Самолет-разведчик анатра «анасаль» (анатра дс).

Разработчик: Анатра
Страна: Россия
Первый полет: 1916 г.Самолет-разведчик анатра «анасаль» (анатра дс).

К середине 1917 года стало ясно, что самолет-разведчик «Анаде» безнадежно устарел и не имеет возможности на равных сражаться с германо-австрийскими самолетами. Но в составе фронтовых отрядов оставалось еще много этих автомобилей. Они состояли на вооружении 2-го Гвардейского, 1-го, 3-го, 9-го, 12-го, 16-го, 17-го, 20-го, 28-го и 36-го корпусных, 1-го, 2-го, 3-го, 6-го и 7-го Сибирских, и 1-го Туркестанского отрядов.

Создавшееся положение стало предметом дискуссии на Первом Общероссийском авиасъезде, открывшемся в Петрограде в августе 1917 году. Делегаты съезда — боевые летчики, не хотевшие гибнуть из-за несовершенства техники, были решительны. Резолюция съезда гласила: «Анаде», «Лебедь-12», «Вуазен Иванова», «Фарман-27» и все, еще более устарелые совокупности самолетов должны быть, как совсем негодные, сняты с фронта.

И не смотря на то, что ответ съезда носило рекомендательный темперамент, его справедливость не вызывала сомнений. Постройка «Анаде» с ротативными моторами закончилась. Тем более, что в их предстоящем выпуске уже не было никакой необходимости, поскольку еще за год до этого конструктор Декан создал новую версию собственного аэроплана, главным отличием которой стала установка 150-сильного стационарного мотора водяного охлаждения «Salmson» R9.

В годы Первой Мировой это был единственный тип авиадвигателя, что стабильно выпускался на русских фабриках большими партиями. Исходя из этого, в то время, когда Декан решил модернизировать собственный самолет, перед ним не стоял вопрос, каким двигателем направляться оснастить машину. Энерговооруженность автомобили возросла практически в полтора раза.

Соответственно улучшились и летно-технические характеристики.

Первоначально новый аэроплан именовался достаточно длинно и некомфортно: Анатра-Д с двигателем «Salmson» либо же «Анаде» с «Salmson», но скоро это наименование сократилось до одного слова «Анасаль». Значительно реже видится второе наименование — «Анатра ДС».

Установка более замечательного, крупногабаритного и тяжелого мотора настойчиво попросила внесения важных трансформаций в конструкцию. Каркас фюзеляжа был усилен, фанерная обшивка поменяла полотняную на всем его протяжении. Габаритные размеры автомобили легко увеличились. Для обеспечения нужной центровки верхнее крыло сместили вперед. Приводит к удивлению, что характерный, открытый снизу капот остался практически без трансформаций.

 На «Анаде» такая форма капота диктовалась изюминками выброса ротативного двигателя, но стационарный «Salmson» в полной мере возможно было закапотировать всецело, взяв дополнительный выигрыш в аэродинамике. Сотовый радиатор установили перед передней кромкой верхнего крыла. Шавров пишет кроме этого, что на некоторых автомобилях ставили бортовые трубчатые радиаторы, но фотографий таких самолетов пока не отыскано.

Более удачной в аэродинамическом отношении было бы использование лобового радиатора, установленного перед двигателем, подобно тому, как это делалось на самолетах СПАД либо «Salmson» А-2. Но на «Анасале» подобная конструкция почему-то не отыскала применения.

Новый самолет в первый раз поднялся в воздух 25 июля 1916 года. Опробования и доводка заняли большое количество времени, но наконец-то все «детские заболевания» автомобили были преодолены. 26 июля 1917 года, другими словами ровно через год по окончании первого полета прототипа, Управление Военно-Воздушного флота заключило с А.А.Анатрой (Завод аэропланов Артура Анатра — прим. редактора) договор № 39614/22486 о нижеследующем:

«Изготовить и поставить для УВВФ:

а) 300 аэропланов типа «Анатра Д» без счетчиков оборотов, винтов и моторов, но с полным оборудованием для установки на них мотором «Salmson»R9 либо «Hispano-Suiza»200НР, с 2-мя пулеметными установками, из коих одна для стрельбы через винт по 13.500 руб. за аппарат;
б) 300 обычных наборов запчастей к ним по 2.805 руб. за набор;
в) 30 дополнительных наборов запчастей к тем же аппаратам по 25698 руб. 40 коп. за набор, а всего общей стоимостью 5662722 руб. за договор.»

«Установка для стрельбы через винт» представляла собой пулемет «Vickers» с уникальным синхронизатором конструкции Декана, каковые предполагалось монтировать на серийные автомобили.

Упоминание в договоре двигателей «Hispano-Suiza» было чистой формальностью, поскольку о серийном выпуске разведчиков с этими моторами вопрос не стоял из-за отсутствия самих моторов. Всего в Россию поступило чуть больше много двигателей компании «Hispano-Suiza» и все они предназначались для истребителей SPAD S-VII, выпуск которых разворачивался на столичном заводе «Дукс». В Одессе выстроили всего один экземпляр «Анатры» с двигателем «Hispano-Suiza».

Главным преимуществом «Анасаля» являлись лёгкость и простота управления, выгодно отличавшие машину от достаточно капризного «Анаде». Скорость, величина и скороподъёмность нужной нагрузки кроме этого считались в полной мере приемлемыми для собственного времени, не смотря на то, что по этим показателям аэроплан заметно уступал новейшим британским и германским аппаратам. Более высокими чертями владела модификация «Анатра ДСС».

Так именовали «Анасаль» с двигателем «Salmson»R.9 мощностью 160 л.с. Но потому, что 160-сильные моторы поступали на завод значительно реже, чем 150-сильные, аэропланов с ними выстроили мало. Снаружи они отличались от простого «Анасаля» пара поднятыми размерами.

В августе 1917 года завод «Анатра» приступил к постройке «Анасалей». Тем временем ситуация в стране ухудшалась . Обвальное падение дисциплины, забастовки в индустрии и на транспорте, перебои в поставках сырья и электричества вызвали резкое сокращение темпов серийного выпуска.

И все же до Января этого года завод выстроил свыше сотни «Анасалей», из которых только 46 успели сдать военной приемке. Информации о боевом применении этих автомобилей на фронтах Первой Мировой сохранилось мало. Известно лишь, что один «Анасаль» с конца июля состоял на вооружении 4-го военного авиаотряда и еще два поступили в 11-й армейский спецавиаотряд уже в ноябре, другими словами по окончании октябрьского переворота, в то время, когда боевые действия практически закончились.

К тому времени отгрузка готовых автомобилей с «Анатры» была остановлена. Завод «по инерции» еще два месяца продолжал сборку самолетов, пока не забил ими все собственные складские помещения. Нужно подметить, что, не считая новеньких «Анасалей» на предприятии уже более полугода «пылились» 63 экземпляра «Анаде» и «Анаклеров», каковые отказалось закупать военное ведомство.

Что с ними делать, не было человека, кто знал.

К началу 1918 года Россия и ее армия совсем развалились, а Одесса была на территории «самостийной» украинской державы. У правителей этого новосозданного «страны», очевидно, хватало неприятностей, причем, вопросы, которые связаны с авиацией, были среди них далеко не на первом месте. Об «Анатре» на время забыли.

Отыскать в памяти об авиазаводе и о скопившихся в том месте самолетах вынудило развернутое в последних числах Февраля большое наступление германо-австрийских армий на украину. Как уже было сообщено, царской армии к тому времени не существовало, а маленькие отряды красной гвардии не могли остановить продвижение вражеских дивизий. Единственное, что еще оставалось — постараться вывезти все самоё ценное в центральные районы России.

Для управления эвакуацией завода «Анатра» в Одессу отправились уполномоченные Коллегии Управления Воздушного флота (новый руководящий орган, созданный на базе УВВФ по окончании октябрьского переворота) комиссары А.В.Сергеев и В.А.Евстигнеев. Они прибыли в город 6 марта, в то время, когда австрийские армии пребывали от него уже в 40 километрах.

На заводе столичных комиссаров встретили мягко говоря неприветливо. Рабочие «Анатры» объявили, что не желают никуда эвакуироваться и не разрешат вывозить оборудование. Угрожая оружием, они выгнали Евстигнеева и Сергеева с территории предприятия.

Но, за день, остававшиеся до вступления австрийцев в город, все равно ничего сделать было уже нереально.

В Одессе австрийцам досталась богатая добыча. В числе другого они захватили большой и в полной мере работоспособный авиазавод, на складах которого пребывало ни большое количество ни мало 242 самолета! Из них 111 «Анасалей», 63 «Анаде» и 68 «Фарманов» различных модификаций (в основном — «Фарсалей» — «Фарман-30»).

К тому же в цехах завода обнаружилось еще 149 недостроенных «Анасалей» в разной степени готовности.

Захватив всю территорию украины, германо-австрийские оккупанты создали на ее территории марионеточное правительство во главе с гетманом Скоропадским. Но, что характерно, контроль над главными армейскими фабриками они покинули всецело в собственных руках. Одним из таких фирм, конечно, был завод «Анатра». Первая мировая на западноевропейских фронтах длилась, и австрийцы остро нуждались в аэропланах.

В этих условиях одесские трофеи были как запрещено кстати.

В марте австрийские авиаспециалисты совершили всестороннюю оценку захваченных самолетов. Летные опробования продемонстрировали, что «Анаде» и «Фарманы», как всецело устаревшие, не отвечают требованиям ВВС. «Анасаль» кроме этого не владеет достаточной высотностью и скоростью, дабы быть использованным в роли разведчика на итало-австрийском фронте. Но высокая надежность, и послушность и простота в управлении делают его совершенным учебно-тренировочным самолетом.

В выводах оценочной рабочей группе говорилось, что летно-технические эти «Анасаля» «более чем подходящие» для применения в качестве учебной либо связной автомобили. К тому же использование «Анасалей» освобождало австрийские авиазаводы от выпуска учебной техники и разрешало им сосредоточиться на постройке боевых аэропланов.

В следствии 12 апреля 1918 года «Анасаль» был принят на вооружение австро-венгерской авиации называющиеся «Анатра» C.I. A 5 мая с обладателем завода заключили сделку на постройку еще 200 самолетов, 25 из которых должны были иметь сдвоенное управление. В соответствии с требованием новых клиентов, оружие на аэропланах не предусматривалось.

До сентября из Одессы вывезли в Австрию 114 готовых автомобилей, а до конца октября — еще 66. В соответствии с австрийским данным, «Анатры» C.I до конца войны состояли на вооружении учебных авиарот (Fleks) №№ 3, 9, 11, 13 и 15.

К моменту капитуляции Австро-Венгерской империи в ноябре 1918 года 52 самолета пребывали на складах в разных районах империи. По окончании провозглашения независимости и распада страны Австрии, Чехословакии и Венгрии автомобили были поделёнными между этими новообразованными странами. 21 аппарат достался австрийцам, 23 — венграм и 8 — чехам.

венгры и Чехи применили их во вспыхнувшей весной 1919 года войне друг против друга. О предстоящей судьбе австрийских и венгерских «Анасалей» ничего не известно, вероятнее их на слом. Чехи же эксплуатировали собственные самолеты до весны 1923 года, а позже применяли пара сохранившихся «Анасалей» в качестве учебных пособий в военно-инженерном училище в Брно. После этого последний из них стал экспонатом пражского музея истории техники, где и пребывает до сих пор.

Это единственный экземпляр «Анасаля», сохранившийся до наших дней.

Кстати, этот пример владеет рядом отличий от большинства серийных автомобилей, на что направляться обратить внимание моделистам. Вместо двух выхлопных труб, направленных под фюзеляж, на нем установлен подковообразный выхлопной коллектор, огибающий капот сверху. Помимо этого, под верхним крылом подвешен маленький дополнительный бензобак цилиндрической формы. Возможно, эти трансформации были внесены в конструкцию автомобили уже в Чехословакии.

По крайней мере, ни на одной из фотографий русских «Анасалей» ничего аналогичного не видно.

В ноябре 1918 года австрийские армии начали спешно покидать территорию украины. Завод «Анатра» опять был никому не нужным. Бывшие оккупанты не позаботились кроме того о том, дабы вывезти с его территории 134 (по другим сведеньям — 123) всецело готовых «Анасаля».

Одесса недолго оставалась «бесхозным» городом. В конце того же месяца её оккупировали войска государств Антанты. Интервенты сходу заявили о собственной помощи белого перемещения в лице Добровольческой армии генерала Деникина. Все армейские трофеи, захваченные в Одессе, среди них и аэропланы, союзники бесплатно передали деникинцам. Но Добровольческая армия базировалась в Крыму и на Северном Кавказе. Прямой наземной связи с одесским районом у нее не было.

Решили переправлять самолеты морем в порты Новороссийска и Севастополя, пребывавшие под контролем белогвардейцев. Отправку довольно часто затрудняла штормовая погода, царящая зимний период на Черном море. Многие автомобили приходили очень сильно потрепанными, а 28 февраля ураганный ветер с пароходной палубы в воду восемь «Анасалей».

Тем временем деникинские летчики, прибывшие в Одессу из Новороссийска, приступили к организации нескольких белых авиаотрядов. Материальной базой для них стали самолеты, найденные на заводе «Анатра» и на складах одесского авиапарка, ранее принадлежавших армии Скоропадского. Большая часть авиаторов, записавшихся в эти отряды, кроме этого раньше помогали у гетмана.

Всего в Одессе успели организовать три добровольческих авиаотряда — 7-й, 8-й и 9-й (первые шесть действовали на Северном Кавказе), причем 9-й отряд состоял полностью из самолетов «Анатра». По состоянию на начало февраля в нем числилось два «Анаклера» и четыре «Анасаля». Еще один «Анасаль» был приписан к 8-му отряду.

Если судить по сохранившимся архивным данным, ни одного боевого вылета против наступавшей на Одессу с севера Красной армии деникинские летчики не сделали. Интервенты, среди которых большая часть составляли греки и французы, кроме этого не горели жаждой погибать в битвах за город. По окончании первых же стычек с красноармейцами они решили начать эвакуацию.

23 марта имущество белых авиаотрядов загрузили на два парохода, в тот же сутки забравших курс на Новороссийск. В противном случае, что не уместилось на палубах этих судов, деникинцы решили сжечь. Так было сожжено много самолетов, хранившихся в авиапарке и на заводских складах «Анатры».

Но стереть с лица земли успели не всё. Сохранилось приблизительно 40-50 аэропланов и сам завод. Через 14 дней эти трофеи достались коммунистам.

Пароход с лётчиками и самолётами 9-го отряда по дороге сел на мель и лишился хода. Проходивший мимо британский армейский корабль забрал его на буксир и оттащил, но не в Новороссийск, а … в Константинополь. В том месте авиаторам, появлявшимся без денег в чужой стране, было нужно реализовать два самолета, дабы оплатить доставку в Новороссийск трех оставшихся. Из Турции они возвратились лишь в середине июня.

По возвращении отряд решили перевооружить британскими самолетами RAF R.E.8. и на «Анасалях» он больше не летал.

какое количество всего «Анасалей» белогвардейцы успели перебросить в Новороссийск и Крым, неизвестно. Но если судить по тому, что самолеты эти редко видятся в перечнях деникинских авиаотрядов, число их было мало и врядли превышало 25-30 штук. Примечательно, что сначала они летали с тёмными австрийскими крестами и только позднее на них нарисовали трехцветные красно-бело-светло синий круги.

В задних кабинах большинства «Анасалей» белогвардейцы установили пулеметы разных марок на самодельных турелях.

Самый деятельно на «Анасалях» вести войну 1-й Кубанский казачий спецавиаотряд и 8-й спецавиаотряд Добровольческой армии. 1-й Кубанский взял четыре «Анасаля» 29 января 1919 года. Их пилотами стали армейские летчики полковник Сакирич, сотник Носенко, подпоручик Журкевич и есаул Лиманский.

19 апреля отряд прибыл на Царицынский фронт, где подготовилось наступление Донской и Кубанской казачьих армий. Операция началась 20 мая форсированием реки Маныч у станицы Великокняжеская. Летчики поддержали атаку бомбовыми ударами по позициям соперника. На следующий сутки красные начали переброску в район боев собственных лучших сил — кавалерийских дивизий Думенко и Буденного.

Белые авиаторы вовремя нашли данный маневр и атаковали конницу на марше. Бомбы и пулеметный пламя повергли в панику кавалеристов, полностью не готовых к отражению воздушного удара. Многие из них погибли, остальные рассеялись по степи либо повернули обратно.

22 мая сражение под Великокняжеской закончилось полной победой белогвардейцев. Белая авиация вышла из этих боев без утрат, если не считать легкого ранения в ногу винтовочной пулей, взятого начальником Кубанского авиаотряда В.М.Ткачевым. Кстати, это был тот самый Ткачев, что в осеннюю пору 1916 года давал собственный заключение о боевой пригодности самолетов «Анаде».

В июне кубанские авиаторы принимали участие в бомбардировках Царицына, а по окончании взятия его армиями генерала Врангеля отражали неоднократные попытки коммунистов отбить город.

7 сентября состоялся единственный воздушный бой с участием «Анасаля» (как мы знаем, в Гражданской войне воздушные битвы по большому счету происходили очень редко). Экипаж в составе пилота есаула Ильина и летнаба штабс-капитана Никулина проводил разведку на протяжении Волги. Над селом Виновка их самолет нападала пара «Ньюпоров» под управлением молодых красвоенлетов Козлова и Пяткевича.

Для них это первенствовал бой в жизни. Никулин отстреливался из турельного пулемета, не давая красным летчикам приблизиться для прицельной стрельбы и вынуждая их вести пламя с громадных расстояний. В итоге малоопытные Козлов и Пяткевич расстреляли целый боекомплект, но «Анасаль» взял только незначительные повреждения.

С несколькими пробоинами в фюзеляже и крыльях он благополучно возвратился на аэропорт.

К ноябрю «Анасали» кубанских авиаторов были очень сильно изношены интенсивной боевой работой. Авиадвигатели всецело выработали ресурс. В том же месяце отряд отвели в тыл для переучивания на новые аэропланы «Де Хэвилленд» D.H.9, полученные от британцев.

Значительно продолжительнее вести войну на одесских самолетах летчики 8-го добровольческого отряда. С мая 1919 года отряд, эвакуированный из Одессы в Крым, базировался на аэропорте Семь Колодезей под Керчью. В его состав входили два «Ньюпора», один «Анаклер» и три «Анасаля», взятых из Новороссийска.

За чемь дней с 28 мая по 5 июня летчики отряда выполнили 35 боевых вылетов, скинув на соперника 97 бомб, а за следующую семь дней совершили еще 30 вылетов и скинули 55 бомб. Очень отличился экипаж «Анасаля» в составе летчика Хвостова и наблюдателя Ван дер Шкруфа. Им удалось, не обращая внимания на сильный зенитный пламя, стереть с лица земли прямым попаданием бомбы паровоз красного бронепоезда на станции Ислам-Терек, благодаря чему бронепоезд был захвачен белогвардейцами.

По окончании отступления красных из Крыма отряд перебазировался в Джанкой. Оттуда белые летчики совершали налеты на большевистские позиции за Перекопом, сбрасывая бомбы и пропагандистские листовки. Боевая работа отряда была отмечена в приказе руководства, гласившем: «Своевременно всей операции громадную пользу оказал 8-й а/о, неутомимые летчики которого на не сильный, изношенных самолетах постоянно давали полезные и своевременные сведения о соперниках и бросанием бомб усугубляли нарушение отечественного неприятеля.»

В июне белые развернули наступление из Крыма на север в направлении Александровска (сейчас Запорожье) и к началу июля забрали город. Скоро в том направлении перебазировались экипажи 8-го авиаотряда. Но 9 июля с другого берега Днепра по городу открыла огонь артиллерия красных.

Летчикам было разрешено задание подавить вражеские батареи. пулемётным огнём и Бомбами деникинские авиаторы стёрли с лица земли пара орудийных позиций, вынудив неприятеля прекратить обстрел и отвести артиллерию в тыл.

К началу августа все «Анасали» 8-го отряда были списаны в следствии боевых повреждений и износа. Но сейчас деникинцы снова заняли Одессу и опять захватили в том месте авиационные трофеи, не смотря на то, что и не столь богатые, как в прошлый раз. Это были те самые самолеты, котрые они опоздали сжечь при эвакуации в марте и каковые кроме этого почему-то не стёрли с лица земли коммунисты при отступлении в июле.

Потому, что 8-й отряд имел обширный опыт эксплуатации одесских самолетов, его пополнили двумя «Анасалями» и одним «Анаклером», найденными в авиапарке, и трофейным германским «Эльфауге» (LVG С.VI), отысканным в том месте же.

В августе-сентябре 8-й отряд действовал в южной части Украины против махновцев, по большей части занимаясь разбрасыванием и разведкой прокламаций. После этого наступил долгий паузу в полетах, вызванный нехороший осенней распутицей и погодой. В ноябре-декабре деникинцы были полностью разбиты от Красной армии, и им было нужно снова эвакуироваться в Крым.

19 января 1920 года 8-й отряд с двумя «Анасалями», «Эльфауге» и «Ньюпором» прибыл на пароходе «Тигр» из Одессы в Севастополь. По окончании ремонта лётчиков и короткого отдыха послали в Джанкой, где оборонялась от красных, наступавших со стороны Перекопа, маленькая армия генерала Слащова. Под руководством Слащова пребывало приблизительно 5000 сабель и штыков, а в противостоящих ему красных дивизиях — около 15000.

При таком соотношении сил удержаться было нереально, но положение спасла авиация. В район боев перебросили все наличные авиасилы: эвакуированный с Кавказа 5-й отряд с пятью «Де Хэвиллендами», 8-й самолёты и отряд симферопольской летной школы — очень сильно изношенные и невооруженные «Анасали», «Ньюпоры» и «Мораны-парасоли».

С восхода солнца 8 марта белые летчики начали раз за разом нападать сосредоточенные под Юшунем войска СССР. Бомбардировки длились целый сутки, а к вечеру наименее стойкие красные части покинули собственные позиции и начали в беспорядке отступать к Перекопу. Те же, кто устоял под бомбами, были на следующее утро опрокинуты фланговым ударом подоспевшей из Симферополя белой конницы.

Понеся тяжелые потери, красные 10 марта ушли из Крыма. В течение месяца коммунисты еще неоднократно пробовали прорваться на полуостров, но их опять и опять отбрасывали совместными ударами наземных авиации и войск.

В этих битвах «Анасаль» продемонстрировал себя только выносливой и живучей машиной. Так 31 марта экипаж в составе пилота ротмистра Змунчилло и летнаба поручика Рознатовского нападал с высоты 150 метров советскую конницу у деревни Преображенка. Кавалеристы не поддались панике и открыли по самолету плотный пламя из ручных пулемётов и винтовок. Аэроплан взял десятки пробоин, в нескольких местах был прострелен бензобак и перебита межкрыльевая стойка.

О частоте стрельбы говорит тот факт, что летнаб был ранен в ноги пятью пулями! Однако, он скинул бомбы на цель, а Змунчилло привел изрешеченную машину на аэропорт и удачно приземлился. Скоро «Анасаль» отремонтировали и в апреле он снова принимал участие в боевых вылетах.

Но физический износ самолетов и особенно двигателей все посильнее давал себя знать. Летать с моторами, угрожающими в любую секунду заглохнуть, стало через чур страшно. В июне 1920 года все сохранившиеся к тому времени «Анасали» белой армии списали на слом.

8-й отряд перевооружился на «Де Хэвилленды».

В Красном Воздушном Флоте одесские «Анасали» взяли значительно меньшее распространение, чем в белой армии. Для начала возвратимся к весне 1919 года, в то время, когда Красная армия по окончании ухода интервентов захватила Одессу. 7 апреля, практически через день после взятия города, в том месте началось формирование красного Одесского авиадивизиона.

Большая часть его пилотов составляли бывшие гетманские и деникинские летчики, каковые не известно почему не смогли либо не захотели эвакуироваться с белогвардейцами. Дивизион складывался из двух разведывательных авиаотрядов — 1-го и 2-го. В 1-м отряде числилось два «Анасаля», на которых летали пилоты Чепович и Мизерский.

14 мая данный отряд переименовали в 1-й Одесский Коммунистический спецавиаотряд, а 14 июня — в 50-й разведывательный. Во 2-м Одесском разведывательном отряде (он равно как и 1-й, пара раз менял собственное наименование, пока не стал называться 51-м разведывательным) проходили службу в различное время три «Анасаля».

С 10 мая 1-й Одесский отряд базировался в Тирасполе, у линии советско-румынского фронта, проходившей по Днестру. До конца месяца Чепович и Мизерский совершили восемь полетов на разбрасывание и разведку листовок над вражеской территорией. 29-го «Анасаль» Чеповича скапотировал при посадке и был послан на ремонт в Одессу. Документов о предстоящей судьбе отряда не сохранилось.

По косвенным разрешённым можно установить, что в июле-августе, при отходе Красной армии из Приднестровья, он был отрезан от главных сил. Часть его авиаторов сдалась в плен, остальные пропали без вести.

2-й Одесский (51-й разведывательный) отряд прослужил пара продолжительнее, но и он, растеряв все самолеты при отступлении, был расформирован в сентябре 1919 года.

Еще пара «Анасалей» досталось красным летчикам весной 1920-го в качестве трофеев по окончании разгрома Деникина. Один из них был послан в столичный центральный авиапарк, а по окончании списания его применяли в качестве мишени на артиллерийском полигоне. Второй аппарат пребывал в 49-м разведотряде Южного фронта.

Летал на нем венгерский летчик-интернационалист Ганс Киш. Еще одна машина числилась в составе 52-го разведотряда, организованного из бывших деникинских летчиков, перешедших на сторону Красной армии. «Политическая благонадежность» этих пилотов вызывала у комиссаров громадные сомнения. Существовало опасение, что, появлявшись на фронте, они смогут перелететь обратно к своим бывшим сослуживцам.

Исходя из этого на протяжении всей кампании против Врангеля отряд продержали в глубоком тылу, под Екатеринодаром.

По окончании Гражданской войны немногие сохранившиеся «Анасали» употреблялись в летных школах, сперва в качестве учебных автомобилей, а позже — учебных пособий. К середине 20-х годов последние из них были списаны. «Анаде» и «Анаклеры» та же участь постигла еще раньше.

Модификации:
Анасаль (Анатра-ДС) — начальная, главная модификация.
Анатра ДСС — отличался от типового Анасаль размерами, массой и двигателелем «Salmson» мощностью 160 л.с. Скорость достигала 153 км/ч. Отличался повышенными усиленной конструкцией и размерами.

Правильное количество изготовленных экземпляров не установлено.

ЛТХ:

Модификация: «Анасаль»
Размах крыла, м: 11,40
Протяженность, м: 8,10
Высота, м: 3,36
Площадь крыла, м2: 37,00
Масса, кг
-безлюдного самолета: 814
-обычная взлетная: 1164
Тип двигателя: 1 х ПД «Salmson» R9
-мощность, л.с.: 1 х 150
Большая скорость , км/ч: 144
Крейсерская скорость , км/ч: 128
Длительность полета, ч.мин: 3.30
Большая скороподъемность, м/мин: 182
Практический потолок, м: 4300
Экипаж: 2
Оружие: один передний, синхронизированный 7,7-мм пулемет «Vickers» и один 7,7-мм пулемет «Lewis» либо «Colt» на шкворневой установке.

Самолет-разведчик Анатра «Анасаль».

Самолет-разведчик Анатра «Анасаль» на стоянке.

Анатра «Анасаль» выстроенный при австрийской оккупации.

Анатра «Анасаль» выстроенный при австрийской оккупации.

Сборка самолета Анатра «Анасаль» на полевом аэропорте.

Пилоты у самолета Анатра «Анасаль».

Самолет-разведчик Анатра «Анасаль» РККВФ.

Анатра «Анасаль» «Мурик». РККВФ.

Анатра «Анасаль» «Мурик». РККВФ.

Анатра «Анасаль» «Мурик». РККВФ.

Анатра «Анасаль» «Мурик». РККВФ.

Анатра «Анасаль» «Мурик». РККВФ.

Анатра «Анасаль» по окончании аварийной посадки.

Анатра «Анасаль» в Пражском Национальном техническом музее.

Анатра «Анасаль» в Пражском Национальном техническом музее.

Анатра «Анасаль» в Пражском Национальном техническом музее.

Анатра «Анасаль» в Пражском Национальном техническом музее.

Проекции Анатра «Анасаль». Рисунок.

Анатра «Анасаль». Рисунок.

Австрийский «Анасаль». Рисунок.

«Анасаль» чешского аэроклуба в Плезне. Рисунок.

Анатра «Анасаль». Схема 1.

Анатра «Анасаль». Схема 2.

Анатра «Анасаль». Схема 3.

Анатра «Анасаль». Схема 4.

.

.

Перечень источников:
В.Б.Шавров. История конструкций самолетов в СССР до 1938 г.
Арон Шепс. Самолеты Первой Мировой: Страны Антанты.
АвиаМастер. Вячеслав Кондратьев, Марат Хайрулин. Одесские «французы» в русской авиации.
Михаил Маслов. Русские самолеты 1914-1917.
Вячеслав Кондратьев. Разведывательные самолеты Первой Мировой.

Ретро аэроплан Анатра-2

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: