Крупнокалиберные пулеметы, ап и мза, состоящие на вооружении ркка в мире аи амт

Крупнокалиберные пулеметы, ап и мза, состоящие на вооружении ркка в мире аи амт

В прололжение темы про другого попаданца в маршала Тухачевского, на странице автора в Самиздате, имеется отдельное обсуждение крупнокалиберных пулеметов в совокупности оружия РККА. У меня были подобные мысли о принятии на вооружение американского Браунинг М2, я кроме того желал создать отдельный пост на тему неточностей при создании ПВО в предвоенном СССР, вместо этого выкладываю данный фрагмент со страницы автора.

Крупнокалиберные пулеметы, АП и МЗА, состоящие на вооружении РККА в мире АИ АМТ.

Очень значительной частью совокупности оружия РККА должен был стать крупнокалиберный пулемет. Существовавший в настоящей истории вариант полковника, мягко говоря, не радовал – СССР вступил в Великую Отечественную войну, имея на вооружении две различных модели крупнокалиберных пулеметов, в частности, ДШК в качестве пехотного/зенитного пулемета для СВ и ВМФ и УБ для ВВС, причем массового производства ни одной из этих моделей в 1941 г. попросту не было. Строго говоря, более либо менее массовый выпуск крупнокалиберных пулеметов удалось наладить лишь в 1943 г., в то время, когда промышленность сумела поставить ВС СССР 14400 ДШК и 43690 УБ, что было не так уж большое количество, в сравнении с потребностями фронта.

Для сравнения Вячеслав Владимирович привел опыт США – ВС США имели в своем распоряжении унифицированный крупнокалиберный пулемет Браунинг М2, выпускавшийся для СВ, ВВС и ВМФ в семи главных модификациях; за годы Второй мировой американская индустрия произвела более чем 2 млн. этих пулеметов.

Необходимость крупнокалиберного пулемета для РККА, причем не в то время, когда окажется, а к началу лета 1941 г. была для полковника очевидна – он через чур прекрасно не забывал рассказы отца о том, как германские самолеты непрерывно бомбили отечественные войска, практически ходя по головам – и кадровые дивизии РККА, в следствии, несли большие потери еще на марше, до вступления в боевое соприкосновение с Вермахтом. Отечественные зенитчики, имевшие в собственном распоряжении лишь счетверенные максимы, практически ничего не могли сделать – через чур не сильный были пулеметы винтовочного калибра для борьбы с надежно защищенными германскими самолетами.

Так, крупнокалиберные пулеметы, само собой разумеется, наровне с малокалиберными автоматическими пушками, были совсем нужны ПВО сухопутных армий.

Но, никак не меньше они были необходимы и для других задач – пехоте нужно было бороться с лёгкой бронетехникой и низколетящими самолётами, подавлять вражеские огневые точки, закрывать промежутки и стыки собственных подразделений, бороться с живой силой соперника на громадных расстояниях.

Никак не хуже он не забывал рассказы дяди, летчика-истребителя, сражавшегося в Испании, Корее, Египте, Вьетнаме – и, самое основное, прошедшего всю Великую Отечественную, с самого начала и до мая сорок пятого, действительно, с перерывами на лечение в больницах. Тот в полной мере без шуток вычислял одной из главных обстоятельств разгрома отечественных ВВС летом 41 года морально устаревшее авиационное оружие. Нет, умелый коммунистический ас не планировал отрицать высоких черт ШКАС – но, чтобы сбивать цельнометаллические истребители Люфтваффе с одного либо двух заходов, не говоря уже о бомбардировщиках, главным оружием советских истребителей летом 1941 г. должны были быть не пулеметы винтовочного калибра, пускай и лучшие в мире, а автоматические пушки и крупнокалиберные пулемёты.

Полковник отыскал в памяти рассказ дяди о том, как его эскадрилья сумела подловить эскадрилью германских бомбардировщиков Не-111, шедшую, вопреки простой германской практике, без истребительного прикрытия – и как приходилось прорываться через сверхплотный, по отечественным меркам, пламя оборонительного оружия считавшихся устаревшими бомбардировщиков Хейнкеля – кстати, по четыре пулемета винтовочного калибра и 20-мм пушке на каждой машине – как приходилось практически перчить из ШКАСов имевшие громадный запас прочности германские автомобили; и, какие конкретно наряду с этим были утраты.

Он не забывал и рассказы дяди о утратах отечественных бомбардировщиков, в подавляющем большинстве собственном не имевших ничего, не считая ШКАСов – в следствии прекрасно бронированные Мессершмитты имели возможность, минимально наряду с этим рискуя, сблизиться с отечественными автомобилями на пара десятков метров – и без всяких последствий сбивали их.

Так, была совсем очевидна необходимость иметь лишь в ВВС пара десятков тысяч крупнокалиберных авиационных пулеметов, освоенных и индустрией, и армиями.

Вячеслав Владимирович замечательно не забывал историю создания и советских, и зарубежных крупнокалиберных пулеметов – и, на данный момент думал над тем, как выкрутиться из весьма сложной ситуации.

В принципе, работу над крупнокалиберным пулеметом, имеющим калибр 12-20 мм, в СССР начали в 1925 г., первоначально забрав за базу германский ручной пулемет Дрейзе и британский патрон 12,7?81SR. Неспешно стало известно, что и с конструкцией не все хорошо, и патрон не хватает мощен для пулемета, главными задачами которого были борьба с низколетящими самолётами и лёгкой бронетехникой.

В 1930 г. был принят на вооружение патрон отечественной разработки 12,7?108, в просторечии узнаваемый, как 12,7 ДШК, а в первой половине 30-ых годов двадцатого века Дегтярев представил на опробования пулемет ДК. Нельзя сказать, что данный аппарат был безнадежно нехорош – в итоге, как раз в следствии его усовершенствования показался ДШК, прекрасно себя продемонстрировавший на протяжении Великой Отечественной; но с начальным вариантом дела обстояли совсем неоптимистично.

Пулемет был достаточно технологичен, имел приличный ресурс для предстоящей модернизации, но, пока, с темпом стрельбы, составлявшим 360 выстрелов/мин. и едой от дискового магазина, емкостью 30 патронов (все тот же лютейший недостаток железных патронных лент – магазин поставили не от хорошей судьбы. В.Т.), он был непригоден, мягко говоря, для применения в ПВО.

В принципе, эти недочёты были исправлены в ДШК – повышение темпа стрельбы до 550-600 выстрелов/мин., создание Шпагиным успешного механизма ленточного питания – все это разрешило создать весьма хороший крупнокалиберный пулемет. Были попытки сделать на базе ДК/ДШК летный пулемет – но успехом они не увенчались, потому, что темп стрельбы ДК/ДШК был очевидно недостаточен для авиапулемета.

Но основной проблемой было то, что ДШК был принят на вооружение лишь в 1938 г. – так что успеть наладить его массовое производство было практически нереально.

Еще более успешным пулеметом стал летный УБ – замечательный, легкий, надежный пулемет, показавшийся в следствии доработки Березиным собственного БС. Данный пулемет, при массе тела пулемета, составлявшей 21,5 кг (маленькой разброс в турельном и синхронном вариантах, чуть полегче в крыльевом), и, наряду с этим, имевший темп стрельбы 700-800 выстрелов/мин. в синхронном варианте и 800-1050 выстрелов/мин. – в крыльевом и турельном вариантах, превосходил собственного соперника Браунинг М2 в темпе стрельбы на 24%, в кинетической энергии на дульном срезе на 15%, массе секундного залпа практически в полтора раза.

Не составило бы особенной неприятности поставить УБ на пехотный треножный станок – и так РККА взяла бы хороший наземный пулемет.

Но одно обстоятельно перечеркивало все преимущества березы – он был принят на вооружение в апреле 1941 года, так что насытить им РККА и РККФ к началу лета 1941 года возможно было бы разве посредством чудесной палочки хорошей феи либо волосков из бороды старика Хоттабыча. Потому, что полковник Ленин, как и все советские генштабисты, был высокопробным, законченным материалистом – данный вариант, при всех его несомненных преимуществах, увы, отпадал.

Так, оставался лишь один вариант – американский Браунинг М2. История этого пулемета началась с создания Браунингом пулемета М1921. Пулемет был хорош, но имелись и, собственного рода, архаичные пережитки в конструкции.

По окончании смерти Браунинга совершенствованием конструкции занялся сперва основной конструктор компании Кольт Мур, а, после этого, в конце 20-х годов, к работе подключился один из лучших экспертов американской армии, инженер-оружейник, врач Грин. Как раз Грин создал детали пулемёта и унифицированные узлы, благодаря чему и произошло принятие на вооружение единого пулемета для СВ, ВМФ и ВВС; его разработками были единый рабочий механизм, универсальный лентоприемник, снабжавший подачу ленты и справа, и слева, и легкосменный ствол.

Все эти разработки были внедрены в 1927-1932 гг., так что к 1933 г. Браунинг М2, строго говоря, готовься к принятию на вооружение. В принципе, пулемет мог быть готов и раньше – его доработка сдерживалась катастрофической дефицитом средств у компании Кольт, в годы Великой Депрессии балансировавшей на грани банкротства; фактически, возможно выразиться и без того – Браунинг М2 во многом состоялся благодаря той помощи, которую оказывали конструкторам пара важных офицеров из Бюро Оружий ВМФ, выделявшие деньги на доработку пулемета из скудного бюджета кризисных лет.

Но, кроме того по окончании принятия Браунинга М2 на вооружение, в 1933 г., его производство сначала разворачивалось с большими трудностями – американская казна в эти годы никак не имела возможности похвастаться избытком денег.

Согласно точки зрения Вячеслава Владимировича, если бы в конце 1932 – начале 1933 года, в то время, когда Браунинг М2 уже готовься , но компания Кольт практически висела на волоске, нашелся солидный клиент, желающий купить лицензии и на пулемет, и на патрон .50 Браунинг, и, самое основное, завод по производству этих пулеметов – компания Кольт выразила бы самое горячее желание реализовать и первое, и второе, и третье – и, что важно, вероятнее, по примеру многих американских промышленников того времени, для которых советские заказы были спасением от банкротства, не только бы не запросила дорого, но реализовала бы все с минимальной наценкой.

Однако кроме того при наличии у компании Кольт самого тёплого жажды реализовать все вышеперечисленное, она не имела права сделать это без разрешения Госдепа – где весьма не обожали торговлю разработками новейших совокупностей оружия, и еще меньше – продажу оных горячо нелюбимым коммунистам. Так что с получением разрешения Государственного департамента США все должно было быть весьма и весьма сложно – но кое-какие мысли по поводу того, как все же добиться разрешения на такую сделку, у разведчика уже показались.

Нужно подметить, что в СССР замечательно знали данный пулемет, отдавали ему должное – и, более того, действительно трудились над принятием его на вооружение; столь высокая оценка разъяснялась легко – Браунинг М2 был вправду выдающимся пулеметом – достаточно технологичный и недорогой в производстве, весьма простой в обслуживании, только надежный, он владел и весьма хорошими ТТХ – масса тела пулемета 29 кг (для авиационного варианта), при темпе стрельбы 650-850 выстрелов/мин. Это выразилось в попытке переделки Браунинга М2 с родного патрона .50 Браунинг, он же 12,7?99, под коммунистический патрон 12,7?108 сперва на ковровском заводе №2 – в 1936 г. его пробовали подготовить к выпуску в качестве пехотного пулемета; после этого, в 1938-1939 гг. работа была продолжена в КБ-2 – тут уже трудились над авиационной версией, кстати, с успехом – пулемет прошел опробования, продемонстрировав и большой темп стрельбы – 950 выстрелов/мин., и умеренную массу – 25,4 кг, и хорошую живучесть – 24 000 выстрелов, но по невыясненым обстоятельствам так и не был принят на вооружение.

Эта переделка была в полной мере разумна в 1936-1939 гг., в то время, когда уже было налажено производство советских патронов 12,7?108.

Полковник же склонялся к иному варианту – не переделывать Браунинг М2 под отечественный патрон, и не копаться к его адаптацией к отечественному, лишь создававшемуся, нужно подметить, с превеликими мучениями, производству крупнокалиберных пулеметов – а попросту приобрести лицензии и на пулемет, и на патрон к нему, и завод по производству М2. С учетом того, что Браунинг М2 был полностью создан в том виде, в котором он провоевал всю Вторую Мировую, к началу 1933 года, то, с учетом более либо менее успешного утрясания приобретения, производства, монтажа и транспортировки оборудования, обучения экспертов, возможно было рассчитывать на начало массового производства Браунингов М2 во второй половине 30-ых годов двадцатого века – это означало, что кроме того в случае если будет производиться не 50-60 тысяч крупнокалиберных пулеметов в год, как в 1943-1945 годах, а хотя бы 20 тысяч, то к началу лета 1941 года Красная Армия будет в достаточной степени насыщена крупнокалиберными пулеметами.

Фактически, Браунинг М2 был единственным из лучших крупнокалиберных пулеметов Второй мировой, тихо укладывавшимся в сроки освоения в производстве и насыщения его армиями.

Еще одним большим преимуществом применения варианта, заключавшегося в принятии на вооружении Браунинга М2, была возможность применения японского опыта, в той его части, которая касалась создания авиационных пушек.

Кратко история приключений пулемета Браунинг в стране сакэ и гейш, сакуры и харакири смотрелась так. К концу 30-х годов японские армейские, за их сотрудниками из ведущих государств поняли недостаточность авиационных пулеметов винтовочного калибра – 30-е годы недаром считаются временем технической революции в авиации, соответственно, воздействие винтовочных пуль по скоростным монопланам кроме того смешанной конструкции, не говоря уже о цельнометаллических автомобилях – следовательно, японской армейской авиации позарез требовался крупнокалиберный пулемет.

Потому, что собственными разработок у японцев не было, для начала они постарались приобрести лицензию на новейший MG131 в Германии – но сейчас, на рубеже 1939-1940 годов, по окончании заключения разгрома Молотова-и пакта Риббентропа японских армий на Халхин-Голе, японо-германские отношения заметно охладились, исходя из этого немцы отказали в продаже лицензии. Тогда японцы обратились к итальянцам, благо Италия имела два в полной мере современных крупнокалиберных авиапулемета конструкции Бреда и Скотти – и итальянцы предоставили им данные по этим разработкам.

Вторым методом отправился известнейший японский оружейник этого времени генерал Намбу – дело в том, что наладив производство М2, американцы начали обширно торговать его морально устаревшим предшественником Браунинг М1921, в частности, ветхие пулеметы продавались в Китай, где кое-какие из них стали трофеями японской армии. Генерал Намбу занялся и совершенствованием конструкции Браунинга М1921, и его переделкой под принятый в японской армии итальянский патрон 12,7?81SR, потому, что и родной патрон 12,7?99, и германский Маузер 13?92 SR были сочтены избыточно замечательными. Изюминкой японского Браунинга, примененной генералом Намбу, чтобы компенсировать недостаточную энергию отдачи менее замечательного итальянского патрона, и, тем самым, избежать падения темпа стрельбы, стал дульный ускоритель-чашка – пороховые газы, выходящие из ствола при выстреле, мгновенно расширялись в данной чашке, тем самым влияя на дульный срез и толкая его назад.

Помимо этого, Намбу пара упростил конструкцию пулемета, приспосабливая ее к возможностям тогдашней оружейной индустрии Японии, отстававшей от главных соперников. Итог был ошеломляющим: кроме того с учетом того, что и конструкция Браунинга была не через чур хорошо приспособлена к работе с синхронизатором, давая падение темпа стрельбы, и менее замечательный патрон приводил к резкому понижению дульной энергии пулемета если сравнивать с прототипом, да и тогдашнее японское уровень качества выделки оружия, нужно сообщить, не блистало – пулемет Но-103, массой 23 кг, имел темп стрельбы 900 выстрелов/мин., действительно, в синхронном варианте темп понижался до 400-600 выстрелов/мин. – другими словами, японская версия Браунинга превосходила американский летный аналог AN/M2, и, как это ни неправдоподобно раздастся, не через чур очень сильно уступала американской послевоенной версии Браунинга AN/M3. Наряду с этим пулемет был создан в очень маленькие сроки – при начале работ в конце 30-х годов, Но-103 был принят на вооружение в осеннюю пору 1941 года.

На этом японцы не остановились – резонно сделав вывод, что одним из самые простых, недорогих и технологичных вариантов получения линейки авиационных пушек есть масштабирование успешного пулемета, они занялись созданием 20-мм пушки Но-5 на базе конструкции Браунинга, еще до принятия на вооружение пулемета Но-103.

Нужно заявить, что при Но-5 японцы кроме этого сумели добиться впечатляющего успеха – пушка массой 36,8 кг имела темп стрельбы 820-850 выстрелов/мин., действительно, с синхронным вариантом были те же неприятности, что и с остальными совокупностями Браунинга – его темп стрельбы составлял всего 500-550 выстрелов/мин. Второй вопрос, что такие высокие характеристики, при не через чур большой отдаче, были достигнуты за счет применения выстрелов маленькой мощности, очевидно, для орудия для того чтобы типа.

Однако пушка Но-5, имевшая начальную скорость восьмидесятиграммового боеприпаса в 735 м/с, снабжала действенную дальность стрельбы в 600 м, что было более чем достаточно для воздушного боя, в котором летчики-истребители, в большинстве случаев, открывают пламя с дистанции менее 100 м.

Нужно подметить, что в случае если саму пушку генерал Намбу сделал весьма скоро – она готовься уже к началу 1942 г., то с ее периферией появилась масса неприятностей – японцы так и не смогли сделать надежный электроспуск, так что было нужно Намбу изощряться с гидравликой. Не обращая внимания на это, Но-5 была потрясающе технологична – не смотря на то, что ее крупносерийный выпуск был начат лишь в конце 1944 года (не столь громадные серии выпускались с 1943 года), до конца войны, т.е. за два года, технологически отсталая японская индустрия успела произвести более чем 100 тысяч Но-5.

Но на этом японцы не остановились – в 1942 г., практически сразу после принятия на вооружение Но-5, японские армейские выдали ТЗ на пушки калибра 25-мм. В 1943 г. две такие пушки, кроме этого на базе конструкции Браунинга, под два различных патрона одного калибра, готовься к принятию на вооружение, но в серию не пошли – японская разведка сумела добыть данные об опробованиях в Соединенных Штатах стратегического бомбардировщика В-29, и японские армейские совсем справедливо сделали вывод, что боеприпаса калибром 25-мм, содержащего в 1,5 раза больше ВВ, чем 20-мм боеприпас, будет очевидно не хватает для противодействия новым американскими автомобилями.

Соответственно, были выданы ТЗ на пушки калибром 30 мм и 37 мм. Движение был совсем разумным – 30-мм боеприпас содержал в 2,25 раза больше ВВ, чем 20-мм, так что его разрушительное воздействие было намного больше.

Однако и 30-мм пушку Но-155, и 37-мм пушку Но-204 уже никак нельзя назвать масштабированными копиями пулемета Браунинга – пригодились и дополнительная помощь быстро потяжелевшего ствола, и дульный тормоз для гашения значительно увеличившейся отдачи.

Не удалось японским оружейникам и всецело выполнить поставленную перед ними задачу – сделать пушку Но-155 крупнокалиберным аналогом пушки Но-5, сохраняющим все преимущества 20-мм пушки, в частности высокую скорострельность, лёгкость и компактность.

Но, кроме того с учетом этого, результат впечатлял – пушка Но-155-I, имея длину 1,93 м и рекордно низкую для совокупности для того чтобы калибра массу в 50 кг, и наряду с этим имела темп стрельбы 450-500 выстрелов/мин. при начальной скорости боеприпаса массой 235 г, составлявшей 700 м/с, что снабжало действенную дальность стрельбы в 2 км. Что принципиально важно – в пушке имелась и правая, и левая подача ленты.

Имелся и компактный вариант Но-155 – пушка Но-155-II, укороченная до 1,51 м и облегченная до 43 кг; наряду с этим японцам, по их уверениям, удалось сохранить темп стрельбы и баллистику орудия, что, само собой разумеется, в части, касающейся баллистики, было очень вызывающе большие сомнения.

Источник: http://samlib.ru/t/tolstoj_w_i/kkpapimzarkka.shtml

ТОП 3 ЛУЧШИХ ПУЛЕМЕТА ТЕРРАРИИ! ТОП ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ/ terraria best weapon

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: