Предпосылки варфоломеевской ночи

Предпосылки варфоломеевской ночи

События, каковые случились в Париже в ночь на 24 августа 1572 г., в сутки святого Варфоломея, вошли в историю. Наряду с этим Варфоломеевская ночь есть не только историческим событием, но и одним из тех моментов, каковые прочно вошли в сознание современного человека. Это событие рассматривалось и рассматривается в работах многих историков.

Очевидно, эта маленькая статья, обрисовывающая событие, которому были посвящены десятки а также много научных трудов, не имеет возможности претендовать на некие «великие открытия».

Но многие о событиях той ночи делают выводы по фильмам и романам, где борьба между католиками и гугенотами разъясняется (в случае если разъясняется по большому счету) лишь религиозными обстоятельствами. К примеру, у Мериме прямо говорится о том, что все различия ограничиваются только тем, что одни поют молитвы на латыни, а другие на французском.

Наряду с этим часто происходит деление на хороших (в большинстве случаев это гугеноты) и нехороших (соответственно, католики).

Для примера возможно отыскать в памяти отечественный фильм «Королева Марго», снятый Жигуновым.

Тут мы видим гугенотов в лице адмирала Колиньи, которому для полноты образа не достаточно лишь нимба. А так великомученик и классический святой.

Со стороны католиков имеется вороватый подлец трактирщик, придурковатый Коконас (в исполнении самого Жигунова) и опытный убийца Морвель (его великолепно сыграл Боярский). В качестве их фаворитов выступают коварные интриганы Гиз (о его мести за отца ни слова) и безжалостная Екатерина Медичи. Последняя, если судить по фильму, пытается стереть с лица земли Генриха Наваррского (следующего в наследовании трона по окончании ее детей) лишь на базе пророчеств собственного астронома.

Обстоятельством таковой трактовки во многом есть тот факт, что произведения, по которым снимаются подобные фильмы (часто весьма хорошие сами по себе), были написаны в девятнадцатом веке. Следовательно, в объяснении этих событий отражают познание того времени.

В данной статье предпринята попытка растолковать эти события на базе изучений современных историков.

Начало Нового времени

16 век многие западные историки именуют началом Нового времени. Появление новых тенденций вызвало борьбу и в один момент переплетение со ветхими порядками. Но традиции и старинные обычаи были сильны.

Новое время – это развития технологий и время появления, к примеру, книгопечатания, огнестрельного оружия, каравелл и т.д. Это стало причиной различные процессы в государствах Европы. В экономике случилось появление новых форм организации труда (мануфактуры и т.д). Выросли формы и объёмы торговли, изменились соотношения цен на товары. Так, приток серебра количества и большого золота из Латинской Америки стал причиной большому падению цены драг. металлов (инфляции).

Развитие торговли привело к усилению жителей, появление предкапиталистической буржуазии. В один момент шло ослабление значения классического дворянства.

Во Франции обстановка складывалась следующим образом.

Дворянство

Французское дворянство большую часть собственных доходов приобретало в виде фиксированной ренты, установленной обычаем и законом. Но к 1559 г. цена серебра и золота упала на 56 % (см. [4], стр. 218) если сравнивать с началом века.

Это падение длилось. Практически это падение отражало неумение большинства аристократов перестроить собственный хозяйство на новый лад.

Исходя из этого возможно сказать об весьма большом понижении их доходов. Так, экономическое положение большой части дворянства ухудшилось.

развитие и Появление огнестрельного оружия свело на нет роль рыцарской конницы.

И не смотря на то, что аристократы так же, как и прежде делали роли кавалеристов и офицеров, о монополии на военное ремесло отныне сказать не приходится. Подобная утрата значения означала и определенную утрату статуса.

Прекращение итальянских войн лишило дворянство возможности исправить собственные дела за счет добычи и армейского жалования.

Фактически единственным мирным выходом из этого положения для аристократа было отыскать место в свите какого-нибудь знатного сеньора, в совершенстве самого короля.

Повышение клиентел усиливало могущество аристократии, но заставляло ее намного активнее бороться за власть, дабы оплатить преданность собственных приверженцев.

Города

Городская вершина все больше богатела. В большинстве городов Франции коммуна (городское самоуправление) была стёрта с лица земли и власть перешла к королевским госслужащим. Но должности этих государственныхы служащих продавались, причем приобрести их имели возможность лишь те, кто знал законы данной провинции (кутюмы). Практически это означало, что их брали представители местной муниципальный вершины.

Сейчас они были в праве руководить городом, не обращая внимания на выборы и т.д. самые важные должности давали право на получение дворянства. Но наряду с этим госслужащие оставались участниками муниципальный общины, и их патриотические эмоции, и рвение сохранить и усилить собственный положение в города, приводили к тому, что они стремились учесть и интересы собственных жителей.

Но это получалось далеко не всегда. Часто представители муниципальный вершины вычисляли себя хозяевами города. Наряду с этим они в большинстве случаев не давали развернутся ни самые ловким торговцам, в случае если те не принадлежали их кланам, ни простонародью.

В городах все больше росло недовольство муниципальный олигархией.

Новые аристократы

Сложился целый слой аристократов-чиновников из богатых жителей. Их нарекли дворянством мантии. Новые аристократы все больше скупали дворянские почвы и занимали место древних родов.

Неудивительно, что классическое дворянство (дворянство шпаги) ненавидело и ненавидело их. Борьба между этими двумя группами аристократов была ответственным причиной политике.

Положение аристократии

самая знатная часть французского дворянства, аристократия, имела собственные особенности. Потому, что совокупность вассальных отношении уже не имела никакого значения, аристократы стремились стать королевскими государственный служащими высшего ранга (губернаторами и т.д.) Становясь ими, они приобретали возможность распределения должностей, пенсий и т.д. среди собственных приверженцев, участников собственной клиентелы.

Так образовывались Дома – замечательные политические партии, действовавшие как на уровне провинций и городов, так и на уровне страны в целом.

Раздавая должности таким влиятельным аристократам, королевская власть приобретала сильных союзников на местах. Но при мельчайшем ослаблении королевской власти они имели возможность через чур усилиться и стать ее соперниками.

Так, французская аристократия того времени боролась уже не за раскол страны, а за овладение страной в целом, за монополизацию в собственных руках всего управления страной.

Положение короля

Король располагал замечательным чиновничьим аппаратом и мог выставить многочисленную армию. Его не сдерживал общенациональный парламент.

Но госслужащие (правильнее говоря офисье, т.е. те, кто приобрел должности), и управляющие провинциями и занимавшие главные посты (т.е. аристократы), имели собственные интересы (см. выше). Постоянная армия отсутствовала, потому, что это было весьма дорого. Совокупность комплекта армий кроме этого отсутствовала.

Исходя из этого при необходимости король назначал полковников и приказывал им собрать войска. Конечно, что любой полк подчинялся тому, кто его собирал и нанимал, а не королю. В большинстве случаев это были те же аристократы, потому, что они имели возможность создавать полки из состава собственных клиентел.

Король имел возможность рассчитывать лишь на отдельные части – гвардию, пара наёмников и постоянных полков. Помимо этого, очевидно, были части, собранные теми аристократами, каковые поддерживали короля (сейчас).

В этих условиях многое зависело от авторитета и личности самого монарха. Он имел возможность, применяя собственные возможности, как для нажима, так и для маневра, заставлять подчиняться себе все эти группы. Часто он сталкивал лбами разные группировки.

К примеру, столкнувшись с противодействием стариной французской знати, короли сумели оттеснить ее, выдвинув ей на смену род Гизов.

Но в условиях общего недовольства король уже не имел возможности обойтись таким маневрированием.

Религиозная обстановка Появление протестантской церкви

Чтобы выяснить и осмыслить новые условия судьбы, средневековый человек, конечно, обращался к вере, т.е. к церкви. Церковь была властительницей дум средневековой Европы. Но она была через чур связанной с классическими формами общества. К тому же, отсутствие соперников привело к значительному разложению в самой церкви. Дисциплина падала как среди низшего духовенства, так и среди вершины.

Каждые попытки отдельных священников выдвинуть что-то новое в рамках церкви приводили к жёсткому отпору со стороны ортодоксов. Хорошим примером есть сожжение на костре Яна Гуса за критику существующего положения церкви и призывы к ее самоочищению.

Но в новых условиях желание людей к трансформациям было через чур громадно. И потому, что реформаторы, не обращая внимания на большую помощь общества, не смогли убедить церковное управление пойти на реформы в церкви, они начали создавать реформированную церковь. Потому, что приверженцы лютеранской церкви начали с протестов против разложения католического духовенства, то их нарекли протестантами.

Различия между протестантизмом и католицизмом

Церковь учила, что лишь она, благодаря заслугам и знаниям ритуалов собственных святых, может оказать помощь верующему достигнуть царствия небесного.

У католиков громадным уважением пользовались монахи и священники, труд которых заключался в том, что они молились за всех перед Господом. Считалось что они владеют особенными силами – благодатью, т.е. имеют особенный статус.

Протестанты же думали, что нельзя молиться за вторых, исходя из этого положение священника ничем не отличается положения мирянина. У протестантов не было духовенства как особенного сословия, претендующего на особенные отношения с всевышним, не смотря на то, что священники, очевидно, находились. Но с позиций протестантов священник – это простой человек, что легко больше знает про то, как необходимо молиться.

Они потребовали упрощений в обрядности церкви, к примеру молитв и перевода Библии на все языки (католики молились на латыни). Протестанты вычисляли ненужными многочисленное духовенство и пышные обряды, которое эти обряды проводит.

В следствии роль церкви как особой организации, цель которой организовать верующих и оказать помощь им достигнуть спасения, у протестантов была сведена к минимуму.

На практике это означало, что огромные достатки, накопленные католической церковью, которой принадлежала приблизительно 1/3 всей обрабатываемой почвы, должны перейти в руки тех, кто будет проводить эту реформу. Церковь кроме этого собирала разные налоги, наиболее известным из которых была десятина. 10 процентов дохода мирянин должен был дать церкви.

В протестантских государствах данный налог либо отменялся, либо планировал в пользу страны.

Они выступали кроме этого за новое отношение к труду, заявляя, что труд – это не наказание за первородный грех, а обязанность человека. Это отвечало рвениям тех слоев, кто ориентировался на капиталистическое отношение к труду и к достатку.

Кальвинизм

Протестантизм весьма скоро разделился на разные течения, имеющие собственные подходы. Во Франции того времени самый распространенным был кальвинизм. Исторически сложилось так, что его приверженцев во Франции именовали гугенотами.

основным теоретиком и Создателем этого перемещения был Кальвин (1509 – 1564 г.).

Кальвин провозгласил теорию о предопределении. Т.е., он заявлял, что всевышний заблаговременно предначертал, кто из людей спасется, а кто попадет в преисподняя. Но наряду с этим любой человек должен был деятельно функционировать, веря в то, что он относится к числу избранных. Громадную роль игралось «призвание». Кальвин думал, что всевышний каждому даровал собственный назначение заниматься каким-либо делом. Делая его максимально шепетильно, человек приближается к спасению. Отсюда вытекал культ труда.

Иначе, человек обязан сосредоточиться на своем предопределении, и лишь на нем.

Кальвин быстро отрицательно относился к любым развлечениям, украшениям и т.п. Он сказал, что человек обязан трудиться и молиться. За соблюдением этих правил следила община (т.е. все окружающие). В Женеве, городе, где кальвинисты пришли к власти, все стороны судьбы жителей были четко регламентированы. Все развлечения были запрещены.

Современники сравнивали царившие в том месте порядками с обстановкой в католических монастырях, причем тех, где весьма жестко соблюдался устав. Несогласных наказывали, впредь до сожжения на костре.

Гугеноты

Во Франции протестантизм начал распространятся среди ремесленников и торговцев. Первоначально королевская власть относилась к нему тихо.

Дело в том, что король был союзником германских протестантов в войне с испанцами. Позднее корона начала преследовать гугенотов. Но подавить их не удалось.

Более того, к ним начало примыкать дворянство.

К середине века новую идеологию разделяли три группы.

Во-первых, представители тех слоев, каковые не нуждались в поддержке и защите классических цехов, каковые предпочитали трудиться по-новому. Очевидно, это не происходило машинально. Но в случае если человек начинал трудиться, к примеру, используя какое-то усовершенствование в технологии либо организации труда (мануфактура), то члены цеха стремились вынудить его отказаться от этого.

А священник сказал о том, что основное не накопление денег, а лишь рвение получить столько, дабы хватило выжить. В следствии таковой человек либо примыкал к гугенотской общине, либо отказывался от новых идей.

В следствии маленькие общины гугенотов сложились во всех больших городах Франции, прежде всего в самый экономически развитых. Очевидно, удачи гугенотов приводили к зависти их более правоверных, но менее удачливых собратьев. направляться учесть, что вершина цехов, поддерживавшая классические формы организации труда, фактически сливалась с королевскими государственный служащими.

В следствии новая религия стала идеологией и тех, кто поддерживал новые методы производства, и тех, кто боролся против власти муниципальный олигархии. Но, бросая вызов власти цехам, протестанты бросали вызов и королевской власти.

Во-вторых, маленькие города юга Франции, что позднее был включен в состав королевства. Они еще не забывали времена, в то время, когда они имели большую автономию. Тут новая вера стала знаменем борьбы и сепаратизма за независимость от центральной власти, произвола ее уплаты и чиновников налогов.

В-третьих, южное дворянство, в большинстве случаев имеющее меньше связей при дворе и потому не имеющее возможности сгладить собственные убытки за счет королевских милостей. Во главе их стали знатнейшие фамилии Франции – Бурбоны, Шатильоны и т.д. Они были обиженны тем, что королевская власть заменила их более сговорчивыми подчинёнными. Их во многом завлекала возможность исправить собственные финансы за счет захвата церковных земель, и земель собственных соперников.

Не нужно забывать, что среди вершины дворянства были развиты традиции Ренессанса, с его уважением к его праву и личности человека на свободу мысли.

Среди гугенотов были различные люди. Были те, кто весьма без шуток подошел к вопросам перемены веры, к примеру Жанна Д’Альбре, королева Наваррская, рьяная сторонница протестантизма.

В Наварре была разрешена лишь протестантская религия. Почвы католической церкви были конфискованы, а католики изгнаны.

Были и те, кто больше интересовался новой религией как возможностью улучшить собственный положение, к примеру ее супруг, Антуан де Бурбон. Он применял гугенотов, дабы добиться усиления собственного политического влияния.

Их сыном был известный Генрих Наваррский.

В 1562 г. насчитывалось 2150 мест, где гугеноты молились. Общее число гугенотов определялось приблизительно в 400 тыс. человек. Во Франции в то время насчитывалось приблизительно 16 миллионов человек. (см. [4], стр.

111).

Исходя из этого гугеноты фактически везде оставались в меньшинстве. Но это меньшинство было сосредоточено в городах, имеющих благодаря стенкам громадное военное значение и являющихся экономическими центрами страны. Кроме этого оно включало в свой состав множество аристократов.

Потому, что они пребывали во враждебном окружении католиков, то владели большей сплоченностью. Не следует забывать, что потому, что вступление в новую веру было крайне важным ответом, то среди гугенотов был больший процент решительных и энергичных людей, чем среди католиков.

Для понимания мировоззрения гугенотской партии, в особенности ее фаворитов, крайне важно познание того факта, что в первой половине века протестантизм был на подъеме. За считанные десятилетия в протестантскую веру перешли Скандинавские государства, фактически вся Северная Германия, Англия. Тогдашний германский император Фердинанд 1 (1556 – 1564) стремился к диалогу с протестантами, а его наследник и сын проявлял к ним громадные симпатии, и многие обвиняли в нем самом тайного протестанта.

Наряду с этим большинство дворянства и значительная часть жителей императорского домена (Австрии) были протестантами.

Очевидно, это не означало, что все данные государства сходу перешли в новую веру. Были случаи, в то время, когда протестантизм отступал. Но все же его позиции неспешно росли. Так не удалась попытка королевы Марии вернуть католицизм в качестве национальной религии в Англии.

Не смотря на то, что она провозгласила католицизм национальной религией и удачно подавила оппозиционеров, ее предложение вернуть церковные почвы привело к массовому недовольству фактически всего дворянства и обрекло ее политику на провал. При новой королеве Елизавете протестантизм снова стал национальной религией, не смотря на то, что большая часть британцев оставалась католиками.

Во Франции двор традиционно отличался вольнодумством. Екатерина Медичи выслушала молитвы на французском языке. А ее дети, включая малолетнего короля, передразнивали католических священников. Его брат, будущий король Генрих 3-й, в девять лет заявил жене испанского посла: «Я мелкий гугенот, но вырасту громадным» (см. [8], стр. 41). В 1560 г. один из влиятельнейших духовных авторитетов протестантизма, Теодор де Без, назвал Екатерину Медичи «протестантской королевой».(см. [6], стр.

171).

Исходя из этого идея о том, что протестантизм есть идеологией будущего, к которой неспешно придут все христианские государства, включая и Францию, вовсе не смотрелась немыслимой.

Отношения между гугенотами и католиками

Говоря об отношениях во Франции 16 века, направляться учесть, что верующими были тогда фактически все, исходя из этого религиозные войны были позваны не только социальными и экономическими обстоятельствами, но и религиозным фанатизмом с обеих сторон.

Между гугенотами и католиками постоянно существовали большие разногласия. Обе стороны вычисляли собственных соперников еретиками.

направляться учитывать, что многие положения кальвинизма были направлены на разрушение классического общества и, конечно, вызывали его неприязнь. Так, неприятие кальвинистами традиций цехов (каковые стремились к тому, дабы все члены цеха имели гарантированный доход), их любовь к труду приводили к разорению их соперников. Отказ от роскоши вел к разорению тех групп, каковые занимались продажей и производством предметов роскоши.

Кроме этого не следует забывать, что гугеноты отрицали возможность спасения посредством молитв вторых людей. Исходя из этого гугенотская церковь значительно меньше, чем католическая, занималась благотворительностью. Сама мысль о том, что в случае если богатый человек даст милостыню, т.е. пожертвует деньги, а тот, кому дали эти деньги, помолится за него, не укладывалась в ее каноны. Так как для спасения серьёзны лишь индивидуальные заслуги человека, в противном случае, молится ли за него кто-то второй.

Католики же поощряли милостыню, да и церковь занималась благотворительностью.

Часто религиозные несоответствия накладывались на ветхие споры, как бы облагораживая вендетты и старинную вражду.

Крайне важно было то, что самая многочисленная часть населения страны, крестьяне, полностью остались в лоне католической церкви. Быть может, сыграл роль тот фактор, что Франция, как и другие романские государства, где католицизм сохранил собственные позиции (Испания, Италия, Южная Германия), входила в состав Римской империи. Христианство в форме католицизма сформировалось и укрепилось тут снизу, по большей части на необязательной базе, впитав многие местные само став и традиции их частью.

Причем это случилось еще в 2-3 вв.

В большинстве государств, где победил протестантизм, христианство в форме католицизма были навязано сверху в 8-11 вв. в уже готовом и достаточно твёрдом виде.

Очевидно, данные государства в разглядываемое время в далеком прошлом уже были католическими. Но все же католицизм тут значительно меньше был связан с обычаями и местными традициями. Но, это всего лишь предположение.

Но факт остается фактом: фактически все большая часть и крестьянство вторых сословий Франции оставались католиками.

Интернациональное положение

Самым могущественным правителем Европы того времени был Филипп II, король Испании. Он являлся ярым приверженцем католицизма. Ему в собственности фраза: «лучше совсем не иметь поданных, чем иметь еретиков».

Не считая Испании, ему принадлежат Нидерланды (нынешние Нидерланды, довольно часто именуемые в просторечии Голландия, по заглавию одной из провинций, плюс Люксембург и Бельгия) – самый развитый и, следовательно, самый богатый регион Европы 16 века.

Плюс добрая половина Италии, которую он и его папа завоевали, разгромив Францию в так называемых итальянских войнах (первая добрая половина 16 века). В его распоряжении была кроме этого огромная колониальная империя, включающая в себя всю современную Латинскую Америку, не считая португальской Бразилии, и южные штаты нынешних США (Техас, Калифорния, Флорида). Самый серьёзны были золотые и серебряные рудники, дававшие королю огромные доходы.

Помимо этого, германский император, хозяин нынешних Чехии и Австрии, являлся его родственником и фактически подчинённым.

Но у него были и важные соперники. Самый страшен был турецкий султан, что не уступал ему по размерам собственных владений. С ним шла война в Средиземном море и в Австрии.

Франция была классическим союзником турок.

Большие проблемы доставляли британские пираты, которым покровительствует их королева. Но, и французские пираты не забывали про испанские суда. Помимо этого, многие германские и итальянские князья, а также папа, не хотели признавать лидерство испанской короны.

Начиная с 1566 г. в Нидерландах шло восстание против испанского владычества.

Оно проходило под знаменем борьбы за протестантскую религию. Повстанцам помогали британцы.

Начало религиозных войн

В 1559 г. на турнире совсем случайно (копье соперника сломалось, причем щепка попала королю в глаз) гибнет король Генрих 2. Потерпевшая поражение в Итальянских войнах, раздираемая религиозными спорами страна осталась без авторитетного фаворита.

Новый король, Франциск 2 (его женой была та самая Мария Стюарт), умирает через три года, 16 лет от роду. Ему наследует его брат, десятилетний Карл 9.

Вдова короля Генриха 2, Екатерина Медичи, снова и снова становиться регентшей. Она была родом из семьи флорентийских банкиров, каковые сумели прийти ко власти в собственном родном городе. Хорошая наследница Макиавелли, она была в целом равнодушна к религиозным спорам.

Базу ее политики составляла игра на несоответствиях между разными партиями, при которой корона должна была сохранять роль главного арбитра.

Но она была иностранка и женщина, исходя из этого вынуждена искать союзников и маневрировать. При дворе началась борьба между аристократическими зданиями.

самые влиятельными были три дома, любой из которых управляли герцоги.

Это были дома Гиз, Бурбон и Монморанси. Все они опирались на союзников и своих сторонников.

Анри де Монморанси, представитель одной из старейших семейств, был фаворитом самого могущественного Дома Юга Франции, губернатором Лангедока. Помимо этого, он был конетаблем (главнокомом). Монморанси приблизил ко двору собственного племянника, Гаспара де Колиньи, взявшего титул адмирала.

Дом Гизов (происходивший от младшего сына лотарингского герцога) возвысился благодаря французским королям первой половины 16 в., в то время, когда последние стали оттеснять от власти ветхую, непокорную аристократию. Его возглавлял Франсуа Гиз, умелый полководец, как и его сын, Генрих. Он добился того, что его второй сын, Карл, получил титул кардинала, 30 архиепископств, 9 аббатств и 5 епископств, приносившие ему власть и огромные доходы (см [6], стр.134).

Третьим был дом Бурбонов, представителей ветхой аристократии, дальних родственников Капетингов. Но серьёзнее было то, что свекровь их фаворита, Антуана де Бурбона, была сестрой французского короля Франциска I, что делало его и его сына ближайшими родственниками Валуа. Не считая Антуана, громадную роль в доме Бурбонов игрался его брат, принц Конде.

Все три Дома сходу начали применять религиозные споры в борьбе за власть.

Гизы постоянно заявляли о себе, как о защитниках церкви и добрых католиках.

Антуан де Бурбон стремился опереться на гугенотов, не смотря на то, что неоднократно предавал их.

Монморанси относились к протестантам с симпатией и старались придерживаться средней линии.

Религиозные войны

По окончании смерти мужа Екатерина Медичи стала регентшей при малолетнем сыне-короле.

Она бесполезно постаралась отыскать компромисс между двумя религиями, организовав открытый спор между католическими и протестантскими священниками в Пуаси.

Начиная с 1562 гг. начались открытые столкновения между гугенотами и католиками. Гугеноты получали уважения собственных прав. Католики этому мешали.

Со собственными соперниками обе партии не церемонились.

Часто в разных городах проходили избиения более не сильный группировок. Такие погромы (их устраивали и католики и гугеноты) первоначально стали называться мишлеяд. Часто уничтожались целые группы людей, к примеру, вырезались целые монастыри либо все протестантское население какого-либо города.

Чаще представители противоположной веры изгонялись либо ограничивались в правах, причем фортуна тут могла быть очень переменчивой.

Так, в Тулузе продолжительное время шли уличные битвы между католиками и протестантами.

В Шалоне протестанты пришли ко власти над городом силой. В Лионе протестанты были изгнаны. В равнине Роны очень «прославился» убийствами и грабежами католиков барон дез Андрэ (позднее возвратившийся в лоно католицизма)

Гугеноты часто приглашали собственных единоверцев из Германии, каковые занимались прежде всего грабежом. Католики стремились опереться на помощь католических держав.

Гугеноты первые сумели организоваться и именно поэтому действовали достаточно умело. Не обращая внимания на то, что королевским армиям удалось одержать пара больших побед, им не получалось всецело разгромить гугенотов. Под управлением адмирала Колиньи они сумели весьма эффектно применять практику набегов, со ужасной силой опустошая королевство.

Скоро все ветхие фавориты сошли со сцены.

самые громким было убийство герцога Гиза. Его совершил один из приверженцев Колиньи, Польтро де Мере. Под пытками он объявил, что Колиньи склонял его к этому. Адмирал объявил, что невиновен в организации убийства, не смотря на то, что и назвал это убийство благим делом. Не обращая внимания на это, многие католики вычисляли адмирала организатором убийства. Семья Гиза стремилась отомстить ему.

Для них, как и для многих вторых, войны за веру и власть стали еще и частью родной мести своим неприятелям.

Неспешно гугеноты получали всё громадных уступок, но не успокаивались на этом.

Королевская власть под управлением регентши стремилась добиться усмирения страны. Наряду с этим она опасалась как усиления большой католической знати, так и усиления гугенотов. Она стремилась столкнуть лбами обе партии, уравновесив тем самым их влияние.

Главной программой королевы-матери было разрешение протестантской религии при условии, что протестанты не будут сражаться за политические права. Но потому, что не было возможности социально-экономические неприятности решить несложным разрешением свободы религии, то мятежи длились.

В 1564 г. королевские армии при Друэ разбили гугенотов. На стороне короля сражались испанцы, на стороне протестантов британцы. Затем был снова заключен мир.

Но в провинции напряжение оставалось. Так, протестанты, обитатели города Бокор, кроме того отказались разрешить войти в город королевский кортеж, в то время, когда в том направлении приехал король.

В 1566 г. гугеноты предприняли попытку захватить королевский двор в заложники недалеко от города Мо. Шикарный и гордый французский двор был должен галопом мчаться к ближайшему укрепленному замку, а кавалерия гугенотов пара раз пробовала прорваться через закрывавшие их отряды швейцарской гвардии.

Король Франции бежал не от зарубежных неприятелей, но от своих подданных. Это было очень оскорбительно.

Началась новая война. Боевые действия шли фактически по всей территории королевства. Королевские армии снова побеждают , серьёзной из которых была битва при Сен-Дени (1566 г.) Но королевские армии не смогли захватить города и крепости гугенотов, ответственной из которых была Ла-Рошель, торговая (и пиратская) столица юга Франции.

Опираясь на собственные крепости, протестанты бессердечно грабили Францию, вынуждая короля заключить мир.

Король был должен пойти на уступки и заключить мир.

Через некое время нарушения с обоих сторон стали причиной новой войне, проходившей по тому же сценарию.

Так длилось пара раз.

Не обращая внимания на это, Екатерина Медичи решила снова постараться добиться компромисса. В 1570 г. она выдвинула замысел династического брака между Генрихом и своей дочерью Наваррским, самым знатным из фаворитов гугенотов, официально бывшим главой их партии.

Фавориты гугенотов дали согласие на это. Генрих, его брат, принц Конде и фактический глава гугенотов, адмирал Колиньи (сравнительно не так давно женившейся в 3-й раз), прибыли ко двору. уважением и Большим влиянием среди гугенотов пользовалась мать Генриха, королева Наварры Жанна Д’Альбре. Она кроме этого прибыла ко двору. Практически сразу после этого скончалась.

Поползли слухи о том, что она была отравлена. Говорили, что ей передали некие перчатки в качестве подарка от королевы-матери, каковые были смазаны либо надушены ядом. Вскрытие, совершённое Сейчас, продемонстрировало, что смерть последовала от естественных обстоятельств.

Обстановка летом 1572 г.

Итак, подготовка к свадьбе шла полным ходом.

В столицу съехалось много аристократов-гугенотов. Их достаток, гордость, нежелание принимать в расчет религиозные эмоции окружающих приводили к ропоту и недовольство парижан.

В городе, большом производителе предметов роскоши, куда традиционно, в расчете на возможность и милостыню подработать стекалось множество людей, разоренных на протяжении религиозных войн, скоро увеличивалось напряжение. Многие люди, искавшие тут доход либо милостыню, были крестьянами, утратившими собственный имущество на протяжении религиозных войн.

Тем временем во дворце Колиньи завоевывал доверие и дружбу короля, что открыто именовал его своим отцом.

Юный (22 года) король стремился вырваться из-под опеки собственной матери и опереться на авторитет нового советника. Он стремился к воинской славе и оказывал все большее внимание речам умелого полководца. Недавний мятежник все больше преобразовывался в фактического начальника страны.

Программа Колиньи

Колиньи выдвинул продуманную политическую программу. Он объявил, что французы (имелись в виду прежде всего аристократы) – таковой народ, что они в обязательном порядке должны сражаться с кем-то, либо за пределами страны, либо между собой.

Конечно, первый вариант смотрелся предпочтительнее.

Исходя из этого он поддерживал помощь мятежным Нидерландам в их борьбе против испанского короля. Пользы для того чтобы предложения были очевидны:

1) Франция присоединяет весьма богатую страну.

2) Создание замечательной армии разрешит занять делом огромное количество аристократов.

3) Победоносная война укрепит авторитет молодого короля.

Екатерина Медичи выступила против этих замыслов. Помимо этого, что она теряла власть, ее недовольство приводили к следующим моментам программы Колиньи:

1) Война с могущественной Испанией будет весьма тяжёлой, в полной мере быть может, что Франция потерпит поражение.

2) Нидерланды борются за собственную независимость. Дабы втянуть Францию в войну, они смогут очень многое давать слово. Но захотят ли они вести войну за подчинение французскому королю?

3) В условиях войны с Испанией корона не сможет вести войну в стране. В случае если гугеноты снова подымут мятеж, они смогут диктовать собственные условия, поскольку армия будет занята за пределами страны. Поднять мятеж в полной мере смогут и католики, возмущенные альянсом с еретиками.

В условиях важной внешней войны корона просто не сможет сопротивляться важному натиску в стране. Единственным вариантом для нее будут уступки на каждые требования оппозиции. самая организованной, а следовательно сильной оппозицией была гугенотская партия, не смотря на то, что сбрасывать со квитанций позиции католических ультра во главе с герцогом Гизом также не стоило.

Сейчас уже нельзя сказать, как искренним был адмирал. Вариант того, что Колиньи втягивает страну в войну, дабы усилить влияние собственной партии, думается в полной мере возможным. Так как война с Испанией означала альянс с протестантскими державами и невозможность сражаться с гугенотами в стране.

Фактически это означало, что аппетиты гугенотов будут ограничены лишь их скромностью.

его окружения и Колебания короля

Отказаться от замысла Колиньи означало бы отказаться от соглашения с гугенотами, соответственно, начать новую войну. Но целый опыт прошлых столкновений убеждал в том, что все попытки стереть с лица земли гугенотов в сражении провалились. Но и решиться на войну с наболее сильной христианской державой того времени было непросто.

Нужно заявить, что Колиньи, не ждя официального ответа, целенаправленно втягивал страну в войну. Не обращая внимания на то, что Франция официально пребывала в мире, он добился немногословного согласия короля на то, дабы один из его ассистентов (Жарнлис) с 4000-м отрядом отправился на помощь нидерландцам.

Но 17 июля данный отряд был разгромлен испанским наместником в Нидерландах, герцогом Альбой (см. [9], стр.138). Это продемонстрировало силу испанцев.

Помимо этого, протестантская Англия, вероятный союзник в войне, отправилась на примирение с Испанией. Дело в том, что британцы опасались усиления Франции равно как и Испании.

9 и 10 августа на национальном совете, по окончании продолжительных споров, было решено отказаться от замысла войны с Испанией.

Характерно заявление, которое сказал Колиньи, обращаясь к королеве-матери:

«Госпожа, король отказывается от вступления в войну, так пускай же Господу будет угодно, дабы не началась еще одна, избежать которой будет уже не в его власти» (см. [3], стр. 218).

В устах человека, уже неоднократно подымавшего мятеж, это звучало очень угрожающе.

В ответ Екатерина решила перейти к решительным действиям.

На встрече с вдовой герцога Гиза она практически согласилась на убийство Колиньи.

Но идеальная 22 августа попытка не удалась, и не смотря на то, что убийцу не смогли задержать, стало известно, что его лошадь была с конюшни Гизов (см. [3], стр.223) и стрелял он из дома близкого к ним человека. Напряжение скоро увеличивалось.

Много аристократов-гугенотов скопилось около дома, где жил Колиньи, и среди них шли открытые беседы о мести. Становилось ясно, что устранение Колиньи приведёт к неминуемой вспышке гражданской войны.

Фактически перед правительством поднялась реально альтернатива, о которой неоднократно сказал Колиньи – война вовне страны либо война в стране.

Утром 23 августа на заседании королевы-матери, брата короля Генриха Анжуйского, маршала Тавана, герцога Невера и последовательности вторых была выдвинута мысль о предупредительном уничтожении управления гугенотов и самые активных участников гугенотской партии, чтобы запугать и сломить ее могущество.

Вечером того же дня было получено согласие короля (см. [3], стр.181).

События той ночи достаточно прекрасно обрисованы и продемонстрированы в фильмах и различных книгах.

Но направляться учесть, что за избиением гугенотов в Париже последовали такие же погромы во многих вторых городах Франции. В городах Мо, Ла Шарите, Бурже, Орлеане, Анжере, Труа, Руане, Бордо, Тулузе, Альби. Количество погибших весьма разнится.

Считается, что на протяжении этих событий погибло от 20 до 30 тыс. чел. (см. [3], стр.228).

Исходя из этого количество жертв той ночи нельзя ограничивать одним Парижем.

Не обращая внимания на это, всецело разгромить гугенотов не удалось.

Гражданская война длилась.

Миф о Варфоломеевской ночи

Сразу после этого события обе стороны постарались дать объяснение этому событию.

Правительство разослало послания во все католические государства о том, что оно стёрло с лица земли много еретиков. В собственных посланиях в протестантские державы правительство выдвинуло другую версию, позднее ставшую официальной. Было заявлено, что гугеноты готовили заговор с целью его семьи и убийства короля, и захвата власти.

Т.е., обращение шла не о борьбе за веру, а о борьбе за власть.

На в полной мере резонные заявления протестантов о том, в чем провинились дамы и дети, убитые в ту ночь, неофициально говорилось о разгуле черни.

Фактически практически сходу был создан миф, рожденный как рассказами очевидцев, так и фантазиями создателей.

Данный миф включал в себя таких ситуации, как преследование людей лишь за веру, коварство хозяев по отношению к гостям, святость жертв и низость убийц. Подчеркивая настоящие факты, данный миф вырывал Варфоломеевскую ночь из всего контекста гражданской войны.

Протестантские проповедники выдвинули идею о том, что все это было заблаговременно подстроено кровавой королевой. Версия о Екатерине Медичи, как об убийце и отравительнице, стала очень популярной во многих памфлетах того времени. Говорилось о том, что коварная итальянка намерено заманила его-сподвижников и мученика адмирала в ловушку. Конечно, что правда тут щедро переплеталась и дополнялась выдумкой.

Так, именовалась цифра в 100 тыс. убитых (см. [2], стр.192). Отыскали в памяти и о смерти королевы Наваррской.

Не следует забывать, что таковой миф в полной мере отвечал заинтересованностям не только протестантов, но и католиков. Так как чем больше королевская власть была «замазана» участием в Варфоломеевской ночи, тем меньше у нее была возможность договориться с протестантами. Следовательно, возрастала ее зависимость от ультракатолической партии.

Фактически во многом на базе этого мифа создали собственные произведения такие классики литературы, как Бальзак, Мериме, Манн, Дюма и многие другие.

Не нужно забывать, что Варфоломеевская ночь стала для многих из них знаком преследования человека и королевского деспотизма за его убеждения. К тому же по условиям цензуры намного эргономичнее было сказать о событиях 16 века, чем о событиях собственного времени.

В следствии миф о Варфоломеевской ночи, не смотря на то, что и включающий в себя элементы истины, во многом заслонил собой само событие.

Источники:

1) «Мемуары королевы Марго». М., изд-во МГУ, 1995г.
2) «Варфоломеевская ночь – события и споры». М., изд-во РГГУ, 2001 г.
3) Клуа И. «Екатерина Медичи». Ростов-на-Дону, изд-во «Феникс», 1997 г.
4) Клулас И. «Повседневная жизнь в замках Луары в эпоху ренесанса». М., изд-во «Молодая гвардия», 2001 г.
5) История Европы, т. 3. М., изд-во «Наука», 1993 г.
6) Плешкова С. Л. «церковь и Французская монархия». М., изд-во МГУ, 1992 г.
7) Плешкова С. Л. «Екатерина Медичи. Тёмная королева». М., изд-во МГУ, 1994 г.
8) Шевалье П. «Генрих 3 – шекспировский король». М., изд-во «Терра», 1997 г.
9) Эрланже Ф. «Резня в ночь святого Варфоломея». С.-Петербург, изд-во «Евразия», 2002 г.
10) Прокопьев А.Ю. «Германия в эру религиозного раскола». С.-Петербург, изд-во «Гуманитарная академия», 2002 г.

Варфоломеевская ночь (рассказывает историк Павел Уваров)

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • Тихая ночь, дивная ночь

    Перемирие 1914 года: 100 000 человек на фронте от Северного моря до Альп сложили оружие и вышли из окопов, дабы отпраздновать Рождество. Во всемирной…

  • Посадка самолёта ночью. авторская статья.

    Если вы летали самолетом, значит прекрасно осознаёте, как некомфортно время от времени ощущаешь себя в полете! Посадка самолёта ночью, территория…

  • «Я ужас, летящий на крыльях ночи…»

    Еще одна увлекательная статья из жж Андрея Фирсова. «Я кошмар, летящий на крыльях ночи…» … либо не веришь? У большинства сложилось чувство, что полки…

  • Тысяча и одна ночь

    Испании имеется что предложить человеку с любыми заинтересованностями: море, пляжи, парки, сокровища мастерства, корриду, окорока, вино, фламенко……

  • Объединенная еврабия

    Результаты недавнего опроса бельгийских мусульман стали причиной шквала критики в отношении авторов анкетирования. Что стало обстоятельством? Бельгийское…

  • Дворцовый переворот против павла i. ч. 1. подготовка

    Своим поведением Павел I во многом напоминал собственного прадеда Петра Великого. Он был уверен, что император есть полновластным владыкой, что может и…