Корабли были 4-х орудийны соединенного флота

      Комментарии к записи Корабли были 4-х орудийны соединенного флота отключены

Корабли были 4-х орудийны соединенного флота

В Портсумртской мине, по идее Нагато должен был быть 4-х орудийным. Но как постоянно бывает, мелькнула идея что не только не сильный возможно сделать 4-х орудийным, но и тип Ямасиро и Исэ.

***

По окончании окончания войны с Россией линкорный флот Японии был в курьезном положении: более половины его составляли трофейные русские суда, считавшиеся устаревшими еще тогда, в то время, когда они входили в состав собственного флота. Дело мало исправила достройка заложенных еще в войну броненосцев и “громадных крейсеров”, но ненадолго. Появление Дредноута поставило японцев, действительно начавших вспоминать о превращении Тихого океана в “собственные воды”, в тяжелое положение.

Русские “трофеи” совсем утратили какую-либо боевую сокровище, так же как и остальные ветераны закончившейся всего несколько лет назад войны. Дальневосточной империи предстояло всецело обновить собственный линейный флот.

Для Японии такая необходимость граничила с национальной трагедией. Экономика страны-победительницы пребывала в еще более тягостном состоянии, чем у побежденной и претерпевшей попытку революции России. Вот лишь в России весьма не кстати стартовала кораблестроительная программа реванша. В базе данной программы были суда каковые должны были быть в двое посильнее японских судов — нивелируя так численность.

Да кроме того в случае если Российская Федерация и не закладывала бы собственные суда с четырехорудийными башнями, опасность воображала сама война — новый удар по экономике (предположительно в 1909 году) растущий дракон имел возможность не выдержать.

Единственной базой дальнейшего развития и обеспечения безопасности маленькой островной страны, лишенной запасов сырья, оставались замечательные морские силы. И что бы противостоять русским требовались суда нового типа — дредноуты. Исходя из этого, по плану японских политиков, постройка линейных кораблей не должна прекращаться ни на один год.

По иронии судьбы, японские адмиралы на своем опыте убедились в необходимости линейных кораблей с однородной крупнокалиберной артиллерией, и рано — раньше многих других государств — они заинтересовались проектами аналогичных судов (не смотря на то, что Японии и не удалось попасть в число фаворитов “дредноутской гонки”). Еще шла война, в то время, когда британские конструкторы из компании “Виккерс” выложили своим дорогим союзникам чертежи замечательных крейсеров и броненосцев, вооруженных бессчётными пушками калибром 10-12 дюймов.

Уже в 1907 году предусматривалась постройка двух линейных кораблей с турбинными установками, вооруженных десятью 12-дюймовыми орудиями. Но состояние экономики вынудило отложить эти замыслы на неизвестное время. Военно-морским деятелям было нужно затратить много сил и призвать на помощь всю собственную популярность.

Наконец, в 1909 году на стапелях двух наибольших арсеналов в Курэ и Йокосуке, ставших главными поставщиками линейных кораблей, были заложены Кавачи и Сутцу — первые японские дредноуты.

Но, дредноутами их можно считать только с некоей натяжкой. Дело в том, что орудия в двух концевых башнях отличались от пушек, расположенных в четырех установках по бортам в середине корабля, не смотря на то, что и имели однообразный с ними калибр — 305 мм. Но протяженность ствола, а следовательно, и баллистика были различными. Исходя из этого задача артиллерийских офицеров неимоверно осложнялась, в особенности при стрельбе на громадных расстояниях.

Конечно же, ни о какой совокупности центральной наводки в таких условиях не было возможности и думать. Из-за для того чтобы более чем необычного ответа, позванного сроками и экономией, кое-какие эксперты так и не признавали в Кавачи и Сетцу дредноуты, считая их судами “переходного” типа наподобие их предшественников — Аки и Сатцума.

В сущности, проект Сетцу являлся пара увеличенным Аки, с сохранением фактически всех внутреннего расположения и внешних признаков. Изменилась “начинка”: на судах установили турбины, изготовленные в Японии по лицензии американских компаний. Броневой пояс в центре был утолщен до 12 дюймов, а часть 120-мм орудий заменена на 6-дюймовые.

В общем, первые претенденты на роль дредноутов на Дальнем Востоке были не через чур успешными: “пестрота” их оружия кидалась в глаза. Кроме двух видов 12-дюймовок, они имели на борту еще 152-мм, 120-мм и 80-мм орудия, причем последние — кроме этого двух моделей! Скорость, не обращая внимания на применение турбин, кроме этого была не на высоте, достигая всего 20 узлов. Но дабы выстроить кроме того такие суда, японцам было нужно напрячь все собственные силы.

И все же всецело совладать с задачей самостоятельно не удалось: практически четверть материалов было нужно везти из Англии и США.

Ясно, что не в полной мере качественные полудредноуты не могли отвечать новым требованиям. А русские тем временем, достраивали (в рамках проклятой программы реванша) собственные дредноуты — типа Севастополь.

1912 год давал слово быть для Японии весьма страшным. В случае если Российская Федерация все же решится на войну, то шансов на победу было мало. Русские дредноуты превосходили японские по всем параметрам — орудиям, водоизмещении, бронированнии а также скорости.

Вторыми словами русские имели возможность как навязать бой, так и без всяких последствий уйти…

Но Япония не сдавалась без боя (тем более что угроза войны уже отошла). Уже при постройке Кавачи и Сетцу стало ясно, что такие суда не смогут стать базой флота на ближайшие 15-20 лет. Требовалось радикальное ответ.

Неудивительно, что не имевшим должного кораблестроительного опыта японцам было нужно в очередной раз обратиться к наставникам главным и своим друзьям — британцам. Потому, что теория японского флота предусматривала иметь равное количество линейных крейсеров и линкоров, следующая пара предполагалась как раз в качестве наследников крейсеров Камимуры.

Проект разрабатывался известнейшей компанией “Виккерс” с учетом всех новейших технических ответов, имевшихся в то время в английском флоте. В следствии Конго — так именовался первый из четырех “горных вершин” — был к моменту вступления в строй более замечательной боевой единицей, чем британский линейный крейсер Лайон.

Главным “гвоздем” проекта стали орудия. В первый раз в мире на борту дредноута установили 14-дюймовые пушки, дальность стрельбы которых ограничивалась только видимостью горизонта. Японцы скоро “приспособили” английский презент, приняв его в качестве главного калибра для собственных линейных кораблей.

Но Япония не хотела все время пользоваться милостью собственных покровителей, каковые медлительно, но неуклонно становились соперниками в борьбе за влияние на Дальнем Востоке. Исходя из этого только первый корабль серии — Конго — строился на верфях Виккерса. Второй линейный крейсер, Хиэй, заложили на стапеле арсенала в Йокосуке.

Он строился не смотря на то, что и по британским чертежам, но японскими инженерами.

Проект крейсера-дредноута произвел яркое впечатление, и было издано постановление о постройке еще двух судов того же типа. Но все стапели национальных верфей, готовые к постройке столь больших судов, были занятыми, и японские военно-морские круги в первый раз доверили постройку основных сил флота частным компаниям “Кавасаки” и “Мицубиси”.

Проект Конго был воистину “золотым дном” для японцев, каковые по окончании получения чертежей в хорошем темпе принялись разрабатывать на его базе линкор: сделали броню потолще, убрали часть котлов, втиснув на их место еще несколько орудийных башен. Несуразные, нужно сообщить, суда оказались. Но очень страшные. Самые долгие в мире линейные корабли с рекордным числом двухорудийных башен главного калибра — целых шесть штук.

Он имел на вооружении все те же 14-дюймовые пушки, но за счет понижения скорости их число увеличилось с 8 до 12. А броневую защиту пояса удалось довести до 12 дюймов, не смотря на то, что лишь в течении центральной части корпуса. Полное водоизмещение Фусо и Ямасиро приблизилось уже к 35 тысячам тысячь киллограм.

Но проект был кардинальным образом пересмотрен. Не смотря на то, что Российская Федерация отказалась от реванша еще до начавшейся в Европе войны, новая русско-японская война (предположительно в первой половине 20-ых годов XX века) не исключалась. В этот самый момент встал вопрос — чем будет сражаться Российская Федерация, и возможно ли это применять?

И в случае если Россия делает ставку на 4-х орудийные башни, то может и Японии пойти этим же методом?!

Приверженцы спаренных орудий говорили о том, что повреждение одной башни выводит из действия одну шестую, тогда как у русских выведет сходу треть.

Приверженцы 4-х орудийных башен приводили собственные доводы: эргономичное размещение погребов боезапаса, броней нужно было прикрыть довольно малый участок. Не мало ответственным доводом, было понижение веса. И наконец — броненосцы никто не осуждал за две башни (утрата 50% огневой мощи)

За три года, прошедшие с момента вступления в строй Сетцу и Кавачи, японские инженеры совершили огромный скачок. По окончании неудачных полудредноутов флот Страны восходящего солнца взял несколько весьма сильных линейных кораблей.

Сейчас Объединенный флот имел либо должен был вот-вот взять 4 линейных крейсера и лишь 2 современных линейного корабля. “Перекос” следовало срочно ликвидировать, и продолжение программы не вынудило себя ожидать. Фусо лишь приступил к опробованиям автомобилей, в то время, когда на стапелях все тех же компаний “Кавасаки” и “Мицубиси” состоялась закладка двух новых линейных кораблей. Проект Исэ являлся логическим развитием Фусо.

Уже на протяжении постройки 152-мм пушки противоминной артиллерии решили заменить на новые 140-мм орудия, кроме этого созданные в Англии специально для не высокий японских моряков, которым было тяжеловато “кантовать” 45-килограммовые шестидюймовые боеприпасы. Заодно с заменой орудий пара уменьшилось и бронирование их казематов, а четыре вспомогательных установки остались вовсе без брони. За данный счет удалось расширить территорию борта по ватерлинии, защищенной 305-мм плитами.

Все же и Фусо и Исэ несли на себе отпечаток английского влияния. Лишь следующую несколько линейных кораблей, Нагато и Мутцу, возможно назвать всецело японскими судами. Проект, автором которого стал один из самых талантливых конструкторов, капитан 1-го ранга Хирага, на этот раз создавался “с чистого страницы”.

Сохранив русскую схему размещения основной артиллерии в трех башнях: одна в носу и две на корме, новые сверхдредноуты взяли силуэт, что с годами начал связываться как раз с японскими судами. Характерными стали красиво изогнутый шнобель и в первый раз показавшаяся массивная передняя мачта-надстройка, из-за обилия мостиков, переходов и рубок взявшая у американцев полупрезрительное наименование “пагоды”.

Вправду, инженеры решили создать конструкцию, которую запрещено “свалить” попаданием кроме того самого крупнокалиберного боеприпаса. В случае если учителя-британцы ограничивались треногими мачтами, то их образцовые ученики установили массивную семиногую, центральный ствол которой воображал собой шахту лифта, бегавшего вверх-вниз — от палубы до центрального артиллерийского поста на топе мачты. Непременно, такое сооружение выяснилось совсем “неубиваемым”, но историки и английские специалисты впредь до настоящего времени постоянно напоминают , что их трех “ног” выяснилось вполне достаточно для сохранения мачт кроме того при прямых попаданиях.

Нагато и Мутцу вошли в строй в 1920-1921 годах, в то время, когда изнемогавшая по окончании завершения войны мировая экономика потребовала не гонки морских оружий, а их сокращения.

Но Страна Восходящего солнца была на подъеме и в первой половине 20-ых годов XX века приступила к постройке судов нового поколения. Стартовавшая программа 8+8 предполагала, что Япония возьмёт 16 новых линейных крейсеров и линкоров с 16-дюймовыми орудиями.

Линейные крейсера типа Амаги

Вашингтонское соглашение 1922 года поставило крест на новых японских дредноутов.

Бунт на кораблях: Турция ищет мятежный флот

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: