Охотник на доты. проект тяжелой сау объект 212. ссср

Начавшаяся 30 ноября 1939 года война между СССР и Финляндией распознала массу недочётов в ведении и организации военных действий РККА против эшелонированных линий обороны. Были вопросы и довольно имевшейся в распоряжении армейских матчасти. Совсем стало ясно, что Красной армии необходимы танки с противоснарядным бронированием. Помимо этого, назрела острая необходимость в специальной самоходной установке, талантливой разрушать оборонительные сооружения.

Первой таковой машиной стал танк КВ-2, что кроме того успел повоевать против финнов. Но он был только временной мерой – на смену ему должна была придти тяжёлая САУ «212» с ещё более замечательным орудием.
Против двух метров бетона

КВ-2 имел последовательность преимуществ если сравнивать с самоходными установками, каковые проектировались по подобному заданию на заводе №185. Во-первых, КВ-2 строился на базе уже принятого на вооружение тяжёлого танка КВ, наряду с этим отличаясь от него по большей части башней и вооружением. Разрабатывавшиеся на заводе №185 автомобили базировались на шасси СУ-14 и Т-100.

Наряду с этим на СУ-14 махнули рукой ещё во второй половине 30-ых годов XX века, а судьба Т-100 уже пребывала под громадным вопросом. Во-вторых, КВ-2 был намного легче и меньше соперников, не смотря на то, что его бронирование выяснилось толще.

Хватало у КВ-2 и недочётов, в особенности в случае если рассуждать с позиций артиллеристов, в ведении которых пребывала самоходная артиллерия. Дело в том, что КВ-2 сохранил вращающуюся башню. Для установки в неё 152-мм гаубицы М-10 последнюю было нужно мало укоротить. Характеристики борьбы с цементными сооружениями у М-10 и без того были не очень выдающимися. Бронепробитие в 90 мм на дистанции в километр – это совсем не то, чем возможно действенно бороться с ДОТами наподобие финского «миллионника».

Так, КВ-2 появился не заменой, а только дополнением к тем самым самоходным установкам, каковые ещё предстояло создать заводу №185.

Охотник на доты. проект тяжелой сау объект 212. ссср
152-мм пушка обр.1935 г. Именно она оптимальнее доходила в качестве средства борьбы с ДОТами

В предложениях по уточнению совокупности танкового оружия, датированных июнем 1940 года, пунктом 3 шло создание «самоходной бронированной тяжёлой артиллерии с задачей разрушения ДОТов». В качестве базы предлагалось применять тяжёлый танк СМК. Вооружать совокупность предлагалось пушками калибра 122, 130, 152 либо 180 мм.

Но, главным вариантом указывалась конкретная 152-мм пушка обр.1935 г, она же БР-2. Кроме этого в качестве временной меры предлагалось срочно запустить в серию Т-100Y, проработав вопрос установки на ту же базу 152-мм пушки БР-2. Никаких работ по созданию установок на базе СМК и Т-100 совершить опоздали: от самих этих автомобилей отказались уже в июле.

Из всех предложений с июля 1940 года было реализовано одно, в частности – запуск в серию «КВ с громадной башней». Как это часто бывает, временное ответ стало и главным.

Акцентирование внимания артиллеристов на БР-2 было отнюдь не случайным. Завод №185 поставил на 130-мм морскую пушку Б-13, потому, что она была компактнее и владела хорошими чертями. 130-мм броню она с уверенностью пробивала на дистанции практически в 4,5 километра. Действительно, наблюдалась неприятность с прочностью снарядов, но этим грешило большая часть советских снарядов того периода.

Казалось бы, при таких чертях Б-13 для противодействия укреплениям хватит. Но у артиллеристов были собственные доводы. Не смотря на то, что будущее БР-2 была сложной, а количество выпуска – мизерным кроме того на фоне далеко не самой массовой 203-мм гаубицы особенной мощности Б-4, однако характеристики у этого орудия были выдающимися. Те же 130 мм брони БР-2 пробивала на дистанции в 5 километров.

Вдобавок к этому, расчёты продемонстрировали, что бетонобойным боеприпасом БР-2 пробьёт бетонную стенку толщиной 2 метра. Как раз такую толщину имели стенки долгосрочных сооружений на Линии Маннергейма. Наличие таковой «открывашки» на самоходном шасси с противоснарядной бронёй в значительной мере решало проблему подготовленной эшелонированной обороны.

По окончании закрытия работ по тяжёлым танкам Т-100 и СМК в качестве базы для «Истребителя ДОТов» стали рассматривать тяжёлый танк Т-220

По окончании окончательного закрытия проектов Т-100 и СМК вопрос «истребителя ДОТов» некуда не убежал. 17 июля 1940 года вышло распоряжение СНК Альянса ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс, в соответствии с которому Кировский завод к 1 декабря 1940 года должен был изготовить 4 примера модернизированных танков КВ. Две автомобили оснащались бронёй толщиной 100 мм, две имели толщину брони 90 мм.

Кроме этого различалось и их оружие. Помимо этого, упоминалась в документе и пятая машина, которой должен был стать

«опытный образец самоходной установки с оружием 152 мм пушкой БР-2».

Утряска

На Кировском заводе теме «истребителя ДОТов» присвоили индекс «212». В переписке САУ пара раз именуют и как «объект 212», что, но, не свидетельствует, что такое обозначение было официальным. Это была уже вторая машина с таким индексом: по теме «212» разрабатывалась БРЭМ (бронированная ремонтно-эвакуационная машина) на шасси КВ, работы над которой так и не вышли из стадии полноразмерного макета.

В литературе для САУ упоминается обозначение «212А», но при изучении архивных материалов и заводской документации аналогичного индекса отыскать не удалось. Неспециализированное управление работами по теме «212» возглавил Ж. Я. Котин, в качестве старшего инженера автомобили выступал Ц. Н. Гольбурт.

Продольный разрез САУ «212»

На работы по теме «212» выделялось 2 миллиона рублей. В соответствии с созданному Кировским заводом бюджету, 100 тысяч шло на разработку технического проекта, 25 тысяч на изготовление макета, 300 тысяч на чертежи, 75 тысяч на доработку чертежей, 1 миллион 100 тысяч на изготовление опытного образца, 100 тысяч на опробования и 300 тысяч на ремонт. В эту сумму не включалась цена оружия.

Разработка самоходной установки не была для СКБ-4 приоритетной. Работы шли в кильватере более серьёзной задачи – создания тяжёлых танков с более бронёй и мощным вооружением. Практически работы по теме «212» начались только в августе 1940 года, по окончании получения тактико-технических требований, а изготовление рабочих чертежей и того позднее – в октябре.

Это было напрямую связано с работами над танком Т-220, выступавшим базой для самоходной установки. Именно к октябрю вид базисной военной машины начал принимать окончательные очертания.

Чертёж корпуса «212», совсем утверждён Ж. Я. Котиным 5 ноября 1940 года. Возможно подметить, что для стрелка-радиста места в отделении управления не было предусмотрено

Снаружи установка «212» в значительной мере напоминала экранированную СУ-14. Боевое отделение разместили в кормовой части корпуса, моторное отделение по центру, а отделение управления в первых рядах. В носовой части, к слову, место нашлось только для механика-водителя, которого сместили влево.

Время от времени по аналогии с КВ-1, при реконструкции «212» курсовой пулемёт ставят в лобовой страницу корпуса. При таковой вольной интерпретации вида установки направляться учитывать, что стрелку-радисту не легко трудиться, в то время, когда через его пояснице проходит вал двигателя.

Не обращая внимания на то, что из-за технического задания проектируемая САУ получалась достаточно большой, на фоне предшественников, в особенности СУ-14, «212» смотрелась заметно меньше. Чувство громоздкости придавала громадная рубка в кормовой части, не смотря на то, что в действительности «212» была менее чем на полметра дольше и незначительно выше Т-220, что выступал для неё базой. При кормовом размещении боевого отделения и таком громадном орудии, как БР-2, сделать рубку меньшей коллектив СКБ-4 не смог физически.

В качестве силовой установки для «212» предполагалось применять 850-сильный двигатель В-2СН, представлявший собой В-2 с установкой механического нагнетателя от авиационного мотора АМ-38. Данный же двигатель планировали ставить и на Т-220.

Неспециализированные виды корпуса «212»

Составленные Артиллерийским комитетом ГАУ КА тактико-технические требования (ТТТ) привели к острым дебатам, начавшиеся в декабре 1940 года. В виду запоздалой выдачи ТТТ и приоритета работ по теме Т-220 самоходную установку «212» к 1 декабря Кировский завод предъявить не смог. Но 10 числа в адрес Арткома ГАУ КА поступило письмо с Кировского завода, подписанное главой СКБ-2 Ж. Я. Котиным, главой СКБ-4 П. Ф. Фёдоровым и старшим инженером автомобили Ц. Н. Гольбуртом.

В письме указывался громадной перечень замечаний по ТТТ, показавшихся на протяжении проектирования САУ. Дело в том, что при бронировании лобовой части автомобили, составлявшем по ТТТ 75 мм, в определённую в 55 тысячь киллограм массу вложиться не получалось никак. И хорошо бы эта неприятность была лишь с САУ.

Для выступавшего базисной машиной танка Т-220 боевая масса задавалась в 56 тысячь киллограм, а в итоге она оказалась 62,7 тонны.

А ведь «212» получался больше. Несложный подсчёт показывал, что при массе 55 тысячь киллограм масса корпуса самохода должна была составить всего 17,5 тысячь киллограм. Наряду с этим схожий по размерам СМК, имевший меньшую по толщине броню, имел массу корпуса 31 тонна.

Выход из положения предлагался несложной и наивный – поднять верхнюю планку боевой массы установки до 65 тысячь киллограм. Но, кроме того в такие рамки конструкторы планировали вложиться при понижения толщины лобовой брони до 60 мм.

системы охлаждения и Установка двигателя САУ «212»

По окончании дебатов, продолжавшихся до конца декабря, артиллеристы были вынуждены сдаться. В соответствии с отчёту ГАБТУ КА по умелым работам, к январю 1941 года Кировский завод изготовил последовательность агрегатов для САУ «212». Кроме этого был завершён технологический проект, а чертежи переданы на Ижорский завод для изготовления бронекорпуса. Всего к тому моменту на тему «212» было израсходовано 1,5 миллиона рублей.

В соответствии с отчёту Кировского завода, 5 марта 1941 года с Ижорского завода прибыл набор корпусных подробностей. Сборка затягивалась в виду отсутствия полного набора, что изготовлялся силами Кировского завода. Практически на этом работы и застопорились, потому, что к концу марта Кировскому заводу стало совсем не до «истребителя ДОТов».

Жертва призрачной угрозы

11 марта 1941 года в Генштаб поступил доклад разведывательного управления о состоянии военной индустрии Германии. Среди другого в том месте упоминалось о запуске производства новых тяжёлых танков, самый большой из которых весил порядка 90 тысячь киллограм. Доклад данный радикально поменял замыслы по производству тяжёлых танков. Вместо Т-150, что в поменянном виде должен был выпускаться как КВ-3, уже в последних числах Марта стали прорабатываться требования на другой танк, взявший внутренний индекс «223».

Более того, одновременно с этим начались проработки по ещё более тяжёлым танкам, взявшим индексы КВ-4 и КВ-5. Все эти работы были значительно более приоритетными, чем «истребитель ДОТов». Ни в апреле, ни в мае 1941 года никакого прогресса в работе по корпусу «212» не наблюдалось.

Оснащённый нагнетателем двигатель В-2СН, «сердце» Т-220, «истребителя ДОТов» и КВ-3

К тому же, торможение работ не означало, что от самохода совсем отказались. В апреле 1941 года для «212» кроме того придумали новые цели – те самые тяжёлые танки, о которых докладывала советская разведка. Кроме БР-2, для САУ рассматривались и другие варианты оружия, о чём говорит письмо маршала Кулика, посланное 17 апреля 1941 года в адрес Сталина:

«Для борьбы со Дотами и сверхтяжёлыми танками создать самоходные установки тяжёлых артиллерийских совокупностей: 152-мм пушки БР-2, 130-мм пушки Б-13 и новой замечательной 107-мм пушки. 152-мм пушка БР-2 в состоянии бороться с бронёй толщиной 155-мм под углом 0° с дистанции 2300 метров, 130-мм пушка пробивает броню толщиной 130 мм под углом 0° с дистанции 4000 метров и новая 107-мм пушка обязана будет пробивать 160-мм броню под углом 30° на дистанции 1000 метров.

Проект 152-мм самоходной установки уже создан, и пример находится в производстве на Кировском заводе.

Под самоход употребляется удлинённое шасси танка КВ-4.

Вес самохода со 152-мм пушкой – 65 тысячь киллограм.

Самоход покрыт бронёй толщиной 60 мм.

Распоряжением СНК Альянса ССР и ЦК ВКП(б) от 7.2.41 г. за №274–120 на Наркомтяжмаш возложено изготовление в этом году на Кировском заводе 10 самоходов со 152-мм пушкой БР-2.

Нужно обязать НКТМ сдать головной пример данной самоходной установки к 1 июня 1941 года и обеспечить изготовление остальных установок в этом году.

Помимо этого, обязать НКТМ изготовить к 1 сентября опытный образец 130-мм самоходной установки и к 1 октября опытный образец 107-мм самоходной установки. Шасси для этих установок берётся такое же, как и для 152-мм установки. 130-мм пушка Б-13 на завод уже подана.

Качающуюся часть новой 107-мм пушки направляться обязать изготовить НКВ на заводе №172 и подать на Кировский завод к 1 июля 1941 г.».

Машина, вооружённая 130-мм морской пушкой Б-13, пара раз упоминалась в переписке по ГАУ и ГАБТУ. В соответствии с требованиям, датированным 16 июня 1941 года, боевая масса автомобили должна была составить 55 тысячь киллограм. В отличие от «212», СУ-Б-13 не являлась истребителем ДОТов.

Из требований очевидно вырисовывается тяжёлый истребитель танков, что в спешке разрабатывался для борьбы с тяжёлыми и сверхтяжёлыми германскими военными машинами. Толщина его брони составляла всего 30 мм, наряду с этим пункт из требований

«установка артсистемы производится без башни, на штатной тумбе и с необходимой защитой экипажа сверху от пикирующих самолётов»

показывает, что и снаружи СУ-Б-13 и «212» очень сильно отличались друг от друга. Скорее речь заходит о советском аналоге германских «самоходных лафетов», к примеру 12,8 cm Selbstfahrlafette auf VK3001(H), которую начали проектировать в мае 1941 года. Наверное, со своей стороны немцы в качестве главных целей для собственного самохода предполагали советские сверхтяжёлые танки.

Что же касается САУ со 107-мм пушкой, то она и вовсе не продвинулась дальше предложения. Для неё не было составлено кроме того тактико-технических требований. В качестве оружия предполагалось применять или 107-мм противотанковую пушку ЗИС-24, или М-75 подобного калибра.

Грабинское орудие так и не вышло за стадию проектирования, а вот М-75 не только выстроили, но кроме того испытали.

107-мм противотанковая пушка М-75, один из двух кандидатов на роль оружия тяжёлого истребителя танков

Работы над облегчённой САУ не означали, что на «212» поставили крест. О том, что артиллеристы не отказались от «истребителя ДОТов», говорит проект распоряжения СНК Альянса ССР и ЦК ВКП(б) «О самоходной артиллерии», датированный 27 мая 1941 года. Пунктом 1 в тут идёт тот самый «истребитель ДОТов».

Не смотря на то, что в качестве базы для него указывается уже танк КВ-3, с учётом того, что он, как «объект 223», создавался на базе Т-220 , по сути ничего не изменилось. Поставка первой автомобили, в соответствии с распоряжению, ожидалась в августе 1941 года. Исходный заказ составлял всего 12 автомобилей, но позднее его скорректировали до 10 штук.

В отсутствии базы

В соответствии с изучениям последовательности авторов, работы по теме «212» закончились сразу после начала ВОВ, но это не верно. В действительности начало войны заморозило работы по машине, которая и без того с марта 1941 года пребывали подвешенном состоянии, но об отмене речи не шло. Тема «истребителя ДОТов» была закреплена за Кировским заводом впредь до августа 1941 года.

Попытка снять с завода эту работу привела к гневному письму за подписью помощника главы ГАУ КА генерала В. И. Хохлова.

Лишь в последних числах Августа 1941 года тема САУ «212» была передана на Уральский Завод Тяжёлого Машиностроения (УЗТМ, г. Свердловск, сейчас Екатеринбург). Завод имел к тому моменту богатый постройки и опыт разработки артиллерийских совокупностей. Помимо этого, с 1941 года он стал смежником ЧТЗ по производству башен и корпусов КВ-1. Заводское КБ управлял Ф. Ф. Петров, к тому моменту имевший богатый опыт разработки артиллерийских совокупностей, среди них и тяжёлых.

К тому же, опыта в изготовлении и разработке гусеничных боевых автомобилей ни завод, ни его КБ не имели.

Заводская схема «212», вид сбоку

В первых числах Октября 1941 года в адрес ГАУ КА было послано письмо, автором которого был основной инженер УЗТМ А. С. Рыжков. В письме Рыжков запрашивал все имеющиеся материалы по КВ-3, и оружию, которое предполагалось устанавливать на самоход. На этом запросе активность по теме «Истребителя ДОТов» на некое время опять затихла. В первую очередь, для практических работ по машине отсутствовала база в виде КВ-3.

ЧТЗ, на что возлагалось освоение производства этого танка, уже в августе 1941 года стало совсем не до него. К тому же, Артиллерийский комитет ГАУ КА отнюдь не проявлял никаких показателей спешки по вопросу «Истребителя ДОТов». Все стали и эти факторы обстоятельством затягивания работ. Снова тема «Истребителя ДОТов» была поднята в последних числах Ноября 1941 года. Обстоятельство была прозаичной: из-за снятия и эвакуации заводов с ЧТЗ и СТЗ производства тракторов, закончился выпуск артиллерийских тягачей.

Появилась угроза, что в возможности таскать артиллерию будет нечем. Для исправления обстановки было решено включить в замысел на 1942 год целое семейство самоходных установок. Первым номером в перечне опять шёл

«Истребитель ДОТов – 152-мм пушка БР-2 на шасси из агрегатов танка КВ».

Реконструкция внешнего вида самоходной установки

В марте 1942 года тема снова всплывает называющиеся «152-мм самоходная пушка на агрегатах шасси танка “КВ” (истребитель ДОТов)». В качестве базы указывался танк КВ, оружие – качающаяся часть от пушки БР-2. Важными за шасси назначался организованный в марте 1942 года умелый завод №100 НКТП (г. Челябинск).

За орудийную часть отвечал организованный на новом месте завод №8 НКВ (г. Свердловск). На умелые работы выделялось 1,5 миллиона рублей. Опытный образец намечалось изготовить к 1 июля 1942 года.

Но, тему КВ-3 к весне 1942 года похоронили совсем, а в качестве базы для истребителя ДОТов с апреля стали рассматривать совсем другую машину.

САУ «212» так и не суждено было выйти за рамки изготовления корпуса, да и тот в итоге до конца не был собран. Но кроме того если бы машину выстроили, вряд ли её будущее имела возможность бы сложиться удачно. Через чур громадная и тяжёлая, эта САУ имела весьма узкую специализацию.

Её производство напрямую зависело от выпуска орудия БР-2, а он закончился ещё в первой половине 40-ых годов двадцатого века. К тому же примерная стоимость «212» составляла около миллиона рублей, а также предварительный количество выпуска составлял всего 12 автомобилей. Одним словом, «истребитель ДОТов» был тупиковой ветвью развития советских тяжелых САУ.

Источники:

  • ЦАМО РФ
  • РГВА
  • Архив автора
  • Архив Геннадия Малышева
  • Архив Сергея Нетребенко

источник: http://warspot.ru/5335-ohotnik-na-doty

Объект 212 — Мастер

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: