Отечественные батальонные пушки 1915-1930 гг.

В Российской Федерации противотанковые пушки показались в осеннюю пору 1914 года. Нет, данное утверждение не есть опечаткой либо рвением автора доказать, что Российская Федерация есть «отчизной слонов». Легко ПТП имели сейчас второе назначение борьба с пулеметами соперника, и пробивание не брони не танка, а пулеметного щитка.

И, нужно подчернуть, что бронепробиваемость ветхих 47-миллиметровых пушек была такой же, как и у советских 45-миллиметровых пушек либо германских 37-миллиметровых РАК.36 в первой половине 40-ых годов двадцатого века.
Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Отечественные батальонные пушки 1915-1930 гг.

Для разъяснения обстановки нужно сделать экскурс в историю. в течении 80 лет ведется спор о готовности России к Первой мировой. Большая часть советских историков утверждало, что русская армия имела нехорошее оружие.

Не обращая внимания на это, Российская Федерация по числу полевых пушек фактически не уступала Германии, существенно превосходила Францию и Англию, не говоря уже о США и Италии. Российская Федерация по качеству орудий мало уступала либо по большому счету не уступала Германии, но превосходила остальные страны. В полевых орудиях употреблялись новейшие совокупности, изготовленные в 1902-1914 годах, а более 50 % орудий по большому счету изготовили в 1910-1914 годах перед войной.

К 1 августа 14-го года штаты действующей артиллерии укомплектовали на 100 %, а мобилизационный резерв был укомплектован на 98 %. В русской артиллерии таковой совершенной ситуации ни при каких обстоятельствах не было, ни до 14-го года, ни по окончании него. Не хорошо одно Русский артиллерия подготовилась к противостоянию с Наполеоном, а не Кайзером. На учениях маршировали колонны пехоты, скакали кавалерийские лавы.

Время от времени в одной лаве шло нескольку кавалерийских дивизий. Применяя такую тактику боя одна 76-миллиметровая батарея, применяя для огня шрапнель, за полминуты расстреливала кавалерийский полк. И отечественными генералами, с подачи французов, в конце XIX века была принята теория единой пушки и единого снаряда.

Таким орудием стали 76-миллиметровые дивизионные пушки годов 1900 и 1902 образца, (отличия орудий заключались только устройством лафета, вследствие этого потом будет рассматриваться лишь 76-миллиметровая пушка примера 1902 года, тем более, что пушки примера 1900 года прекратили создавать в 1904 г.), а боеприпасом — шрапнель. Довести данную теорию до конца помешала японская война 1904-1905 годов. Русские генералы сделали маленькую коррекцию.

В 1907 году для 76-миллиметровых дивизионных пушек приняли осколочно-фугасный боеприпас. В дивизионной артиллерии были введены 122-миллиметровые гаубицы годов 1909 и 1910 образца. В 1909-1911 годах создали корпусную артиллерию, куда вошли 107-миллиметровые миллиметровые образца 1910 гаубицы и 152-пушки года годов 1909 и 1910 образца. В 1914 году Российская Федерация с данными орудиями вступила в войну. В Российской Федерации батальонной и ротной артиллерии не бывало отродясь.

Полковая артиллерия была введена царем Алексеем Михайловичем и всецело упразднена императором Павлом I. Осадная артиллерия (орудия громадной мощности), созданная при Иване III, была полностью ликвидирована Николаем II. За двадцать лет правления Николая II осадная артиллерия не взяла ни единой новой совокупности. А в 1911 г. по «Высочайшему повелению» все осадные артиллерийские полки расформировали, а орудия примера 1877 года состоявшие на их оружии сдали в крепости на хранение.

Формирование новых частей тяжелой артиллерии имеющих новую материальную часть планировалось начать между 17-м и 21-м годами. Но в 1914 году стремительной маневренной войны не получилось. шрапнель и Пулемётный огонь загнали в окопы армии воюющих государств.

Началась позиционная война.Уже 1912 года в «Наставлении действия полевой артиллерии в сражении» указывалось, что артиллерийский глава обязан «принять меры к немедленному уничтожению либо приведению к молчанию любого указанного либо увиденного пулемета». Написать данное указание на бумаге было достаточно легко, а чем и как реально бороться пулеметными огневыми позициями соперника, было неясно. 76-миллиметровая дивизионная пушка как правило для данных цели не доходила.

Нужна была пушка, которая возможно было перевозить, в противном случае и переносить на поле боя силами одного-двух, максимум трех солдат, которая бы легко помещалась в траншею (окоп) и имела возможность перемещаться в том месте вольно. Такая пушка должна была всегда находиться с пехотой в наступлении и обороне, и подчиняться командиру роты либо комбату, а не комдиву. Вследствие этого такую артиллерию назвали батальонной либо траншейной.

И в данной ситуации армию выручил флот. С русских судов по окончании японской войны сняли пара сотен одноствольных 47-миллиметровых пушек Гочкиса, каковые в то время прекратили быть действенным средством противоминной обороны. Еще в 1907-1909 годах морское ведомство пробовало сплавить эти оружие армейскому ведомству, но взяло решительный отказ.

Обстановка с началом боевых действий изменилась кардинально.

47-мм пушка совокупности Гочкиса

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Силами воинских частей либо в небольших гражданских мастерских под 47-миллиметровые пушки Гочкиса создавались древесные импровизированные колесные лафеты. Эти орудия принимали участие в битвах в первые семь дней войны под Новогеоргиевском, Варшавой и Ивангородом. Входе боёв был распознан большой недочёт 47-миллиметровых пушек Гочкиса — высокие баллистические качества, не требующиеся батальонной артиллерии.

Пушка с данной баллистикой имела тяжёлый ствол и сильный откат. В следствии общий вес и габариты совокупности с лафетом были громадны, а лафет всегда ломался.

37-мм пушка Розенберга

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

В батальонной артиллерии были вынуждены отказаться от 47-миллиметровой пушки Гочкиса, не смотря на то, что она прекрасно себя продемонстрировала на стационарных установках на речных катерах, бронепоездах, и др. Первым намерено сконструированным батальонным орудием отечественной разработки стала 37-миллиметровая пушка Розенберга, что являясь членом арт. комитета, убедил князя Сергея Михайловича главы артиллерии дать ему задание проектировать данную совокупность.

Розенберг отправился в имение и через 1,5 месяца был предъявлен проект 37-миллиметровой пушки. Не умаляя преимуществ Розенберга напомним, что советскими конструкторами в ВОВ, на протяжении работы на казарменном положении, такие проекты делались за 48 часов, а время от времени и за одни дни. В качестве ствола Розенберг применял 37-миллиметровый штатный стволик, что служил для пристрелки берегового орудия.

В конструкцию стволика входили ствольная труба, дульное бронзовое кольцо, цапфенное медный накатник и стальное кольцо, навинченный на ствол. Затвор двухтактный поршневой. Станок однобрусный, древесный, твёрдый (без противооткатных устройств). Энергия отката частично гасилась при помощи особых резиновых буферов.

На подъемном механизме имелся винт, крепящийся к приливу казенника, ввинчивающийся в правую станину салазок. Отсутствовал поворотный механизм. Для поворота осуществлялся за счет перемещения хобота станка. Станок оснащался 6 либо 8 миллиметровым щитом. Причем последний выдерживал выпущенную в упор пулю из винтовки Мосина.

Как видно, лафет был недорог, несложен и мог быть изготовлен в полукустарной мастерской. Совокупность возможно было легко разобрать на две части массой 106,5 и 73,5 килограмм в течение 60 секунд. Орудие на поле боя перевозилось тремя номерами расчета вручную. Для удобства передвижения средствами частей приделывался маленькой каток под хоботовый брус.

Зимний период совокупность устанавливали на лыжи.

Орудие в походе перевозилось:

— в оглобельной запряжке, в то время, когда две оглобли прикрепляют конкретно к лафету;

— на особом передке, что изготавливался собственными силами, к примеру, снятием котла с походной кухни;

— на телеге.

В большинстве случаев, пехотным частям на два орудия отпускались 3 парных повозки примера 1884 года, в двух повозках укладывалось по одному орудию и в коробках 180 патронов, а на третьей повозке укладывалось 360 патронов. В 1915 году испытывался опытный образец пушки Розенберга принятый на вооружение называющиеся «37-миллиметровая пушка примера 1915 года». Данное наименование не прижилось, исходя из этого в официальных бумагах и в частях данное орудие именовали 37-миллиметровая пушка Розенберга.

Первые пушки Розенберга на фронте показались весной 1916 года. Ветхих стволиков прекратило хватать и Обуховскому заводу распоряжением ГАУ от 22 марта 1916 года приказали изготовить для 37-миллиметровых орудий Розенберга 400 стволов. К концу 1919 г. из этого заказа с завода послали 342 ствола, а остальные 58 готовься на 15 процентов.

К началу 1917 года на фронт послали 137 пушек Розенберга, 150 должны были отправиться в первой половине года. Любой пехотный полк по замыслам руководства должен был снабжаться батареей в 4 траншейные пушки. Соответственно, для 687 полков было нужно 2748 пушек, и требовалось 144 пушки на ежемесячное пополнение. Увы, эти замыслы не были осуществлены в связи с начавшимся развалом армии в феврале 1917 года и последовавшим развалом военной индустрии с некоторым запозданием.

В Россию из америки в 1916-1917 годах было поставлено 218 ед. 37-миллиметровых автоматических пушек Маклена, так же употреблявшихся как батальонная артиллерия.

37-мм пушка Розенберга на станке Дурляхера

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

В автоматике пушки реализован принцип отвода газов. Питание осуществлялось от обоймы емкостью 5 патронов. Пушку Маклена устанавливали на колесный и тумбовый лафет.

В батальонной артиллерии пушки применяли только на твёрдом колесном лафете. Противооткатные устройства отсутствовали. Поворотный и подъемный механизмы винтовые. Пушка в походном положении буксировалась конной тягой с передком, в котором было размещено 120 патронов. Выстрел от 37-миллиметровой пушки Маклена взаимозаменяем с выстрелом от вторых 37-миллиметровых пушек (Розенберга, Гочкиса и других). На протяжении Первой Мировой танки Германии на восточном фронте не оказались ни разу.

Наряду с этим в годы Гражданской войны Франция и Англия поставили армиям Врангеля, Деникина и юденича более 130 танков. Танки в первый раз использовались в марте 1919 г. Добровольческой армией Деникина. Танки белогвардейцев являлись большим психотерапевтическим оружием против частей неустойчивых морально. Но руководство белых применяло танки тактически неправильно, без организации их сотрудничества с артиллерией и пехотой.

Вследствие этого танковые атаки против по-боевому настроенных частей, по большей части, оканчивались захватом либо уничтожением танков. На протяжении войны красные захватили 83 танка белых.

76,2-мм (3-дм) полевая пушка примера 1902 г

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Гражданская война стала той самой маневренной войной, к которой готовились русские генералы. На полях боя всецело властвовала трехдюймовка (76-миллиметровая пушка примера 1902 года). Батальонную и корпусную артиллерию применяли редко, тяжелую артиллерию – не одного раза, если не учитывать тяжелые орудия, установленные на бронепоездах и речных судах.

На складах трехдюймовок выяснилось больше, чем употреблялось Красной армией. А 76-миллиметровых снарядов к 1918 году насчитывалось пара десятков миллионов. Они небыли израсходованы кроме того на протяжении ВОВ.

Нужно ли сказать, что на протяжении Гражданской войны трехдюймовка была главным противотанковым средством. В большинстве случаев стрельбу вели шрапнельным боеприпасом, имеющим дистанционную трубку, установленную на удар. Этого было достаточно для пробивания брони любого танка находящегося на вооружении белогвардейцев. Артиллерийское Управление (АУ) РККА в 1922—1924 годах совершило что-то наподобие описи артиллерийского имущества, которое досталось по окончании Гражданской войны Красной армии.

В составе данного имущества имелись следующие 37-миллиметровые орудия (траншейные и автоматические зенитные орудия Максима, Виккерса и Маклена воображающие собой принципиально второй тип орудий, не рассматриваются в данной статье): 37-миллиметровая пушки Розенберга, как правило их древесные лафеты испортились, около двух десятков 37-миллиметровых французских пушек Пюто имеющих «родные» лафеты и 186 тел 37-миллиметровых пушек Грюзонверке, каковые Артиллерийское Управление решило переделать их в батальонные орудия. Информации о том, откуда взялись тела пушек германского завода «Грюзонверке» нет.

37-миллиметровая пушка Пюто, колесный движение снят, виден оптический прицел

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Артиллерийское Управление в конце 1922 года распорядилось безотлагательно создать несложный лафет, предназначенный для наложения стволов Грюзонверке на него. Таковой лафет создал русский артиллерист Дурляхер. АУ 4 августа 1926 года предписало изготовить столичному заводу Мостяжарт 186 лафетов Дурляхера предназначенных для пушек Грюзонверке. Все 186 лафетов завод изготовил к 1 октября 1928 г., из них 102 вывезли с завода.

Ствол новой совокупности подобен стволу Розенберга, но лафет имел кое-какие принципиальные отличия. Ствол совокупности складывался из ствольной трубы, скрепленной ствольным кожухом, снабженным цапфами. Вертикальный клиновой затвор был помещен в кожухе. закрывание и Открывание затвора осуществлялось вручную. боекомплект пушки и Баллистические данные Грюзонверке соответствовали пушке Розенберга.

Станок Дурляхера в отличие от станка Розенберга выполнялся из железа, но был устроен по схеме станка Дурляхера созданного в конце XIX века для тяжелых береговых и крепостных орудий. Пушка была жестко связана с верхним станком, что откатывался по брусу нижнего станка по окончании выстрела. В верхнего станка были размещены противооткатные устройства – гидравлический тормоз и пружинный накатник отката. Подъемный механизм винтовой.

Древесные колеса имели железную шину. Орудие на поле боя перемещалось силами двух номеров расчета. В задней части бруса имелся железный каток снабжающий удобство передвижения вручную.
Орудие в походном положении перевозили на парной повозке, потому, что перевозка на колесах очень плохо отражалась на лафете и, в особенности, на его колесах. При необходимости совокупность возможно было разобрать на следующие части: брус с осью, пара и щит колес — 107 кг; станок, имеющий подъемный механизм — 20 кг; ствол — 42 кг. Артиллерийское Управление во второй половине 20-ых годов XX века решило заменить изношенные древесные станки 37-миллиметровых пушек Розенберга на станки Дурляхера выполненные из железа.

10 января 1928 года первую пушку Розенберга установленную на станок Дурляхера испытали на полигоне осуществив сто выстрелов. По окончании опробований лафет Дурляхера был незначительно поменян и 1 июля 1928 года заводу Мастяжарт взял заказ на производство 160 поменянных лафетов Дурляхера. К середине 1929 года заводом было произведено 76 лафетов.

Приказом Революционного военсовета в сентябре 1928 году были «на вооружение временно введены 37-миллиметровые пушки Грюзонверке и Розенберга на лафетах Дурляхера». Упрощая реальность можно подчернуть, что разработка арт. оружия в СССР в 1922-1941 годах велась кампаниями, и зависела от увлечений управления. Первой кампанией являлась разработка батальонных пушек в 1923-1928 годах.

Наряду с этим считалось, что при помощи батальонных орудий калибра 37-65 миллиметров возможно удачно уничтожать танки на расстояниях до 300 метров, что для танков и бронемашин того времени было в полной мере справедливо. К борьбе с танками должны были привлекаться трехдюймовки из дивизионной и полковой артиллерии. В начале двадцатого века в полковую артиллерию, за неимением лучшего, ввели 76-миллиметровые пушки примера 1902 года. Вследствие этого в 1923-1928 годах в Советском Альянсе упрочнений по созданию спец.

ПТП не предпринималось. Калибр батальонных орудий колебался в диапазоне 45 – 65 миллиметров. Выбор калибров не был случаен для батальонной артиллерии. Было решено отказаться от 37-миллиметровых орудий, потому, что 37-миллиметровый осколочный боеприпас имел не сильный воздействие.

Вследствие этого решили расширить калибр и иметь два боеприпаса к новой пушке — легкий бронебойный боеприпас, что употреблялся для уничтожения танков и тяжелый осколочный предназначенный для уничтожения пулеметов и живой силы соперника. На складах Красной армии имелось много 47-миллиметровых бронебойных снарядов предназначенных для морских 47-миллиметровых пушек Гочкиса. При стачивании ведущих поясков боеприпаса его калибр становился равный 45 миллиметрам.

Так, появился калибр 45 миллиметров, которого до 1917 года ни в армии, ни во флоте не было. Так, вышло, что еще до начала создания 45-миллиметровой батальонной пушки имелся бронебойный боеприпас, вес которого составлял 1,41 килограмма. Для батальонной артиллерии спроектировали две 45-миллиметровые пушки «малой мощности» конструкции Ф.Ф. Лендера и А.А.

Соколова, и дуплекс разработки Лендера, что складывался из 45-миллиметровой пушки «громадной мощности» и 60-миллиметровой гаубицы, и 65-миллиметровой гаубицы Р.А. Дурляхера. 60- и 65-миллиметровые гаубицы практически были пушками, потому, что угол их возвышения был маленьким.

Единственное, что сближало их с гаубицами, это малая протяженность ствола. Возможно, конструкторы назвали их гаубицами, исходя из определенных служебных событий. Все орудия имели унитарное заряжание и оснащались металлическими лафетами имеющими откат по оси канала ствола.

Все орудия в походном положении должны были перевозиться при помощи пары лошадей за колесным примитивным передком. Ствол для умелой 45-миллиметровой пушки малой мощности совокупности Соколова изготовили на заводе «Коммунист» в 1925 году, а лафет — на заводе № 7 («Красный арсенал») во второй половине 20-ых годов XX века. Совокупность закончили во второй половине 20-ых годов XX века и сразу же передали с целью проведения заводских опробований.

45-мм батальонная пушка Соколова

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Ствол пушки Соколова скреплялся кожухом. Затвор клиновой вертикальный полуавтоматический. Накатник – пружинный, тормоз отката – гидравлический. Подъемный механизм секторный. Громадный угол горизонтального наведения равный 48° обеспечивался раздвижными станинами.

Практически она являлась первой отечественной артсистемой имеющей раздвижные станины. Совокупность предназначалась для ведения огня с колёс. Древесные колёса не имели подрессоривания. На поле боя пушку легко перекатывали два-три номера расчёта. При необходимости совокупность легко разбирали на семь частей и переносили в людских вьюках.

Не считая буксируемого варианта пушки Соколова разрабатывался самоходный вариант названный «Арсеналец-45». Самоходная артиллерийская установка по конструкции шасси была названа установкой Каратаева. «Арсенальца-45» имела сверхоригинальную конструкцию и не имела аналогов в других государствах. Это была гусеничная самоходная артиллерийская установка — лилипут. Протяженность САУ составляла около 2000 мм, высота 1000 мм, а ширина всего 800 мм.

Качающуюся часть пушки Соколова поменяли незначительно. Бронирование установки состояло лишь из лобового страницы. На самоходку устанавливался горизонтальный четырехтактный двигатель мощностью 12 л.с. Количество бака составлял 10 л., что хватало на 3,5 часа хода при скорости 5 километров. Неспециализированная масса установки — 500 килограмм.

Возимый боекомплект – 50 патронов.

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Установка на поле боя должна была управляться красноармейцем, идущим позади и передвигаться самоходом. На марше самоходную установку перевозили в кузове грузовика. Заказ на изготовление самоходной артиллерийской установки выдали в первой половине 20-ых годов двадцатого века. Шасси и качающаяся часть орудия изготавливались заводом № 7. Установку закончили в августе 1928 года, а в сентябре начали заводские опробования. На протяжении опробований САУ преодолевала подъем до 15°, и выдерживала 8° крена.

Наряду с этим проходимость САУ была низкой, и довольно часто глох двигатель. Совокупность была уязвимой для огня соперника. Во второй половине 20-ых годов XX века постарались доработать самоходную артустановку, но она закончилась неудачно. После этого шасси «Арсенальца» кинули в сарае завода № 7, а салазки и ствол — в умелой мастерской.

АУ РККА в мае 1930 года передало материалы по испытанию и изготовлению совокупности в ОГПУ. О предстоящей судьбе «Арсенальца» информации нет. Главным соперником пушки Соколова являлась 45-миллиметровая пушка малой мощности совокупности Лендера. Проектирование начали в первой половине 20-ых годов двадцатого века в АКБ Косартопе.

25 сентября 1925 года с «Красным Путиловцем» заключили контракт на изготовление 45-миллиметровой пушки малой мощности Лендера. Срок завершения работ установили на 10 декабря 1926 года. Но так как Лендер заболел, работы затянулись, и орудие практически закончили в начале 1927 года.

По проекту главным методом ведения огня являлся пламя с катков, но при необходимости пламя имел возможность вестись с походных древесных колес. Отсутствовало подрессоривание. Спроектировали два варианта пушки — неразборном и разборном. В последнем варианте пушку возможно было разобрать на 5 частей, для переноски на людских вьюках. На поле боя пушку перекатывали два-три номера расчета на походных колесах либо на катках.

В походном положении совокупность перевозили за колесным передком парой лошадей. В полуразобранном виде пушку перевозили на тачанке-тавричанке. Под управлением Лендера в АКБ Косартопа параллельно с разработкой 45-миллиметровой пушкой малой мощности создали батальонный дуплекс, устанавливаемый на унифицированный лафет на что имела возможность помещаться 45-миллиметровая пушка громадной мощности либо 60-миллиметровая гаубица.

Стволы совокупностей составляли кожух и труба. Наряду с этим внешние размеры и вес тел кожуха обоих орудий были однообразными, что разрешило накладывать их на те же салазки. Оба орудия имели вертикальные клиновые затворы с 1/4 автоматикой. В некоторых документах ошибочно указывается о полуавтоматических затворах.

Накатник пружинный, тормоз отката гидравлический, цилиндры противооткатных устройств размещались в люльке под стволом, а при откате была неподвижной. Потому, что качающаяся часть была неуравновешенной, ввели уравновешивающий пружинный механизм. Подъемный механизм секторный.

Боевая ось коленчатая, станины раздвижные. Главным методом ведения огня обоих совокупностей была стрельба с катков, но возможно было вести пламя с походных колес. Примечательно, что походные колеса складывались из железного металлического катка и кругового кольца.

На протяжении перехода с катков на походные колеса на катки надевали круговые кольца. Обе совокупности на катках имели щит, но с походными колесами щит не наряжался. Для переноски людьми во вьюках обе совокупности разбирали на восемь частей.

В походном положении и на поле боя передвижение совокупности было подобным 45-миллиметровой пушке Лендера. 65-миллиметровую гаубицу Дурляхера изготовили 1925-1926 года на заводе № 8 (им. Калинина, Подлипки).

65-мм гаубица Дурляхера

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4 Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Ствол гаубицы – кожух и ствол. Затвор поршневой. Накатник гидропневматический, тормоз отката гидравлический. Лафет однобрусный. Стрельба велась с колес, каковые являлись и боевыми, и походными, совокупность неразборная. Колеса дисковые железные с резиновыми шинами. Отсутствовало подрессоривание.

Совокупность в боевом положении перевозилась силами расчета, в походном – двумя лошадьми за колесным передком. Во время с 1927 по 1930 годы проводились бессчётные личные и сравнительные опробования батальонных орудий.

К примеру, 29-31 марта 28 года на НИАПе проводились сравнительные опробования 45-миллиметровых пушек малой мощности Лендера и Соколова, 45-миллиметровой пушки громадной мощности Лендера, 60-миллиметровой гаубицы Лендера, 65-миллиметровой гаубицы Дурляхера, 37-миллиметровой пушки Пюто, и двух 76-миллиметровых безоткатных (динамореактивных) пушек. Не смотря на то, что последние образцы продемонстрировали нехорошие результаты если сравнивать с хорошими орудиями (меткость, скорострельность и без того потом), но Тухачевскому, начальнику опробований, больше всего понравились ДРП. «очень способный теоретик» по такому случаю написал историческую резолюцию: «К предстоящим опытам на АКУКС нужно доработать ДРП чтобы стереть с лица земли демаскирование.

Дата окончания доработки 1 августа 1928 года. Поставить вопрос о совмещении зенитной и противотанковой пушек». В Киевской Руси постоянно любили дураков и мучеников.

Тухачевскому повезло и в том и другом случае, но фактически некто не знает, какой урон нанесли обороноспособности СССР капризы с ДРП и попытками совместить зенитное орудие с противотанковой либо с дивизионной. Все батальонные артиллерийские совокупности калибров 45-65 миллиметров стреляли бронебойными, картечью и осколочными снарядами.

На заводе «Коммунист» кроме этого была изготовлена серия «надульных» (надкалиберных) мин — 150 штук весом 8 килограмм для 45-штук и миллиметровых 50 пушек для 60-миллиметровых гаубиц. Однако, Артиллерийское Управление по не понятным обстоятельствам отказалось принять на вооружение надкалиберные мины.

Тут нужно напомнить, что в годы ВОВ немцами на восточном фронте достаточно активно использовались надкалиберные мины (боеприпасы) как кумулятивные (противотанковые) из 37-миллиметровых пушек, так и фугасные тяжелые из 75- и 150-миллиметровых пехотных пушек. В целом опробования продемонстрировали, что 45—65-миллиметровые орудия прошедшие опробования по большей части соответствовали тактико-техническим заданиям первой половины 20-х годов, но для 30-х годов они были достаточно не сильный совокупностями, поскольку они имели возможность бороться только со слабо бронированной техникой (до 15 миллиметров) да и то на малых расстояниях.

Вести навесной пламя они не могли. В случае если орудия на поле боя были достаточно мобильны, то отсутствие подрессоривания и слабость лафетов исключало перемещение при помощи механической тяги, исходя из этого оставалась только пара лошадей, движущихся шагом.

Все это и нездоровое увлечение Тухачевского безоткатными орудиями стало обстоятельством того, что на вооружение приняли только 45-миллиметровую пушку малой мощности совокупности Лендера, которой присвоили официальное наименование «45-миллиметровая батальонная гаубица примера 1929 года». К началу 1930 года АУ выдала заказ на 130 45-миллиметровых батальонных гаубиц примера 1929 года, из которых 50 заводу № 8 и 80 заводу «Красный Путиловец».

Причем на заводе № 8 частенько чужим пушкам (фабрик Гочкиса, «Коммунист», «Рейнметалл», Максима и других) присваивать личный заводской индекс. Так, совокупность Лендера кроме этого взяла обозначение «12-К» (литера «К» обозначала завод Калинина). Всего в 31-32 годах сдали около сотни 45-миллиметровых гаубиц.

45-миллиметровая батальонная гаубица примера 1929 года

Не обращая внимания на маленькое количество изготовленных 45-миллиметровых гаубиц, они принимали участие в ВОВ. В первой половине 40-ых годов XX века для них кроме того выпустили новые таблицы стрельбы.

305мм рубка Е3

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: