История как капуста или пушечная драма авиации красной армии

Выкладываю на сайт занимательные статьи из жж одного из ведущих русских историков авиации глубокоуважаемого Андрея Фирсова.

Узнаваемый персонаж из мультика «Шрек» растолковывал Ослу: «Гиганты такие же многослойные, как капуста!» В смысле, не требуется делать выводы по всему кочану лишь по верхнему листочку. Копание в Истории кроме этого напоминает постепенное «раздевание» капустного качена. И ни при каких обстоятельствах не знаешь, в то время, когда доберешься до конца, до кочерыжки, и какое количество в том месте еще листьев…

Навела на это сравнение история оружейного ОКБ-16 Якова Таубина, в ретроспективе, как она преподносилась в литературе. Что о нем было известно в период СССР? Да практически ничего: было сделано пара опытных образцов «необычных» авиационных совокупностей, типа 23-мм пушки с магазинным едой («громадная такая дура сбоку»), которая не отправилась, да крупнокалиберный пулемет.

Но Бюро однако успело отметиться в истории…

«Перестройка» вскрыла данный «капустный лист» и нежданно оказалось, что Таубин был одним из первых конструкторов в полной мере доведенного пехотного автоматического гранатомета. Задолго до Вьетнамской войны, в то время, когда эта совокупность стала общепринятой в армиях мира. Гений, возможно сообщить.

В один момент поступила информация, что Таубин был репрессирован «кровавым ЧК» наровне с «такими известными конструкторскими бюро, как Гроховского, Курчевского, «Дирижабльстрой», Остехбюро…» (с) Одной еще не изданной статьи. Непонятый, в общем. Ну, не обожали в НКВД «гениев», принципиально.

Из-за чего, действительно, было неясно. Тогда.

Позже, по мере открытия архивов, стало больше известно о деятельности ОКБ-16 Таубина. Вскрылась не весьма приятная картина: созданные им 23-мм пушка МП-6 и 12,7-мм пулемет АН-12,7, уже запущенные в производство, были негодными. Была затрачена уйма средств с нулевым результатом, причем в самый пиковый период перевооружения авиации перед войной .

Истребители практически остались без оружия, не говоря уж о нужных трансформациях в конструкции… Из последовательности документов создается чувство, что в ОКБ-16 сидели злостные бракоделы, и иногда появлялся вопрос, из-за чего их не расстреляли раньше? Вот таковой еще один «капустный лист».

Но… Но, стоило посмотреть на проблему шире, в свете документов не только связанных с ОКБ-16, а по большому счету на взаимоотношения авиационной индустрии и ВВС РККА, то нежданно вскрывается очередной, уже четвертый «капустный лист»:

История как капуста или пушечная драма авиации красной армии
Обложка от birserg_1977 в Анонс Эксмо на март.

«Как мы знаем» (с), из печати выходит книга Олега Растренина «Советское авиационное оружие». Неизменно прикалывало, что сейчас стали актуальными заглавия, которые содержат «главные слова»: Сталин, Гитлер, Берия, СМЕРШ и т.п. Для придания, так сообщить, «драматизЬма»…

Тут же напротив, драматическое содержание книги практически прячется под нейтральным заглавием, как словно бы очередное техническое описание на «совокупность оружий»…

Коротко отдельные проблемные вопросы из данной книги Растренин уже освещал в ряде собственных выступлений на музее Жуковского. Было в том месте и про ОКБ-16.

Начать необходимо, возможно, со взаимоотношений ВВС РККА с «главным» предвоенным светилом в области авиационного стрелкового оружия – Шпитальным. Складывались они непросто. «Тёмная кошка» в том месте пробежала на протяжении разработки новой пушки вместо ШВАК. Чем в том месте ВВС не угодили Шпитальному, тяжело сообщить, но вместо новой пушки, он подсунул ту же ШВАК, но легко облеченную. Видно Шпитальный отправился по известному пути: «Желаешь завалить ОКР – сделай то, что желает клиент».

ВВС пушку отказались принимать. Шпитальный обратился в хозяйственный арбитраж и через него вынудил ВВС заплатить за работу.

Отечественный человек (с). Но таковой прием проходит лишь раз.

ВВС зареклись иметь дело со Шпитальным. Но тот был не лыком шит, к тому же взял в полной мере важную «бронь» – Орден Ленина. По тем временам хорошая защита от нападок. Оставшись без заказов, Шпитальный начал строчить во все органы, значительно чаще в курирующие дела ВВС-НКАП. Типа, ВВС «упускает» то-то и то-то, не делая новых заказов на авиационные совокупности оружия.

Поднимался очередной скандал, правительство показывало ВВС на очередные упущения… Так, обратив внимание на постройку «танковых орд» в Германии, Шпитальный сумел со скрипом выбить из ВВС заказ на «универсальную» 37-мм автоматическую пушки для некого «Воздушного истребителя танков» и «Тяжелый пушечный истребитель». Самолеты были заказаны Поликарпову (что характерно, в том месте с ВВС были не меньше напряженные отношения, – и похоже изначально не планировали принимать ни пушку, ни самолеты).

На волне аналогичных скандалов в управлении ВВС появился «блестящий замысел» (с).

Когда Шпитальный писал в «органы» об очередном упущении в работе ВВС, те тут же скоро перезаказывали совокупность, которую предлагал Шпитальный, второму ОКБ. И в то время, когда разборки достигали пика накала, приводили довод, что «в ВВС также не дураки сидят, поразмыслили над проблемой, и работа уже кипит… но в другом ОКБ. А Шпитальный по большому счету – тормоз…»

Таким «громоотводным» ОКБ стало… бюро Таубина. В частности ему заказали «другую» 37-мм пушку (будущая НС-37, как кто-то уже додумался). Тяжело сообщить, из-за чего Таубин отправился на такое сотрудничество – может заказов было мало (с гранатометом дело шло очень туго), может не имел для того чтобы опыта аппаратной борьбы, как Шпитальный, может очевидно желал воспользоваться благоприятной обстановкой, дабы не потерять собственный шанс…

Яков Григорьевич Таубин

Потом у ВВС появился еще один «блестящий замысел»: жёсткое положение Шпитального зависело от того, что на фабриках в производстве пребывали две его совокупности – 7,62-мм пулемет ШКАС и 20-мм пушка ШВАК. ВВС совершило «изучение», на основании которого «выяснилось», что самые эффективными совокупностями будут 12,7-мм пулемет и 23-мм пушка (ну, дырки-то очевидно больше!). Другими словами, грубо говоря, решило «отжать» Шпитального от серийных фабрик, а производство «неперспективных совокупностей» прекратить.

В следствии было потребовано от авиаконструкторов делать самолеты под совокупности 23/12,7-мм, заказ на каковые кроме этого «спустили», ага, в ОКБ-16 к Таубину. Причем ВВС так спешили выбросить Шпитального с фабрик, что запустили пулемет и пушку Таубина в производство еще в весьма «сыром» состоянии. Пулемет, говорят, еще до изготовления опытного образца!

12,7-мм пулемет ОКБ Таубина

Это был явный перебор. Возможности относительно нового и еще неопытного в авиационных делах ОКБ-16 не разрешали доводить сходу три важные совокупности, к тому же организовывать их серийное производство. Не страно, что к началу войны они были недовведенными, а 23-мм пулемёт и пушку со скандалом сняли с уже организованного производства.

Лишь пушек МП-6 пошло в металлолом штук 400 (любая по цене истребителя!).

Пушка МП-6 с магазинным едой, почему появились неприятности с ее установкой на самолеты

Шпитальный был не дурак, и сходу осознал, куда ветер дует. В середине 1940 года он накатал «телегу» лично Берии «о вредительской деятельности ВВС». В следствии была организована рабочая группа по расследованию скандала.

Как значительно чаще не редкость в аналогичных случаях, «добрая половина фактов подтвердилась, добрая половина – нет»… Ничья. В общем тогда «дело» замяли.

Беда к ОКБ-16 подошла иначе: в начале 1941 г. правительство страны решило посмотреть на состояние ВВС РККА перед угрозой надвигающийся войны. И открылось «красивое»:

Управление ВВС практически сорвало «очередное» стратегическое развертывание и довело дело до явного бардака, выразившегося в частности в резком росте аварийности… И виновато было разумеется само. Первым камнем в этом «обвале» стало ответ ВВС не принимать новые самолеты, созданные авиапромом, выдвинув неожиданное требование – повысить дальность полета истребителей. Всего-то.

Но требование сопровождалось маленьким уточнением – «скоростную дальность», другими словами на V=0,9макс. Одними подвесными баками тут было не отделаться! Вот так и оказалось, что вместо запуска новых самолетов в серию их было нужно переделывать: из МиГ-1 сделали МиГ-3, вместо ЛаГГ-1 показался ЛаГГ-3.

От запуска некоторых самолетов в серию было нужно по большому счету отказаться: от уже находящегося в производстве И-28 Яценко и двухмоторного «истребителя танков и самолетов» Та-3 Таирова, удачно прошедшего госиспытания (недотягивали до «скоростной дальности»!).

«Дырку» в дефиците истребителей ВВС заткнуло громадным заказом на … бипланы! И-153 – самый массовый отечественный истребитель, создаваемый в предвоенный 1940-й год. Из-за задержки с поступлением новой техники ветхая, которая по замыслу должна была быть передана в летные школы для подготовки пилотов для скоро растущих штатов, в том направлении не передавалась.

В следствии налет выпускников летных школ было нужно сократить.

Еще одним «умным» ответом ВВС было направить на формирование новых полков костяк умелых пилотов из ветхих: «разбавить», так сообщить, молодежь «без налета». В следствии «ветхие» полки заметно потеряли боеготовность, а «новые» появились в стадии перманентного формирования из-за недостатка техники – нелетными, другими словами.

В то время, когда В первую очередь 1941 г. в ВВС начали таки массово поступать новые истребители (МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1), то управление решило «воспитать Бабу-Ягу в собственном коллективе», другими словами проводить обучение пилотов «на месте». Типа, сперва обучается (самостоятельно) комполка, позже он учит начальников эскадрильи и потом по нисходящей. Ага. «Летчики-испытатели».

В большинстве случаев «обучение» заканчивалось тем, что комполка либо эскадрильи разбивался, по окончании чего новые самолеты оттаскивались в сторону, дабы не мешать боевой подготовке (замысел на нее никто не отменял) на… И-153. Каковые в далеком прошлом пора было сдать в штурмовые полки.

Каковые сидели без техники, ага.

Как раз сожженные чайки значительно чаще попадались немцам на отечественных аэропортах летом 1941 года

Быстро возросшая возможность аварий вынудила весной 1941 г. обратить на себя внимание управление страны. А ВВС готовы были доложить: «К Первой мировой готовы!» Ага, с бипланами, вооруженными лишь пулеметами винтовочного калибра! И бодро: «Гав!» Три месяца до войны.

В следствии все и пошли по одному делу: руководство ВВС, управление НИИ ВВС (требование по повышению дальности полета истребителей) и ОКБ-16 – Таубин с Бабуриным, за то, что покинули ВВС с оружием лишь из одних ШКАСов!

Это и именуется «В чужом пиру похмелье»! Вот таковой еще один «капустный лист».

Кстати, думаете, «участников регаты» это чему-нибудь научило? Ха! Дальше уже на протяжении войны будут многие красивости.

Так, ВВС будут настаивать на принятии на вооружение одной «совокупности», по причине того, что она технологичнее, а промышленность второй – по причине того, что она более действеннее в сражении. Оцените крЫсоту схемы!

А вместо Таубина и Бабурина в ОКБ-16 придут значительно более умелые в «аппаратных играх» люди…

Действительно, по утверждению некоторых известных авторов, история отечественной авиации «вскрыта» лишь на 10–15%. Неожиданные открытия еще вероятно в первых рядах, в случае если бумага доживет до собственных исследователей.

В общем, это лишь присказка. Просматривайте Растренина, в то время, когда выйдет! Не пожалеете.

Либо, напротив… сделайте мне это «развидеть».

PS. Использованы доклады Растренина и Тимина на Клубе в музее Жуковского. (Кстати, где книга Тимина по 22 июня? с осени обещают, книгопродавцы, блин)

источник: http://afirsov.livejournal.com/217694.html

Лечим суставы капустным листом

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: