Мы наш, мы новый, флот построим… часть xvi. плавучий порт адмирала макарова. продолжение

Выкладываю цикл статей «Плавучий порт адмирала Макарова» по АИ «Мы отечественный, мы новый, флот выстроим». Эта статья посвящена эскадренным танкерам. Раздельно желаю поблагодарить глубокоуважаемого сотрудника LPGMASTER, без опытных советов которого эта статья имела возможность и не показаться.

Приятного чтения.

В 1862 г. Россию покинул крещенный в лютеранстве литовский иудей французского происхождения (о-как!) Вениамин Матвеевич Бари, учитель зарубежных языков в Пажеском корпусе Петербурга!!! По официальной версии покинул из-за совместных спиритических сеансов с известными европейскими медиумами К. Марсом и Ф. Энгельсом, пробовавшими позвать неупокоенный призрак коммунизма.

Как все порядочные медиумы, иудей-лютеранин отправился в Швейцарию, но чистейший горный воздушное пространство был ему вреден и предстоящий путь Вениамина Матвеевича лежал в Почву Обетованную. Нет, нет, не в Израиль, о котором вы поразмыслили, глубокоуважаемые сотрудники, а в благословенные Северо-Американские, таки Соединенные Штаты. Ну и пускай его.

Он нам в будущем повествовании не увлекателен, в отличие от его сына Александра Вениаминовича Бари.

Александр Вениаминович успел окончить Цюрихскую политехническую школу, а при переезде в САСШ поступил на работу в техническую контору в Филадельфии. Во второй половине 70-ых годов девятнадцатого века, к столетию США, в Филадельфии с помпой проходила Глобальная выставка. На выставку прибыла и русская делегация.

Александр Бари завязал знакомства с группой преподавателей и специалистов Императорского Столичного Технического училища (ИМТУ), среди которых были доктора наук Орлов и Панаев, инженеры-механики Шухов и Малышев. А.В. Бари оказывал русской делегации самую разнообразную помощь в закупке лабораторного оборудования, станков и инструментов.

Его упрочнения были высоко оценены, во второй половине 70-ых годов девятнадцатого века его избрали членом педагогического совета ИМТУ. Это, либо что-то второе подвигло Александра Бари на переезд, но во второй половине 70-ых годов девятнадцатого века он принимает ответ перебраться в Россию.

Во второй половине 70-ых годов XIX века А.В. Бари открывает в Москве маленькую техническую контору. Одним из сподвижников Бари становиться юный инженер В.Г. Шухов. Скоро он оказывает помощь Бари свести знакомство с Людвигом Нобелем, братом А. Нобеля. Знакомство выяснилось обоюдовыгодным.

С этого момента Общество братьев Нобель, стало одним из главных клиентов технического бюро А.В. Бари. Бари проектирует для Нобелей нефтепроводы, емкости для хранения нефти, нефтеперегонные кубы, нефтеналивные баржи.

Мы наш, мы новый, флот построим… часть xvi. плавучий порт адмирала макарова. продолжение

В.Г. Шухов и А.В. Бари

В первой половине 80-ых годов XIX века в деревне Кусково, Выхинского уезда, рядом с Московско-Нижегородской ЖД линией был выстроен нефтяной завод по переработке бакинской нефти. Завод производил керосин, астралин, минеральный дёготь и смазочное масло. С июня 1882 года постоянным консультантом завода делается Д.И. Менделеев. Он внедрил постоянный метод перегонки нефти.

В первой половине 90-ых годов XIX века Бари реализовывает завод известному предпринимателю, промышленнику и банкиру Петру Губонину.

1893 году А.В. Бари совместно с В.Г. Шуховым сооружает в Симоновской слободе Москвы «Котельный завод А.В. Бари».

В феврале 1894 года завод вступил в строй. Филиалы завода открылись в Петербурге, Харькове, Екатеринбурге и Нижнем Новгороде.

Реклама завода Бари в Симоновской слободе г. Москвы

* * *

1895 год. Петербург. Зал для заседаний в левом крыле Морского министерства.

– Присаживайтесь, Александр Вениаминович.

– Благодарю, ваше превосходительство.

– Догадываетесь, с какой целью я вас пригласил?

– Не имею ни мельчайшего понятия, для чего скромный промышленник пригодился вашему превосходительству.

– Я бы не заявил, что уж таковой и скромный. Но хватит политесу, перейдем к делу. Начну издали. Зимний период 1883/1884 года из Кронштадта в Балтийский порт (Палдиски) совершил путешествие необыкновенный миноносец «Котлин». Его необычность была в том, что локомотивные котлы миноносца трудились не на угольном, а на нефтяном отоплении помещения. Путь из Кронштадта в Балтийский порт и обратно занял дни.

Вот что написал об этом переходе глава минного отряда, капитан I ранга Новицкий – «миноносец при разных направлениях относительно волны, испытывая большую килевую и бортовую качку, держался с отрядом прекрасно, идя головным в левой колонне; дым из труб показывался в большом количестве на пара секунд лишь при продувании засаривавшейся по временам горелки, все же другое время не было увидено дыма, что показывает верное и ровное сгорание нефтяных остатков. Переход данный, примерно 210 миль, продемонстрировал, что миноносец может плавать в море при разных погодных условиях, вероятных для миноносца при отоплении помещения нефтью равно как и при угле, но на стороне нефтяного отопления все пользы Среди польз, отмеченных Новицким, были выделены: увеличение дальности плавания, уменьшение зависимости от привозного угля, большое уменьшение демаскирующего дыма из труб. Также, облегчался труд кочегаров, что обеспечивало уверенное поддержание скорости в течение долгого времени.

– Как видите, – продолжил адмирал, – явные пользы от перевода русского флота на нефтяное отопление неоспоримы. Но тогда данный бесценный опыт никто действительно не воспринял. Когда я принял на себя полномочия морского министра, то в тот же час же разрешил распоряжение возобновить испытания по сжиганию нефти в морских котлах.

Изначально, казалось бы, простое дело и испытания были успешны. Но дальше опытов дело не продвинулось. Три года были истрачены фактически впустую. – Адмирал горестно набрался воздуха и продолжил:

– Как выяснилось, основной проблемой стали нефтегорелочные устройства, а правильнее, равномерное и бесперебойное распределение горючего. Для аналогичного распределения требуются особые форсунки, каковые в Российской Федерации пока не производятся. Я было постарался обратиться к зарубежному опыту, но как выяснилось, и в том месте испытания будут в зачаточном состоянии.

Мне вас советовали как одного из лучших экспертов-конструкторов в области нефтяного оборудования, среди них и применения нефти при отоплении помещения. Вот я и решил попросить вас заняться разработкой форсунок для сжигания нефти в котлах адмиралтейского типа. Со своей стороны я готов оказать вам всевозможную помощь.

– Не знаю, ваше превосходительство, справлюсь ли. Да и дела завода отнимают большое количество времени.

– Все осознаю, Александр Вениаминович. Я знаю, что у вас появились кое-какие затруднения с приобретением участка недалеко от Симонова монастыря, у Павла Павловича фон Дервиза. Со своей стороны готов всемерно поспособствовать совершению данной сделки.

Помимо этого, я знаю сам, Павел Павлович хлопотал об устройстве Лизинской ЖД ветки. Я уже переговорил с Столичным губернатором, он также уверен в том, что строительство данной ветки поспособствует оживлению этих сейчас пустынных столичных мест. Так что вопрос с ЖД веткой вычисляйте решенным. – Морской министр продолжил:

– Я сказал с его императорским величеством. Не скрою, не со всеми моими предложениями он согласен. Но в части перевода русского флота на нефтяное отопление у его императорского величества возражений нет. Таковой перевод даст нам явные преимущества перед соперником. Я бы с удовольствием дал вам каждые потребные суммы, но, увы, не в моих возможностях столь вольно распоряжаться казенными деньгами.

Однако, правитель готов выделить «Котельному заводу А.В. Бари» миллионный беспроцентный кредит, на 15 лет, с возвратом продукцией завода. Как вам такое предложение, Александр Вениаминович?

– Не скрою, ваше превосходительство, это очень щедрое предложение. Опасаюсь, смогу ли оправдать, ваше превосходительство.

– А вы не опасайтесь. Смело рассказываете, что вам потребно для осуществления проекта.

– Люди, ваше превосходительство. Квалифицированные кадры в России в громадном недостатке.

– Как я не забываю, ваш завод консультирует Д.И. Менделеев. Я в тот же час же напишу ему письмо прося оказать большую помощь в разработке нефтегорелочных устройств. Помимо этого, у вас, думается, трудится юный и гениальный инженер, чуть ли не ваш компаньон.

Как в том месте бишь его?

– Шухов, ваше превосходительство.

– Совершенно верно так, Шухов. Я пологаю, что вы в полной мере имеете возможность его привлечь.

– Так-то оно так, но нельзя ли еще привлечь доктора наук МГУ Николая Дмитриевича Зелинского?

– Прекрасно, я также напишу ему рекомендательное письмо. От морского ведомства направлю я к вам Гаврюшина Сергея Степановича. Весьма перспективный юный человек.

Окончил с отличием механическое отделение Технического училища Морского ведомства в Кронштадте. Выпущен младшим инженер-механиком. Принимал участие в практическом плавании в Швецию и Данию.

Самостоятельно ознакомился с состоянием котлостроительного дела в Англии. Благодаря его стараниям на Харьковском паровозостроительном заводе начат выпуск улучшенных котлов совокупности Ярроу. Я думаю, вам он будет очень полезен.

А с ним пошлю к вам парочку мастеров с Адмиралтейской верфи.

– Можете вы уговаривать, ваше превосходительство.

– Вот и прекрасно. В то время, когда Вы предполагаете выдать нам готовое изделие? Честно говоря, котлы на нефтяном отоплении помещения нам необходимы были днем ранее.

Года вам хватит?

– Никак нереально уложиться в столь маленький срок, ваше превосходительство. Мне потребно хотя бы годика три.

– Ох-х, опасаюсь, не успеем, но и торопиться в таком деле запрещено. Хорошо. Три года, но не более.

Проникнитесь все важностью задачи, через три года нам нужно начать перевод судов на нефтяное отопление.

* * *

Увы, благим пожеланиям морского министра Р.В. Хорошихина не удалось сбыться. Лишь весной 1900 года была закончена работа по созданию форсуночной горелки для сжигания жидкого горючего в котлах адмиралтейского типа. А до конца русско-японской войны так и не удалось решить ещё одну серьёзную задачу – создать котел для нефти и совместного сжигания угля.

До начала русско-японской войны на сжигание нефти удалось перевести до 2/3 миноносцев. Половину крейсеров и практически все броненосцы перевели на смешенное угольно-нефтяное отопление. Наряду с этим угольные котлы трудились по большей части при экономичном ходе, а при форсировке включались котлы, трудящиеся на нефти.

Сразу же при переводе котлов на нефтяное отопление достаточно остро встал вопрос о снабжении эскадры жидким горючим. Русскому флоту безотлагательно требовались эскадренные нефтеналивные транспорты. Уже в 1901 году морское ведомство обратилось к обществу братьев Нобелей – единственному, кто имел опыт строительства аналогичных судов – с предложением о постройке двух специальных морских нефтеналивных транспортов.

Альфреда Нобеля заинтересовало подобное предложение. Строительство ЖД ветки Баку–Батум открывало перед Нобелями много возможностей по выходу на рынок европейских.

Но с первых же контактов между Нобелями и морским ведомством появились разногласия. Любой желал взять побольше, а дать мельче. Девизом адмиралов было «числом поболее, ценою недороже…», а Нобели твердо исповедовали принцип «Клиент платит за все». Нобели хотели, дабы разработку нового танкера всецело профинансировало морское ведомство. Адмиралы намекали на самофинансирование Нобелей.

В финансовых боданиях прошел год. В этот самый момент утомившимся от адмиральских требований Нобелям пришла в голову гениальная идея. Они внесли предложение переделать в нефтеналивной транспорт любой подходящий пароход.

Каково же было удивление господ Нобелей, в то время, когда среди бессчётных эскадренных транспортов отыскался практически готовый нефтеналивной транспорт. Обращение шла о транспортах с кормовым размещением МКО типа «Заандам». Круг замкнулся: сперва из нефтеналивного транспорта сделали транспорт, а после этого транспорт опять превратился в нефтеналивной транспорт.

К счастью, вся документация на суда имелась. Однако транспорт до состояния эскадренного нефтеналивного транспорта было нужно доработать. Так же как и эскадренный транспорт, танкер был снабжен громадным числом причальных средств. В основном танкера был установлен причальный брус, что облегчало швартовку судов.

По уровню флора, на протяжении всего судна (не считая МКО) был установлен настил. Появление настила стало причиной появлению двойного дна, что со своей стороны разрешило применять танки двойного дна как топливные и балластные цистерны. Нефтяные танки сделали «вкладными», что разрешило взять дополнительные кофердамы, употреблявшиеся как танки пресной воды для снабжения эскадры.

Смонтировали переходной мостик (катволк), под которым выше основной палубы расположили всю нужную арматуру, включая минифолд. В первый раз на танкерах смонтировали взрывные клапана, механизированную систему и принудительную вентиляцию пожаротушения. Любой нефтеналивной транспорт был снабжен двумя наборами разборных трубопроводов. По состоянию на 1902 год это были самые лучшие нефтеналивные суда.

В 1902 году эскадренные нефтеналивные транспорты «Апшерон» и «Арран» сошли со стапелей.

Но двумя нефтеналивными судами дело не ограничилось. меценат и Известный нефтепромышленник А.И. Манташев на собственные деньги выстроил еще два нефтеналивных транспорта – «Эривань» и «Дербент». Справедливости для необходимо подчеркнуть, что данный презент был не совсем бесплатным.

В 1903 году Николай II подписал устав снова грамотного общества «АзЧерНефть», ставшего наибольшим игроком на русском нефтяном рынке. А уже на следующий год показался наибольший российский синдикат «ПродНефть», практически монополизировавший всю добычу, продажу и транспортировку русском нефти, куда вошли все наибольшие игроки, включая «БраНобель» и «АзЧерНефть» и откуда, согласно данным русской разведки, «за версту торчали уши Ротшильдов».

Эскадренные нефтеналивные транспорты «Апшерон», «Арран», «Эривань» и «Дербент».

Водоизмещение – 3100 тысячь киллограм. Грузоподъемность – 2000 тысячь киллограм. Размерения – 102,0?11,2?5,2 м. СУ – 2ПМ, 2ПК. Мощность – 620 л.с. Скорость – 12,5 узлов.

Дальность хода – 2800 миль на 9 узлах. Запас горючего – 380 тысячь киллограм нефти.

В 1902–1903 гг. нефтеналивные транспорты «Апшерон», «Арран» и «Дербент» ушли на Дальний Восток. В общем итоге в их трюмах пребывало 6000 тысячь киллограм нефти. Всю войну «Апшерон» и «Арран» снабжали суда Порт-Артурской эскадры, а «Дербент» был придан Владивостокской эскадре.

В июне 1904 года чуть не сгорел нефтеналивной транспорт «Апшерон». Пожар еле удалось погасить, корабль был спасен. Оба корабля принимали участие в переходе Порт-Артурской эскадры и объединении эскадр.

Оба корабля благополучно добрались до Владивостока.

Известия о первой сахалинской нефти относятся к 1879 году, в то время, когда якут Филипп Павлов собрал бутылку «керосин-воды» в нефтяной яме недалеко от Охи и отвез её в Николаевск-на-Амуре, торговцу первой гильдии Иванову. Но до начала русско-японской войны на Сахалине никаких важных изысканий нефти не проводилось.

На протяжении русско-японской войны в русский плен попал поручик Ишидо Макуро. Скоро русской разведке удалось узнать, что к японской армии он имел очень опосредованное отношение, а по сути являлся армейским представителем японской компании «Ниппон майтинг ойл». При нем были обнаружены геологические карты шурфов, сделанных австрийским геологом В. Байне.

Управление «ПродНефть» отнеслось к сведениям с Сахалина более чем без шуток. Сразу после войны на Сахалин была послана внушительная экспедиция под управлением горного инженера А.В. Миндова.

В июне 1907 года экспедицией Миндова на Охинском месторождении, с глубины 91 м, была добыта первая промышленная партия нефти. Санкт-Петербург отреагировал на это созданием «Петербургско-Сахалинского нефтепромышленного общества» в составе «ПродНефти».

В 1908 году на Сахалине было добыто 320 тыс. пудов нефти, в 1909 году – 1100 тыс. пудов нефти. В 1909 году добыча Сахалинской нефти осуществлялась на пяти нефтеносных участках (Оха, Эхаби, Тунгор, Кайган, Одопту). Требовалось организовать вывоз нефти с Сахалина.

В 1909 году силами каторжников, наемных рабочих и двух рот Хабаровского ЖД батальона была выстроена узкоколейная железная дорога длиной 30 верст, Оха–Москалево, которая вела к бухте Нечистая залива Байкал.

Железная дорога Оха–Москалево

Изначально цистерны перемещались конной тягой, а в 1910 году на Сахалин был доставлен паровоз-танк Харьковского паровозостроительного завода. В бухте Нечистая был оборудован причал для приема танкеров и открытые земляные емкости для хранения нефти. Вывоз нефти имел возможность осуществляться во время навигации.

Паровоз Харьковского паровозостроительного завода

В 1910 году «Петербургско-Сахалинское нефтепромышленное общество» сняло в аренду у Морского министерства нефтеналивные суда «Апшерон» и «Арран». Продукция «ПродНефти» поставлялась по соглашениям на Российский флот, другое продавалось по большей части в Японию. В 1914 году в связи с возможностью нападения Японии было нужно опять усиливать Тихоокеанский флот. «Апшерон» и «Арран» снова возвратились в состав русского флота.

Тем временем в Российской Федерации к уже существующим танкерам были дополнительно выстроены эскадренные нефтеналивные транспорты «Каспий», «Аракс» и «Карадаг».

В 1914 году «Эривань», «Аракс» и «Каспий» перевели в Мурманск. До 1918 года они осуществляли перевозку нефтепродуктов из америки в Россию. «Аракс» был потоплен в 1916 году германской подлодкой. «Эривань» пропала на протяжении шторма в 1917, место её смерти неизвестно. «Каспий» задержали британцы. По окончании переименования он стал «Истселси», продолжительное время служил для перевозки нефти из Персидского залива, пока во второй половине 30-ых годов XX века его не передали на слом.

В 1919 году правительство Колчака передало целый Сахалин в аренду японцам на 49 лет. Практически состоялась японская оккупация Сахалина. Советское правительство не приняло данный акт.

Японцы начали активную разработку Сахалинской нефти, вдовое увеличив количества её добычи, с 18 тыс. до 40 тыс. тысячь киллограм.

В первой половине 20-ых годов двадцатого века в Саппоро (Япония) состоялись мирные переговоры между японией и Советской Россией. Советское правительство потребовало возврата Сахалина обратно. Нежданно позицию СССР поддержали США, насторожено относящиеся к усилению Японии в Тихом океане. Кроме этого в Соединенных Штатах не забывали двойственную позицию по вступлению Японии в ПМВ и неожиданную для США оккупацию Японией Приморья.

Японцам ничего не оставалось делать, как уступить. Но, они выторговали себе концессию на 10 лет на добычу нефти на Сахалине и покинули за собой Курильские острова. По данной концепции 45% добытой нефти отправлялось в Японию, а 55% оставалось СССР. Такая концессия была удачна России, собственную часть от продажи нефти в Японию Советское правительство тратило на усиление Дальнего Востока и Приморья.

В связи с соглашением все захваченные танкеры – «Апшерон», «Арран» и «Дербент» вернули Советской республики. «Апшерон» стал «Памятью 26 Бакинских комиссаров», «Арран» – «Сергеем Лазо», а «Дербенту» только присвоили прилагательное – красный. В 1930–1932 гг. танкеры прошли модернизацию: вместо паровых автомобилей на них установили дизели, скорость увеличили до 16 узлов.

В первой половине 40-ых годов двадцатого века отношения между Японией и СССР очень сильно ухудшились. В осеннюю пору японская подлодка, под надуманным предлогом нарушения акватории, арестовала и отконвоировала в Японию два советских танкера «Память 26 Бакинских Красный» и «комиссаров Дербент». Не обращая внимания на протесты советского правительства, команды Япония отпустила к себе, а вот суда арестовала. «Память 26 Бакинских комиссаров» стала «Ниитей Мару», а «Красный Дербент» – «Тохито Мару». «Ниитей Мару» был стёрт с лица земли американской авиацией при высадке на атолл Пелилиу, будущее «Тохито Мару» малоизвестна.

«Сергей Лазо» прослужил в качестве танкера до 1965 года, перевозя сахалинскую нефть во Владивосток. В 1965 году он наскочил на камни; к счастью, количество нефти в трюме выяснилось мало. операция по спасению успеха не дала. Остов танкера возможно и по сей день замечать в 80 км от Владивостока.

Владивостокские дайверы время от времени выполняют на нем собственные тренировки.

Как неизменно, ожидаю Ваших замечаний, уточнений, комментариев и дополнений.

ПРОДОЛЖЕНИЕ направляться…

Поход авианосца «Адмирал Кузнецов» и группы кораблей к Сирии переполошил НАТО

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: