Советско-французское военно-техническое сотрудничество в области судостроения и вооружений в 1930-е годы

Советско-французское военно-техническое сотрудничество в области судостроения и вооружений в 1930-е годы

Реализуя программу армейского судостроения, Советское правительство столкнулось с проблемой строительства и проектирования подводных лодок и легких надводных судов. С целью ответа данной неприятности управление страны решило прибегнуть к помощи вторых экономически развитых стран. Одним из них стала Франция.

Федулов С. В., 2014 ISSN 1997-292X № 3 (41) 2014, часть 1 171

3 января 1934 года министр по морским делам и военным (НКВМД) К. Е. Ворошилов, делая ответ правительства, направил во Францию рабочую группу в составе главы – Главы Управления кораблестроения Управления ВМС (УВМС) РККА А. К. членов и Сивков рабочей группы Н. В. Алякринский, М. А. Рудницкий [1, д. 50, л. 1]. Целью работы рабочей группы являлось ознакомление с состоянием французской военно-морской промышленности и техники для условий привлечения и определения возможности французской техпомощи при постройке судов ВМС (ВМС) РККА, и условиями приобретения во Франции последовательности образцов механизмов, оружия, оптики, средств связи. Рабочей ставилась задача осмотреть следующие объекты: новейшие подводные лодки французского флота, обратив особенное внимание на подводные лодки громадного тоннажа типа «Агоста» и среднего тоннажа типа «Перль» и «Орион»; лидерыэсминцы типа «Фантаск», эсминцы, эскортеры типа «Байонез» и крейсеры последней постройки; торпедные катера; образцы новейших морских орудий, например, зенитные – 100-мм, 75-мм, и 30-мм; бронебойные, фугасные, осветительные, ныряющие боеприпасы; мины и торпеды, обратив особенное внимание на радиоуправляемые и воздушные торпеды, и мины против подводных лодок; герметические тройные и двойные торпедные аппараты для подводных лодок; устройства связи для подводных лодок в подводном положении [Там же].

На протяжении работы во Франции, участниками рабочей группы были осмотрены следующие объекты [Там же, л. 2-3]: главные машиностроительные и судостроительные фабрики, например, фабрики занимающиеся постройкой турбин («Рато»), вспомогательных механизмов и дизелей; фабрики, изготавливающие длинные перископы и аккумуляторы для подводных лодок; фабрики, создающие среднюю и зенитную снаряды и морскую артиллерию; торпедные и минные фабрики; опытовый (для испытательных опытов моделей судов) судостроительный бассейн.

Комиссии предписывалось, что при удовлетворительной оценки возможностей французской военноморской индустрии им надлежит затребовать от соответствующих французских компаний: «1. Условия получения техпомощи по проектированию фаворитов-эсминцев и технические данные.

2. Условия приобретения отдельных образцов морской техники и электромоторов (и вооружения аккумуляторов для подводных лодок; долгих (более 10 метров) перископов для подводных лодок; легких моторов (800-1000 л/с) для торпедных катеров; особых торпедных аппаратов для подводных лодок; зенитных совокупностей, например, 37-мм автоматов; мин и торпед; средств связи; отдельных устройств и корабельных механизмов, основных котлов и турбин, дизелей, турбовентиляторов, турбонасосов, турбогенераторов)» [Там же].

19 января 1934 года НКВМД К. Е. Ворошилов в собственном письме дополнительно инструктировал председателя рабочей группы А. К. Сивкова о порядке ведения переговоров: «В весьма любезной форме разрешите французам понять, что от широты их показов будет, конечно, зависеть широта отечественных заказов и, пожалуй, размах и глубина военно-морского сотрудничества. Заказы кое-какие придется французам сделать, но разбрасываться по мелочам не нужно.

Необходимо хорошенько взглянуть все, что будет продемонстрировано, а позже уже сговариваться о покупке того либо иного объекта. Мельче обязывающих побольше солидности и разговоров» [Там же, л. 7].

С 10 по 20 января 1934 года рабочая группа под управлением А. К. Сивкова осмотрела [Там же, л. 8-9]: бюро «Сервис техник» (организация, осуществляющая научно-исследовательскую и конструкторскую деятельность в области армейского кораблестроения); два аккумуляторных завода; два оптических завода; рабочий поселок в Руане; верфь строящихся торпедных катеров с древесными корпусами; фавориты-эсминцы «Фантаск», «Одасье», «Эпервье»; кораблестроительный и механический завод, торпедный катер и подлодку «Конкеран» в Лауре; самый большой судостроительный и механический завод «Пеност», крейсер «Бертен» и трансатлантик «Норманди»; бретаньский судостроительный и машиностроительный фабрики; фабрики «Рато», «Зульцер» и электромеханический завод в Париже.

Глава рабочей группы докладывал, что морское оружие и создающие его фабрики французская сторона не воображала; члены рабочей группы осмотрели подлодку лишь одну – «Конкерон», – да и то, наполовину выстроенную без аккумуляторов и перископов; надводные суда были представлены в разных стадиях готовности, в частности: фавориты-эсминцы «Эпервье», «Одасье», «Фантаск», крейсер «Бретен», два торпедных катера, охотник за подводными лодками, и строящиеся элементы (конструкции) эскортеров, крейсеров, линейного корабля [Там же, л. 10-11].

Глава рабочей группы кроме этого докладывал: «Французы были вежливы, любезны, давали слово большое количество, но давали сведения очень скудно и под громадным нажимом (это сведения по возможности-установки и лидерам эсминцев на них отечественного оружия). Лишь по окончании вежливого, но энергичного нажима на ?кофе с коньяком?, нам удалось взять нужные сведения» [Там же, л. 11].

К тому же, глава рабочей группы А. К. Сивков отмечал, что Франция – это страна, которая строила суда всех классов (в исследуемый период не строила лишь авианосцев), и давал чёрта осмотренных судов: фавориты-эсминцы – французы присвоили им классификацию контрминоносцев. Они совершенствовались по следующим направлениям: повышения скорости, усиления корабельной и зенитной артиллерии. Французские фавориты-эсминцы считались хорошими судами.

На них могли быть размещены отечественные 130-мм орудия и торпедные аппараты. Французская сторона давала слово дать техническую помощь СССР при постройке корабля данного класса.

Эскортеры – суда, предназначенные для охраны флота от подводных лодок. Аналог отечественного корабля типа «Ураган», но с большей скоростью (на 10 узлов), не смотря на то, что с более не сильный торпедным оружием.

Крейсер «Бертен» – подобный итальянским крейсерам.

Торпедные катера – мореходнее отечественных, поскольку на них был установлен мотор морского типа, а не авиационного. Но они для советского флота не доходили из-за слабого вооружения и своих габаритов [Там же, л. 11-18].

Неспециализированный вывод по надводному судостроению рабочей группой был сделан следующий: Франция достигла выдающихся результатов в строительных работах легких надводных сил, в особенности по вопросу повышения скорости и, значит, морскому машиностроению. В области машиностроения для фаворитов-эсминцев, крейсеров и эскортеров Франция идет, возможно, в первых рядах всех, за исключением Германии и, возможно, частично Италии. По подводному судостроению видимых достижений в дизелях и аккумуляторах нет.

Не смотря на то, что подводные лодки имели громадной подводный движение длительностью более часа.

Глава рабочей группы, Глава Управления кораблестроения УВМС РККА А. К. Сивков докладывал НКВМД К. Е. Ворошилову: «1. Уровень французской военно-морской техники в области легких и быстроходных надводных судов высок и в полной мере современен.

  1. Французские фавориты-эсминцы и эскортеры хорошие суда и для нас в полной мере подходящие.
  2. Нужно купить у французов техническую помощь по фаворитам-эсминцам всецело (чертежи, инструктаж по постройке, заказ во Франции первой механической установки) и чертежи по эскортерам.
  3. Продемонстрированные французами объекты в области подводного судостроения не разрешали сделать надлежащих выводов об уровне их подводной техники. Нужно было более подробное ознакомление с перископами, аккумуляторная батареями, а основное – с самими лодками, каковые, по-видимому, следовало вычислять хорошими боевыми судами» [Там же, л. 141].

К тому же, глава рабочей группы предлагал, что в случае если будет принято решение обратиться к французской техпомощи, то она обязана проводиться на следующих принципиальных условиях: «1. Правильное определение потребной техпомощи должно быть официально сформулировано Правительством СССР.

2. В соответствии с интернациональными обычаями, и со всеми имеющимися прецедентами, востребованная техпомощь не могла быть предоставлена самим Морским ведомством Франции, инженерами либо сотрудниками, находящимися в его распоряжении. Эта помощь могла быть предоставлена только через посредничество личной французской индустрии, с которой Морское ведомство трудилось в постоянной тесной связи.

В частности, идет ли обращение о фаворитах-эсминцах либо эскортерах, лишь только личной индустрии (методом обращения к одному из фирм либо методом установления конкурса между несколькими) могло быть поручено исполнение заказа. Он состоял бы в проектах, составленных в соответствии с правильными заданиями, каковые обязана представить советская миссия» [Там же, л. 142].

В последних числах Января 1934 года, основываясь на выводах работы рабочей группы под управлением Главы Управления кораблестроения УВМС А. К. Сивкова, НКВМД К. Е. Ворошилов обратился с просьбой к Главе Обороны и Совета Труда (СТО) В. М. Молотову: «Считаю нужным приобретение французской техпомощи по фаворитам-эсминцам (типа «Фантаск») и эскортерам с заказом механической установки (котлы, турбины, вспомогательные механизмы, часть арматуры) для первого фаворита во Франции» [Там же, л. 88-89]. И просил распоряжения: «1. министру зарубежных дел (НКИД) М. М. Литвинову обратиться к французскому Правительству со особым письмом по этому вопросу.

2. министру тяжелой индустрии (НКТП) С. Г. Орджоникидзе совместно с НКВМД готовиться к переговорам о техпомощи с французскими судостроительными компаниями» [Там же].

Для более детального изучения вопроса о возможности военно-морского технического сотрудничества, осмотра судостроительных фабрик, новых фаворитов-эсминцев и эскортеров, во Франции с 16 апреля по 26 мая 1934 года трудилась несколько военно-морских экспертов под управлением Р. А. Муклевича [2, д. 286, л. 2-6]. На протяжении работы, члены рабочей группы осмотрели: 10 фабрик, технический комитет Морского министерства, Опытовый судостроительный бассейн Морского министерства, и совершили выход в море на фаворите-эсминце. По результатам работы были сделаны следующие выводы [Там же, л. 8-59]: 1. анализ судостроительной индустрии показывал, что во Франции нет фирм, каковые бы строили корабль в целом (не смотря на то, что компании «Луара» и «Бретань» приближались к этому). Не считая частных фабрик существовали и «арсеналы», другими словами судостроительные фирмы, находящиеся в собствености Морскому ведомству;

  1. была оценена совокупность работы наблюдательного аппарата Морского министерства;
  2. были осмотрены главные судостроительные фирмы Франции, их загруженность, специализация, производственные мощности, деятельность и состав управленческого аппарата. Раздельно сделаны оценки по организациям и всем предприятиям.

Кроме этого, рабочая группа подготовила отчеты по тактико-итогам осмотра и техническим характеристикам судов, как находящихся в составе флота, так и в особенностях и различных степенях постройки их строительства [Там же, л. 60-72]: фаворитов-эсминцев на фабриках: «Шантье де Франц», «La Sevege», в порту Лориент (находящийся в достройке); корпусов эскортеров строящихся и находящихся на заводе «Шантье де Бретань».

И были взяты эти по автомобилям, механизмам, агрегатам, котлам, цельнокованым, коллекторам, турбоустановкам, характеристикам и турбинам компаний их изготавливающих [Там же, л. 72-147].

Полученные на протяжении работы перечисленных выше рабочих групп материалы, заключения и выводы разрешили управлению СССР оценить возможность военно-морского технического сотрудничества с Францией. И уже 17 июня 1934 года военно-морскими экспертами СССР были выданы технические задания на разработку

ISSN 1997-292X № 3 (41) 2014, часть 1 173

проектов: эскортера типа «Байонез» и фаворита-эсминца типа «Фантаск» французским судостроительным фабрикам с учетом установки на них советского оружия [1, д. 50, л. 155-158].

17 ноября 1934 года Глава Управления кораблестроения ВМС А. К. Сивков докладывал Главе ВМС РККА [Там же, л. 194-195], что по окончании поездки во Францию группы Р. А. Муклевича Торговое представительство СССР вело переговоры о французской техпомощи с тремя судостроительными компаниями: «Франс» и связанной с ней турбостроительной компанией «Фив-Лилль», строящей суда с турбинами «Парсонс»; «Пеноэт» – с турбинами «Парсонс»; «Бретань» – с турбинами «Рато». Переговоры с компанией «Франс-Фив-Лилль» развивались более благоприятно, как в силу взаимоотношений, так и громадной инициативы, показанной управлением самой компании. По стоимостям была достигнута следующая договоренность: с компанией «Франс-Фив-Лилль» – 3.760.000 рублей (49,5 млн франков), с условием указать в соглашении сумму в 4.000.000 рублей (53,5 млн франков); с компанией «Пеноэт-Бретань» – 4.100.000 рублей (55 млн франков).

В связи с этими факторами предпочтение было дано компании «Франс-Фив-Лилль». Представители компании посетили в СССР НИИ армейского кораблестроения (НИВК) (где были обсуждены технические требования клиента) и советские фирмы, каковые произвели на французов хорошее чувство и подняли в их глазах отечественные техвозможности [Там же, л. 196].

Основываясь на взятых материалах, Глава УВМС РККА В. М. Орлов в сентябре 1934 года докладывал НКВМД К. Е. Ворошилову о предполагаемой французской техпомощи: «По лидерамэсминцам. В соответствии с Распоряжением правительства СССР переговоры по фавориту-эсминцу велись с лета 1934 года. Легче проходили переговоры с группой компаний ?Франс-Фив-Лилль?, с которой удалось достигнуть соглашения по последовательности вопросов.

Переговоры с группой компаний ?Пнеоэт-Бретань? протекали существенно тяжелее, главные затруднения появились из-за несогласия компаний на предоставление им кредита без обеспечений французского правительства и более большая цена исполнения заказа. Выбор остановился на сотрудничестве с ?Франс-Фив-Лилль?, в ходе переговоров с которой удалось достигнуть соглашения по вопросам: обеспечения доступа советских инженеров к подробностям производства на французских фабриках; получения всего нужного для организации производства в СССР от отдельных их деталей и механизмов до отливок и поковок включительно; производства турбинных лопаток; получения расчетных данных и способов расчетов по главным механизмам; технических условий, механизмов приемки и правил материалов; предоставления условий сдаточных опробований, принятых во французском флоте.

Так, все технические и коммерческие вопросы по техпомощи с группой компаний ?Франс-Фив-Лилль? были согласованы. Но решение вопроса задерживалось советской стороной, поскольку цена техпомощи по фавориту-эсминцу, определенная Правительством СССР меньше, чем та цена, которую потребовала за нее компания ?Франс-Фив-Лилль?.

По эскортерам. Результаты переговоров о техпомощи по постройке судов этого класса стали причиной ответу отказаться от ее получения. Обстоятельства: освоения и необходимость создания еще одного типа турбин; невозможность установки на него отечественного оружия; средства, выделяемые на эскортер возможно обратить на повышение кредитов по фавориту-эсминцу» [Там же, л. 212].

Вместе с тем 11 октября 1934 года Глава Главного комитета. Морской индустрии Р. А. Муклевич обратился в СТО СССР с вопросом об оказании техпомощи со стороны группы компаний «Шантье де Франц» (судостроительная верфь) и «Фив-Лилль» (машиностроительные фабрики) [Там же, л. 200].

Но переговоры на получение французской техпомощи снова входили в тупик. 29 декабря 1934 года вышло распоряжение СТО СССР, которым определялось: «1. министру внешней торговли (НКВТ) совсем узнать позицию компаний ?Шантье де Франс? и ?Фив-Лилль? об оказании техпомощи по постройке фаворита-эсминца.

  1. НКВТ возобновить переговоры с другой соперничающей компанией ?Бретань и Пеноэт?, приняв все меры, чтобы цена по оказанию техпомощи была в пределах 55 млн франков (4,2 млн золотых рублей).
  2. Повысить лимит за зарубежную техническую помощь по фаворитам-эсминцам до 5,5 млн золотых рублей.
  3. Предложить НКВТ вести переговоры с расчетом на 18-ти месячный кредит (по аналогии с таким же контрактом) с итальянской компанией ?Ансальдо?.
  4. Предложить НКТП и НКВТ совершить предварительные переговоры с итальянскими компаниями на предмет получения от них техпомощи по постройке фаворита-эсминца» [2, д. 305, л. 6-7].

В начале 1935 года во Францию для ведения окончательных переговоров с начальниками судостроительных компаний была направлена рабочая группа, которую управлял Р. А. Муклевич. Переговоры проходили сложно. И 28 февраля 1935 года он доложил НКТП С. Г. Орджоникидзе, министру обороны (НКО) К. Е. Ворошилову, НКВТ А. С. Розенгольцу о срыве переговоров с французскими компаниями «Шантье де Франц» и «Фив-Лилль» по получению техпомощи в строительных работах фаворита-эсминца. «Главными обстоятельствами являлись: 1. Необоснованное завышение компаниями договорной цены с 47,5 млн франков (3,63 млн золотых рублей) до 57 млн франков (4,35 млн золотых рублей).

2. Изменение условий техпомощи французскими компаниями в одностороннем порядке»

[Там же, л. 1-5].

Глава рабочей группы внес предложение начать переговоры о техпомощи по постройке лидеровэсминцев с итальянскими судостроительными компаниями. Что и было осуществлено.

Вследствие этого необходимо подчеркнуть, что военно-морское техническое сотрудничество СССР с Францией осуществлялось с громадными сложностями. Так, 20 ноября 1938 года министр ВМФ (НКВМФ) М. П. Фриновский докладывал Главе Комитета Обороны (КО) СНК СССР В. М. Молотову [3, д. 22, л. 153], что через соответствующую структуру (НКО) были заказаны компании «Готчкис» во Франции пять 25-мм одноствольных автоматов на универсальном станке для НКО, двадцать пять 2-х орудийных зенитных корабельных установок для НКВМФ и две установки для министерства оборонной индустрии (НКОП). Все эти установки должны были быть снабжены автоматическим прицелом компании «Прецизион-Модерн».

Сначала, исполнение заказа проходило нормально, но, разумеется, в связи с создавшимся политическим положением (период раздела Чехословакии) Военное министерство Франции реквизировало заказ. Всякие переговоры с компанией было нужно прекратить и дело передать на решение и разбор в Арбитраж, поскольку определенная сумма средств все же была уже затрачена на выплату компании аванса.

Потом НКВМФ докладывал, что не смотря на то, что сам по себе заказ и не воображал собой особенной ценности для СССР, но все же кое-что из него почерпнуть было бы возможно, тем более вследствие того что крупнокалиберное автоматическое оружие оборонной индустрией лишь начинало осваиваться и всякие эти, добытые из зарубежа, приносили известную пользу. На «добычу данных» НКВМФ обращал особенное внимание.

В частности, командированный от НКВМФ инженер Юрченко в качестве приемщика отечественных заказов от компании «Готчкис» за маленький временной отрезок купил последовательность достаточно полезных информации о состоянии автоматического оружия во Франции и ряд других сведений, каковые были использованы НКОП и НКВМФ. Вместе с этим т. Юрченко докладывал НКВМФ о очень не хорошо поставленной работе по добыванию сведений армейского характера в советских официальных представительствах за рубежом.

Никаких заданий в этом отношении никому не давалось, и никто об этом не думал. Так, к примеру, отмечал НКВМФ: на верфи в СенНазере в течение двух лет трудились советские инженеры-кораблестроители по приемке пароходов, в том месте же строился линейный корабль «Страсбург». Эти инженеры имели полную возможность замечать чертежи корабля и его постройку впредь до ходовых опробований.

В то время, когда же т. Юрченко постарался взять у этих инженеров некоторую информацию о новом линейном корабле, то они ответили, что их это не интересовало и ничего сказать не смогут [Там же]. Докладывая о срыве заказа компании «Готчкис» НКВМФ М. П. Фриновский обращал внимание Главы КО СНК СССР В. М. Молотова на не хорошо организованную разведку за рубежом и просил по этому вопросу особых указаний для министерства внутренних дел (НКВД) и НКО.

Так, оценивая военно-морское техническое сотрудничество СССР и Франции в разглядываемый период возможно сделать следующие выводы: во-первых, настоящей техпомощи отечественное военное кораблестроение от французских судостроительных компаний не взяло. Во- вторых, само сотрудничество носило лишь ознакомительный темперамент, не смотря на то, что в определенной степени оно сыграло хорошую роль для развития отечественного производства.

В-третьих, в области подводного судостроения ничего нового французской стороной представлено не было. В-четвертых, советские военно-морские эксперты смогли оценить совершенствования и перспективные направления развития французского военного судостроения и военно-морской техники.

Перечень литературы

  1. Российский госархив ВМФ (РГАВМФ). Ф. Р-441. Оп. 14.
  2. РГАВМФ. Ф. Р-1483. Оп. 1.
  3. РГАВМФ. Ф. Р-1678. Оп. 1.

Ссылка на статью

http://www.gramota.net/materials/3/2014/3-1/46.html

Балансировка колес. Техническая помощь. Выпуск 9

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: