Испытано в югославии. разведчик northrop rf-5e tiger eye

Своеобразное военно-политическое окружение, в котором развивалась социалистическая Югославия, в сочетании с занимаемым страной стратегически ответственным положением, сделало вероятным принятие на вооружение боевой техники как восточного, так и западного производства. Югославия вошла в число немногих государств, в ВВС которых крылом к крылу летали американские «Сейбры» и русские «МиГи». Становым хребтом ПВО СФРЮ продолжительное время являлся истребитель МиГ-21.

В 1962 — 1986 гг. на вооружение югославских ВВС поступил 261 самолет этого типа модификаций Ф-13, ПФМ, М, МФ, Р, бис, У, УМ и УС. Легкий микояновский истребитель идеально соответствовал концепции боевого применения истребительной авиации армии Югославии: маленькой, скоростной, маневренный, простой в эксплуатации. К тому же он был в несколько раз дешевле западных аналогов.

Но опыт локальных войн продемонстрировал возрастание значения воздушных боев на расстояниях, превышающих дальность прямого видения — в таких битвах американские самолеты владели явным преимуществом. Но, в части маневренного боя считалось, что ветхая «Двадесеjединица» будет удерживать первое место еще долго.

В Югославии еще в 70-е годы задумались и о приобретении нового истребителя, что не заменил бы, а дополнил МиГ-21. Хорошего отклика требования армейских не взяли в силу экономических обстоятельств и, в основном, политических разногласий.

Внутриполитическая обстановка в Югославии в то время была сложной. Совсем сравнительно не так давно стихла буря, спровоцированная «Пражской весной», после этого, в начале 70-х годов, хорваты устроили собственную «весну», обострившую национальный вопрос. По окончании продолжительных колебаний, вызванных страхом перед советской интервенцией, Тито «замирил» (но не подавил) это перемещение.

Сточки зрения экономики страна пребывала в отнюдь не совершенном состоянии, не смотря на то, что многие югославы сейчас вспоминают то время как период благосостояния.

В мире Тито боролся за право быть фаворитом неприсоединившихся государств, балансируя на маленьком пятачке между двумя враждебными военно-политическими блоками и стараясь ни одному из этих блоков не оказывать явного предпочтения. «Вечный» президент Югославии (согласно главному нормативному документу Тито владел «полномочием без ограничения» на власть в стране, другими словами смерть не лишала Тито должности президента!) последнее десятилетие собственной жизни провел в страхе, что чрезмерное сближение с СССР обернется военной интервенцией США и напротив. Не смотря на то, что сотрудничество в области экономики с СССР развивалось весьма удачно, в политике Тито держал расстояние и очень не доверял генералам из собственного окружения, подозревая некоторых из них (как «просоветских людей», талантливых угрожать его власти).

В таком свете, например, рассматривались пожелания отдельных генералов закупить в СССР, по примеру Ливии, истребители Миг-23 и Миг-25. Формальным отказом от закупки послужила «большая цена этих самолетов и сложность конструкции, в результате которой эксплуатация в сравнении с МиГ-21 существенно усложнялась». Так, Югославия осталась приверженицей 21-го «МиГа» — в августе 1977 г. на вооружение поступили первые самолеты новой модификации: МиГ-21 бис-САУ (югославское обозначение Л-17).

Последние из 46 заказанных Л-17 поступили в эскадрильи ВВС Югославии за пара месяцев до смерти Тито.

Испытано в югославии. разведчик northrop rf-5e tiger eye

Товарищ Тито скончался 4 мая 1980 г., по окончании чего в стране скоро обострились внутренние несоответствия, появились угрозы зарубежной военной интервенции и распада СФРЮ. Управление Югославией взял на себя коллективный политический орган.

В политических и военных верхах страны действительно ожидали военной интервенции, результатом которой имел возможность стать переход под контроль НАТО западной части СФРЮ — Словении и большей части Хорватии, тогда как Рекомендации установили бы контроль над большей частью Югославии. Такие оценки подтверждала информация о передислокации советской 35-й мотострелковой дивизии из словацкого Зволена в усиление и Венгрию группировки сухопутных армий переброской частей по железной дороге из Украины.

Тревожное настроение усилила информация, переданная главой Генштаба Венгрии Иштваном Олахом югославскому генералу Бранку Мамули об усилении армий Вашавского Соглашения на венгерской территории, Олах давал слово сказать о дате напеде-ния, отметив, что венгерская армия, конечно же, также примет участие в операции. Похожая информация действовала от разведслужб Запада, а в Болгарии стали обвинять Югославию в том, что она снова попала под тлетворное влияние Запада.

Реагировать требовалось скоро. В Соединенных Штатах направили делегацию, которая заверила аммериканского президента в верности Югославии идеям перемещения неприсоединения, а в качестве конкретного доказательства продолжения курса на сотрудничество с Западом делегация показала интерес к новейшей американской военной технике. Случайно либо нет, но в области авиации американцы внесли предложение югославам самолет, главным конструктором которого являлся их соотечественник — серб Велько Гашич (Welko Е. Gasich).

Обращение шла об F-5.

Переговоры с США не означали отказа от получения бронетехники с Востока. Хотя показать преемственность политики Тито, в СССР была заказано новая партия (45) МиГ-21 — сейчас уже МиГ-21бис-Лозурь (Л-17К). Рост количества «бисов» разрешил довести число эскадрилий, вооруженных этими истребителями, до шести и снять с оружия все сохранившиеся Л-12 (МиГ-21Ф-13).

По своим маневренным качествам новые МиГ-21 всецело отвечали требованиям югославских ВВС Оборудование новых МиГов по своим возможностям существенно превосходило БРЭО МиГ-21 более ранних модификаций, не смотря на то, что и уступало БРЭО самолетов возможных соперников. Дальность обнаружения воздушных целей РЛС РП-22СМА составляло всего 30 км, выделять цели на фоне почвы радиолокатор не имел возможности.

Оружие снабжало уничтожение воздушных целей на дальности не более 15 км и лишь при пуске из задней полусферы. Самым большим недочётом считалось отсутствие аппаратуры радиоэлектронной борьбы.

Параллельно в верхах югославских ВВС изучался вопрос обновления порка разведывательных самолетов, потому, что разработка разведывательного варианта «Орла» (HJ-22) очень сильно отставала по сроком, его оборудование уже не удовлетворяло требованиям, а двенадцати МиГ-21Р (Л-14И) с контейнерами аэрофотосъемки «Д» и радиотехнической разведки «Р», купленным в 1968 — 1970 гг. (б/н 26101 — 26112), требовалось модернизация. Но самом деле Л-14И постоянно ценились как хорошие самолеты (не смотря на то, что их РЛС имели возможность обнаруживать цели на дистанции не более двадцати километров), на обработку информации довольно ветхого разведывательного оборудования требовалось через чур много времени.

Особенно проблематичным являлось применение контейнеров «Р», так как при исполнении полетов на протяжении границ на разведку сопредельных территорий эти контейнеры мешали роботе собственных, югославских, радиолокаторов. Примечательно, что донные контейнеры югославские ВВС начали применять в 1969 г., не смотря на то, что СССР из-за чехословацкого кризиса отказался от обучения югославов методике их применения. В Югославии создали собственную тактику ведения разведки с контейнерами «Р».

В 80-е годы невозможность правильного определения координат РЛС соперника, равняется кок и типов РЛС, рассматривалась в качестве главного недочёта МиГ-21P. С целью модернизации в 1978 г. в СССР закупили новые контейнеры «Н», благодаря которым были расширены возможности самолето в части аэрофотосъемки.

Авиационную делегацию с задачей опробования самолета-разведчика RF-5E «Tiger Еуе» (глаз тигра) организовали меньше чем через четыре месяца по окончании похорон Тито. При хорошей оценки разведчика планировалось начать переговоры о возможности закупки истребительного варианта (одна эскадрилья разведчиков и две эскадрильи истребителей-бомбардировщиков).

Из летного состава в делегацию включили майора Суада Хамзича, умелого летчика МиГ-21, что на заре собственной карьеры летал на «Тандерджете» и «Сейбре». Хамзич служил в дислоцированной в Бихаче 352-й разведывательной эскадрилье, совсем сравнительно не так давно летчик прошел курс переподготовки в колледже ВВС Англии. Само собой разумеется, более логичным был бы выбор летчика-испытателя из Умелого авиационного центра (Ваздухопловни опитни центар), но в том месте не нашлось летчиков со знанием английского и опытом полетов на сверхзвуковых истребителях.

Перед летчиком стояла задача оценить летные эти самолета, разведывательное оборудование и боевую эффективность. Будущее распорядилась так, что создатель статьи сказал с полковником Хамзичем летом 2011 года. У полковника нашлось время ответить на мои вопросы. Первое же высказывание Суада поразило меня очень:

«На МиГах, всех модификаций, каковые имелись в СФРЮ, я выполнил более 2000 полетов, а на F-5 всего дюжина… Но если бы меня кто-нибудь среди ночи, сонного, поднял криком: «Поднимайся, война… Лети на задание», а на стоянке были бы МиГ-2) и F-5 (оба подготовлены для исполнения задания), то я бы полез не в МиГ, а в F-5!

Первые МиГ-21 Ф-13 (отечественный Л-12) владели прекрасной маневренностью, но имели весьма вооружение и скромное оборудование. Все последующие варианты становились все посильнее за счет вооружения и лучшего оборудования, но утратили в маневре».

Кое-как я пережил удар по любимому с детства самолету, по окончании чего мы начали

«наблюдать кино с первого кадра»…

В сентябре 1980 г. в Америку отправился и инженер майор Ратко Обрадович, выбранный лично Хамзичем. Перед Обрадовичем стояла задача оценить самолет на предмет пригодности эксплуатации в ВВС Югославии.

На Белградском аэропорте Сурчин (сейчас «Никола Тесла»), перед посадкой в DC-10 компании «JAT», армейский атташе США в Югославии Джон Перхаузер лично вручил инженеру и лётчику аккредитационные письма и другие сопроводительные бумаги. Конечной точкой маршрута значилась авиабаза Вильямс в Фениксе, шт. Аризона, которую американцы охарактеризовали как

«самую громадную истребительную авиабазу в мире».

База предназначалась, а также, и для обучения зарубежных летчиков.

На авиабазе «Вильямс» Хамзича и Обрадовича встретила делегация компании «Нортроп». С самого начало стало очевидным какое значение американцы придают маркетингу во всех его проявлениях: гостям из Югославии предоставили генеральские апартаменты!

К реализации намеченного замысла приступили уже на следующее утро. По окончании краткого знакомства с начальником эскадрильи была представлена программа, составленная представителями ВВС Соеденненых Штатов и компании «Нортроп»: ознакомление с самолетом, его конструктивными изюминками, бортовыми совокупностями, эксплуатационными нормами… Следующий сутки посвятили курсу выживания.

Американцы были столь дотошными, что Хамзичу было нужно весьма скоро запомнить всех ядовитых другие опасности и змей пустынь Аризоны и Нью-Мексико. Четвертый сутки отвели на «10-42» — так у американцев именовалась проверка состояния организма летчика (от лабораторных анализов до теста на взрывную декомпрессию и гипоксию в барокамере). Лишь на пятый сутки Хамзич взял возможность выполнить полет на F-5F с инструктором Джимом Робю.

Степень ответственности Хамзича возможно оценить по одному из условий югославско-американского соглашения: всю материальная ответственность за пробный полет несла югославская сторона!

С утра был запланирован экзамен на действия летчика в чрезвычайных обстановках, которые связаны с самолетом. Данный краткий тест Хамзич прошел удачно, его тревога была напрасной. То была всего лишь формальность, по окончании исполнения которой стало наконец-то вероятным выполнить первый полет.

Преимущества F-5F стали очевидными уже в первых полетах. Хамзич вспоминал:

«Полеты длились 60 — 70 мин. в зависимости от удаленности рабочей территории от характера и аэродрома роботы в самой территории. Посадка в большинстве случаев выполнялось с остатком горючего 400 — 500 литров. Примечательно, что емкость топливных баков МиГ-21 и F-5 одинаково — приблизительно 2760 л, но длительность полета МиГа вдвое меньше из-за большего расхода горючего и большего аварийного остатка».

Но американском истребителе находились два двигателя J-85GE-21A, но на безопасность полетов этот факт никак не воздействовал. По окончании четвертого полета на F-5F Хамзичу дали выполнить независимый полет на F-5E «Tiger» II. В воздухе Хамзича сопровождал второй самолет, делавший функции контролера и спарринг-партнера при имитации воздушных боев.

На F-5E была выполнена имитация ближнего воздушного боя и проверена работа силовой установки на различных режимах.

«На маршруте к территории, расположенной в близи от границы с Мексикой, дабы «не гладить» воздушное пространство легко ток, я пара раз переводил РУДы от «малого газа» до «полного форсажа», отключил один двигатель, позже запустил, а после этого проделал то же самое со вторым двигателем.

Оставшееся время полета до территории посвятил маневрированию — лететь в горизонтальном полете я не обожал ни при каких обстоятельствах, кроме того ночью.

Бочку, резкие виражи, полупереворот, боевой разворот, переворот, петлю и иммельман, думаю, нет потребности обрисовывать. В случае если кратко, то: НАСЛАЖДЕНИЕ от танца с красивой женщиной. На перегрузках от 0 до 7g F-5E сильно напомнил мне Л-12 (МиГ-21Ф-13), что был у нас на вооружении и но котором я летал В первую очередь 1968 г. до июня 1969 г., по окончании чего пересел на Л-14 (МиГ-21ПФМ) с более идеальным БРЭО, но менее маневренный.

Мне стало очевидным, из-за чего данный самолет, F-5E, выбрали для так называемой «эскадрильи агрессоров», имитирующей действия «МиГов» но учениях ВВС Соеденненых Штатов.

Скоро рукой я подал сигнал Джиму о начале проверки стабильности работы двигателя. Перевел самолет в пикирование с углом 30 град, на номинальном режиме работы двигателя. Скорость начало весьма расти.

На высоте порядка 2000 м и скорости более 600 миль/ч (965 км/ч) вывел двигатели на режим полного газа и перевел самолет в режим вертикального комплекта высоты (угол тангажа 90 град). Я старался как возможно правильнее осуществлять контроль горизонт визуально, по причине того, что авиагоризонт начал врощаться и стал ненужным, Стрелка но шкале высотомера наматывала круг за кругом, а стрелка скоростемера склонялась к нулю.

Northrop F-5E Tiger II Swiss Air Force Shooting to ground Target Axalp 2012 Airshow

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: