Самый большой самолета мира на 1932 год. путешествие на борту утопии

Предисловие редакции: Самолет с размахом крыла 160 метров должен был перевозить 450 пассажиров из Европы в Соединенных Штатах менее чем за 48 часов при цене билета менее 1000 долларов Уму непостижимо!

Манхэттен, среда 23 марта 1932 года. Этим утром я, как и другие привилегированные обитатели Нью-Йорка, ожидал на 9-м пирсе в Ист-Ривер. Я был приглашен Норманна Бела Геддеса (Norman Bel Geddes).

Я один из самых перспективных конструкторов. Небо было серым, и облачность была густой и низкой. Вершина небоскреба Эмпайр Стейт Билдинг была закрыта тучами. В то время, когда такси привезло меня с Уолл-стрит к порту, я не имел возможности сдержать возгласа удивления.

Я уже видел огромные летающие автомобили, такие как Domier X либо Graf Zeppelin… но то, что предстало перед моими глазами, потрясло меня до глубины души. Находившийся у пристани гидросамолет всецело заслонял горизонт. Его крыло образовывало свод, что собственной передней частью дотягивался до фасадов строений, а задней частью – причал.

Это было страно!

Самолет прибыл рано утром. Не обращая внимания на то, что это был будний сутки, у причала собралась масса людей. Море зевак, большое количество и множество детей фотографов. Я с трудом смог пробраться к подножию пассажирского трапа. Я был в числе приблизительно четырехсот приглашенных, каковые должны были лететь на этом левиафане – самом большом самолете в мире!

Два долгих поплавка, каковые были громадными как шикарные яхты, вынудили задуматься о гидросамолетах компании Savoia, каковые я имел возможность заметить в Италии. Но на этом сходство заканчивалось, по причине того, что у левиафана не было хвостового оперения, а над верхней частью его крыла была установлена батарея из двадцати громадных двигателей.

Через пассажирский трап, расположенный в передней части правого поплавка, я вошел в недра гиганта. Я состоялся в просторный вестибюль, расположенный на палубе №4. На одной из внутренних стенок висело поперечное сечение огромного гидросамолета.

В общем итоге у самолета было девять палуб.

Палуба №1 была расположена практически у днища поплавков, тогда как палуба №9 представляла собой машинное отделение, расположенное над несущей поверхностью в качестве вспомогательного крыла. Посредством лестниц и лифтов возможно путешествовать с палубы на палубу.

На палубе №4 размешались помещения членов экипажа. На данной палубе на протяжении узкого коридора размешались дюжина отсеков, душ и кухня. На данной палубе мне было не весьма интересно, и я по лестнице поднялся на палубу №5. На ней я снова поразился огромным размерам этого самолета. Эта палуба, расположенная в центре крыла, представила неожиданный перспективный обзор. Направив собственные шаги вправо, я вошел в бар с панорамным видом.

В этом баре одну из стен образовывала передняя кромка крыла, большая площадь которой была застеклена. На протяжении полета вид из этого панорамного окна давал слово быть захватывающим.

На палубе №6 за баром пребывала огромная столовая с мезонином. В нижней части мезонина пребывала сцена, на которой джаз-банд настраивал собственные инструменты, подготавливаясь к торжественному обеду, что будет начат с 60 секунд на 60 секунд. По периметру пребывали маленькие обеденные залы, медицинский кабинет, парикмахерская, мужская парикмахерская (barbier), детский сад и еще множество вторых помещений Коварный Бел Геддес все предусмотрел, и завсегдатаи громадных трансатлантических лайнеров точно были мало дезориентированы.

Я зашел в коридор, вход в который размешался за местом размещения оркестра, и прошел к правому поплавку. После этого я развернул налево и направился обратно. Мимо меня шел человек в летном костюме. Я подошел, думая, что имею дело с пилотом. Но член экипажа мне ответил, что я ошибаюсь: он не пилот, а важный за одни из двух маленьких складных гидросамолетов, занимавших задние кромки поплавков.

Он растолковал мне, что при аварии либо в случае если гидросамолет утратит ориентировку, то он и его сотрудник должны будут вылететь в отыскивании помощи. Он кроме этого сказал, что в случае если что-то отправится не так, то в случае если с воздушным левиафаном что-то произойдёт, то очень волноваться не следует, поскольку на палубе №4 расположены шесть громадных шлюпок, талантливых вместить 110 человек. Его слова мало успокоили меня.

Все задняя часть палубы №5 была залита светом, поскольку потолок был полностью сделан из стекла. Это громадное как пара теннисных кортов пространство было лишено подстропильных балок либо каких-либо вторых препятствий. Это разрешало пассажирам заниматься разными видами спорта.

Сейчас кое-какие гости игрались в бадминтон. Я обошел кругом и возвратился к лестнице, дабы выйти на палубу №7.

Эта палуба занимала практически всю поверхность крыла. На ней к законцовкам крыла вели два долгих коридора. Как раз тут пребывали каюты для пассажиров.

Каюты были на любой вкус – от третьего класса до класса люкс с гардеробной и душевой помещением с ванной. На уровне палубы №7 передняя кромка крыла была полностью занята широкой прогулочной палубой длиной более 120 метров. Этого хватало, дабы размять ноги либо отдохнуть в одном из бессчётных шезлонгов.

Это не недочёт мощности!

Как авиационному журналисту мне сильно хотелось поболтать с экипажем. Преодолев три лестничных пролета, я был в кабине пилота (палуба №8). Бел Геддес кроме этого сделал ее большой. В кабине было не меньше девяти человек, руководивших этим небесным левиафаном: капитан воздушного корабля, два пилота, два навигатора, два радиста и два бортинженера.

Я подошел к человеку, что был облачен в мундир морского офицера и что лихо руководил воздушными маневрами самолета.

– Вы начальник этого самолета? – рискнул я задать вопрос.
– Капитан, пожалуйста! Да, я капитан Самолета №4, – ответил он с сильным германским выговором.
– Прошу прощения. Сообщите, прошу вас, каково это руководить столь огромным устройством?
– Ничего особого. Мало отличий от огромных самолетов Дорньи и Юнкерса, на которых я сейчас летал в Германии.
– Вы пилотировали Do X?
– Лишь один раз. Силовой установки данной автомобили весьма недоставало мощности. У этого гиганта недочёта в мощности нет.

Кстати, Джон продемонстрирует вам. Джон!

Джон – один из бортинженеров – проводил меня в машинное отделение. Это было впечатляющее ни с чем несравнимое зрелище. В помещении, площадью около 500 м? около двигателей нервничали около полудюжины механиков.

Джон познакомил меня с главным механиком, что, не без гордости поведал о собственных владениях.

– Тут в общем итоге 26 двигателей. Это 12-цилиндровые V-образные двигатели с мощностью по 1900 л.с. любой. Это отечественные священные мельницы!

20 двигатели употребляются для приведения в перемещение гидросамолета. Остальные шесть являются резервом на случай отказа какого-либо из главных. Как вы имеете возможность заменить, двигатели установлены на рельсы и искусная совокупность отсоединения воздушных винтов разрешает в любое время удалить неисправный двигатель и заменить его на исправный.
– Так как это должно занимать некое время, – ответил я.
– Не более пяти мин.! Мы уже тренировались пара раз.
– Все будет в трудящемся состоянии! – было передано по громкоговорителям.
– Нам лучше спуститься, – сообщил основной механик. – Мы на данный момент запустим двигатели, и 38000 л.с. создадут громкий шум.

Я без отлагательств покинул машинное отделение и направился вниз на палубу №5. Столовая была переполнена. Два человека начали подниматься на сцену. Я прекрасно знал одного из них. Это был сам Норман Бел Геддес. Как неизменно он был одет с иголочки. Класс! Второй – меньшего роста, с решительным взглядом и холодным – был одет в серый костюм; он смотрелся потрепанно и был мне совсем малоизвестен.

Бел Геддес, прося внимания и тишины, постучал в микрофон. Он поприветствовал собравшихся.

– Приветствую всех вас. Благодарю за то, что многие из вас ответили на мое приглашение. Перед тем как сообщить пара слов об этом самолете, я желал бы представить вам человека, что создал данный самолет в самых небольших подробностях – врача Отто А. Коллера (Dr Otto A. Koller) – положив руку на плечо врача не, он продолжил. – Отто прибыл из Германии, где он создал пара десятков самолетов, среди них и известные истребители Pfalz, каковые создали так много неприятностей пилотам союзников.

Голос Бела Геддеса звучал тепло и обольстительно.

– Самолет №4, на борт которого вы сейчас встали, был создан чтобы пересекать Атлантический океан три раза в неделю. Его размеры разрешают перевозить 450 пассажиров в условиях комфорта, что не превзойден и сейчас. Это произошло благодаря большому прогрессу в области аэродинамики если сравнивать с Dornier Do X, и тому, что прогнозы трансатлантического трафика делают данный проект прибыльным.

Вы отыщете все нужные данные в папках, каковые на данный момент вам будут переданы.

Ожидание старта, казалось, продолжалось целую вечность

– Перед тем как вы начнете задавать вопросы – продолжил он – пара слов о полете, что мы сейчас совершим вместе с вами. Взлет состоится спустя маленькое время – приблизительно в два часа тридцать мин.. В полете мы поднимемся на крейсерскую высоту, которая образовывает 3000 метров.

Мы будем лететь на протяжении побережья до Провиденса (Providence) – приблизительно 150 километров – и после этого по окончании широкого поворота направо мы неспешно снизим скорость и подойдем к Нью-Йорку. В случае если мы будем выдерживать отечественный график, то мы пролетим над океанским лайнером «Куин Мери», что находится неподалеку от Манхеттена, где совершим посадку.

После этого Бел Геддес легко повернулся к Отто Коллеру и добавил:

–Ну, вот и все. В случае если у вас имеется какие-либо вопросы, то мы с врачом Коллером с наслаждением ответим на них.

Мой сотрудник из газеты «Нью-Йорк Геральд» задал собственный вопрос:

– какое количество стоит данный самолет?
– Девять миллионов американских долларов, – ответил Бел Геддес и добавил, – но, согласитесь, это пустяк если сравнивать с шестьюдесятью миллионами американских долларов, каковые стоит современный океанский лайнер.

Сейчас была моя очередь, и я задал вопрос:

– Вы имеете возможность поведать о линии, на которой планируется применять самолет?
– Самолет будет летать на линии Чикаго – Плимут – ответил Бел Геддес. – Планируется, что самолет будет лететь до залива святого Лаврентия, где будет дозаправка в полете над Ньюфаундлендом и после этого пересечет Северную Атлантику. Перелет займет около 42 часов.

Мой сотрудник из издания «Популярная механика» присоединился:

– Не думается ли Вам, что для таких размеров у самолета недостаточная удельная мощность?
– Нет, – ответил Коллер, которого данный вопрос задел за живое. – Напротив, удельная мощность Самолета №4 вдвое больше, чем это нужно. Это залог безопасности, которой лишены многие современные пассажирские самолеты.
– У кого имеется последний вопрос? – подхватил Бел Геддес.

Вопрос задал малоизвестный мне человек.

– Планируете ли вы изготавливать другие экземпляры самолета данного типа?
– Имеется обстоятельство полагать, – без тени стеснения ответил Бел Геддес, – что межконтинентальные самолеты таких высочайшего уровня и размеров комфорта в будущем станут простым явлением. Межконтинентальная авиация станет поворотным пунктом в связях между большими городами. Не будет преувеличением заявить, что благодаря межконтинентальным самолетам Чикаго станет таким же серьёзным мегаполисом, как и Нью-Йорк.

Бел Геддес сделал маленькую паузу и после этого добавил:

– А сейчас всем приятного полета!

Оркестр заиграл «Creole Love Call» Дюка Эллингтона. Я не увидел как громадный гидросамолет в течение нескольких мин. покинул собственный причал. Самолет шел к собственной стартовой линии, и его двигатели трудились на холостом ходу. Потребовалось некое время, по причине того, что бакен был за островом Эллис.

По окончании маленького поворота, что развернул самолет против ветра, двигатели были запущены на полную мощность. Они пребывали на 20 метров выше нас и собственной работой создавали священный шум. Самолет медлительно набирал скорость. Мне казалось, что ожидание взлета заняло целую вечность. Самолет вибрировал всей собственной конструкцией.

Когда он покинул поверхность воды, вибрации полностью провалились сквозь землю. После этого начался медленный подъем на высоту крейсерского полета. На это потребовалось большое время.

Прекрасный вид из прогулочной палубы

Скоро пассажиры были привлечены буфетами со снедью, а я слонялся без дела на протяжении прогулочной палубы и наслаждался видом. Он был прекрасным. Я ни при каких обстоятельствах не видел Лонг-Айленд в таком ракурсе.

Поведение остальных гостей не отличалось от поведения пассажиров «Нормандии», которое мне было нужно замечать на протяжении моей поездки в Европу. Без всяких сомнений было весьма комфортно. Полет проходил без происшествий. Это я осознал когда заметил, что пилот развернул самолет.

Приход над Манхэттеном был величественным. «Куин Мэри» пребывала у входа в порт и направлялась в него в сопровождении, как это принято, пожарных катеров. Мы шли на малой высоте. Окончательный разворот против ветра, и Самолет №4 приземлился на качающиеся волны. То, что случилось по окончании… Ну… Сперва было ничего неясно, но скоро все выяснилось.

Оказалось, что упала книга, и ее шум разбудил меня. На ее обложке большими буквами было написано «Горизонты». Автором книги был Норман Бел Геддес.

Примечание редакции: Эта вымышленная история основана на главе 5 «Путешествия по воздуху на следующий день» (By Air Tomorrow) из опубликованной Норманом Белом Геддесом в первой половине 30-ых годов двадцатого века книги «Горизонты». Кое-какие абзацы данной статьи были позаимствованы из выступлений самого Бела Геддеса.

Самый большой самолета мира на 1932 год. путешествие на борту утопии
рисунок, размещённый в прессе в первой половине 30-ых годов двадцатого века

Самолет №4 Бела Геддеса в изометрической проекции. На вставке слева снизу продемонстрировано сравнение гидросамолета Бела Геддеса с современным самолетом Airbus A380

машинное отделение Самолета №4 с шестью запасными двигателями

вид в трех проекциях гидросамолета Самолет №4

слева – палуба №7 Самолета №4: 1) апартаменты с верандами; 2) прогулочная палуба; 3) душевые помещения с ванной; 4) элерон; 5) апартаменты; 6) кафе; 7) бар; 8) душевые помещения с ванной; 9) каюты. Справа – палуба №5 Самолета №4: 10) бар; 11) основной обеденный зал; 12) сцена оркестра; 13) гимнастический зал; 14) спортивный зал; 15) гидросамолет; 16) бар; 17) магазин; 18) фойе; 19) медицинский кабинет; 20) детская помещение; 21) дополнительный обеденный зал; 22) гардеробная

Еженедельный денежный расчет Самолета №4
(на базе трех перелетов в неделю)

Статья

Доходы

Затраты

Статья

Пассажиры

$405900

$8000

Заработная плат экипажа

груз и Багаж

$17000

$121500

техническое обслуживание и Топливо

Почта

$48000

$10000

Продукты, разные товары

$76750

Страхование, накладные затраты

$57700

Амортизация воздушного судна

суммарные доходы

$470900

$273950

Суммарные затраты

Чистая прибыль до налогообложения

$196950

ЛЕТНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ

Тип: Air Liner Number 4

Назначение: огромная трансатлантическая пассажирская летающая лодка

Статус: проект

Экипаж: 155 чел.

Силовая установка: двадцать шесть 12-цилиндровых V-образных двигателей с мощностью по 1900 л.с. любой, из которых в один момент трудятся двадцать (шесть в резерве) и развивают суммарную мощность 38000 л.с.

Размеры:

размах крыла 160 м
протяженность 76 м

Вес:

безлюдного 300 т
неспециализированный 578 т

Летные характеристики:

большая скорость 240 км/ч
крейсерская скорость 160 км/ч
скорость приводнения 115 км/ч
безотносительный потолок 3000 м
время подъема комплекта высоты 3000 метров 1 ч
дальность полета 12 000 км

Пассажировместимость: 451 чел.

ПРИЛОЖЕНИЕ Ретробудущее Бела Геддеса. Путь к обтекаемости

«Мы видели будущее», – говорили друг другу люди, выходя из павильона «Futurama». Каждому из них на память выдали значок «I have seen the Future». Дело было во второй половине 30-ых годов двадцатого века, а будущее народу продемонстрировал один из самых выдающихся футуристов в истории – Норман Бел Геддес.

Значки видевших будущее смотрелись так

В первую очередь: разглядывая проекты Нормана Бела Геддеса (Norman Bel Geddes) нестерпимо хочется издавать удивлённые возгласы, содержание которых выходит за границы нормативной лексики. Как человек имел возможность придумать такое в, мягко говоря, не лучшее для собственной страны время?!

Данный человек продемонстрировал будущее чуть отошедшим от Великой депрессии американцам

на данный момент о работах Геддеса пишут, что грезы о будущем отражаются в них до сих пор, а около 60 лет назад говорили так: безответственные, иррациональные, расточительные и неэффективные.

Потому как в аналогичных исторических случаях принято затевать с биографии, даём краткие сведения:

На Земле Геддес прожил ровно 65 лет – с 1893-го по 1958-й. За это время он успел стать художником и театральным осветителем-постановщиком, писателем, промышленным дизайнером и изобретателем.

Появился Норман в богатой семье в Мичигане. Как говорится, нет ничего, что предсказывало, но в то время, когда будущему дизайнеру было семь лет, его папа разорился и спился насмерть. Не слишком-то радостное из-за бедности вышло детство – оно было прожито в постоянных разъездах вместе с младшим братом и матерью.

Но, это не помешало Норману полюбить рисование, и данное увлечение, к счастью, матерью поощрялось. В то время, когда в 9 классе Геддеса выперли из школы, привычный с его художествами карикатурист помог поступить в Кливлендский университет искусств (Cleveland Institute of Art).

Позже Норман недолго посещал Чикагский художественный университет (Chicago Art Institute), по окончании чего решил с обучением завязать. Ещё бы – у него появились другие интересы.

Сначала молодого человека прочно захватило сценическое освещение. В то время оно употреблялось, по сути, лишь чтобы актёров было видно зрителям. Без особенных выкрутасов.

Геддес же решил поэкспериментировать, располагая источники света на различных уровнях, разрешая многоцветным прожекторам смешивать цвета. Теперь-то всё это на каждом шагу, а тогда его идеи или отвергали, или начисто игнорировали.

Потребовалось пара лет чтобы приняли геддесовские предложения, каковые, кстати, касались не только освещения.

В общем, приняли, воплотили и похвалили. Всего же на счету Геддеса более 200 театральных работ.

Один из самые успешных его бродвейских проектов – «The Miracle».

Под эту постановку Геддесу отдали на растерзание нью-йоркский Century Theatre, что он основательно распотрошил, перевоплотив театр в собор.

Вдобавок ко всему он выбросил все кресла и установил скамьи, дабы зрители ощущали себя участниками действа.

Во второй половине 20-ых годов XX века Геддес завязывает с театром и переключается на промышленный дизайн, применяя концепцию «форма следует за функцией» («form follows function») и термин «Streamlining» – обтекаемость.

Примерно во второй половине 20-ых годов XX века Геддес открывает В США одно из первых в мире частное проектное бюро промышленного дизайна, где разрабатывает настоящие и футуристические проекты, основанные на концепции аэродинамики.

Он берет обыденные вещи и устройства, а после этого, дабы глаз радовался, меняет их геометрические формы, сглаживает все углы, применяя много хром и стекло. Это было воплощением грезы Геддеса о идеальной аэродинамике.

Дальше – самое занимательное. До тех пор пока Америка погружается в Великую депрессию (1929-1933 годы), Норман Бел Геддес начинает разрабатывать машины, автобусы, самолёты, поезда и суда. Во второй половине 20-ых годов XX века опубликовал проект трансатлантического лайнера (Air Liner Number 4) больших размеров.

восьмиколёсный каплевидный автомобиль, запатентованный Геддесом в первой половине 30-ых годов XX века. Напоминает Dymaxion Car, что неудивительно, поскольку Геддес дружил с её создателем

И шейкеры для коктейлей, печки, радиоприёмники, предметы интерьера, фабрики, рестораны, театры плавающие города и дворцы будущего.

Всё это смотрелось совсем поразительно – по тем временам не было ничего размеров и таких форм.

Но кое-что большая часть дизайнерских наработок однако объединяет. Это та самая обтекаемость – стремительная каплевидная наружность.

Говорят, Геддес вдохновлялся формой рыб. Так оно, возможно, и было, но на рыб его творения не слишком-то походят.

Нужно сообщить, дизайнер из Мичигана не опасался гигантизма и романтизма: в случае если самолет, то девятиэтажный, в случае если корабль, то «Титаник», в случае если ресторан, то в аквариуме под водопадом, ну а вдруг макет города будущего, то это действующий макет города будущего.

Самая узнаваемая книга Геддеса именуется «Горизонты» («Horizons»). Говорят, громадная в наше время уникальность, но те, кто просматривал, до сих пор под впечатлением

Во второй половине 30-ых годов двадцатого века на Глобальной выставке в Нью-Йорке в павильоне компании Дженерал моторс Геддес воображает футурологический проект, самый прославил его – «Futurama». Двадцать восемь тысяч людей каждый день выстраивались в многочасовую очередь, дабы её заметить. На огромной площади был создан действующий макет города предположительно 1960 года.

Город будущего представал перед восхищёнными зрителями просторным, чистым и процветающим.

Фрагмент макета города будущего «Futurama». Был представлен в павильоне Дженерал моторс на New York World s Fair – Интернациональной ярмарке в Нью-Йорке. Согласно свидетельствам очевидцев, кроме того автомобильчики по улицам ездили

Прекрасные небоскребы, парки и зелёные бульвары, широкие автострады и 50 тысяч машин. Маленькие, но действующие модели машин передвигались по автомагистралям города-мечты. Зрелище было грандиозное. Люди выходили из павильона с уверенностью, что видели будущее. Оно представлялось создателю «Футурамы» красивым, ярким и весёлым, и своим оптимизмом он передавал визитёров выставки.

В общем итоге «Футураму» посетило около 5 миллионов человек.

Пересечение улиц в городе будущего. Фрагмент экспозиции «Futurama» на Глобальной выставке в Нью-Йорке

И напоследок. Как ни необычно, своим проектам Геддес не давал имён – лишь номера, причём, Наверное, не порядковые: самолет №4, автомобиль №8, автобус №2 и без того потом.

источники:

  • Par Alan J. Furier «Le plus gros aeronef du monde en 1932. Voyage a bord d’une utopie» «Le Fana de l’Aviation» 2008-04 (461)
  • http://www.membrana.ru/particle/1685
  • https://ru.wikipedia.org/wiki/Бел_Геддес,_Норман

САМОЛЕТЫ. САМЫЙ БОЛЬШОЙ САМОЛЕТ В МИРЕ. ТОП 10. THE LARGEST AIRCRAFT IN THE WORLD. ОГРОМНЫЙ, ЛУЧШИЙ.

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: