Красные крылья франции. французские самолеты и летчики на фронтах испанской гражданской войны

Авторское предисловие: Гражданская война в Испании как никакой второй европейский конфликт 20-30 годов XX века носила интернациональный темперамент — с обеих сторон сражались бессчётные зарубежные граждане. Причем среди них были и армейские эксперты, отправленные в том направлении по распоряжениям собственных кабинетов министров, и «идейные» добровольцы, и обычные «воины успеха». На стороне мятежников, как мы знаем, выступили Германия, Португалия и Италия, а вот национальный состав республиканских частей был значительно пестрее — не считая советских «спецов», в том направлении приехали защищать народовластие либо люди фактически со всех стран.

Объединенные общей идей добровольцы обычно имели очень поверхностное представление о армейском деле. В случае если в наземных битвах такие любители еще куда-то годились, то в авиации от них не было никакого толка. Исходя из этого неудивительно, что летный состав республиканских ВВС сначала был очень однороден — не считая кадровых испанских военных, оставшихся верными республике, на раннем этапе войны смогли показать себя лишь опытные французские летчики.

Помимо этого, Франция в начальный период конфликта стала главным поставщиком авиатехники для Испанской республики. В те дни как раз с автомобилей французского производства начиналась «испанская командировка» и для первых советских летчиков, прибывших в Испанию, причем как бомбардировщиков, так и истребителей. А Поликарпова и самолёты Туполева еще ожидали погрузки в советских портах либо плыли на пароходах по Тёмному и Средиземному морям.

О «французском нюансе» гражданской войны в испанском небе отправится отечественный рассказ.

В то время, когда всему миру стало известно о армейском мятеже в Испании, лишь два страны — Мексика и Франция сходу и безоговорочно поддержали республиканцев не только словами, но и делами. Кроме того коммунистический фаворит И.В.Сталин сначала колебался, стоит ли ввязываться в далекий и очень запутанный испанский конфликт с неясными возможностями. Но Франция, где в то время у власти пребывало социалистическое правительство Народного фронта, фактически сходу отозвалась на призыв испанских «левых» о помощи.

Уже 21 июля, другими словами через три дня по окончании начала восстания, в аэропорту Парижа «Ле Бурже» приземлился пассажирский DH.89 испанской компании LAPE. На его борту пребывала делегация во главе команданте Исмаэлем Варлета де ла Куинтана, прибывшая во Францию для заключения контрактов о поставках оружий. В следствии двухнедельных переговоров 4 августа был подписан договор на поставку шести бомбардировщиков «Потэз-540» и 14 истребителей «Девуатин-372».

Цифры выглядят не весьма внушительно, но это было лишь начало…

Красные крылья франции. французские самолеты и летчики на фронтах испанской гражданской войны

Итак, первыми более-менее новыми истребителями французского производства, каковые показались в небе Испании, стали «девуатины» D.371/372. Отличие между 371-й и 372-й модификациями пребывало в том, что первая была вооружена лишь пулеметами, а вторая имела возможность нести еще и 20-миллиметровые крыльевые пушки.

схемы и компоновка истребителя «Девуатин-371»

Ранее на вооружении испанских ВВС состояла лицензионная копия другого французского истребителя, созданного еще в 20-е годы, — полутораплана «Ньюпор-Деляж» NiD-52C.1. К началу гражданской войны эти автомобили морально устарели, но именно на них испанским пилотам было нужно вступать в первые схватки с итальянскими «фиатами» и германскими «хейнкелями».

«Девуатин» на этом фоне смотрелся более прогрессивно. Он был создан в первой половине 30-ых годов XX века и состоял на вооружении ВВС Франции, но выбор этой автомобили для поставок за Пиренеи был в какой-то мере случаен — забрали то, что было, как говорится, под рукой. Дело в том, что летом 1936 года Литовская республика заказала через компанию «Lior et Olivier Society» 14 истребителей D.372 для модернизации парка собственной истребительной авиации.

До тех пор пока подготавливалось подписание соглашения, литовские армейские решили отказаться от договора от пользу еще более перспективных истребителей и новых «Девуатин» D.510. Но «372-е» для литовцев французы уже успели собрать и по окончании некоторых колебаний решили реализовать их испанским республиканцам. Так, в Испанию попали первые 13 (один самолет из 14 закупленных разбили при перегонке) D.371/372.

Истребители литовского заказа, с которых «для проформы» сняли синхронизаторы и вооружение, были перегнаны французскими летчиками в Испанию с аэропорта «Тулуза — Франказаль» 7 — 9 августа 1936 года. По ходу увидим, что позже эти летчики составили костяк известной «Эскадры Эспанья». По окончании промежуточной посадки в Тулузе их путь лежал в Мадрид.

Тут самолеты «кустарно» вооружили двумя 7.7-мм синхропулеметами «Виккерс» (единственный тип авиапулемета, имевшийся на испанских складах до начала поставок советских оружий).

«Девуатины» прибыли в самый критический момент — большая часть армейских летчиков, каковые считались элитой испанских армии, участвовали в мятеже, а на стороне республиканцев их оставались считанные единицы. Понятное дело, что ни о каких слетанных подразделениях речи не шло, и республиканская авиация в тот момент представляла собой достаточно жалкое зрелище — в большинстве собственном устаревшие автомобили, на которых, вдобавок, практически некому было летать.

«Девуатины» сначала сосредоточили на двух столичных аэропортах — «Барахас» и «Хетафе», откуда немногочисленные летчики, оставшиеся верными республике, эпизодически делали боевые вылеты, по большей части, — на разведку. Один самолет уже 16 августа послали на юг, а 27 числа эта машина была сбита прямо над аэропортом «Кадис» итальянским пилотом сержантом Джиованни Магистрини, более известным в Испании под псевдонимом Майнетти (он погиб 4 ноября 1936 года в воздушном бою с И-15 над Мадридом).

По всей видимости, испанского летчика теньенте (лейтенанта) Антонио Харо Лопеса погубило боевых навыков и отсутствия опыта, поскольку до начала мятежа он летал лишь на гидропланах. Для итальянцев это была вторая воздушная победа в Испании.

В будущем «девуатины» использовались недалеко от Мадрида. Как раз тут французские их пилоты и истребители вписали славную страницу в историю гражданской войны в Испании. Первоначально их основной задачей было прикрытие бомбардировщиков «CASA-Бреге XIX» и «Потэз-540», каковые нападали наступающие колонны мятежников в районе Сьерра Гуадаррамы.

Прибытие в Испанию умелых французских летчиков на относительно новых автомобилях сходу сказалось на утратах авиации мятежников. Так, 31 августа летчики интернациональной эскадрильи «Лафайет» смогли сбить в одном бою сходу два «фиата». Но в тот же сутки мятежный пилот капитан Мигель Гарсия Прадо, летавший на стареньком «Ньюпоре-52» сумел сбить «Девуатин», что сопровождал «Потэз-540».

схемы и вариант окраски истребителя Nieuport-Delage NiD-52 (11-я истребительяная несколько)

2 сентября пара «девуатинов», кроме этого закрывавшая «Потэз», совершила бесплодный воздушный бой с германским «Хейнкелем-51», что пилотировал будущий ас №1 испанской войны Хоакин Гарсия Морато. Нужно подчернуть, что сентябрь 1936 года стал самым напряженным месяцем для экипажей «девуатинов». Французские летчики делали в сутки по 4 — 5 боевых вылетов.

Наряду с этим из-за поломок и потерь количество боеспособных автомобилей неуклонно уменьшалось.

К середине октября правительственная авиация недалеко от Мадрида понесла большие потери как в технике, так и в летном составе. Последние оставшиеся в строю «девуатины» решили перебросить на прикрытие порта Картахена, куда уже начали прибывать первые транспорты с советским оружием. Налетам итальянских бомбардировщиков «Савойя» республиканское руководство смогло противопоставить два «девуатина», один «Ньюпор» и один трофейный «Фиат» CR.32.

Кратко проследим судьбу поставленных из Франции истребителей. В воздушных битвах были сбиты четыре «девуатина»: три — недалеко от Мадрида и один, как уже упоминалось, — на юге (погиб один летчик). Еще пять самолетов было стёрто с лица земли либо без шуток повреждено при налетах авиации соперника, а шесть — разбились в авариях. Несоответствие числом возможно растолковать самоотверженной работой французских механиков, каковые прилагали максимальное колличество усилий, дабы вводить в строй поврежденные автомобили.

Попутно напомним, что летчики мятежников претендуют на 20 сбитых «девуатинов».

В конце 1936 года из Франции удалось взять еще пара D.371/372 (в числе которых были и два прототипа). Автомобили послали на вооружение организованной в середине 1937 года 71-й группы береговой обороны. Тут истребители вооружили советскими пулеметами ПВ-1, имевшимися в достаточном количестве.

По крайней мере, три «девуатина» дополнительно взяли крыльевые 20-мм пушки «Эрликон». Первоначально группу возглавил итальянский пилот словенского происхождение Иосип Кризай. В апреле 1938 года его поменял испанец Хозе Коррал, которому и было нужно пережить печаль поражения Республики.

71-я несколько летала на патрулирование с разных аэропортов, в числе которых именуют «Эль Кармоли», «Ла Апаресида», «Ла Рабасада», «Кастельон», «Реус» и «Баньолас». Аварии и разные поломки были не уникальностью, но большая часть из них обходилось без жертв: лишь 31 декабря 1938 года на протяжении аварийной посадки погиб сержант Антонио Бокуэр Мората.

Последним местом базирования группы стал «Баньолас». Именно на этом аэропорте все ее самолеты погибли под бомбами итальянских SM-79, летевших под прикрытием «Фиатов» из эскадрильи «Гамба ди ферро».

Еще одним истребителем французского производства, прошедшим боевое крещение за Пиренеями, стал «Луар-46» — очень уникальный самолет с высокорасположенным крылом типа «чайка». Для поставок в Испанию в последних числах Августа 1936 г. по звонку из Парижа на аэропорт «Виллакублэ» перегнали шесть таких автомобилей из 6-й истребительной эскадры французских ВВС. В том месте с их сняли оружие — по четыре 7.5-мм пулемета MAC.

А по окончании приезда летчиков — «перегонщиков» истребители послали по уже проторенному маршруту через Тулузу. На мадридские аэропорты они прибыли двумя группами с 5 по 7 сентября. Первоначально испанцы взяли лишь пять самолетов, поскольку шестой пострадал при промежуточной посадке в Франказале и по окончании полевого ремонта попал в Испанию через пара дней.

схемы и компоновка истребителя «Луар-46»

На месте «луары» скоро вооружили двумя пулеметами «Виккерс» и распределили между «Эскадрой Эспанья», 2-й интернациональной эскадрильей «Лафайет» и 11-й авиагруппой. Это подразделения считались самыми боеспособными и прекрасно оснащенными в республиканских ВВС. Первоначально только право на боевые вылеты имели лишь испанские летчики, что стало причиной законное недовольство французов.

Действительно, позже, в связи с ухудшением обстановки на «луарах» стали летать все, кто умел пилотировать эти автомобили.

Первый бой с участием новых истребителей случился 21 сентября над Толедо, но соперники разошлись без утрат. А через пять дней произошла и первая авария: испанский летчик Андрее Гарсия Лакаллье (закончил войну с 14 воздушными победами) из-за отказа двигателя при посадке разбил самолет. «Луар» было нужно списать, но летчик, что именуется, отделался легким испугом.

Через пара дней тот же Лакаллье стал косвенным виновником списания еще одного самолета — на протяжении воздушного боя он опустился через чур низко и был обстрелян вражескими воинами из стрелкового оружия. И не смотря на то, что ему удалось неудачно посадить «Луар» на собственных позициях, машина была стёрта с лица земли артналетом.

16 октября все республиканские истребители были брошены руководством на штурмовку армий мятежников недалеко от города Моцехон. Фалангисты также послали в бой все наличные силы. В следствии Гарсия Морато пополнил собственный счет одним сбитым «Луаром».

Это была последняя боевая акция истребителей данного типа на Мадридском и Толедском направлениях.

Оставшиеся две автомобили перебазировали на юг, где они сражались вместе с «ньюпорами» и «девуатинами». Действительно, продолжалось это недолго: один самолет был сбит в первом же воздушном бою, а второй без шуток поврежден на протяжении посадки несколькими днями позднее. Так закончилась маленькая история применения «луаров-46» в Испании.

Попали в Испанию и два пушечных истребителя «Девуатин» D.510T. Эти в полной мере современные самолеты были вооружены 20-мм мотор-пушками «Испано-Сюиза», стрелявшими через вал винта, и двумя 7.5-мм пулеметами МАС-34 в крыле. Потому, что «Интернациональный комитет по невмешательству в испанский конфликт» (полноправным участником которого, кстати, являлась Франция) наложил эмбарго на поставки оружия обеим вести войну сторонам, документы на продажу истребителей были составлены так, что клиентом «девуатинов» являлся … арабский эмират Хиджаз, о чем сам эмир этого полудикого страны, затерянного в аравийской пустыне, конечно, не имел ни мельчайшего понятия.

схемы, вариант и компоновка окраски истребителя «Девуатин» D.510

Первый самолет перегнал через Тулузу на испанский аэропорт «Эль Прат» летчик Анри Розэ. Второй имел значительные неприятности с двигателем, и потому его послали в Барселону наземным транспортом. Но во французскую прессу просочились сведения, что военное министерство реализовало в Испанию «новейшие тайные истребители».

Разразился скандал, и республиканское правительство было вынуждено вернуть во Францию двигатели вместе с пушечными установками.

А планеры «девуатинов» остались пылиться в ангаре на аэропорте «Сабадель», до тех пор пока на них случайно не наткнулся летчик из 71 -й группы французский доброволец Вильям Лабусье (кстати, один из немногих французов, каковые в Испании освоили истребители И-16). Он внес предложение поставить на самолеты советские двигатели М-100 с бомбардировщика СБ, благо те были копиями французских моторов «Испано Сюиза» Hs 12, ранее находившихся на «девуатинах».

Конечно, что о пушках речи не шло, ограничились стандартными в то время советскими 7.62-мм пулеметами ПВ-1. Скоро дело было сделано, и два истребителя пополнили 71-ю группу.

Тут из них вместе с трофейным «Фиатом» организовали звено. Один «Девуатин» разбился при посадке в конце 1938 года и больше не восстанавливался, а второй был стёрт с лица земли на протяжении уже упоминавшегося налета итальянцев на Баньонес. Но до собственной смерти один из этих истребителей под управлением испанского летчика Хосе Кораля одержал выдающуюся победу.

В ночь с 21 на 22 марта 1938 года на протяжении очередного рейда германских двухмоторных поплавковых бомбардировщиков «Хейнкель» Не 59В из «Легиона Кондор», базировавшихся на Мальорке, с республиканского аэропорта «Реус» взлетел на перехват единственный истребитель. В следствии маленького боя один из «хейнкелей» вспыхнул и упал на берег. В его обломках погиб целый экипаж в составе обер-лейтенанта Хайо Юргенса, лейтенанта Карла Цункера и сержантов Юрта Кейтцеля и Курта Вернера.

Стоит упомянуть и о нескольких устаревших истребителях французского производства, каковые кроме этого попали в Испанию.

В августе 1936 года в отрезанную мятежниками от главной территории Испанской республики Страну басков Эускади прибыло пара истребителей «Гурду-Лезье» GL.32, закупленных баскским правительством, которое владело определенной независимостью от центральных правительства в вопросах обороны. Поставки ограничились четырьмя автомобилями, причем самолеты были далеко не новые и забранные не из строевых частей, а из летных школ. При перегонке они взяли французские регистрационные коды.

В октябре 1936 года баски купили еще две автомобили этого типа (бортовые коды — F-APPX и F-APPZ), каковые перегнали французские летчики Марсель Серрэ и Улиссес Горсэ.

Самолеты были включены в состав так именуемого «Цирка Кроне» и базировались на аэропорт «Ла Альберисия» неподалеку от Сантандера. Об их боевой работе известно мало, но, Наверное, она была очень интенсивной, поскольку по окончании захвата франкистами Сантандера им в руки достались лишь обломки одного «Гурду-Лезье» — все остальные были стёрты с лица земли на протяжении налетов либо погибли в боевых вылетах.

Еще одним «древним раритетом» являлся «Спад-51» — истребитель, созданный скоро по окончании Первой Мировой и по окончании списания из французских ВВС закупленный Арагонском авиклубом. С началом гражданской войны ему снова было нужно «подняться в строй», но, не обращая внимания на постоянный недостаток самолетов в республиканских ВВС, в битвах он уже не принимал участие, ввиду явной ветхости.

Но в западной авиационной печати частенько видятся фотографии радующихся итальянских армейских, каковые с наслаждением позировали на его фоне по окончании захвата аэропорта, на краю которого данный бывший истребитель простоял всю войну. По всей видимости, эти же снимки и послужили основанием для утверждений некоторых историков, что испанский «Спад-51» использовался на фронте а также был сбит в воздушном бою!

Примечательна история боевого применения еще одного истребителя, кроме этого попавшего в Испанию в единственном числе — «Блерио-Спад 91». Данный ветхий самолет, созданный во второй половине 20-ых годов XX века, в один из сентябрьских дней 1936-го прилетел из Франции под управлением пилота М. Ландри. По окончании посадки в Эль Прате самолет опробовал в полете второй французский летчик Абель Гуиде, а после этого он же перегнал его в Мадрид.

В том месте машину включили в состав «Эскадры Эспанья». Истребитель совершил пара боевых вылетов, к примеру, в октябре французские летчики закрывали «потезы-540» в районе Моцейона, причем тогда им было нужно выдержать бой с «фиатами».

Появление у республиканцев «нового» самолета не прошло незамеченным для их соперников, каковые назвали его в собственных коммюнике «Спадом-510». Как раз так и был записан данный «Блерио-Спад 91» в летной книжке итальянского добровольца Монтеньякко, сбившего его в сражении над Хетафе 21 октября 1936 года.

Перейдем сейчас к рассказу о французских бомбардировщиках, «отметившихся» в войне за Пиренеями. Самым распространенным из них был двухмоторный «Потэз» Р.540 (либо легко «Потэз-540»). Всего на Пиренеи попало около 20 автомобилей данного типа.

Хотелось бы остановиться всего на одном моменте — смерти одного из «потэзов» 10 ноября 1936 г. и связанным с ней разным предположениям случившегося. Кратко отметим, что в соответствии с официальной республиканской версии, «Потэз-540» с бортовой литерой «А» из состава «Эскадры Эспанья» был сбит огнем с почвы. Начальник экипажа — гражданин СССР и выходец из Италии Примо Джибелли попал в плен и был зверски замучен. А на следующий сутки франкисты скинули с парашютом на аэропорт базирования французов ящик с покалеченным запиской и телом пилота — предупреждением:

«Так будет с каждым чужестранцем».

Эта версия стала широко распространена в советской печати и была обрисована французским писателем Андрэ Мальро в его романе «Надежда», посвященном гражданской войне в Испании.

Но, очевидно, существует еще и официальная версия противоположной стороны, в соответствии с которой все вышесказанное есть клеветническим выдумкой. Самая последняя по времени реконструкция событий 10 ноября размещена в испанском издании «Военная история» (Historia Militar) за ноябрь 2000 года. В статье «EI macabro cajyn» ее создатель в первый раз вводит в научный оборот отысканный им в архиве города Авилы документ: «Boletin de operaciones N.233bis of the Jefatura de las Fuerzas Aereas», датированный 10 ноября 1936 года. Документ весьма интересный и стоит того, что привести его всецело:

«Вылеты с Алькалы и малоизвестного аэропорта:

В 8:30 два «потэза» взлетели с задачей бомбардировки целей, намеченных руководством на сутки. На протяжении пролета к востоку от Аль-корсина (Alcorcyn) они были обстреляны из зенитных орудий. «Потэз» «А» в следствии был сбит. Из его экипажа ни один человек не парашютировался.

Самолет разбился к северо-востоку от Алькорсина, междугородом, железной дорогой и домом маркиза Бальдераса. Второй самолет возвратился на аэропорт, не сделав бомбометания.

Экипаж сбитого самолета — первый пилот Кольдеро, второй — сержант Поль, стрелки сержант Шардель, сержант Гамеро, сержант Кото, корпорал Вирджилио Гонсалес, и навигатор Монтилла.

С малоизвестного аэропорта в 07:30 встали восемь истребителей для прикрытия рейда «потэзов». Но они не смогли отыскать бомбардировщики и отправились в район Мадрида и Касса де Кампо. По окончании атаки наземных вражеских армий они приземлились удачно в 8:20».

Испанский создатель посвятил собственную статью опровержению «республиканской» версии относительно судьбы первого пилота сбитой автомобили «Кольдеро» (таковой псевдоним носил Примо Джибелли в Испании). Опираясь на приведенный тут документ, он говорит, что Джибелли не выпрыгнул с парашютом, а погиб еще в воздухе либо при падении бомбардировщика на землю вместе с остальными участниками собственного экипажа. А по окончании того, как место падения было найдено, а тела — опознаны, кому-то из франкистов пришла в голову идея скинуть республиканцам труп «Кольдеро», дабы таким кощунственным методом предотвратить и запугать чужестранцев, воюющих в рядах правительственных армий.

В принципе, обе предположения есть в праве на существование. В условиях ожесточённой гражданской войны было вероятно всё — как зверское убийство военнопленного одной из сторон, так и агитационный вымысел этого второй стороной с целью очернения и дискредитации соперника…

Не считая «потэзов», в Испании сражались и другие французские двухмоторные бомбардировщики — «Блок» MB.200 и MB.210. Но этих автомобилей было мало и заметной роли они не сыграли. «200-х» поступило всего два самолета. Они были приобретены на средства, собранные рабочими французской компании «Burdeos».

Самолеты прибыли в Испанию 20 августа 1936 г. Об их дальнейшей судьбе и боевой работе никакой информации нет.

Больше известно об MB.210. Не смотря на то, что источники расходятся числом поставленных в Испанию автомобилей этого типа (по одним -три, по вторым — четыре), все они едины в том, что первый таковой бомбардировщик прибыл в августе 1936 г. Его пригнал в Барселону француз Лионель де Мармие. Самолет поступил на вооружение «Эскадры Эспанья».

Еще одну машину в декабре того же года перегнал из Парижа летчик Винсент Шмидт.

В декабре из трех МВ.210 организовали так именуемую «Групо Блок», которую возглавил Хуан де ла Рокетт, ранее летавший на «Потэзе-540». В начале 1937-го пара МВ.210 употреблялась для патрулирования каталонского побережья. Позднее их передали в 11-ю группу ночных бомбардировщиков.

В составе данной группы «блоки» совершили пара ночных налетов на Мальорку, причем в один раз один из них был поврежден огнем с почвы.

Из французских легких бомбардировщиков, не считая обширно распространенных «Бреге XIX» (это были автомобили испанской сборки, исходя из этого они выходят за рамки данной статьи), упомянем бипланы «Потэз-25», каковые закупались как баскским, так и центральным кабинетами министров. Баски купили 25 автомобилей с мотолрами Бристоль «Юпитер» (находились на самолетах, первоначально заказанных Латвией) и «Лоррэн-Дитрих» 12Еb (стандартные двигатели автомобилей французских ВВС). Употреблялись они ограниченно, в первую очередь, из-за собственных «страшных» (по отзывам пилотов) летных черт.
Позднее, в середине 1937 года испанское правительство приобрело еще пара одномоторных «потэзов» с двигателями «Сальмсон». Но, по всей видимости, эти автомобили ни при каких обстоятельствах не использовались на фронте, поскольку были распределены между летной школой в Мурсии и прибрежными аэропортами. Позднее оставшиеся в строю аппараты сосредоточили в 11 -й группе ночных бомбардировщиков.

Примечательно, что, по крайней мере, один «Потэз-25» применяли мятежники. И попал он к ним достаточно экзотическим образом. 28 октября 1936 года на аэропорте «Тетуан» (Испанское Марокко) приземлился легкий бомбардировщик французских колониальных ВВС, пилот которого со известной фамилией Бальзак убегал, дабы, как он выразился, «сражаться с коммунизмом».

О предстоящей судьбе этого летчика никаких упоминаний отыскать не удалось, но на самолет франкисты нанесли собственные эмблемы и какое-то время применяли в качестве учебного.

Одним из самые экзотических «франкоиспанцев» в республиканских ВВС был единственный экземпляр разведчика-бомбардировщика «Бреге-460». Данный самолет не приняли на вооружение 80 Франции, а его прототип остался на компании «Бреге». Дабы компенсировать затраты на его сооружение, а заодно и прорекламировать машину в расчете на вероятных зарубежных клиентов, умелый самолет решили послать в Испанию.

В последних числах Декабря 1936 г. «Бреге» из Парижа через Тулузу прилетел в Каталонию. В том месте на него установили три пулемета «подвески» и Виккерс на 1080 кг. бомб.

Анализ документов тех лет и более поздней информации разрешает сделать вывод, что «Бреге» легко разочаровал республиканских авиаторов. К примеру, вместо заявленной французами номинальной мощности в 950 л.с, его моторы развивали всего 850 л.с. Соответственно, большая скорость была не 402 км/ч, как значилось в документах, а 384 км/ч.

Но, кроме того с этими чертями «Бреге-460», несомненно, являлся одним из лучших республиканских бомбардировщиков. Но он опоздал показать собственных боевых качеств: уже 5 марта 1937 г. данный самолет не возвратился из разведывательного полета в район Малаги. По одной из предположений он нашёл эскадру франкистов и был сбит зенитным огнем крейсера «Канариас». по второй, менее смелой, — из-за нехорошей погоды.

Транспортных самолетов французского производства в республиканских ВВС известно много. Часть из них до войны эксплуатировалась компанией LAPE, остальные были приобретены позднее.

Возможно, самыми распространенными являлись «латэкоры» L-28. Восемь таких автомобилей «прокачали» через гражданскую авиакомпанию «Эйр Франс». Проследить судьбу всех самолетов весьма непросто, поскольку, в отличие от боевых автомобилей, в военных сводках они практически не упоминаются. Но как мы знаем, что один самолет включили в состав 3-й эскадрильи где применяли его в качестве импровизированного бомбардировщика.

Это подразделение в начале войны послали в Арагон и скоро оно стало известно называющиеся «Алас Рохас» («Красные Крылья»).

19 сентября «Латэкор» был подбит огнем с почвы. Пилот Рауль Делажэ был ранен, но смог перетянуть через линию фронта и приземлиться на собственной територии, но позднее погиб в военного госпиталь. Машину не восстанавливали.

Кстати, в той же эскадрилье состоял на вооружении еще один транспортный самолет французского производства — маленькой «Фарман-194».

Из компании LAPE были кроме этого реквизированы, по крайней мере, один «Бреге» 26Т и один «Бреге» 470Т (бортовой код ЕС-АНС).

По окончании захвата северных провинций Испании мятежникам среди другого достался бывший республиканский «Кодрон» С.488. О самой машине и о том, как она попала в Испанию, ничего не известно. На основании имеющихся фотографий возможно заявить, что самолет нес французские регистрационные коды, поверх которых нарисовали красные полосы.

К этому небходимо отметить, что в самой Франции было выстроено всего семь таких самолетов.

В «Эскадре Эспанья» кроме этого эксплуатировался один «Луар-Оливье 213», летавший в окраске компании «Эйр Юнион». Данный двухмоторный транспортник употреблялся в качестве бомбардировщика, и в одном из вылетов на Толедском участке фронта был сбит.

Развертывание полномасштабной войны в воздухе потребовало от Республики подготовки громадного количества новых летчиков. Потому решили приобрести пара десятков учебных автомобилей в различных государствах, в первую очередь, само собой разумеется, в соседней Франции. Больше всего (около десятка) купили «кодронов» С.600, каковые поступили в летную школу «Эль Кармоли» и употреблялись для подготовки пилотов впредь до конца войны.

Именно на этих автомобилях советские и испанские инструкторы контролировали летную подготовку только что прибывших добровольцев и иностранных наёмников.

Кроме этого использовались самолеты Кодрон «Люсиоль» и один «Анрио» Н-439, употреблявшийся в «Эль Кармоли» для отработки ночных полетов. В том месте же и в второй авиашколе — «Ла Рибера» числились пара учебных бипланов «Романо» R-82. В «Ла Рибере» эксплуатировались и два «Морана-Солнье» MS-233, попавшие в Испанию в начале 1937 г.

Наравне с «полуофициальными» поставками 8 Испанию широким потоком шли «контрабандные» самолеты, в большинстве собственном негодные к боевому применению. Так, к примеру, узнаваемый пилотажник Марсель Дорэ реализовал испанцам собственный акробатический «Девуатин» D.53. За Пиренеи попал и ветхий «Блерио-111», в свое время созданный для авиагонок по автостраде Лондон — Мельбурн.

Такие самолеты приобретались частными гражданами, а после этого нелегально перелетали в Испанию. Всего испанское правительство закупило около 400 аналогичных автомобилей, большая часть из которых не совершило ни одного боевого вылета.

***

В один момент с закупкой самолетов испанские должностные лица с самого начала войны обговаривали возможность найма французских авиаторов для перегонки закупленной авитехники, поскольку отвлекать маленьких республиканских пилотов с фронта не было никакой возможности. Понятное дело, что таковой щекотливый вопрос официально не решался («Комитет по невмешательству» строго смотрел за недопущением отправки наемников), а потому министр авиации Франции — горячий сторонник и член компартии испанских республиканцев Пьер Кот попросил заняться этим «на публичных началах» писателя-коммуниста, громадного энтузиаста авиации и собственного личного приятеля Андрэ Мальро.

Мальро взял на себя решение и руководство вопросов организационного характера, а яркий отбор летного состава вел узнаваемый французский летчик, создатель 20 мировых рекордов Люсьен Боссотро. В его распоряжение предоставили перечни армейских пилотов-резервистов. Помимо этого, был издан приказ, разрешающий «временно увольняться» из армии техникам и лётчикам, каковые прямиком направлялись в Испанию.

Таким методом, к примеру, попал на войну лейтенант Виктор Вениэль (забравший себе псевдоним «Фернандес Руис»).

Мальро также показал инициативу, и упор в собственной работе сделал на гражданских летчиков, каковые в тот период переживали сложный период, хватаясь практически за любую возможность подзаработать. Помимо этого, автор совершил громадную работу по привлечению ветеранов Первой мировой и «воздушных воинов успеха», возвратившихся из Африки, Китая либо Южной Америки.

Но первыми пилотами, завербованными Мальро стали специалисты: Абель Гуидэ, Жан Дарри, Виктор Вениэль, Жан Лабиттэ, Адриен Матерон, Кастанеда ди Кампо, Франсис Пулэйн, Франсис Буржо, Клейн и Рэне Иссарч. Кроме этого в эту первую группу вошли два русских эмигранта — некие «Гончаров» и «Иванов» (по всей видимости, бывшие белые летчики забрали себе псевдонимы).

Судьбу «Гончарова» проследить не удалось, а вот «Иванов» летал в качестве бортстрелка на «Потэзе-540» и упоминание о нем возможно отыскать в советской мемуарной литературе. С ними заключили стандартные договора от имени испанского правительства с выплатой 50 тысяч франков в месяц и страховкой в 500 тысяч песет.

Степень подготовки, и летный и боевой опыт завербованных для работы в Испании пилотов были разны. Среди них виделись и настоящие ветераны, наподобие Жана Дарри (в Испании «Хулио Дориа Альварес»), вести войну еще в Первую мировую и одержавшего на ней шесть воздушных побед. По окончании войны он вместе с Фрэнсисом Буржо отправился в Штаты, где трудился на известного гангстера Джона Дилинджера, перевозя через границу контрабандный алкоголь.

К моменту заключения «испанского» договора ему исполнился 41 год.

Примечательно, что кое-кто во Франции прилагал упрочнения и в противоположном направлении. Так, профаш

Советские добровольцы на испанской гражданской войне

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: