Пакт франция-ссср. танковый аспект. часть 1. французик-карапузик

      Комментарии к записи Пакт франция-ссср. танковый аспект. часть 1. французик-карапузик отключены

В декабре 1934 г. Германия и Польша подписали контракт о ненападении. Практически – совершенно верно такой же, как и тот, что в 39-ом Германия заключила с СССР. Но, почему-то СССР за данный соглашение поносят, а Польшу нет.

Дураки, аргументируют эту «разделение» собственного отношения наличием тайного приложения к соглашению Германии и СССР, якобы открывшему путь к началу ВМВ – как словно бы отказ СССР от подписания этого пакта, имел возможность Гитлера остановить!

И, разве договариваясь с Польшей, Германия не обговаривала с тупыми панами вероятное участие польской армии в нападении на СССР? Разве Польша и Германия наряду с этим, не обсуждали к неспециализированной пользе «возможности» этого Пакта довольно раздела Украины и будущего захвата и Прибалтики? Разве по окончании подписания собственного пакта, Польша не отгрызла собственную малую толику от Германских завоеваний, за что удостоилась от Черчилля прозвища «шакал Европы»?

Кто затем посмеет заявить, что СССР, что-то был обязан полякам?

Пакт франция-ссср. танковый аспект. часть 1. французик-карапузик

СССР выдвинул войска на территорию Польши лишь в то время, когда её армия была разбита, ублюдочное управление удрало из страны подобно крысам, бегущим с тонущего корабля т. е. в то время, когда государство уже упало в небытиё. Но и тогда СССР только вернул то, что поляки похитили в 20-ом, установив восточную границу практически по той самой Линии Керзона – определённой союзниками по окончании ПМВ и которую те же поляки растоптали без стеснений и малейших сомнений, пробуя выстроить «Великую Польшу от моря до моря».

Но, возвратимся к моменту подписания Германией и Польшей пакта о ненападении. В тот момент, самый пострадавшей стороной была как ни необычно Франция. По окончании развала России, Франция сделала всё вероятное, чтобы к востоку от Германии появилась новая сила, в альянсе с которой, Франция, имела возможность бы держать Германию между двумя потенциальными фронтами и тем самым обеспечивать себе мир.

Лишь для этого, французы нафаршировали Польшу самым современным оружием (включая таковой «подарочек» как целый танковый полк), наводнили массой военных специалистов и наглухо закрыли глаза на то, как Польша, подобно неистовой собаке кидается на всех собственных соседей, пробуя отгрызть от них куски побольше. Франции, не меньше чем тупоголовым панам, нужна была Польша громадная и сильная. Большая и весьма сильная.

Сильная так, чтобы иметь хоть какой-то армейский вес в глазах Германии.

И, до прихода Гитлера к власти, эта «французская» совокупность безопасности действовала. Но, чуть Гитлер помахал перед поляками сахарной косточкой в виде куска Украины, жадность тут же затмила полякам последние остатки сообразительности и они просто предали собственных французских покровителей, без которых не произошло бы «Чуда на Висле» и по большому счету не известно, как смотрелась бы Польша.

Поляки дали французам чётко осознать, что отныне, они не участвуют в каких или геополитических схемах сдерживания Германии. Отныне, Германия – первая союзница Польши и может делать что угодно, только бы её саму не трогала! Правильнее поляки весьма на это сохраняли надежду.

Дурачьё. (В СССР же, подписывая пакт ни на 60 секунд не сомневались, что драка не на судьбу, а на смерть с Гитлером неизбежна и пробовали её только отсрочить).

Проглотив это предательство (кто затем решится хоть в чём-то упрекать французов, палец о палец не ударивших, в то время, когда вермах, по-германски грубо и неуклюже, имел собственного самого преданного союзника Польшу?), Франция начала борьбу за заключение т. н. «Восточного пакта».

на данный момент, возможно, не многие уже знают, что это была за хитрющая комбинация, которая должна была связать круговой порукой и тем самым обезопасить все страны Европы от Бельгии и Франции до СССР и Финляндии, и статья фактически не о Восточном пакте (кому весьма интересно постоянно смогут отыскать подробности).

Тёплый приверженец идеи «Восточного пакта» глава правительства Франции Луи Барту поклялся сделать всё от него зависящее, чтобы «пакт» был воплощён в судьбу. Но, почувствовав со стороны Англии неприкрытое потакание Германии (которой «Пакт» был не нужен, потому, что всецело связывал ей руки) и прямое противодействие своим упрочнениям, он объявил, что в случае если мысль «Восточного пакта» провалится, Франция с СССР полномасштабный военно-оборонительный альянс, поддержать что, он утвержает, что были не прочь Румыния и Чехословакия.

(Глава правительства Франции Луи Барту)

Но, как и следовало ожидать, Барту был убит на протяжении собственной встречи с королём Югославии Александром, которого Барту также сохранял надежду склонить к контракту. Мысль «Восточного пакта» была, по сути, всецело извращена, выхолощена и перевоплощена в ничего не значащую бумажку преемником Барту Лавалем, вступившем на несколько с британцами на путь умиротворения Гитлера. Позднее, столь же недалёкий, очередной глава правительства Франции Деладье, сдал в позорной Мюнхенской сделке не только Чехословакию, но и мир как такой на эйфорию мерзавцам Гитлеру и Чемберлену.

Сейчас, представим себе АИ, где Барту благополучно пережил то покушение (как утверждают, ни одно из его пулевых ранений не было фатальным, и смерть премьера Франции наступила только по обстоятельству громадной кровопотери – ему не остановили подобающим образом кровотечение на месте покушения и через чур поздно доставили в поликлинику), и, коли уж «Восточный пакт» неосуществим, добился заключения оборонительного альянса между Францией и СССР.

Причём в отличие от той бумажки, что состряпал Лаваль, соглашение Барту содержал важные, конкретные и однозначные армейские обязательства без всяких казуистических оговорок.

Само собой разумеется, возможно задаться вопросом – а какой в нём суть, в случае если при нападения Германии на Францию, СССР физически не сможет прийти ей на помощь, потому, что у Германии и Польши пакт о ненападении (они по большому счету приятели) и поляки нипочём не разрешат РККА пройти через собственную территорию.

Барту, несомненно, учитывал эту проблему и, в неспециализированном-то, критичной не считал. Он совсем справедливо полагал, что сколь бы ни были нехороши отношения Франции с Англией, сколь бы британцы не старались пестовать Германию для создания в Европе «баланса сил» при котором политический вес Британии многократно возрастёт (за французский счёт, очевидно), в случае если на горизонте реально появится угроза нападения чрезмерно усилившейся Германии на Францию, Англия в обязательном порядке выступит на стороне Франции.

А грезящий о новых территориях Гитлер, с намного большей возможностью прежде раздавит Польшу, опрометчиво променявшую Локарнские гарантии на двухсторонний пакт о ненападении с Гитлером. Так оно в РИ и оказалось!

Данный альянс между СССР и Францией, кроме политических, имел возможность принести СССР и другие барыши – к примеру, открыть доступ ко многим французским разработкам не на простых, обычно не удачных для СССР коммерческих условиях, а на самых благоприятных – союзнических.

Скажем, вот СССР, созрел до понимания, что пора поменять исчерпавший себя Т-26 на более современную и перспективную, машину лёгкого класса. Но, выстроив «единый» Т-46, мы поняли, что взяли танк совсем тщетный – громадный, тяжёлый, дорогой и не имеющий никаких преимуществ перед прошлыми. Более того.

Его «беговые» качества были совсем ни к чему танку помощи пехоты, а по бронезащите он уступал БТ-7, не смотря на то, что был намного тяжелее его (17,5 т. против 13,5). В общем, мысль «единого танка» всецело провалилась.

(Т-46 обр. 36г.)

В РИ, принялись «снова скотинку мучить» — т. е. опять мутить с модернизацией Т-26. Но, без оглядки на все старания, неисправимый Т-26 весьма долго агонизировал и в полной мере ожидаемо погиб, практически не покинув наследника. Довольно успешные Т-126 и Т-50 были полностью новыми танками и показались через чур поздно Помимо этого, Т-50 очевидно не готовься к серийному производству и не имел запаса на модернизацию, а армия не имела времени, чтобы его освоить.

А шо делать, нежели тогда, в то время, когда армии следовало уже дать новый танк, всех собственных упрочнений, технологий и умений, нам хватило лишь на то, чтобы слепить плохой Т-46?

