Покрышкинский полк: начало пути

55-й истребительный полк, встретивший начало Великой Отечественной на южном участке фронта, к концу войны станет одной из самых титулованных частей ВВС Красной Армии. Он возьмёт почётные наименования и гвардейское звание, с 587 воздушными победами войдёт по этому показателю в тройку самых результативных полков, а в перечне его асов, возглавляемом А.И. Покрышкиным и Г.А. Речкаловым, будет практически два десятка одних лишь Храбрецов СССР.

Но начало этого славного пути выдалось весьма тяжёлым. Как сложился первый сутки войны для Покрышкинского полка?

«На южном участке фронта за пара дней до войны руководство Одесского военного округа контролировало боевую готовность собственных авиации и войск. Авиационные части были перебазированы на полевые аэропорты, на которых самолеты были рассредоточены и замаскированы. Лётный состав пребывал в повышенной боеготовности. Штаб ВВС армейского округа… был переведен из Одессы в Тирасполь.

Эти мероприятия разрешили удачно отразить воздушное наступление. Соперник вывел из строя шесть отечественных самолетов, а сам утратил 30…»

Подобные утверждения растиражированы в бессчётных статьях о начале ВОВ и со временем стали хрестоматийными. Так ли это было в действительности?

Незадолго до «Барбароссы»

Основную ударную силу люфтваффе на южном участке фронта составляли соединения 4-го авиакорпуса V воздушного флота – истребительная эскадра JG 77 (116 Bf 109E и Bf 109F, из них 61 исправный) и бомбардировочная эскадра KG 27 (87 He 111P и He 111H, из них 73 исправных). Германские экипажи имели проверенную в битвах, надежную технику, располагали специальными снарядами SD-2 и SD-50 для атак самолетов на аэропортах, ранее купили прекрасную лётную и тактическую подготовку, и важный боевой опыт.

Покрышкинский полк: начало пути
Поднявшийся на шнобель при вынужденной посадке Bf 109E разрешает разглядеть четыре подфюзеляжных пилона, на любой из которых подвешивалось по 24 двухкилограммовые бомбы-мины SD-2 — очень действенное оружие против небронированной техники и живой силы вне укрытий

Помимо этого, для руководства V воздушного флота были огромным подспорьем союзники, Королевские ВВС Румынии. Применение румынских авиачастей на второстепенных направлениях разрешало сковать советские ВВС в Бессарабии и высвободить части люфтваффе для действий на направлении главного удара.

Задачи на первую фазу вторжения перед германскими лётчиками были поставлены важные. Они должны были стереть с лица земли советскую истребительную и штурмовую авиацию на огромном пространстве между Станиславом (Ивано-Франковск), Проскуровом, Винницей, Дубоссарами и Васлуем (город в 55 км южнее Ясс).

Вследствие этого, функционировать предполагалось на трёх направлениях: главными силами против ВВС КОВО на Черновицком и Каменец-Подольском, и маленькими силами (одна истребительная несколько и одна бомбардировочная эскадрилья) – против ВВС ОдВО в направлении на Бельцы. Румынские ВВС нацеливались на Кишинёв и Одессу.

He 111 из KG 27 несли более тяжелое оружие — такое, как эти подвешиваемые под «Хейнкель» 250-кг бомбы

С советской стороны противостоять асам люфтваффе в районе Бельцев предстояло 55-му истребительному авиаполку 20-й смешанной авиадивизии ВВС Одесского военного округа. По данным об учебно-боевой подготовке за 1940 год, 55-й ИАП смотрелся крепким середнячком, налетав к 15 октября 3830 часов (9586 посадок). Кроме этого было совершено 535 стрельб по конусу (результативных — 264), 490 одиночных учебных воздушных боев.

Но запрет полётов на самолетах И-16 с моторами М-63, последующее перевооружение всего полка на И-153 «Чайка» и переброска в Бельцы очень плохо отразились на боеготовности. В итоговом годовом отчете ВВС ОдВО отмечалось:

«…55-й истребительный полк: боеготовность полка лишь на 25% – одной эскадрильей может выполнить боевые задачи в средних метеоусловиях…»

Обстановку усугубило то, что в осеннюю пору 1940-го и весной 1941 года полтора десятка умелых начальников полка (комэски, их помощники, начальники звеньев) убыли во снова формируемые части, а на их должности были выдвинуты самый подготовленные рядовые летчики – в их числе, например, был будущий самый титулованный ас полка и Трижды Герой Советского Союза лейтенант А.И. Покрышкин.

К началу января 1941 года по окончании последовательности перевооружений полк был всецело укомплектованным бипланами И-153 вместо прошлой смеси И-16, И-153 и И-15бис – действительно, лётчики двух эскадрилий из четырёх на «Чайках» ещё не летали.

Данный И-153 — единственный самолет 55-го ИАП, чей внешний вид можно считать всецело установленным на 1941 год. На самолете летал и потерпел в марте 1941 года аварию пилот 3-й эскадрильи младший лейтенант Григорий Андреевич Речкалов (живописец Игорь Злобин)

Подтянуть учебно-боевую подготовку удалось лишь в апреле. В этом месяце достиг пиковых показателей налёт (630 часов, из них 487 – на И-153), была совершена 131 стрельба по конусу (результативных 104) и 123 учебных воздушных боя. С завода в этом месяце поступили в коробках 40 новеньких МиГ-3, а для переучивания лётчиков, ранее летавших лишь на истребителях-бипланах, прибыли восемь И-16 тип 24 из соседнего 146-го ИАП, и три стареньких И-16 тип 5 из ремонта.

Лётчики приступили к отработке посадки и взлёта.

Первыми на УТИ-4 был вывезен персональный состав 1-й и 2-й эскадрилий, ранее уже летавших на И-16, и к концу месяца лётчики вернули технику посадки и взлёта. Переучиванием руководили комполка майор В.П. Иванов, инспектор по технике пилотирования лейтенант Ф.Н.

Курилов и выполнявший обязанности начальника 1-й эскадрильи капитан Ф.В. Атрашкевич, каковые переучились на «МиГи» в 146-м ИАП, причем в Бельцы Иванов и Атрашкевич возвратились на двух МиГ-1.

В мае были взяты еще 20 МиГ-3, по окончании чего полк был полностью укомплектован новыми самолетами. К 15 мая 55-й ИАП перебазировался на 130 км на восток, за Днестр, в лагерь на аэропорт Маяки (30 км южнее города Котовска). Большинство И-153 была покинута в Бельцах и неспешно передавалась в 299-й ШАП – формально к 20 июня за 55-м ИАП оставалось только девять И-153 в Маяках.

Увы, но до сих пор не удалось всецело точно вернуть внешний вид никого из 60 «МиГов» 55-го авиаполка. Об этом истребителе также возможно сообщить только то, что он потерян приблизительно в том месте, где сражался летом 1941 года полк — в Молдавии либо южной Украине

В следствии активного переучивания к 22 июня в 55-м ИАП было 42 летчика, выпущенных на МиГ-3. В фаворитах была 1-я эскадрилья, и когда персональный состав освоил взлёт и посадку на МиГ-3, ее сходу перебросили в Бельцы на боевое дежурство.

В последних числах Мая — начале июня румыны и немцы активизировали полеты разведчиков над приграничными районами. Для противодействия на полевой аэропорт Пырлица было переброшено звено МиГ-3 младшего лейтенанта В.А. Фигичева из 1-й эскадрильи, а на площадку Валя-Маре (Булдурешты) – звено И-153 младшего лейтенанта Г.А. Кондратюка из 3-й эскадрильи.

Обе площадки размешались недалеко от пограничного городка Унгены, в 60 км южнее Бельцев.

В целом, 55-й ИАП был далек до боевой готовности. Кроме того 1-я эскадрилья была только частично боеспособной: её летчики еще не делали на МиГ-3 воздушных стрельб и учебных боев. Так, на Бельцевском направлении германским летчикам имели возможность противостоять весьма ограниченные силы, и у люфтваффе было важное численное превосходство.

К тому же, работа с аэропорта Бельцы была осложнена начатым весной 1941 года постройкой цементных взлётно-посадочных полос.

В центральной и правой части снимка видны следы земляных работ, начатых весной 1941 года (по клику фото доступно в большем размере) — Покрышкинский полк: начало пути | Военный портал Warspot.ru src=~images\pokrishkinskij-polk-nachalo-puti-5.jpg
К сожалению, аэрофотоснимков аэропорта Бельцы, сделанных близко к 22 июня 1941 года, отыскать пока не удалось. Это фото сделано «Юнкерсом» из дальнеразведывательной эскадрильи 3.(F)/121 уже в июле 1944 года, в то время, когда на аэропорте базировались советские бомбардировщики либо разведчики Пе-2 и «Бостон». В центральной и правой части снимка видны следы земляных работ, начатых весной 1941 года (по клику фото доступно в большем размере)

Положение усугублялось и тем, что к утру 22 июня в Бельцах осталось лишь семь лётчиков 1-й эскадрильи: отсутствовали комэск капитан Ф.В. Атрашкевич, начальник звена лейтенант К.Е. Селиверстов и два звена в полном составе. Звено младшего лейтенанта Фигичева все еще базировалось на аэропорте Пырлица, а звено лейтенанта Покрышкина перегоняло МиГ-3 и пребывало в Григориополе, в 130 км от Бельцев.

Увы, немцы не планировали ждать боевой готовности ВВС Красной Армии, и утром 22 июня самолеты люфтваффе стартовали для атаки советских аэропортов. Части 20-й САД были подняты по тревоге в 03:00, получили приказ рассредоточить самолеты и пребывать в готовности №2.

Первый удар

В соответствии с советским и германским документам, аэропорт Бельцы подвергся атаке шести «хейнкелей» под прикрытием 12 «мессершмиттов» в 05:10 по Москве. Из дневного доклада №1 штаба IV авиационного корпуса люфтваффе от 22 июня 1941 года:

«III./KG 27 шестью He 111, штаб JG 77 тремя Bf 109 и II./JG 77 в составе 22 Bf 109 с 02:39 до 06:55 атаковали аэродром у цели №101378. Были атакованы цели №101378, 102105 и склад горючего у цели №101378.

Визуальное наблюдение: цель №101378 – 25 одномоторных и 3 двухмоторных. Цель №101378 – 20 самолётов стёрты с лица земли и горят. Склад горючего у цели №101378 горит.

Противодействие истребителей: у цели №101378 сбит один «Рата». Зенитная защита: тяжёлые и лёгкие зенитные орудия у цели №101378…»

С советской стороны самый детально события утра обрисованы в оперативной сводке №2 штаба ВВС 9-й Армии к 22:00 22 июня 1941 года:

«…В 05:10 несколько 18 бомбардировщиков атаковала аэродром Бельцы. На земле стёрто с лица земли три самолета МиГ-3, взорван бензосклад, убито 2, ранено 1…»

Достаточно детально обрисовывает бой в собственных мемуарах А.И. Покрышкин, ссылаясь на рассказы очевидцев:

«Перед восходом солнца поступил сигнал боевой тревоги. На аэропорте было всего семь летчиков первой эскадрильи. А утром на аэропорт вышел разведчик «Хеншель-126». На перехват его мгновенно встало звено Миронова. Действовали летчики мастерски.

Они сбили разведчика. Возвращаясь на аэропорт, встретили западнее Бельцы многочисленную группу бомбардировщиков. Ю-88 закрывали «мессершмитты». С ними уже вели бой четыре отечественных летчика. Дрались смело.

Но соотношение числом было очевидно в пользу неприятеля. Удар по аэропорту семерка не смогла отразить. Бомбардировщики скинули бомбы на стоянки, по бензоскладу…»

Второй по регалиям летчик 55-го ИАП два раза Герой Советского Союза Г.А. Речкалов, в тот момент летчик 3-й эскадрильи, сообщает слова конкретно капитана Ф.В. Атрашкевича:

«…Передай Матвееву (майор А.Н. Матвеев, начальник штаба полка – прим.авт.), что из дивизии никакой задачи на подъем дежурных истребителей не ставилось, было приказано лишь рассредоточиться и ожидать распоряжений. При первом налете отечественные парни взлетали под бомбами…»

События развивались так. Около 03:00, получив приказ из штаба дивизии, 1-я эскадрилья 55-го ИАП была приведена в готовность №2, самолёты рассредоточены по аэропорту. Около 04:30–05:00 звено младшего лейтенанта К.И. Миронова было поднято на перехват одиночного разведчика.

Конечно, ни о каком уничтожении самолета, вторгнувшегося на советскую территорию, приказа не было – наоборот, в соответствии с директивой №1 соперника нужно было или принудить к посадке, или вытеснить на сопредельную территорию. Открывать пламя разрешалось лишь в ответ на стрельбу соперника.

«Мессершмитты» Bf 109E разных субмодификаций из авиагруппы II./JG 77, Молдавия, лето 1941 года. Средняя машина с белым бортовым №4 несет на внешней подвеске 96 вышеупомянутых осколочных бомб SD-2 (живописец Игорь Злобин)

Имеется возможность, что что-то подобное и случилось: в ответ на стрельбу германского разведчика советские летчики открыли огонь, но самолет соперника сбит не был, и по окончании пересечения реки Прут советские истребители прекратили преследование, поскольку не имели права перелетать границу. Возможно, потом в беседах летчиков данный эпизод трансформировался в сбитый «хеншель».

Официально победа не зафиксирована, не смотря на то, что у немцев имеется предположительно пострадавший в этом эпизоде разведчик: в районе пограничного села Скуляны взял боевые повреждения Hs 126 (W.Nr. 3401) из эскадрильи 5(H)/13, один из членов экипажа был ранен.

До тех пор пока дежурное звено отвлеклось на разведчика, около 05:10 шестерка He 111 скинула бомбы на аэропорт, а «мессершмитты» начали штурмовку. Оставшиеся летчики 1-й эскадрильи начали взлетать, причем МиГ-3 адъютанта эскадрильи лейтенанта С.Я. Овчинникова, по всей видимости, стартовавший первым, скапотировал на взлете.

Самолет был полностью разбит, но летчик не пострадал, а его эффектный «кульбит» потом был отмечен во всех воспоминаниях летчиков 55-го ИАП.

Авария, по всей видимости, привела к задержке на старте, и остальным «МиГам» взлететь удалось только по окончании того, как немцы проштурмовали аэропорт и начали отходить на запад. Воздушный бой, что было необходимо вести лишь четырем молодым пилотам, складывался не легко: соперник превосходил их троекратно. Позднее в наградном странице младшего лейтенанта И.П. Макарова данный эпизод обрисован в красках:

«В воздушном бою четырех МиГ-3 против 12 Ме-109 Макаров показал необыкновенный героизм; владея хорошей техникой пилотирования, много раз являлся на помощь товарищам и выручал их от, казалось бы, явной смерти…»

По всей видимости, переломить обстановку в собственную пользу советским летчикам удалось лишь по окончании возвращения с перехвата разведчика звена Миронова. Немцам было уже не до побед: они продолжительное время пребывали в воздухе, израсходовали солидную часть горючего и боезапаса, а потому ретировались на румынскую территорию.

Стёртые с лица земли на аэропорте Бельцы бипланы Поликарпова — слева И-153 «Чайка», справа И-15бис. Сложно сообщить, какие конкретно повреждения нанесены им воздушными налетами (и нанесены ли по большому счету), а какие конкретно — скучающими вражескими воинами

В следствии первой атаки немцам удалось нанести действенный бомбовой удар. Были стёрты с лица земли три МиГ-3, взяла повреждения часть И-153, каковые опоздали перегнать летчики 299-го ШАП. Самой громадной утратой был склад ГСМ, с которым сгорело 90 тысячь киллограм бензина.

Своевременная заправка самолетов стала неосуществимой, а это угрожало утратами при повторных налетах.

Фактически, упрекнуть лётчиков 1-й эскадрильи не в чем: как совсем справедливо отметил капитан Атрашкевич, никаких конкретных указаний на отражение налетов из штаба дивизии не было, а по окончании бомбоштурмового удара юные неопытные летчики сумели взлететь и дать немцам важный бой. Не обращая внимания на тройное превосходство неприятеля ни один коммунистический самолет не был сбит.

Первая победа, первая утрата

По окончании налета 1-я эскадрилья запросила помощи у штаба полка, и на усиление достаточно оперативно была послана девятка МиГ-3, собранная из летчиков 2-й и частично 3-й эскадрильи и ведомая старшим политруком Ф.И. Барышниковым. Но, когда эта несколько совершила посадку в Бельцах, на аэропорт обрушился новый штурмовой удар.

Летчик 2-й эскадрильи, будущий Герой Советского Союза В.П. Карпович, вспоминал:

«При подлете к аэропорту, расположенному с восточной стороны села Сингурены, взгляду представилась необычайная картина последствий первых бомбовых ударов неприятеля с воздуха… Было примерно в семь утра… Послышался нарастающий звенящий шум, и в доли секунды на стоянки обрушился шквал пулеметно-пушечного огня, раздался глухой стук и треск снарядов и пуль. Теперь-то мы и пожалели, что так близко друг от друга расставили самолеты, «мессы» одной очередью поражали сходу пара истребителей…»

Обрисовываемый налет на Бельцы около 07:00, по всей видимости, являлся неудачным повторным ударом. Десять «мессершмиттов», вероятнее, должны были подойти к советскому аэропорту около 05:20 утра и завершить начатое первой группой. Что-то у немцев не задалось, и вылет было нужно перенести на полтора часа, но в итоге оказалось также хорошо: они отработали как на полигоне и без помех ушли.

Летчики 55-го ИАП, покинувшие собственные воспоминания о 22 июня 1941 года.

Они не смогли показать себя в первоначальный сутки войны, но добыли полку славу в последующих битвах. Шесть «Золотых Звезд» на троих: Александр Иванович Покрышкин, Григорий Алексеевич Речкалов, Викентий Павлович Карпович (фото различных лет)

В целом, «первый раунд» остался за германскими летчиками. Им без утрат удалось нанести важный урон инфраструктуре аэропорта Бельцы, сжечь склад ГСМ, стереть с лица земли три «МиГа» и повредить еще пара самолетов. Однако, ни один коммунистический летчик не погиб, на аэропорте оставалось большое количество исправных самолетов, а штаб полка наращивал силы.

Не считая подкрепления из Маяков, в Бельцы возвратилось звено Фигичева и прибыл капитан Атрашкевич – всего на аэропорте было собрано около 20 боеспособных экипажей на МиГ-3. Само собой разумеется, значительные трудности создавали ограниченные размеры летного поля и отсутствие нужного количества ГСМ, но борьба за господство в воздухе над Бельцами была еще в первых рядах.

По окончании первых ударов по аэропортам ОдВО, казалось, было нужно срочно ответить, но ВВС КА не атаковали аэродромы люфтваффе и занимали пассивную позицию, давая немцам возможность нормально подготавливаться к повторным ударам по советским авиабазам.

Лишь по окончании 10 утра, взяв из Москвы разрешение на действия по территории Румынии, командующий ВВС ОдВО генерал Ф.Г. Мичугин поставил задачу на разведку сопредельной территории. Пара звеньев МиГ-3 55-го ИАП совершили разведку аэропортов Яссы, Ботошани, Роман и Бакэу. Один из этих вылетов стал первым для А.И.

Покрышкина.

До тех пор пока советские начальники ожидали возвращения разведчиков, соперник нанес повторные удары. Истребители из штаба эскадры JG 77, и штаба и 4-й эскадрильи группы II./JG 77 в 13:30 подошли к аэропорту Бельцы на предельно малой высоте и атаковали стоянки самолетов бомбами SD-2, а позже начали штурмовку пулеметно-пушечным огнем. Летчикам 55-го ИАП снова было нужно взлетать под огнем по ограниченной полосе летного поля.

Нужно дать должное советским летчикам: пара человек из 1-й эскадрильи (капитан Ф.В. Атрашкевич, младшие лейтенанты В.А. Фигичев, Е.А. Семенов, Г.Т. Шиян, И.П.

Макаров и А.М. Жёсток), смогли взлететь и, не успев собрать высоту, вступить в бой. В течение первых мин. им было нужно биться против дюжины неприятелей и, не обращая внимания на численный перевес соперника, сбить один Bf 109E-7 (W.Nr.

1092). Его летчик, офицер штаба эскадры JG 77 лейтенант Хуберт Эбелинг (Lt. Hubert Ebeling) попал в плен.

Но, радоваться было рано. Немцы действовали тактически грамотно и, в отличие от утра, реализовали прием повторного удара: приблизительно к 13:50 к Бельцам подошел второй эшелон в составе эскадрилий 5./JG 77 и 6./JG 77.

Летчики 55-го ИАП, отличившиеся в первоначальный сутки войны: начальник эскадрильи капитан Федор Васильевич Атрашкевич (погиб 29.06.1941), пилот младший лейтенант Григорий Тимофеевич Шиян (погиб 25.07.1941), пилот младший лейтенант Иван Петрович Макаров (не возвратился с задания 07.02.1942), начальник звена младший лейтенант Валентин Алексеевич Фигичев, будущий Герой Советского Союза (снимки различного времени, должности и звания приведены на 22 июня 1941 года)

Подобная тактика значительно чаще безотказно срабатывала от Прибалтики до Молдавии, но не сейчас. С ходу вступив в бой, немцы на какое-то время смогли переломить обстановку в собственную пользу, и на землю упали два МиГ-3, а самолеты первой ударной группы, у которых заканчивалось горючее, смогли выйти из боя. Но к этому времени в воздухе пребывало уже все самолеты 1-й и 2-й эскадрилий 55-го ИАП, и у летчиков JG 77 провалился сквозь землю численный перевес.

В итоги им было нужно ретироваться, а «поле боя» осталось за советскими истребителями, каковые преследовали неприятеля до границы.

Это первенствовала важная победа 55-го ИАП. Немцам не удалось нанести аэропорту полка важного урона – они были обращены в бегство, утратив один «мессершмитт». Пожалуй, в данный сутки отбиться от двух последовательных атак германских истребителей не удалось больше ни одному полку на всем советско-германском фронте.

Однако, нужно признать, что главную роль в срыве фактически совершенного германского замысла сыграли не какие-то тактические приемы либо прозорливость руководства (в итоге, штурмовку снова прозевали), а мастерство и личное мужество нескольких летчиков 1-й эскадрильи. Они связали боем германскую ударную группу и разрешили дозаправиться и взлететь остальным, причем делали это практически ценой собственной жизни. Два «Мига» из шести первых взлетевших были утрачены, младший лейтенант Семенов был ранен, а младший лейтенант Жёсток погиб. Из политдонесения:

«Персональный состав 1-й эскадрильи 55-го ИАП под руководством капитана Атрашкевича в течение 20 мин. героически дрался с воздушным соперником, что по собственному количеству превосходил многократно. В этом бою мл. лейтенант Семенов вел бой с четырьмя самолетами соперника, но из-за отказа матчасти должен был произвести посадку на болото. Тов. Семенов был ранен…»

Сбит над Молдавией. Румыны изучают разбившийся на вынужденной посадке истребитель МиГ-3

Победу над «ZKB-19», как первое время немцы время от времени именовали МиГ-3, в 13:55 заявил начальник 6./JG 77 обер-лейтенант Вальтер Хокнер (Oblt. Walter Hockner) – по всей видимости, именно он атаковал МиГ-3 Евгения Семенова, что потом списали. У Александра Жестка, если судить по рассказам очевидцев, имело возможность закончиться горючее.

Якобы, заходя на посадку и уклоняясь наряду с этим от «мессершмиттов», его МиГ-3 зацепил строение и врезался в почву. Утрату посчитали небоевой.

С авторством победы над «мессершмиттом» вопросов значительно больше. Полковые документы 55-го ИАП крайне скудны, исходя из этого черпать данные приходится из документов дивизии, наградных материалов, и воспоминаний летчиков полка. Покрышкин во всех изданиях собственных мемуаров относит победу на счет Атрашкевича, Карпович отдает ее Сурову. С уверенностью возможно сказать только о том, что «мессер» сбили летчики 1-й эскадрильи, и первая победа 55-го ИАП была групповой.

Если судить по документам, это были Александр Жёсток, Евгений Семенов и Григорий Шиян, а по последовательности наградных и воспоминаний страниц, к этому были причастны и Федор Атрашкевич с Валентином Фигичевым.

Вечер тяжёлого дня

События второй половины дня достаточно бедно обрисованы и в документах, и в воспоминаниях. Приказ нанести ответный удар по германским аэропортам так и не поступил – вместо этого летчики 55-го ИАП штурмовали пробовавшие переправляться через пограничный Прут германская армия. Всего за сутки было выполнено 42 вылета на штурмовку, скинуто 650 кг небольших бомб.

Из-за нервозной обстановки около 17:30 лейтенант Покрышкин недалеко от аэродрома Маяки подбил Су-2 из 211-го ББАП собственной же дивизии. Над аэропортом бомбардировщики должны были встретиться с эскортом в виде 12 МиГ-3, дабы идти бомбить переправу у Липкан.

Начав в «авианосной» группе Tr.Gr.186, позднее он вести войну на западном фронте в эскадре JG 4 и погиб в сражении 7 мая 1944 года (живописец Игорь Злобин) — Покрышкинский полк: начало пути | Военный портал Warspot.ru src=~images\pokrishkinskij-polk-nachalo-puti-11.jpg
«Мессершмитт» Bf 109E-4/B из эскадрильи 8./JG 77 обер-фельдфебеля Райнхольда Шметцера (Ofw. Reinhold Schmetzer), что 22 июня 1941 года заявил победу в вечернем бою над Бельцами. Вид самолета дан на 20 июля, в то время, когда летчик свершил на нем вынужденную посадку.

Всего на счету Шметцера было минимум 33 победы. Начав в «авианосной» группе Tr.Gr.186, позднее он сражался на западном фронте в эскадре JG 4 и погиб в сражении 7 мая 1944 года (живописец Игорь Злобин)

До тех пор пока ВВС 9-й Армии занимались атаками переправ, немцы настойчиво продолжали вести борьбу за господство в воздухе. Около 20:00 группа из 17 «хейнкелей» He 111 снова отбомбилась по городу и аэродрому Бельцы. Истребители прикрытия из группы и штаба эскадры III./JG 77 (всего 20 «мессершмиттов»), по всей видимости, частью сил сопровождали бомбардировщики, а остальные постарались блокировать аэропорт.

Подробности налета и последовавшего за ним боя очень скудны. В своих мемуарах Покрышкин приводит рассказ комэска Атрашкевича:

«Для самолетов посливали горючее где лишь было. Прилетели «юнкерсы» третий раз. Задача у них была несложная: положить бомбы поперек взлетного поля, дабы совсем вывести его из строя.

Мы вступили в драку с «мессерами», бились и посматривали, сколько осталось горючего. Хватило бы добраться до Маяков…»

Затем боя в своевременных сводках 20-й САД показались сведения о сбитом бомбардировщике:

«В 20:10 20 бомбардировщиков бомбили аэропорт Бельцы. По предварительной оценке, сбит один бомбардировщик соперника. Потерян один отечественный истребитель».

Победы над германскими бомбардировщиками были засчитаны лейтенанту К.Ф. Ивачеву и младшему лейтенанту И.П. Макарову, не смотря на то, что в конечном итоге ни один германский самолет не был кроме того поврежден.

Со своей стороны, германские истребители также не поскупились на победы: с 19:50 до 20:15 летчики 8./JG 77 и 9./JG 77 заявили аж восемь сбитых советских истребителей при настоящей утрата 55-м ИАП лишь одного. К сожалению, погиб один из утренних храбрецов лейтенант Семен Овчинников.

В этом случае бой для советских летчиков не сложился: по всей видимости, немцам и сейчас удалось застать 55-го ИАП неожиданно. Снова взлетать и вести бой было нужно поодиночке, но переломить движение боя немцы сейчас не разрешили. Страно, что в таковой ситуации был сбит только один МиГ-3, но суммарные утраты были более значительными. В Маяки не долетели самолеты младших лейтенантов А.И.

Овсянкина и К.И. Миронова, каковые совершили вынужденные посадки «на пузо». Наряду с этим Константина Миронова, одного из храбрецов утреннего боя, выкинуло из кабины, и через два дня он погиб от увечий.

Утраты 55-го ИАП первого дня войны, летчики 1-й эскадрильи: пилот младший лейтенант Александр Матвеевич Жёсток. начальник звена младший лейтенант Константин Игнатьевич адъютант и Миронов эскадрильи лейтенант Семен Яковлевич Овчинников (снимки различного времени, должности и звания приведены на 22 июня 1941 года)

Вечерний воздушный бой был проигран советскими летчиками, что не страно, учитывая многочасовое напряжение, в котором они пребывали, не имея возможности отдохнуть. Немцам удалось основное – собственными настойчивыми действиями в течение всего дня они смогли выбить 55-й ИАП с передового аэропорта, и сейчас закрывать и поддерживать войска СССР у границы было значительно тяжелее. Помимо этого, 55-й ИАП понес весьма важные утраты в технике на земле.

В современных исследованиях и советских работах обычно отмечается, что германские удары по аэропортам ВВС 9-й Армии не принесли особенного результата. Это не верно: по результатам сражения над Бельцами 55-й ИАП лишился практически 50 самолетов, в главной массе – при штурмовках. Было утрачено 20 Миг-1 и Миг-3, из которых пять были сбиты в воздушных битвах либо разбиты на вынужденных посадках, три стёрты с лица земли на земле, и вдобавок 12 повреждены при налетах и сожжены при отступлении.

Утраты И-153 по различным обстоятельствам были еще выше и составили 24 автомобили (все на земле, пара самолетов было потом восстановлено). Помимо этого, были стёрты с лица земли при штурмовке два И-16, два ветхих И-15бис, один У-2 и употреблявшийся как транспортный, но находившийся неисправным ТераБайт-3.

Употреблявшийся в 55-м ИАП как транспортный самолет, данный ТераБайт-3 к 22 июня 1941 года был в неисправном состоянии. Конечно, что огромный самолет стал первостепенной целью в большинстве первых налетов на Бельцы, но, если судить по фото, сделанным по окончании захвата аэропорта немцами, пережил их в достаточно целом виде

Утрата трети самолетов поставила полк на грань утраты боеготовности. Нужно учитывать, что у ранних МиГ-3 были громадные неприятности с состоянием , а персональный состав толком опоздал освоить новый истребитель. Так, за первые 20 дней войны в полку было 20 вынужденных посадок и, по большей части, по небоевым обстоятельствам.

Единственным выходом в данной ситуации был отказ от передачи оставшихся И-153 в 299-й ШАП и применение отправленных для учебы И-16 в качестве боевых, что и было сделано. Именно это решение, вкупе с успешным размещением полка в Маяках (другими словами, за Днестром),

Киевский бардак: Смертный полк хочет остановить шествие Бессмертного полка

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: