«Плетёнка тача», часть iii

«Плетёнка тача», часть iii

Продолжение занимательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike.

Из-за сложной метеорологической обстановки в районе Рабаула начальник эскадрильи капитан 3-го ранга Такудзё Ито решил поделить собственные силы – любой дивизион (тютай) должен был искать соперника самостоятельно, в следствии первыми на вражеское соединение вышли 9 бомбардировщиков 2-го дивизиона под руководством капитан-лейтенанта Масаёси Накагава. Потому, что цель была групповой, то первая робкая засечка была взята радаром «Лексингтона» на дистанции 75 миль [139 км] от корабля.

Но скоро контакт пропал и показался снова в 16.25 уже в 47 милях [87 км], расстояние до сейчас чётко выраженной цели скоро уменьшалась. Что неудивительно, поскольку кроме того крейсерская скорость ранних предположений «Мицубиси» G4М составляла более 300 км/ч.

А на «Лексингтоне» сейчас происходила «пересменка» истребителей боевого патруля. Только что в атмосферу встала 3-я смена в виде 3-го же дивизиона, которых срочно послали на перехват. Запаркованные на лётной палубе самолёты были уже перемещены в носовую часть, дабы высвободить посадочную территорию для истребителей второй смены.

К счастью, эту пересменку решили совершить раньше стандартного срока, так что подготавливавшиеся приземлиться истребители 2-го дивизиона ещё имели достаточный запас горючего. Их посадка была срочно отменена и ещё одна шестёрка с выпущенными уже шасси и посадочными гаками вышла из начала и посадочного круга набирать высоту.

Сейчас, в 16.39, 3-й дивизион уже сблизился с соперником, два звена успели собрать высоту и нападали с пикирования, третье было вынуждено вести пламя снизу. Каждое из звеньев смогло сбить по бомбардировщику соперника, но оставшаяся шестёрка сомкнула строй и продолжила полёт к собственной цели. К этому времени они пребывали 10 милях от соединения, и ближайшие суда эскорта имели возможность замечать их уже визуально.

Всё это время на лётной палубе «Лексингтона» происходило то, что позднее назовут «самым скоростным перепозиционированием и взлётом в истории авианосцев». В носовой части полётной палубы пребывало 4 оставшихся истребителя во главе с начальником 3-й истребительной капитаном 3-го ранга Джоном Тачем и 11 пикировщиков SBD «Донтлесс», в отличие от остальных самолётов, находившихся в том месте же, – всецело заправленные и вооружённые.

Палубная команда показала чудеса выучки, «как словно бы огромная рука за один раз передвинула десятки автомобилей на корму», и уже в 16.43 пятнадцать самолётов начали взлёт. Спустя три 60 секунд в воздухе пребывали уже все 16 (из 18) боеспособных истребителей «Лексингтона», плюс 11 «пожароопасных» пикировщиков, стрелки и пилоты которых взлетали кроме того не успев надеть шлемы и пристегнуть парашюты – последние в «корыта» сидений.

К тому моменту японские бомбардировщики (равно как и преследующие их американские истребители из 3-го дивизиона, успевшие собрать высоту для второго захода) оказались в зоне поражения 127-мм универсалок судов эскорта, каковые срочно открыли огонь. Не обращая внимания на разрывы снарядов собственных же зениток, истребители совершили ещё одну атаку, выбив из строя ещё два G4M, включая головную машину начальника тютая.

При торпедной атаки это не возымело бы какого-либо особенного действия на соперника, но при горизонтального бомбометания японская теория потребовала сброса бомб в тесном строю по команде самый опытного бомбардира подразделения, что, конечно, пребывал в самолёте начальника дивизиона. Оставшиеся четыре автомобили снова сомкнули строй и легли на параллельный «Лексингтону» курс, пробуя выйти на оптимальную точку сброса.

Начальник 2-го бомбардировочного тютая 4-го кокутая капитан-лейтенант Накагава вовсе не считал себя выбывшим из игры. Теряя высоту, он постарался «умереть – так с музыкой», протаранив напоследок вражеский авианосец.

Но к тому времени «Лексингтон» уже успел поднять с полётной палубы всё, что имело возможность воображать опасность при попаданий, исходя из этого был свободен как в манёвре на скорости в 30 узлов [55,6 км/ч], так и секторах, в которых имели возможность трудиться его личные средства ПВО ближнего радиуса, 28-мм зенитные автоматы и 12,7-мм пулемёты с водяным охлаждением. У храброго пилота на слабоуправляемом самолёте «не было ни одного шанса» – очереди зенитных пулемётов и автоматов практически порвали бомбардировщик, упавший в воду в 70 м за кормой авианосца. К тому времени истребители уже и 2-го дивизиона успели собрать высоту и повредить ещё один «Мицубиси» G4М, но вся четвёрка однако успела скинуть собственные 8 бомб, каковые легли весьма на большом растоянии от маневрирующего авианосца.

Сохранившиеся японские бомбардировщики дали полный газ и пошли на понижение, пробуя как возможно стремительнее собрать большую скорость в попытке оторваться. Начальник 2-го дивизиона и зам. начальника 3-й истребительной капитан 3-го ранга Дональд А. Лавлэйс сбил ещё одного японца, и одновременно с этим эскадрилья понесла первую утрату.

Один из истребителей взял пара 7,7-мм пуль в двигатель, утратил тягу и был в зоне поражения кормовой точки бомбардировщика, стрелок которой не потерял собственного шанса. Взявший очередь 20-мм снарядов «Уайлдкэт» вспыхнул, но раненому пилоту удалось покинуть самолёт, и скоро он был подобран эсминцем «Паттерсон», посланным для его спасения.

В это же время в дело вступил только что взлетевший капитан 3-го ранга Тач со своим ведомым, а лейтенанта Эдуарда О’Хара снова не разрешили войти пострелять – его звено опять было покинуто в резерве над соединением. Заходя на собственную первую цель, Тач заметил, как один из его подчинённых совершил хорошую неточность, ставшую для него роковой – лейтенант Джек Уилсон, промахнувшись при стрельбе с упреждением, решил «функционировать точно» и зашёл в хвост вражеской машине.

Кормовой стрелок «Бетти» не имел возможности потерять такую превосходную мишень, и уже второй «Уайлдкэт» упал вниз, сейчас уже вместе с пилотом. Как вспоминал потом Джон Тач, в тот момент он был весьма зол не столько на японца, сколько на собственного пилота, забывшего всё, чему его учили и без того довольно глупо подставившегося. Но, злость не помешала ему прицельно расстрелять двигатель бомбардировщика, только что сбившего американский самолёт, а в следующей атаке повредить ещё одну «Бетти», которая была добита его ведомым.

Вид из кормовой оборонительной точки «Мицубиси» G4М1, вооружённой 20-мм автопушкой обр. 99 мод. 1 на базе «Эрликон» FF

Истребителям было приказано возвращаться к соединению, тем более, что автомобили 2-го дивизиона по окончании резкого последующего боя и набора высоты на полной тяге двигателей уже летели на последних каплях бензина. Но в воздухе всё ещё пребывало три японских «подранка», появлявшихся в стороне от главного боя. Быть может, они имели возможность уйти либо хотя бы постараться сесть на воду, если бы не пилоты пикировщиков SBD-2 «Донтлесс», каковые также решили поучаствовать в мероприятии.

Зам. начальника 2-й разведывательной эскадрильи капитан-лейтенант Эдуард Аллен был среди тех 11 SBD, которым было нужно безотлагательно встать в атмосферу, дабы высвободить палубу от заправленных автомобилей. Увидев уходящие японские бомбардировщики, он спикировал на один из них и добил его из пары носовых 7,62-мм стволов.

Вторую японскую машину было нужно нападать более уникальным методом – не успевая собрать высоту, Аллен под ней, дав собственному стрелку-радисту возможность расстрелять беспомощное «брюхо» японца из турельного 7,62-мм пулемёта. А последнему самолёту 2-го тютая открыто не повезло, он успел отдалиться от американского соединения уже на 80 миль [148 км] и мог сохраниться, в случае если б не нарвался на возвращавшийся из дальнего патрулирования «Донтлесс» также зам. начальника, но уже 2-й бомбардировочной эскадрильи капитан-лейтенанта Уолтера Генри. Все 9 автомобилей 2-го тютая были стёрты с лица земли.

Тем временем первый дивизион в составе 8 японских бомбардировщиков под руководством ранга 3-и капитана Такудзё Ито наконец отыскал американские суда, и в 17.00 начальник эскадрильи рассказал об этом в Рабаул. Радар «Лексингтона» со своей стороны нашёл новую групповую цель в 16.49 всего в 30 милях [55,6 км] от себя, другими словами в момент, в то время, когда в атмосферу уже встали последние 4 истребителя.

Но из-за несовершенства техники, и громадного количества самолётов в воздухе – остатки первой волны «Мицубиси» G4М, 27 пикировщиков и своих истребителей, плюс пикировщики, возвращавшиеся из дальнего патруля – эта новая засечка далеко не сходу была идентифицирована, как самолёты соперника. Вторично новая цель была обнаружена только в 17.00 на расстоянии всего 9 миль [16,7 км] от корабля, а в 17.02 наблюдатели на авианосце нашли «строй из 6 либо 8 бомбардировщиков» уже и визуально.

Кроме того при прекрасно скоординированной атаки вторая несколько «Бетти» не имела возможность показаться на сцене в такой удачный момент. 7 оставшихся «Уайлдкэтов» 1-го и 3-го дивизионов преследовали уже снизившиеся бомбардировщики из первой группы и серьёзно отдалились от соединения. 5 истребителей 2-го дивизиона, со своей стороны, выстроились в круг над авианосцем в ожидании посадки.

Так, единственными, кто стоял между «Лексингтоном» и приближающимися на высоте 3300 м японскими бомбардировщиками, было покинутое в резерве звено лейтенанта Эдуарда О’Хара. Ему наконец-то предоставилась возможность также самую малость пострелять. Взяв целеуказание, два «Уайлдкэта» отправилось на перехват.

направление и Порядок атак лейтенанта Эдуарда Г. О’Хара, 20 февраля 1942 г. (Реконструкция Джона Ландстрома)

В качестве первой жертвы О’Хара выбрал правое звено из трёх самолётов, атакуя сверху-справа он расстрелял правый двигатель правого ведомого, а после этого, бережно сместив прицел, кроме этого правый двигатель уже левого ведомого. Обе автомобили загорелись, начали терять высоту и вывалились из строя. Стараясь не столкнуться со сбитыми им самолётами, старший лейтенат О’Хара проскочил через японский строй и начал набирать высоту для нового захода уже с противоположной стороны.

Взяв время оглядеться, О’Хара не нашёл собственного ведомого – как выяснилось, у того заклинили пулемёты и он был должен крутить фигуры высшего пилотажа в надежде, что перегрузки окажут помощь передёрнуть затворы. Так лейтенант остался единственным защитником «Лексингтона». Вторая атака была совершена уже не поперек строя, а по диагонали, слева-сзади.

Первой очередью он поджёг левый двигатель крайнего левого самолёта 3-го неполного двухсамолётного звена, а после этого, продолжая перемещение, кроме этого левый двигатель левого ведомого 1-го звена. Набирая высоту для следующего захода О’Хара увидел, что на первом из подожжённых им во втором заходе самолёте сработала совокупность пожаротушения, пламя провалилось сквозь землю, и оставляющая шлейф льющегося из пробитого бака бензина «Бетти» настойчиво нагоняет строй.

Сейчас 5 оставшихся в строю японских бомбардировщиков уже практически достигли точки сброса и около них начали рваться боеприпасы 127-мм зениток «Лексингтона». Не обращая внимания на разрывы, «Уайлдкэт» начал третий заход, в этом случае целью была выбрана командирская машина, на которой должен был пребывать самый опытный бомбардир подразделения.

О’Хара прицельно расстрелял левый двигатель «Бетти», причём так удачно, что громадный двухрядный 14-цилиндровый двигатель «Мицубиси Касэй» весом в три четверти тонны взрывом сорвало с креплений, и он улетел в сторону. Взрыв был такими впечатляющим, что сохранившиеся японские лётчики доложили после этого о прямом попадании зенитного боеприпаса в самолёт начальника эскадрильи. Лишившуюся двигателя и части мотогондолы машину развернуло влево и она начала падать.

Но пребывавший в ней основной бомбардир эскадрильи уже успел вывести подразделение в точку сброса, и через считанные секунды 4 оставшихся в строю «Мицубиси» G4М освободились от своих восьми 250-кг бомб, а лейтенант О’Хара тем временем атаковал свою шестую цель, но, выдав маленькую очередь, пулемёты замолчали – у «Уайлдкэта» закончился боекомплект (по 430 патронов на любой из его 4-х 12,7-мм стволов).

«Мицубиси» G4М начальника эскадрильи капитана 3-го ранга Такудзё Ито. Прекрасно видно отсутствие левого двигателя с большей частью его мотогондолы, и шлейф бензина из правого крыльевого бака. Съёмка с борта АВ «Лексингтон», 20 февраля 1942 г.

С момента первого захода и до окончания боезапаса прошло всего 4 60 секунд, и всё это время на «Лексингтоне» принимали истребители 2-го дивизиона. Наряду с этим авианосец не имел возможности идти постоянным курсом на ветер, это перевоплотило бы его в совершенную мишень для бомбардировщиков соперника, исходя из этого пилотам (и посадочному сигнальщику капитан-лейтенанту Дибреллу) было нужно задействовать целый собственный опыт, дабы посадить 5 автомобилей на лётную палубу корабля, обрисовывавшего широкую циркуляцию на скорости 30 узлов [55,6 км/ч] с рулём, зафиксированным на 30°.

В 17.09 последний самолёт коснулся палубы, и Дибрелл чуть успел покинуть собственный пост на корме и прыгнуть в укрытие, в то время, когда за данной кормой начали рваться авиабомбы. Вторая несколько сработала намного правильнее первой – ближайший взрыв поднял столп воды всего в 30 м от корабля и уходившие японские лётчики приняли это за прямые попадания.

А сейчас мичман Ватанабэ, пилот самолёта начальника эскадрильи, смог каким-то чудесным образом остановить падение утратившего двигатель бомбардировщика, выровнять машину и направить её на американский авианосец. Но капитан «Лексингтона» уже имел возможность маневрировать и развернул корабль кормой к приближающемуся самолёту. Тот уже входил в зону поражения средств ПВО ближнего радиуса, и на авианосце отчётливо видели отсутствие левого двигателя и две броские «лычки» начальника эскадрильи на киле «Бетти».

Японский пилот избавился от бомб в попытке уменьшить самолёт, но трассеры 28-мм зенитных автоматов и 12,7-мм пулемётов уже сошлись на обречённой машине и в какой-то момент она прекратила пробовать следовать за уклоняющимся «Лексингтоном» и, пролетев мимо корабля, упала в воду более чем в километре перед авианосцем.

«Мицубиси» G4М начальника эскадрильи капитана 3-го ранга Такудзё Ито (прекрасно видны две командирские «лычки» на киле) на бреющем полёте пробует совершить таран АВ «Лексингтон». Съёмка с борта авианосца, 20 февраля 1942 г.

В это же время пять «Бетти» всё ещё оставались в воздухе, три из них избежали атак Эдуарда О’Хара, а две были им серьёзно повреждены. Один из тройки неповреждённых подвернулся ведомому Джона Тача лейтенанту Эдуарду Селлстрому и был им сбит в 9 милях [16,7 км] от американского соединения.

Четыре оставшихся автомобили двумя группами направились к Рабаулу, но одна из них была атакована SBD-2 «Донтлесс» всё того же зам. начальника 2-й разведывательной эскадрильи капитан-лейтенанта Эдуарда Аллена, что только что уже сбил двух «подранков» из первой группы. Расстреляв без видимого результата боекомплект синхронных 7,62-мм пулемётов, пилот не успокоился и преследовал выбранный им самолёт, методично заходя сбоку для того, чтобы разрешить возможность поработать турельному пулемёту стрелка-радиста. Расстреляв и его боекомплект (и удалившись уже на 150 миль [278 км] от «Лексингтона»), разочарованный Аллен отвернул на авианосец.

В действительности его упрочнения не пропали бесплатно – у атакованной им неповреждённой автомобили был выбит правый двигатель и изрешечены топливные баки. В следствии данный «Мицубиси» G4М еле дотянул до ближайшей почвы, где был должен садиться на воду, что означало утрату самолёта. Такая же будущее постигла ещё одну «Бетти», повреждённую ещё на протяжении первого захода Эдуарда О’Хара.

Выжившие члены экипажей обоих самолётов были поздней под

FLY IQ440 Energie разбор и замена тачскрина (сенсорного стекла)

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • «Плетёнка тача», часть vii

    Продолжение занимательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. В 10.03 4 июня 1942 г. стрелок-радист одного из…

  • «Плетёнка тача», часть vi

    Продолжение увлекательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. В это же время 17-е своевременное соединение шло на север, а…

  • «Плетёнка тача», часть iv

    Продолжение увлекательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. В ночь с 7 на 8 марта 1942 г. 4-й японский флот приступил,…

  • «Плетёнка тача», часть v

    Продолжение увлекательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. 19 апреля 1942 г. капитан 3-го ранга Джон Тач наконец…

  • «Плетёнка тача», часть ii

    Продолжение занимательного цикла статей из жж глубокоуважаемого Николая Колядко ака midnike. В сутки начала Тихоокеанской войны закончивший модернизацию…

  • Песнь орфея, часть i (ferrum autem)

    Хорошего времени дней, коллеги. Честно говоря, я продолжительно сомневался — публиковать мне данный пост, либо нет? Содержание как бы не совсем…