В том же 36-ом, начальник КБ завода №185 им. Кирова С. Гинзбург писал главе АБТУ:

«На данный момент лучшие зарубежные танки по всем чертям, не считая калибра оружия, обгоняют отечественные образцы, являющиеся развитием конструкций, созданных 6-7 лет назад Громаднейший интерес для отечественного танкостроения воображают танки «Шкода-2», имеющие очень мягкий движение и несложную конструкцию, французские «Форж и Шантье обр. 36 г.», как имеющие корпус из толстых броневых страниц, соединённых сваркой, конечно танки «Рено обр. 35 г.», обширно применяющие броневое литьё громадной толщины Считаю, что мы должны безотлагательно развернуть умелые работы по созданию корпусов танков с толщиной стен не меньше 40 мм, конечно совершить разработку нового типа подвески для танков малого размера громадной массы»

Это Гинзбург писал весной 36-го. А в осеннюю пору того же года, по окончании попытки изготовить сварной корпус Т-46 из 30 мм бронелистов, он был должен констатировать: «для для того чтобы танка мы не имеем опыта соединения толстых броневых страниц сваркой, так же не всё ясно с подвеской». В общем, удивляться тому, что первый умелый танк с противоснарядным бронированием в СССР удалось простроить лишь в 38-ом (Т-46-5), не следует.

В данной АИ, военно-союзнические отношения с Францией разрешают опять провернуть то, что мы уже проходили в 30-31 г.г. Т. е. обратиться к передовому зарубежному опыту. В этом случае – французскому – благо мы сейчас союзники, секретность не столь жестка, а льготные кредиты наоборот – к нашим услугам! В т. ч. на качественный технологический рывок в танкостроении.

Новейшие французские лёгкие танки обр. 35 г. (R-35 и H-35) уже имели не только в полной мере идеальную конструкцию, но и противоснарядное бронирование. И они изготавливались по самой передовой тогда технологии.

Передовой – и наряду с этим не запредельно сложной. Это у нас признав клёпку военной техники не технологичной, начали неспешно вытеснять её сваркой. Но имеется у сварки один серьёзный недочёт. Стык – сварной шов, практически превращает броню в линия знает что «отпуская» закалку.

На пара толщин брони в обе стороны от шва – броня уже не броня.

Имеется и другие неприятности. Закалённые бронеплиты при сварке коробит. Они деформируются и трескаются.

Со сваркой бронеплит громадной толщины, неприятностей ещё больше. Их уже запрещено встык – от удара боеприпаса такая сварка и расползётся – тут или шов должен быть глубоким (в совершенстве – на всю толщину свариваемых подробностей), или плиты нужно стыковать в паз. И в любом случае, необходимы станки для тщательной обработки кромок бронеплит. Но и при сложном стыке, от «отпускания», броню было сложно предохранить.

К тому же, сложный конструктивно корпус, да при сложных стыках – вещь в плане сварки очень трудоёмкая, требующая не абы каких, а высококвалифицированных сварщиков. Не напрасно у тех же французов, лёгкий пехотный FCM-36 (тот самый «Форж и Шантье обр. 36 г.» о котором упоминал Гинзбург), собранный на сварке, при сходных других параметрах, был на 40% дороже, чем R-35 и H-35.

Как раз исходя из этого. Те же чехи, при их достаточно большом уровне разработок продолжительно клепали бронеплиты.

Французские же компании «Рено», «Гочкис» и «Сомуа» подошли к ответу данной неприятности по-второму. Они, освоив броневое литьё, подробности корпуса, подвергали их нужной обработке, по окончании чего собирали корпус из тех подробностей на винтах.

В СССР также об этих технологических новинках французов знали, но на практике, броневое литьё в качестве опыта применяли лишь в умелом танке Т-111 (Т-46-5) в 1938-ом году, в то время, когда в первый раз удалось способом броневого литья изготовить башню этого танка. Танк посчитали через чур сложным и предстоящего развития разработка не взяла. О ней отыскали в памяти, лишь в то время, когда началось серийное производство толстобронных сварных танков КВ и Т-34.

Вначале, начали способом литья изготавливать башни, а позже и до опытов с корпусами дело дошло. Но, полуавтоматы Патона варили корпуса «тридцатьчетвёрок» весьма скоро, снабжая вал.

В данной АИ всё будет по-второму. Потерпев в 1936-ом году неудачу с Т-46, СССР у французов документацию со технологической картой и всеми чертежами, и пример танка Н-35.

«Жопить» французы не будут – их пехота предпочла танк от «Рено» R-35 и заказ на Н-35 «Гочкиса» был не большим. Чтобы по большому счету имело суть его создавать, конструктора «Гочкис» серьёзно усовершенствовали машину, устранив чрезмерные продольные колебания, сделав трансмиссию весьма надёжной, поставив более замечательный мотор и усилив бронезащиту (в один момент подняв уровень качества литой брони). В следствии на свет божий показался существенно улучшенный танк Н-38, принятый на вооружение кавалерии (а в возможности и механизированных соединений).

В будущем, танк возьмёт ещё более замечательное бронирование и длинностволую пушку с хорошей бронепробиваемостью. (Модель Н-39 станет базой механизированных соединений французской армии).

Но, это произойдёт позднее. В 36-ом же, проигравший конкурс «Гочкис», только-только разворачивает не шибко великое производство, параллельно доводя свой автомобиль до ума.

Взяв из Франции танк Н-35 для ознакомления, отечественные эксперты пришли к однозначному выводу, что в уникальном виде он РККА категорически не устраивает как плохо вооружённый, с одноместной башней и нехорошими маневренными качествами. Но, тут главными были вовсе не ТТХ Н-35, а ТЕХНОЛОГИИ!

И до тех пор пока французские технологи-литейщики учили отечественных из чего и как отливать бронедетали, обрабатывать и соединять их, в КБ з-да № 174 началась совместная с инженерами компании «Гочкис» форсированная работа по приведению Н-35 в удобоваримый для РККА вид. По сути, работы в СССР и во Франции на «Гочкисе» шли параллельно и многие отечественные пожелания удовлетворялись французами стремительнее чем мы имели возможность их сформулировать – благо французы сами замечательно осознавали все недочёты Н-35 и в намного более идеальный Н-38, «сырой» 35-й преобразовывался весьма скоро!

В первую очередь, танк сделали мало шире – чтобы на него поднялась двухместная башня. С самой башней ничего придумать не стали – сначала, это была простая башня от БТ-7, но доэкранированная до неспециализированного уровня бронезащиты с корпусом. Позднее, сохранив внутреннее устройство в целом, башню однако сделали новую – как и другие детали танка, литую, с наклонными стенками и электромотором вращения переменной толщины от 34 мм (лоб) и 30 (борт), до 28 мм (корма).

Корпус танка, чтобы уложиться в комфортный для агрегатной части и подвески вес, также было нужно мало уменьшить и если сравнивать с тем, что было у уникального Н-35 (34 мм вкруговую) и тем более с тем, что планировали сделать со своим детищем французы на протяжении превращения Н-35 в Н-38 (40 мм вкруговую). Толщина брони литых деталей корпуса отечественного танка 34-30-28 мм – как и у башни. Думаете мало? Да таковой бронезащиты в 36-ом году не имели ни средний Т-28, ни кроме того тяжёлый Т-35А!

Для лёгких же танков, пределом мечтаний была 25 мм цементованная броня.

Потому, что в СССР не производились 120-сильные двигатели, решили применять ветхие, но прекрасно освоенные 90-сильные воздушники от Т-26 (размеры и форма МТО танка наряду с этим были мало поменяны), но только , пока и 174-й танковый завод и Ярославский автомобильный не освоят выпуск французских рядных, шестицилиндровых, жидкостного охлаждения, моторов, мощностью 120 л. с. – как раз их возьмёт и Н-38 вместо 78-сильного мотора, находившегося на Н-35 и с которым подвижность французский танк имел не лучше чем отечественный Т-26 (Н-35 изначально разрабатывался как пехотный).

В 1937-ом году, новый лёгкий пехотный танк с неофициальным прозвищем «французик-карапузик» (он был кроме того меньше чем Т-26!) приняли на вооружение РККА и сходу начали производить массовой серией на 174-ом танковом заводе вместо Т-26. Причём в случае если прежде из Т-26 формировались или отдельные бригады, или батальоны в составе стрелковых дивизий, то новые пехотные танки шли только на укомплектование танковых полков (три батальона по 53 танка), каковые по одному включались в штат стрелковых дивизий, переформируемых в мотострелковые путём оснащения личного состава автотранспортом, а артиллерии арттягачами (один из трёх прошлых стрелковых полков переформировывался в танковый).

Из простых СД, батальоны пехотных танков изымались и шли на укомплектование танковых бригад, каковые вместе с прежде организованными, по одной, включались в структуру стрелковых корпусов. Так, пехота, вместо с большим трудом обслуживаемой в СД батальонной «размазни», приобретала замечательный кулак в виде танковой бригады стрелкового корпуса. А вот для манёвра мобильными силами, в Красную армию и началось формирование мотострелковых дивизий.

(Лёгкий пехотный танк РККА Т-8 обр. 37 г.)

Но на достигнутом не успокоились. Фактически сходу начались работы по созданию если не новой, уже чисто русской версии, то, по крайней мере, обеспечению модернизационного ресурса «карапузу» на ближайшее будущее. Для него подготовили новую, лучше защищённую, торсионную подвеску и более широкую гусеницу.

Эксперты «Гочкис» помогли с усовершенствованием системы и усилением трансмиссии охлаждения, что было не так легко, учитывая очень ограниченные габариты МТО (его пришлось-таки мало расширить – как и на Н-39). Но стало возмможно усилить бронезащиту и подвесить за кормой дополнительный топливный бак. На башне показалась, признанная нужной, командирская башенка французского полусферического типа, хоть и не вращаемая.

И, в то время, когда в 39-ом, новый танк начали производить серийно, он был никак не хуже французского Н-39. Не смотря на то, что он и уступал «Гочкису» в большой толщине бронирования (37 мм против 45) но у отечественного кожный покров-8А была торсионная подвеска и двухместная башня, в которой стрелок шмалял из пушки и пулемёта, а начальник следил за полем боя через смотровые устройства купольной башенки, руководил танком, и только по необходимости, делал функцию заряжающего пушки.

(Лёгкий пехотный танк РККА Т-8А обр. 39 г.)

Ещё в том же 1936-ом году, чтобы ликвидировать дикий ералаш в маркировке советской военной техники, решено было присваивать обозначения Т-№ лишь официально принятым на вооружение и серийно производимым танкам. Для модификаций, за номером следовала буква в алфавитном порядке. У всех других танков – умелых, экспериментальных и т. д. буквы Т в маркировке подлежали замене на литеру М (модель).

Так, сейчас, боевые танки РККА маркировались так:

Т-1 – бывш. Т-18

Т-2 – Т-27

Т-3 – Т-26 (двухбашенный), Т-3А – Т-26 (однобашенный) и т.д.

Т-4 – БТ-2, Т-4А – БТ-5, Т-4Б – БТ-7, Т-4В – БТ-7А

Т-5 – Т-37А, Т-5А – Т-38, Т-5Б – Т-38М

Т-6 – Т-28, Т-6А – Т28А

Т-7 – Т-35А

Исходя из данной новой совокупности маркировки, «коммунистический Гочкис» обр. 37 г. взял лаконичный индекс Т-8.

Как уже говорилось выше, выпуск Т-8 был налажен в том же 37-ом на 174-ом з-де, заменив устаревший Т-26 (правильнее, сейчас уже Т-3). Первое время (до освоения с французской помощью 120-сильных моторов) на Т-8 ставились отечественные 90-сильные Т-26 а также (в умелом порядке) 85-сильные двигатели ЗиС-16, с которыми беговые качества танка были на уровне Т-26 (да и то только благодаря более идеальной трансмиссии). Позднее, по мере выработки ресурса, все эти двигатели были заменены на новые 120-сильные, каковые идеально подошли не только танкам Т-8, но и ярославским целому и тяжёлым грузовикам семейству бронемашин на шасси ЗиС-6.

Н-35

Н-38

Н-39

Т-8

Т-8А

Масса

11,4

12,1

12,8

12,2

13

Разм.

4,2х1,85

4,2х1,85

4,2х1,95

4,2х2,2

4,2х2,2

Двиг.

78

120

120

120

120

Скор.

Зап. Х.

28

129

36,5

150

34

120

35

150

34

200

Броня

Корп.

Башн.

34

45-40-30

40

45-40-30

45-40-30

45-40-30

34-30-28

34-30-28

37-35-28

37-35-28

Воор.

Пушка

Пул.

37

7,5

37

7,5

37

7,5

45

2х7,62

45

2х7,62

Экипаж

2

2

2

3

3

Точно кто-то дюже проницательный сообщит:

– Тю! Так у Т-8А также уже модернизационного запасу не осталось никаковского!

И будет какбэ прав. Но дело в том, что танк данный вычислен именно на начальный этап войны, в то время, когда отечественный «середняк» ещё сырее сырого, чтобы прикрыть его лечение от детских заболеваний – то самое, чего не смогли сделать РИ жестяные Т-26 и БТ, не сумев остановить немца ни на новой, ни на ветхой границе, ни кроме того на Западной Двине и Днепре.

К тому времени, в то время, когда Т-8А окажутся совсем устаревшими, промышленность уже доведёт средний танк, начнёт его производить массово и «старший брат» заменит «младшего» в полной мере вовремя. А в том месте, в полной мере возможно применять шасси Т-8А под какиенить САУ. (Немцы переделывали в САУ трофейные Н-35 и Н-38, а Н-39 применяли как танки).

(французский лёгкий танк Н-39)

Лёгкий пехотный танк FT-17

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: