Министр, которому не повезло

      Комментарии к записи Министр, которому не повезло отключены

Кроме того среди знатоков авиации и больших любителей, возможно, мало кто на данный момент отыщет в памяти авиаконструктора по имени Луи-Эмиль Трайн. В это же время, на заре авиации данный человек сумел прославиться на всю землю, но не собственными достижениями в области авиастроения, а тем, что он ненароком чуть не обезглавил (причем — в самом прямом смысле слова) Французскую республику, а заодно — стал косвенным виновником смерти тысяч французских солдат на фронтах Первой Мировой.

Утром 21 мая 1911 года на парижском аэропорте Исси-ле-Мулине празднично стартовало интернациональное авиаралли Париж — Мадрид, в котором лучшие авиаторы того времени боролись за основной приз в 100 тысяч франков, назначенный меценатом и французским миллионером Анри Дойч-де-ла-Мертом. Дабы взглянуть на это зрелище, собралась огромная масса людей в 300 тысяч людей, среди которых были и представители высшего управления Франции.

В гонке учавствовали восемь автомобилей, взлетавшие последовательно, с промежутком в пять мин.. Первым стартовал летчик Андре Бомон на моноплане Блерио-XI, за ним — Пьер Диветан на триплане Амбруаз Гупи, позже — Андре Фрей на моноплане Моран-Солнье, следом — Ролан Гарро, Луи Жильбер и Жильбер ле Лассье (все — на Блерио-XI).

Предпоследним на начальную позицию вышел Луи-Эмиль Трайн, выступавший, в отличие от всех других участников, на аэроплане собственной разработки Трайн-III. Ранее он совершил на нем большое количество успешных полетов и вычислял собственный изделие в полной мере надежным. Но сейчас события сложились в противном случае. Оторвавшись от почвы и начав комплект высоты, Трайн услышал, что двигатель начал давать перебои и почувствовал что его мощность быстро упала.

Аэроплан начал терять скорость, а это угрожало падением.

В это же время, взлетная полоса уже закончилась, а в первых рядах показывались муниципальные постройки. Трайн решил прервать взлет, развернуться на 180 градусов и приземлиться для устранения неполадки. Но, развернувшись, он с кошмаром заметил, что по аэропорту гарцует эскадрон кирасир. При посадке он неизбежно врезался бы них.

Пилот опять вывернул штурвал, дабы обрисовать полный вираж, но тут мотор заглох. На развороте самолет совсем утратил темп и уже не имел возможности планировать. Он опустил шнобель и с высоты приблизительно 20 метров плашмя плюхнулся на землю, подломив шасси.

Двигаясь по инерции на брюхе, машина въехала в находившуюся на краю полосы толпу зрителей. И нужно же было такому произойти, что она попала, именно, в то место, где пребывали другие представители и члены правительства элиты Франции! В следствии пара человек получили тяжелые травмы, а также — глава правительства страны Эрнест Монис и его сын, и Дойч-де-ла-Мерт, что, сейчас, возможно, очень сильно пожалел о том, что организовал и профинансировал данное мероприятие.

Но больше всего не повезло министру обороны Морису Берто. Вращавшимся вхолостую винтом ему отрубило руку и размозжило голову. От взятых увечий Берто умер на месте.

Наряду с этим пилот практически не пострадал, отделавшись легкими ушибами. Совершённое расследование оправдало его, заявив, что в создавшейся обстановке Трайн ничего не имел возможности сделать, дабы избежать трагедии, а в отказе двигателя он не виновен. Но произошедшее произвело на него столь яркое впечатление, что он закинул авиацию и больше самолетов не проектировал, переключившись на разработку мотоциклов.

Но при чем же тут французские воины и Первая мировая? А вот при чем. Морис Берто деятельно поддерживал введение в армии нового обмундирования серо-зеленого защитного цвета, вместо архаичных броских мундиров, каковые офицеры и французские солдаты носили со времен Луи Наполеона.

Министр осознавал, что в условиях массированного применения дальнобойного нарезного оружия эти мундиры, быстро контрастирующие по цветам с любой поверхностью, являются хорошие мишени. Форма, предложенная Берто, владела значительно более высоким маскировочным эффектом.

Помимо этого, твёрдые фетровые каскетки, входившие в набор новой формы, лучше защищали солдат от ударов по голове, чем классические для французской армии матерчатые кепи. Незадолго до смерти Берто добился изготовления пробной партии отправки и защитного обмундирования ее в армии с целью проведения полевых опробований. Но с его смертью дело заглохло.

Нового министра, пришедшего на смену Берто, данный вопрос не заинтересовал и он закрыл вопрос реформы обмундирования.

В следствии, армия Франции была единственной, вступившей в мировую войну в карнавальных мундирах из прошлого столетия с светло синий длиннополыми сюртуками, ярко-красными шапочками и такими же шароварами. Неизвестно, какое количество воинам это стоило судьбе, перед тем как в 1915 французы все-же сподобились перейти на голубовато-серую предохранительную униформу с касками. Но это уже вторая история.

Министр, которому не повезло

самолет Трайна на старте авиагонки Париж-Мадрид, за пара мин. до трагедии.

Луи-Эмиль Трайн и его случайная жертва — министр Морис Берто.

CourseParisMadridAtl-

Похороны Мориса Берто на французской почтовой открытке.

Обмундирование цвета резеды, предложенное Берто, но так и не введенное во французской армии. Красные погоны, петлицы и клапаны, само собой разумеется, снижают маскировочный эффект, но в условиях войны их, вероятнее, заменили бы аксессуарами защитного цвета.

Британские, французские и германские мундиры, в которых пехота этих государств вступила в Мировую войну. Как говорится, почувствуйте отличие.

источник: http://vikond65.livejournal.com/628302.html

Вор, которому не повезло pi-avto.ru

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: