«Плетёнка тача», часть v

Продолжение увлекательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike.

19 апреля 1942 г. капитан 3-го ранга Джон Тач наконец обзавёлся первым подчинённым, это был только что выпущенный из лётной школы лейтенант Роберт Дибб. В простой обстановке начальник эскадрильи вряд ли имел возможность уделять столько времени одному-единственному новичку, но потому, что вторых пока не было, он хорошо занялся его личной подготовкой. Спустя семь дней в 3-й истребительной показалось ещё два лётчика, представители относительно маленькой категории пилотов американской морской авиации, принадлежащей не к офицерскому, а к старшинскому и мичманскому составу, так называемых NAP (Naval Aviation Pilot), мичманы Дойл Барнс и Том Чик, уже успевшие взять боевой опыт на АВ «Энтерпрайз» на протяжении недавнего рейда Дулиттла.

Четыре пилота – это уже два звена. Сейчас начальник 3-й истребительной взял возможность учить собственных подчинённых не только пилотажу, «укороченным» своей любимой и посадкам стрельбе «по конусу», но и отрабатывать тактические приёмы, включая придуманную им «траверзную оборонительную позицию». Для этого, действительно, было нужно завлекать «спарринг-партнёров», несколько военных «Кёртис» P-36 «Хок» с авиабазы Уиллер.

С их руководством Тач «расплачивался», одалживая армейцам флотский самолёт с конусом для отработки стрельбы с упреждением. В дополнение к подготовке личного состава, Джона Тача, как самого умелого пилота-истребителя из имевшихся тогда в Пёрл-Харборе (и бывшего лётчика-испытателя), загрузили ещё одной ответственной задачей.

«Плетёнка тача», часть v

Начальник 3-й истребительной эскадрильи со собственными новыми пилотами (и двумя временно прикомандированными пилотами пикировщиков SBD «Донтлесс»). Слева направо: мичман Т. Чик, мичман Д. Барнс, лейтенант Н. Бергер (SBD), лейтенант Р. Дибб, капитан 3-го ранга Дж. Тач, лейтенант Ч. Конэстер (SBD). Пёрл-Харбор, начало мая 1942 г.

Ещё 26 апреля командующий авианосными силами Тихоокеанского флота адмирал Фредерик У. Хэлси, убедившийся в том, как просела дальность полёта новой модели «Уайлдкэта», послал руководству ВМС и Управлению аэронавтики письмо о необходимости ускорения разработки подвесного бака для данной автомобили. Потому, что на оперативность родной индустрии особенной надежды не было, в Пёрл-Харборе решили разобраться с данной проблемой сомостоятельно.

Менее чем за 10 дней эксперты из авиаремонтной мастерской авиабазы создали и изготовили опытные образцы 44-галлонного (166,5 л) подвесного бака. С 9 по 20 мая капитан 3-го ранга Тач совершил серию опробований нового оборудования, включавшую посадки и взлёты с баком, переключение в полёте с подвесного бака на встроенные и обратно, и сброс в разных условиях. Конструкция была им оценена как удовлетворительная и требующая срочного запуска в производство.

20 мая эскадрилья взяла, наконец, в далеком прошлом обещанное пополнение в виде 7 молодых лейтенантов из того же выпуска, что и Роберт Дибб. Не обращая внимания на то, что ещё В первую очередь 1941 г. курс подготовки был сокращён с 12 до 7 месяцев (из которых фактически учёба составляла 6), юные пилоты морской авиации того периода к моменту завершения получения звания и базового курса имели порядка 200 часов налёта, а отобранные в палубную авиацию проходили ещё и дополнительный курс «усиленной авианосной подготовки» (Advanced Carrier Training), включающий в себя ещё 75-100 часов учебного налёта. Цифры достаточно внушительные, но по стандартам Джона Тача требовалось ещё не меньше 80 учебных лётных часов в составе подразделения чтобы научить их пилотированию незнакомых самолётов «первой линии» (а не устаревших бипланов, на которых они обучались) и посадкам на авианосец, подтянуть стрелковую подготовку, и научить азам командной тактики.

Устаревшие «Грумман» F2F и F3F, на которых будущие пилоты-истребители летали на протяжении «усиленной авианосной подготовки» в 1942 г.

Для начала начальник 3-й истребительной сосредоточился на ознакомлении молодых пилотов с новой моделью «Уайлдкэта» и обучении их стрельбе с упреждением, которую он считал самым ответственным элементом подготовки. До прибытия заканчивающей ремонт и модернизацию «Саратоги» оставалось очень мало времени (оно ожидалось в середине июня), исходя из этого Джон Тач весьма рассчитывал, что ему вернут «одолженных» на «Лексингтон» умелых пилотов его первого состава, совместно с которыми возможно будет привести молодое пополнение в более либо менее боеспособное состояние, вернув так 3-ю истребительную, как боевую единицу. Но люди предполагают, а война располагает.

4-8 мая 1942 г. в расположенном между Новой Гвинеей и Австралией Коралловом море случилось первое в военно-морской истории сражение авианосцев. Потом это сражение будет справедливо расценено как стратегическая победа американских сил, но на момент его окончания оценки были далеко не так однозначны.

С одной стороны, основная задача – срыв захвата японцами столицы австралийской Новой Гвинеи, Порт-Морсби – была выполнена, и это первенствовал успех подобного рода В первую очередь войны, но достигнуто это было ценой утрат, серьёзно превышающих утраты соперника. Американские своевременные соединения утратили эскадренный авианосец «Лексингтон», танкер «Неошо» и эсминец «Симс», так суммарный тоннаж потопленных за эти четыре дня судов ВМС США более чем в три раза превысил подобный показатель потерянных японцами лёгкого авианосца «Сёхо», устаревшего эсминца «Кикудзуки» и немного тральщиков (45 000 т против 13 000 т). И это не считая повреждений, взятых авианосцем «Йорктаун» от близких промахов и прямого попадания авиабомб, и утраты 67 (другими словами более половины из имевшихся на обоих авианосцах) палубных человек и 656 самолётов личного состава.

Один из взрывов на борту CV-2 «Лексингтон» (на горизонте виден CV-5 «Йорктаун»). Коралловое море, 8 мая 1942 г.

Среди этих утрат были и четверо пилотов 3-й истребительной из прикомандированных к «Лексингтону». А восемь оставшихся (плюс трое из состава 2-й истребительной) по не совсем понятным обстоятельствам были вместе с остальным снятым с «Лексингтона» экипажем доставлены в Нумеа (о. Новая Каледония), посажены на транспорты и 19 мая 1942 г. посланы на западное побережье США, а не в Пёрл-Харбор, где назревал важный недостаток умелых пилотов-истребителей.

Одновременно с этим все три оставшихся на Тихом океане американских авианосца – «Энтерпрайз», «Хорнет» и повреждённый «Йорктаун» – были безотлагательно отозваны из южной части океана в Пёрл-Харбор. Не смотря на то, что к тому моменту Главкому Тихоокеанского флота адмиралу Честеру Нимицу ещё не удалось убедить руководство ВМС в том, что по данным его разведотдела следующий удар японцы нанесут не на юге, а недалеко от Гавайев, он, однако, уже начал стягивать силы для отражения этого удара.

26 мая 1942 г. 16-е своевременное соединение адмирала Хэлси, выстроенное около авианосцев «Энтерпрайз» и «Хорнет», прибыло в основную базу Тихоокеанского флота чтобы, безотлагательно пополнив припасы, уже через двое дней снова выйти в море, сейчас под руководством адмирала Рэймонда Спрюэнса, заменившего заболевшего Хэлси. 27 мая до Пёрл-Харбора добралось 17-е своевременное соединение адмирала Фрэнка Флетчера, и оставлющий за собой след из мазута «Йорктаун» был сразу же направлен в сухой док №1, где уже были выставлены кильблоки.

К вечеру док был осушен и эксперты начали обследование повреждений. Прибывший в док адмирал Честер Нимиц выслушал диагноз собственного начальника работы судоремонта капитана 2-го ранга Пфайнстега о том, что на ремонт потребуется более месяца, по окончании чего спокойным голосом сообщил присутствующих, что корабль обязан выйти в море через трое дней. Присутствующим не оставалось ничего, не считая ответа «Имеется, господин!»

Ремонт авианосца CV-5 «Йорктаун» в сухом доке №1. Пёрл-Харбор, 29 мая 1942 г.

Но была ещё одна неприятность – авиагруппа «Йорктауна» пребывала в ещё нехорошем состоянии, чем сам корабль, а единственным оставшимся в Пёрл-Харборе резервом самолётов и пилотов были пребывавшие в стадии комплектования три палубные эскадрильи для «Саратоги». Самый потрёпанные 5-я разведывательная и 5-я торпедоносная эскадрильи «Йорктауна» были заменены 3-й бомбардировочной и 3-й торпедоносной с «Саратоги».

5-ю бомбардировочную заменять было нечем, исходя из этого она была покинута на авианосце, пополнена и временно переименована в 5-ю разведывательную. Но сложней всего было с 42-й истребительной «Йорктауна». На момент прибытия в Пёрл-Харбор в ней насчитывалось 19 F4F-3, включая пара автомобилей с «Лексингтона», и 18 пилотов с боевым опытом и довоенной подготовкой, из которых 9 были кадровыми офицерами.

Тогда как 3-я истребительная капитана 3-го ранга Тача, как мы не забываем, в то время складывалась из 21 новенького F4F-4 и 11 пилотов, 8 из которых всего несколько месяцев назад были выпущены из лётной школы.

Из всего этого необходимо было создать истребительную эскадрилью нового штата, складывающиеся плоскости F4F-4 разрешали расширить их количество на эскадренном авианосце с 18 до 27 самолётов, а опыт Кораллового моря наглядно продемонстрировал, что истребителей большое количество не бывает. Логичней всего было бы переоснастить новыми самолётами 42-ю истребительную, укомплектовав её новичками.

Но потому, что ни один из пилотов данной эскадрильи ни при каких обстоятельствах не летал на F4F-4, а времени на сколь-нибудь важное знакомство с новой машиной не оставалось, то было принято достаточно неоднозначное ответ. Начальник 42-й и его помощник, как и Джон Тач двумя месяцами ранее, были посланы на берег, дабы воссоздавать собственную эскадрилью с нуля, а оставшиеся 16 пилотов были переведены в 3-ю истребительную капитана 3-го ранга Тача, которую пополнили недостающими шестью F4F-4, только что доставленными из Штатов. Так начальнику 3-й истребительной предстояло за три дня сколотить боеспособное подразделение из весьма разнородного личного состава, большинство которого была ему незнакома и не имела опыта пилотирования самолётов, на которых им скоро предстояло пойти в бой.

Авиамеханики обслуживают новые «Грумман» F4F-4 «Уайлдкэт» 3-й истребительной эскадрильи, одна из автомобилей находится в противоосколочном укрытии. На левом истребителе с тактическим номером F-5 на протяжении сражения при Мидуэе будет летать мичман Том Чик и фото этого самолёта мы ещё заметим. Прекрасно видны пулемётные порты, всё ещё закрытые заводской консервацией. Пёрл-Харбор, авиабаза Канэохе, 29 мая 1942 г.

Как ни необычно, совладать с данной непростой задачей Тачу во многом помог вездесущий военно-морской бардак. Как уже упоминалось в прошлый части, его бывший помощник капитан 3-го ранга Дональд Лавлейс ушёл на увеличение – его прописали начальником формирующейся 10-й разведывательной эскадрильи, и он убыл на материк.

Но по окончании сражения в Коралловом море руководство решило применять умелого пилота-истребителя по его главной профессии – Лавлейса прописали начальником 2-й истребительной эскадрильи потопленного «Лексингтона» и послали обратно в Пёрл-Харбор, где он должен был воссоздать понёсшее утраты подразделение. Но прибыв 28 мая в основную базу Тихоокеанского флота, Дональд Лавлейс понял, что сохранившиеся пилоты 2-й истребительной, как уже было сообщено выше, сейчас плыли вовсе не в Пёрл-Харбор, а на западное побережье США. Самым логичным было возвратиться обратно на континент, но, определив о проблемах собственного ветхого приятеля и бывшего начальника, капитан 3-го ранга Лавлейс вызвался на время грядущей операции пойти на понижение и возвратиться на собственную прошлую должность помощника Джона Тача.

Так начальник 3-й истребительной взял командира дивизиона и опытного пилота, и человека, на которого он имел возможность скинуть бессчётные вопросы орг характера, снабжение и прочую бумажную работу, а самому сосредоточиться на личном составе. В следствии все прикомандированные пилоты 42-й истребительной взяли возможность как минимум облетать новую модель «Уайлдкэта».

Лётчики оценили существенно возросшее уровень качества сборки самолётов, а вот серьёзно просевшие лётные характеристики потяжелевшей автомобили их ожидаемо не порадовали, потому, что они уже на личном опыте, взятом в Коралловом море, знали на что способны японские «Зеро». Одновременно с этим, с изюминками F4F-4 – в первую очередь с его складывающимися плоскостями – были ознакомлены как авиамеханики «Йорктауна», так и палубные диспетчеры (Plane Directors) с «капитанами» самолётов (Plane Captains), которым предстояло научить собственных подчинённых из палубной команды авианосца с этими складывающимися плоскостями трудиться.

Члены палубной команды CV-5 «Йорктаун» обучаются складывать плоскости новенького «Грумман» F4F-4 «Уайлдкэт» 3-й истребительной эскадрильи. На данной машине с тактическим номером F-1 капитан 3-го ранга Джон Тач будет летать на протяжении сражения при Мидуэе пятью днями позднее. Пёрл-Харбор, авиабаза Канэохе, 29 мая 1942 г.

Тем временем круглосуточно трудившиеся на «Йорктауне» судоремонтники выполнили казавшуюся неосуществимой задачу, поставленную Главкомом Тихоокеанского флота. Ремонт выполнялся без каких-либо чертежей, заплатки размечали «по месту» посредством шаблонов из фанеры, по которым после этого изготавливали их из металла.

В следствии уже через двое дней корпусные работы были закончены, корабль покинул сухой док и поднялся у стены, где параллельно с пополнением и заправкой припасов продолжился ремонт внутренних помещений, повреждённых прямым попаданием 250-кг авиабомбы. Утром следующего дня, 30 мая 1942 г. наскоро залатанный АВ «Йорктаун» и его эскорт в составе двух тяжёлых крейсеров и пяти эсминцев начали выход из гавани. По понятным причиным фактически никто на борту этих судов не знал, куда направляется 17-е своевременное соединение, не смотря на то, что ограниченное количество моряков слышали об оптимистично названной «Успех» (Point Luck) точке рандеву с 16-м ОС, и лишь руководство судов знало, что эта точка находится в 350 милях [648 км] северо-восточней «объекта Бальза», авиабазы ВМС США на маленьком тихоокеанском атоле Мидуэй.

Повреждения внутренних помещения CV-5 «Йорктаун» (между 3-й и 4-й палубами недалеко от миделя), полученные в следствии прямого попадания 250-кг бронебойной авиабомбы 8 мая 1942 г. на протяжении сражения в Коралловом море.

Вечером, в то время, когда соединение вышло из гавани и «Йорктаун» собрал движение, началась переброска авиагруппы. Три ударные эскадрильи перелетели на авианосец без происшествий, при же 3-й истребительной всё не заладилось сначала. Ещё на подлёте к соединению у «Уайлдкэта» лейтенанта Дюрана Мэттсона заглох двигатель.

Как выяснилось потом, персонал авиабазы Канэохе дозаправить самолёт по окончании учебных полётов. К счастью, пилот успел осознать, в чём дело, переключиться на резервный 27-галлонный [102 л] бензобак и перезапустить двигатель в воздухе. Но главные проблемы случились уже на лётной палубе «Йорктауна».

Севший первым из эскадрильи Джон Тач опоздал остановить участников палубной команды, каковые лихо сложили крылья его «Уайлдкэта» ещё перед тем, как он успел убрать закрылки. В беглом инструктаже по обращению с новой машиной об этом нюансе им попросту забыли поведать, и в следствии закрылки обеих плоскостей были безнадёжно сломаны. Пулей выскочивший из кокпита начальник 3-й истребительной ринулся звучно, доходчиво и не стесняясь в выражениях растолковывать палубной команде, что больше так делать не нужно.

Но и это было ещё не самым ужасным. Скоро началась посадка третьего дивизиона. Его начальник, замкомандира эскадрильи капитан 3-го ранга Дональд Лавлейс сел первым и вырулил за катастрофический барьер, т

Снятие тачскрина с телефона HTC Sensation™ XL с помощью струны

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • «Плетёнка тача», часть iv

    Продолжение увлекательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. В ночь с 7 на 8 марта 1942 г. 4-й японский флот приступил,…

  • «Плетёнка тача», часть iii

    Продолжение занимательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. Из-за сложной метеорологической обстановки в районе Рабаула…

  • «Плетёнка тача», часть vi

    Продолжение увлекательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. В это же время 17-е своевременное соединение шло на север, а…

  • «Плетёнка тача», часть vii

    Продолжение занимательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. В 10.03 4 июня 1942 г. стрелок-радист одного из…

  • «Плетёнка тача», часть ii

    Продолжение занимательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. В сутки начала Тихоокеанской войны закончивший модернизацию…

  • Schnellboot der kriegsmarine — малые воины большой войны

    Глубокоуважаемые сотрудники! Просматривая материалы по германским торпедным катерам ВМВ, случайно заметил данный материал. Не помню, выкладывал ли кто…