да, именно она и заставляет легко приукрашивать.

А так бы отыскал в памяти чертей, сковородки и серу. Полцарства за глоток свежего воздуха! В курсе я, в курсе, что снаружи не лучше, но в том месте хоть открытое пространство иллюзию перемещения воздушных весов создаёт. Вот-вот, лучше пускай иллюзия и остаётся – нежели дунет по-настоящему, нам всем будет обеспечен вечерний стул с высоким содержанием кремния. И не нужно наблюдать на меня такими удивленными глазами.

Мало ли, что у меня образование три коридора и задний двор совхозной школы, но у тебя практически законченное высшее гуманитарное не до конца искалеченное ускоренными направлениями командного состава. С тобой в тесной башне посидишь – и культура отовсюду начинает на свободу проситься. Вот я и взгляну, как она в том месте, несчастная, за бортом, внезапно потеряется в незнакомом месте? В общем, не скучайте товарищ начальник, а я чуток на январском солнышке погреюсь.

И вы от меня отдохнёте, и, основное, я от вас. А при чего – я рядом, стоит лишь руку потянуть.

И это именуется зима? Январь месяц. Плюс двадцать три в тени. От сеточки, под которой мы тут мило отдыхаем.

Ни елки, ни снега. В наличие бережно прибитый к зениту громадный песок и белый диск солнца, такой же белый-белый, а в полутора километрах – серая ниточка шоссе, с заметно дрожащим над ней воздухом. Миражи будут?

Пустыня всё-таки.

Да. В таких декорациях мы в первый раз. Правда за речкой уже были, но в том, всевышним забытом, месте все больше плоскогорья и горы. И недолго мы в том месте гостили – толку в тех камнях от нас было, что от козла кумыса. Так что по окончании шести месяцев занятий экстремальным танковым альпинизмом, покатили мы обратно в отечественный ЗабВО.

В солнечный Чойбалсан, четвертый большой город глубоко законспирированной шестнадцатой союзной республики. ППД отечественного 4-го танкового полка, в который я попал три года назад по доброте собственного начальника, тогда ещё младшего лейтенанта. А ведь имел возможность, имел возможность попасть и на флот, и в авиацию. В десант, в итоге. А загремел в БТВ. Сейчас от меня за версту пахнет соляром, и каждая мелочь пузатая точно определяет – идет танкист.

Не смотря на то, что чего не забрать – на параде мы смотримся красиво и внушительно.

Нет, в Москве по Красной площади прокатиться чести не имел. А вот в Чите либо том же Улан-Баторе – отметился. Прошедшей же весной на 9 мая в качестве поощрения от руководства продефилировал парадным маршем по площади Гедемина белорусского города Вильно. Какой литовский Вильнюс?

Это он до весны 1990 был литовским. А в марте Верховный Совет Литовской ССР во главе с Витаутасом Ландсбергисом стал независимым Литвы и объявил, что не хочет иметь ничего общего с кровавым сталинским режимом и не признает изданные им заключённые и законы контракты. А особенно, заключенный в 1939 году под силовым давлением СССР советско-литовский контракт о обоюдной помощи, в следствии подписания которого они и взяли Вильно и часть Виленского края.

Мы именно по окончании парада и снабжали передислокацию «Парламента Литовской ССР во главе с Витаутасом Ландсбергисом» и других столь же радикально настроенных настоящих демократов на исторические почвы Жемайтии и Аукштайтии. Чужие убеждения мы честно глубокоуважаем и всячески содействуем сбыче таких славных мечт. Люди имеют на это право.

Как, к примеру, в Украине. Захотели и сделали УССР федераций, не хуже чем у нас, клятых москалей (ага, где я со своим Чойбалсаном и где Москва). Методом всеобщего референдума. Целый процесс прямо у меня на глазах происходил.

До тех пор пока мы в мае в Харькове отечественных старичков в капремонт сдавали (их по ходу дела планировали легко подкрасить и за маленькие деньги пристроить куда-нибудь, отстаивать совершенства яркого будущего в перманентной борьбе), до тех пор пока новые Т-82 приобретали. До тех пор пока их обкатывали на полигонах Краснознаменного Киевского военного округа. Как-то незаметно и август настал.

Кувейт нежданно утратил собственную независимость, а Украина возжелала такую взять. Всё в рамках действующей Конституции СССР, статья, в случае если память не изменяет, семьдесят вторая. Исходя из этого Верховный Совет никак не имел возможности отказать, непременно, учетом волеизъявления новообразованных независимых республик УССР и пункта второго статьи 73 Конституции СССР.

Соответственно, нахождение армии зарубежного страны на незалежной и самостийной территории было совсем не комильфо и мы, забрав по козырек отбыли. Эшелон именно через Киев проходил, в то время, когда вовсю шла демаркация границы РСФСР и Украины по линии 1919 года.

А так как согласно соглашению с Китаем, что очень вовремя отыскал в памяти, что «русский с китайцем братья навек», группу коммунистический армий в Монголии легко урезали, и новым пунктом постоянной дислокации нам выяснили Луганск. Тут-то нас в декабре и догнал циркуляр главнокомандующего, дававший слово «казённый интерес и дальнюю дорогу». Только для «добровольцев из младшего и среднего командного состава».

семь дней подготовки, «экипаж и командир корабля приветствует вас на борту отечественного удобного трансконтинентального лайнера» Ил-76, и через пара часов полета – здравствуй Тикрит, учебный центр и авиабаза при иракской бронетанковой дивизии. А в качестве бонуса, новогодний презент в виде отечественного старенького танка. Нет, не для того чтобы же, в частности ОТЕЧЕСТВЕННОГО.

Что я собственный личный ИТ-1Б, что более чем за два года на протяжении и поперек излазил, не определю. Да я на нем каждую вмятину, каждую царапину с закрытыми лазами отыщу. Вон на четвертом правом катке под слоем свежей каски выступает бережно процарапанная надпись «Панджшер-88». И сам каток легко другой. Махнули не глядя на родной. Вернее на то, что от того осталось. А кондиционер уже на капиталке прикрутили, и КУВ заменили. Так что к индексу возможно смело прибавить буковку «М».

Красота. Вот опознавательные символы нанесли уже тут – гвардейская механизированная дивизия «Tawakalna ala Allah» (?????? ??? ????). «Tawakalna», «Таувахальна».

Сейчас же второй час отправился, как отечественная головная походная застава прекратила перемещение и сидит, ожидает. Не смотря на то, что уже нет, дождалась – вот и он, долгожданный мираж. Начальник к нам гости.

Из раскрытого командирского люка ИТ-1БМ с белым тактическим номером «?34» в красном треугольнике высунулась рука, пошарив по броне, сграбастала за шкирку трехцветного кота и скрылась в боевом отделении. Люк закрылся. Четко клацнул стопор.

Над шоссе, словив две «иглы» в двигатель, вспух огненным клубком «апач». Время «Ч». 07 января 1991 года.

12 часов 23 60 секунд.

Интерлюдия

— Полковник, вы осознаёте, что такое предложение категорически неприемлемо? Более того – оскорбительно.

— Это не предложение, ваше превосходительство. Мое управление ставит вас в известность, как о ситуации , так и о вероятных дорогах минимизации утрат.

— Вы планируете превратить мою страну в полигон?

— А почему бы и нет. Либо вас утешает идея, что за предоставление для того чтобы необыкновенного права Альянсу вас не сходу повесят, а дадут ещё мало посидеть на посту президента?

«Безоговорочно осудив иракскую агрессию против Кувейта, СССР вместе с тем сначала с определенной долей подозрительности относился к наращиванию военной мощи США в регионе. Согласно точки зрения Москвы, конфликт между двумя арабскими странами мог быть и должен был быть решен мирными средствами ими самими, без вмешательства третьих государств. В таковой позиции Вашингтон не без основания усматривал слабость СССР, становившуюся все более зримой к началу 90-х годов». (Лавренов С. Я, Попов И. М. «СССР в конфликтах и локальных войнах». — М.: ACT; Астрель, 2003.)

Лучшие же представители мирового сообщества со своей стороны сделали всё от себя зависящее, дабы избежать для того чтобы развития событий. К декабрю 1990 года Белый Дом выступал только с позиции силы и изъяснялся «на языке, что неприемлем в общении между главами стран». Корреспондент газеты «Вашингтон пост» Ричард Коэн писал: «Мы ищем не его смерти, но полного политического уничтожения Саддама.

Для этого его необходимо лишить престижа и власти, перевоплотив его в ходячее фиаско, в изгоя, а в конечном счете – в плохое воспоминание». Шансов на мирное урегулирование фактически не осталось.

Тем большее удивление привело к официальному заявлению президента Ирака от четвертого января о готовности начать переговоры с правительством Кувейта при посредничестве СССР. Этим же вечером иракская группировка в Кувейте начала постепенный отвод собственных подразделений за линию госграницы. Сирия и Египет без промедлений приостановили собственный участие в МНС.

Правительство Франции выразило робкую надежду на успешное разрешение кризиса. Вашингтон

Для Вашингтона это была откровенная пощечина. Соединенные Великобритания и Штаты объявили, что санкция утвержденная резолюцией № 678 не заканчивается в связи с освобождением Кувейта от иракских армий, а напротив, продолжает собственный воздействие для обеспечения «безопасности и международного мира в этом регионе». Результатом стало незамедлительное начало операции «Буря в пустыне».

Во время с 5 по 7 января 1991 года авиацией многонациональных сил был нанесён последовательность массированных авиационных ударов (в основном ночью) по всей территории Ирака. На протяжении операции было выполнено около 4700 боевых вылетов (более чем 80 — стратегической авиацией, более 4000 — тактической авиацией и около 600 — палубной авиацией). По результатам было заявлено о уверенном удерживании и завоевании господства в воздухе, уничтожении предполагаемых объектов хранения и производства оружия массового поражения.

Одновременно с этим совокупность управления вооружёнными силами Ирака функционировала , иракская авиация понесла только незначительные утраты, действовало много мобильных пусковых установок зенитных и оперативно-тактических ракет. Так, фактически не было создано условий для успешного проведения воздушно-наземной операции, которая, однако, началась.

Механизированная дивизия «Таувахальна» Республиканской Гвардии, закрывавшая отвод кувейтской группировки на Эль и Басру-Насирию, размешалась приблизительно в 40-50 километрах северо-западнее ирако-кувейтской границы, пребывав совершенно верно на острие удара VII американского корпуса. «Таувахальна», возможно, была лучшей дивизией иракской армии. Она блестяще сражалась на протяжении войны против Ирана и была одной из головных дивизий, входивших в Кувейт в августе 1990 года.

Её две механизированные и одна бронетанковая бригады были оснащены лучшим из имеющегося у Ирака оружием и насчитывали в собственном составе 220 танков Т-64, 43 истребителя танков ИТ-1БМ и 278 боевых автомобилей пехоты (БМП-1 и БМП-2). Помимо этого в качестве средств усиления ей были приданы 40 9П148 ПТРК «Конкурс» и 80 пусковых установок «TOW». 7 января дивизия удачно завершила развертывание.

Не обращая внимания на воздушную кампанию МНС, её основные силы заняли намеченные пределы и готовься к бою, в то время, когда VII корпус армии США вошёл в соприкосновение с ними.

Расчет американского руководства на оборонительный темперамент действий иракских подразделений был излишне оптимистичным. Нежданно высокая активность республиканской истребительной авиации, согласованность и чёткость действий отдельных авиагрупп за счет нахождения недалеко от операции обоих самолетов ДРЛО «Baghdad-1 и 2» (Абадон-1 и 2), не разрешили авиации Альянса не только вовремя оказать содействие своим наземным силам, но вскрыть перегруппировку механизированных соединений соперника.

Примерно в восемь часов утра 7 января три группы иракских МиГ-25 атаковали самолеты ДРЛО и управления Е-3 АВАКС МНС. Из трех АВАКСов подвергшихся атаке, повредить удалось только один, да и то незначительно. Ценой стали два потерянных иракцами Foxbatа.

Но собственную задачу они выполнили – вынудили руководство силами вторжения поменять маршруты полетов воздушных командных пунктов, оттянув их от места предполагаемого боестолкновения и, первым делом, озаботится их усиленной защитой.

Прекрасно скоординированные действия наземных совокупностей ПВО (43 ЗРК С-125 и 62 мобильные установки комплекса 2К12М3 «Квадрат») и десяти истребительных эскадрилий (115 которых Миг и 34 машин-29) сумели обеспечить поддержание противовоздушного «зонтика» над разворачивающимися в боевые порядки четырьмя танковыми и механизированными бригадами республиканской гвардии лишь до 15 часов. А позже

Позже, нарастив качественное и количественное превосходство, ВВС Альянса практически вымели соперника из района. Но, без оглядки на чистое небо, использовать ударные самолеты было уже поздно – внизу, скрытая чёрными дымами и облаками пыли горящей техники, шла свалка. По «заблаговременно утвержденному замыслу».

Мы психи, безумцы! Да кто б сомневался.

Мы все помешались на данной войне.

Осталось всего пять мин. продержатся

И слезы бегут по небритой щеке.

На фланге далеком, сметая заслоны,

Покатит металлической лавиной вперед

Те самые свежие три батальона.

Мы им обеспечим обход и маневр! (http://www.youtube.com/watch?v=ncr5agSsjxo)

Правда фланг был не шибко-то и далеким, да и было их два. И батальонов было больше. «Таувахальна» по максимуму применяла собственный шанс. Дивизия за пара отведенных ей часов выдвинулась на 40-60 километров к западу. Головная походная застава её восемнадцатой бригады в составе танковой роты, средств усиления и батальона мотопехоты связала боем передовые части 2-го бронекавалерийского полка.

Вынудила его втянуться в маневренный встречный бой, и обеспечила развертывание на обоих флангах 3-ей танковой дивизии седьмого военного корпуса США двух ударных механизированных групп.

На шесть бронетанковых и четыре мотопехотных батальона двигавшихся в очень сильно растянутых по фронту боевых порядках (фронт танковой роты порядка 1500-2000 метров) обрушились двенадцать танковых и мотострелковых батальона четырёх иракских бригад – двух механизированных и одной танковой бригады «Таувахальны» и одной танковой бригады из состава 12 танковой дивизии. маневр и Скорость против технического превосходства. В далеких песках пустыни Эн-Наджаф раскручивалась карусель второй Прохоровки.

Вот лишь техническое превосходство не было столь глобальным как тогда. И одно дело рассчитывать на поражение неподвижных танков Т-64 иракской гвардии с самые выгодных ракурсов. И совсем второе – пробовать с двух-трех километров проковырять их лобовую броню, не имея в силу неудачного для отражения фланговой атаки построения возможности обеспечить на страшном направлении всю огневую мощь.

Кроме того ракеты «TOW» продемонстрировали низкую эффективность против лобовой брони иракских танков. В ответ из-за атакующих порядков по БМП и БР «Брэдли» отработали «драконы». А позже гвардейцы, без оглядки на утраты, сократили расстояние до полутора километров и советские 140-мм гладкоствольные танковые пушки стали пробовать на зуб заокеанскую броню.

Удержать кроме того ветхие, 70-х годов БОПС бортовая броня «Абрамсов» не смогла.

Использование ударных «апачей» армейской авиации выяснилось очень сильно затруднено из-за высокой насыщенности наступающих иракских частей мобильными средствами ПВО (Стрела-2М и Игла-1) и ЗСУ «Шилка». Помимо этого ухудшившаяся в ходе же боестолкновения из-за дыма и пыли видимость стала причиной неоправданным утратам от «дружественного» огня. По окончании того как два звена ударных вертолетов АН-64 смешали с песком маневренную группу из состава 36-го бронепехотного полка, использование военном авиации над полем боя было приостановлено.

Оказать содействие попавшей в тяжелое положение 3-й танковой дивизии наземными силами руководство 7-го корпуса выяснилось неспособно.

Части 1-й танковой дивизии попали под удар оперативно-тактических ракет мобильных комплексов «Аль-Самад II» (иракский вариант «Луна-М», индекс ГРАУ — 9К52). Подрыв над разворачивающимися на юг танками и БМП сорока тяжелых (420 кг) осколочно-фугасных, кассетных и объемно-детонирующих боевых частей не нанес значительного материального ущерба. Но психотерапевтическое действие выяснилось важным.

Локальный и строго личный Армагеддон для ограниченной группы граждан США, подозревающих наличие у соперника химического, в противном случае и ядерного, оружия. При запоре действует лучше патентованного пургена. Два часа потерянного времени.

1-й пехотной дивизии корпуса преградили дорогу выставленные 12 танковой дивизией Ирака заслоны, нежданно щедро применившие ПТРК «TOW», захваченные в Кувейте, и поддержанные тяжелой артиллерией, имевшей на удивление грамотных передовых артиллерийских наводчиков. Важных материальных утрат снова же наподобие не получилось. Но практически три часа кружения межу трех барханов .

К финалу 7 января 1991 года механизированная дивизия «Tawakalna ala Allah» Республиканской Гвардии Ирака прекратила собственный существование как боевая единица. Ни иракское, ни правительство США не огласило публично имя человека руководившего дивизией «Таувахальна» в её последние часы. В полной мере вероятно он погиб во главе собственных армий, в белых как солнце песках преградив путь, казалось бы, неотразимому союзническому наступлению.

Сложившаяся воля и обстановка высшего управления поставившие дивизию под остриё замечательнейшей атаки с различных направлений не покинули ей, другого выхода, не считая как отойти, либо же сражаться и умереть. И дивизия выбрала последнее.

3-я бронетанковая дивизия седьмого военного корпуса США 8 января 1991 года была выведена в резерв. Расформирована – 17 октября 1991 года.

Упершись замечательным бронированным лбом в опрокинутое и искореженное таранным ударом тело неприятеля (БРМ «Брэдли» опоздал убраться с дороги), на оплавленном песке далекой и чужой страны замер ветхий «дракон». Бортовые экраны смяты и взломаны. Башня развернута на правый борт. На погнутом пилоне пробитый в нескольких местах пусковой контейнер. Пустой. ПКТ разбит.

Довольно целый 57-мм автомат слепо уставился в горизонт. Опоздал. Смерть пришла иначе. Левая звездочка разбита прямым попаданием, в задней части башни правее сорванного с креплений коробки ЗИП чернеет аккуратное отверстие.

Именно напротив места оператора КУВ. Его люк закрыт. Как и люк мехвода. А вот командирский распахнут. Правая рука мертвой хваткой вцепившаяся в основание прицела не позволяет сползти в сумрак боевого отделения затянутому в тёмно-серую ткань танкового костюма телу. Голова в сбитом на правый бок шлемофоне свесилась на грудь. Лицо в запекшейся крови из ужасного, от бравой брови до левой щеки, шрама. И тишина.

Иногда нарушаемая глухими звуками боя, откатывающегося на восток. Да еле слышимый скрежет когтей по иссечённой осколками броне – вцепившись зубами в ворот комбеза и упираясь всеми четырьмя лапами, большой трехцветный кот ведет неисправимый бой с законами Ньютона. Он не знает, что не с его девятью килограммами рассчитывать на победу.

Не знает. И не хочет знать.

Танк ИТ-1.

Ракетный танк ИТ-1 был создан на базе шасси танка Т-64 коллективом КБ Уралвагон завода под управлением главного конструктора Л. Н. Карцева . По окончании продолжительных опробований во второй половине 60-ых годов XX века танк был принят на вооружение. Серийное производство новой автомобили длилось с 1968 по 1970 год.

Боевая масса автомобили 39,5 тысячь киллограм. Не считая меньшей массы, более высокая если сравнивать с Т-64 подвижность автомобили обеспечивалась однопоточной гидромеханической трансмиссией ГМТ-167м. Разработчики – П.С. Сологуб и B.C.

Иванкин. Для трансформации скорости перемещения танка употреблялись три передачи переднего хода и одна заднего хода, наряду с этим переключение двух высших передач было автоматизировано.

Башня литая, с вварной крышей. В ней размещается выдвижная пусковая установка ПТУР с автоматом заряжания и вспомогательное оружие. Машина оснащена дневным и ночным прицелами, стабилизатором станции наведения ракет.

Башня имеет электрический и ручной механизмы поворота.

Главное оружие танка складывалось из управляемого ракетного комплекса 2К4 «Дракон». Стрельба ракетами с радиокомандной совокупностью наведения велась лишь днем с движения и места на расстояние 300-3300 м, ночью — от 400 до 600 м. Бронепробиваемость под углом 60° составляла 250 мм.

Вспомогательное оружие складывалось из 7,62-мм пулемета ПКТ и 57-мм автоматической пушки В-09113. Последняя создана на базе агрегатов и узлов зенитного автомата С-60 и авиационной пушки С-10. Питание пушки ленточное с рассыпными звеньями.

Перезарядка пушки пневматическая.

Машина два раза модернизировалась. Последний раз во время с 1986 по 1990 годы. Танк ИТ-1БМ взял новый комплекс управляемого противотанкового оружия 7К140-2 «Росомаха».

Дальность стрельбы комплекса:

— минимальная – 150 м.

— большая – 5000 м.

Средняя скорость полета ПТУР – 400 м/с.

Калибр ПТУР – 140 мм.

Вес ракеты – 24,6 кг.

Габариты двухзарядного транспортно-пускового контейнера – 1000х300х180 мм.

Бронепробиваемость (кумулятивная БЧ 5,5 кг) – 700 — 750 мм.

Возможность попадания в цель типа танк – 0.8

Метод стрельбы – с места и с хода.

Совокупность управления – полуавтоматическая командная по радиолинии с оптической обратной связью.

Большая скорость поражаемых целей:

— фронтальная – 80 км/ч.

— фланговая – 60 км/ч.

Скорострельность – 4 выстр/мин.

Боекомплект – 22 ракеты (1 тпк на пусковой установке, 10 – в автомате заряжания).

Броня России (фильм 7)

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: