Хватит врать о пиночете! правда о чили

Хватит врать о пиночете! правда о чили

Выкладывается в противовес материалу сотрудника Vic, в котором добропорядочный Пиночет спас Чили да не от чего-нибудь — от коммунистической трагедии 🙂 .

Александр ТАРАСОВ

Неправда о Пиночете, якобы осуществившем какое-то «экономическое чудо», – один из самых наглых примеров лжи, распространяемой у нас в стране сейчас. Но в случае если этим раньше занимались только те, кто грезит, дабы полковник Путин стал «тёмным полковником», – к примеру, Михаил Леонтьев, пламенно любящий Пиночета и рекламирующий его где лишь возможно, начиная с правительственного канала ОРТ и заканчивая «патриотической» газетой «на следующий день», – то 15–16 января 2001 г. к милой компании М. Леонтьева, А. Илларионова и П. Авена, полагающих, что Россию лишь тогда ожидает экономический подъем, в то время, когда ее почва будет залита кровью, присоединился канал НТВ.

Александр Хабаров осчастливил нас двухсерийным фильмом «Формула Пиночета, либо Народное счастье». Страно, но фильм транслировался в те же самые дни, в то время, когда в помещениях НТВ проходили обыски, а финдиректора «Медиа-МОСТа» увезли в «Бутырки»!

Как водится у нас сейчас, А. Хабаров поведал зрителям, что Сальвадор Альенде экономику Чили «развалил», а Пиночет-де устроил «экономическое чудо». Это наглая брехня!

У отечественных тележурналистов стало модно сейчас вычислять, что они смогут снять фильм о чем угодно – особых знаний это не требует. Вот и А. Хабаров поленился кроме того в статистические отчёты и справочники посмотреть (и не то что на испанском и британском, но кроме того и на русском). Если бы посмотрел – он бы знал, что

Никакого «экономического чуда» при Пиночете не было

Всё было именно напротив. Вот при Альенде в стране наблюдался заметный экономический рост, сопровождавшийся необыкновенными достижениями в социальной сфере. В 1971 г. валовой национальный продукт (ВНП) вырос на 8,5%, а также производство – на 12% и сельскохозяйственное производство – практически на 6%. Особенно бурными темпами развивалось жилищное строительство. Количество строительных работ в 1972 г. вырос в 3,5 раза.

Безработица сократилась к концу 1972 г. до 3% (в 1970-м – 8,3%). В 1972 г. ВНП вырос на 5%. Замедление роста разъяснялось тем, что в ответ на передачу в госимущество имущества американских компаний в Чили (кстати, большей частью не конфискованного, а выкупленного) США приняли экстренные меры по подрыву чилийской экономики – к примеру, выкинули на всемирный рынок по демпинговым стоимостям часть собственного молибдена и стратегического запаса меди, лишив так Чили главного источника экспортных доходов.

От одного лишь демпинга меди Чили в первоначальный же месяц утратила 160 миллионов долларов. С весны 1973 г. в Чили начался экономический застой, скоро переходящий в кризис – как следствие откровенной кампании дестабилизации, превратившейся в марте, по окончании поражения соперников Альенде на выборах в парламент, в вялотекущую гражданскую войну. В сутки в Чили происходило до 30 террористических актов, нацисты из «Патриа и либертад» много раз взрывали ЛЭП, мосты на Панамериканском шоссе и на железной дороге, идущей на протяжении всего побережья Чили, что лишало электричества и подвоза целые провинции.

Были дни, в то время, когда в Чили происходило до 50 терактов (в один раз, 20–21 августа, в течение 24 часов в стране было совершено более чем 70 террористических актов!). Притом по большей части это были террористические акты, направленные на разрушение инфраструктуры. К примеру, 13 августа 1973 г. нацисты совершили полтора десятка взрывов на ЛЭП и электроподстанциях, лишив электричества (а в больших городах и воды) 9 центральных провинций с населением 4 млн человек.

Всего к августу 1973 г. ультраправые стёрли с лица земли более чем 200 мостов, шоссейных и железных дорог, нефтепроводов, электроподстанций, ЛЭП и других народнохозяйственных объектов неспециализированной ценой равной 32 % годового бюджета Чили. Заберите самую распроцветающую страну – к примеру, Швейцарию – и начните в том месте такую диверсионную войну, взрывая в сутки по 20–50 экономических объектов, первым делом, дорог и мостов. Я взгляну, что останется от хваленого процветания швейцарской экономики!

В Чили, стране Южного полушария, урожай овощей и фруктов собирают весной. Из-за диверсий на ЛЭП и электроподстанциях к августу 1973 г. погибло 50 % собранных овощей и фруктов: оказались без света промышленные холодильники в хранилищах. Из-за блокады дорог – и, следовательно, неосуществимости подвезти корма – лишь в первой половине августа погибло 10 тыс. овец и 500 голов крупного скота .

А. Хабаров, говоря о финансировавшихся США забастовках в Чили, ни словом почему-то не обмолвился о том, что те, кто не желал бастовать, подвергались террору. В то время, когда 8 июня 1973 г. появилась угроза прекращения забастовки на руднике «Эль Теньенте» в г. Ранкагуа, в том направлении прибыли вооруженные отряды неофашистских группировок «Патриа и либертад» и «Роландо Матос», каковые напали на автобусы с шахтерами, взорвали пара установок по подаче воды на рудник, разгромили строение администрации и, захватив местную радиостанцию «Либертадор», стали передавать в эфир призывы к свержению правительства Альенде.

Еще 16 мая фаворит чилийских нацистов Р. Тим, выступая по аргентинскому телевидению, заявил:

«В случае если гражданская война есть ценой за освобождение Чили от марксизма, мы готовы заплатить эту цену».

А. Хабаров с уверенностью сказал отечественным зрителям, что если бы состоялся запланированный Альенде референдум, то Альенде бы точно проиграл. Сами соперники Альенде думали почему-то по-второму. Еще один фаворит чилийских нацистов П. Родригес прямо сообщил в телеэфире:

«В случае если состоятся выборы во второй половине 70-ых годов двадцатого века, Альенде возьмёт 80 %. Исходя из этого нужно функционировать на данный момент».

Вопреки словам А. Хабарова, словно бы Пиночет присоединился к заговору практически незадолго до переворота, сам генерал Пиночет расказал журналистам испанскому агентству ЭФЭ 13 марта 1974 г., что он еще в апреле 1972 г. был поставлен ЦРУ США в известность об осуществлении замысла по «созданию непреодолимых экономических трудностей» для правительства Альенде и что он лично принимал участие в разработке замыслов мятежа 28 мая 1973 г.

Дураку ясно, что в условиях фактической гражданской войны экономика удачно развиваться не имеет возможности. Следовательно, С. Альенде нужно предъявлять претензии не в том, что он был «через чур социалистом», а в том, что он был через чур демократом.

Но по окончании военного переворота 11 сентября 1973 г. экономика Чили просто начала разваливаться. В течение первого же полугода власти военной хунты платежеспособность населения упала на 60 %, национальная валюта потеряла в курсе более чем в 2 раза, многократно подорожали главные продукты, число безработных возросло на 100 тыс. человек.

Одновременно с этим рабочая неделя была увеличена с 44 до 48 часов без компенсации сверхурочных, а среднестатистическая заработная плата упала до 15 долларов в месяц. Особенно очень сильно кризис поразил сельское хозяйство – хунта начала возвращать латифундистам почву, переданную правительством Народного единства крестьянам, а крестьяне в ответ саботировали сельскохозяйственные работы.

Дошло до того, что – для обеспечения относительного «изобилия» в столице – хунта вынуждена была ввести запрет на продажу мяса в 19 провинциях из 25, покинув без мясных продуктов 80 % населения страны. В 1974 г. цена судьбы в стране выросла (по официальным, очевидно заниженным, данным) на 375 %, цены на хлеб выросли в 22 раза, на сахар – в 29, на мыло – в 69 раз. Безработица выросла до 6 % (18 % экономически активного населения). Часть заработной платы в национальном доходе упала до 35 % (более чем 60 % при Альенде).

Национальная валюта – эскудо – девальвировалась в 1974 г. 28 раз. Бесплатное медобслуживание было упразднено.

В апреле 1975 г. в Чили была введена в воздействие созданная «чикагскими мальчиками» политика «шоковой терапии» (привычное словосочетание, не правда ли?). Она предусматривала приватизацию национальных фирм, отмену контроля над стоимостями, увеличение подоходного налога, замораживание заработных платов, сокращение капитальных вложений в государственный сектор.

Если доверять А. Хабарову, с этого года «в экономике Чили начался переворот» – это было «начало расцвета финансовой системы», в страну хлынули инвестиции, «страна жила в условиях комендантского часа и получала экономических удач». Это неправда. Последствия «шоковой терапии» в Чили, как и у нас, были катастрофическими.

ВНП за год уменьшился на 19 % (это выяснилось по окончании падения Пиночета, официальная статистика времен диктатуры именовала то 12,9 %, то 15 %), производство упало на 25 %, спад в строительных работах превысил 50 %. Цена судьбы (снова же по официальным, очевидно приукрашенным данным) выросла в 3 с лишним раза. Безработица выросла до 20 %, а в отдельных районах – до 30 а также 40 %, чего не было в Чили кроме того во времена Великой Депрессии.

Это при том, что из 460 национальных фирм 276 уже были возвращены прошлым обладателям либо реализованы в частные руки. Разорилось более чем 1200 мелких предприятий и средних. Зарубежным (прежде всего из америки) инвесторам был разрешен вывоз 100 % прибыли. Эскудо всецело обесценилось, и в октябре 1975 г. было нужно ввести новую финансовую единицу – песо.

Песо решили «привязать к доллару» (по курсу 1 песо – 1 американский доллар), но песо «отвязалось», и в январе 1977 г. за 1 американский доллар давали уже 18,48 песо, в январе 1978-го – 27,47 песо, в январе 1980-го – 39 песо, в июне 1982-го – 46 песо и т.д. К концу «эры Пиночета» цена песо по отношению к доллару упала более чем в 300 раз!

Но уже в 1975 г. на 18 % выросла численность бюрократического аппарата. Армейские затраты выросли до 523 миллионов долларов (против 274 млн в 1974-м), численность армии выросла с 80 тысяч в 1973-м до 300 тыс. человек к концу 1976-го.

С 1976-го начал расти внешний долг – пробуя как-то спасти экономику, хунта прибегла к массированным внешним заимствованиям. Альенде взял в наследство внешний долг в размере 4 миллиардов долларов, и за период его правления долг вырос только на 125 миллионов долларов. При Пиночете к 1976 г. внешний долг страны уже составлял 5,3 миллиардов долларов.

Но внешние займы не помогали. Безработица оставалась на уровне 20%, цены на хлеб в 1976 г. выросли на 60 %, смертность за год выросла на 8 %, длительность судьбы уменьшилась на 2 года. 34 % детей школьного возраста из-за отсутствия средств не ходили в школу.

В стране наблюдалось массовое переселение из довольно благоустроенных квартир и домов (возведенных в конце 60-х и при Альенде) в трущобы. Число чилийцев, живших в условиях «полной нищеты» (другими словами на 20 и более процентов ниже прожиточного минимума), достигло к началу 1977 г. 2,2 млн человек.

В первой половине 1977 г. производство в Чили упало до отметки 1968-го, а безработица выросла если сравнивать с 1973 г. в 4 раза. Цены на рис и хлеб выросли на первое полугодие на 60%, на молоко – на 30%. Кроме того согласно данным из официальных источников, 550 тыс. семей были живущими в трущобах. В два раза выросла смертность детей, в 6 раз – заболеваемость туберкулезом.

В последних числах Ноября 1978 г. внешний долг Чили достиг 6,5 миллиардов долларов.

К началу 1980 г. уровень безработицы составлял 25%, инфляция и рост цен за год – 40%. В один момент затраты на содержание репрессивного аппарата и армии достигли 43% бюджета.

В 1982 г. спад достиг дна. Производство за год уменьшилась на 20%, разорилось более чем 800 фирм, обанкротился последовательность ведущих банков, внешний долг вырос до 18 миллиардов долларов. В трущобы были вынуждены переселиться уже 5,5 млн человек.

Западногерманские журналисты, побывавшие на юге Чили летом 1982 г. (в Южном полушарии это зима), опубликовали репортаж, где рассказывалось, как по утрам по улицам городов юга Чили, где зима особенно жестка, ездят особые бригады и собирают сотнями и десятками трупы замерзших бесприютных.

Чего же удивляться, что из Чили эмигрировало более чем 1 млн человек – практически 10% населения страны и практически треть экономически активного населения Чили. Пересчитаем-ка сходу эту цифру по отношению к Российской Федерации. Приобретаем около 15 миллионов.

Сомневаюсь, что Запад готов принять таковой поток эмигрантов.

Экономический рост в Чили начался лишь в 1984 г. и составил 3,8% (пиночетовская статистика именовала 6%), в 1985-м произошёл новый спад, в 1986-м – подъем до 5,7%, в 1987-м – 6%, в 1988-м – более чем 7%, в 1989-м – 10% (официальные эти; позднее стало известно, что в действительности подъем в 1989-м был только 7,3%). Но данный рост был вызван необыкновенными сверхприбылями, каковые предоставлял армейский режим зарубежному (американскому) капиталу.

30-процентная безработица давала возможность зарубежному работодателю приобретать квалифицированную и весьма недорогую рабочую силу. Режим чрезвычайного положения, действовавший до августа 1988-го, «отменял» забастовки, профсоюзы были подконтрольны военной хунте. 2/3 доходов вывозились в Соединенных Штатах, из оставшихся 85% шли в карман работодателю и лишь 15% – на заработную плат работникам. Разрыв в доходах достиг невообразимого уровня.

Член правления средней руки компании (вся «работа» которого заключалась в том, что он раз в неделю несколько часов спал на совещании правления) приобретал 4,5 млн песо в месяц, тогда как медсестра в муниципальный поликлинике приобретала 30 тыс. песо (отношение 150:1). Большая часть роста производства обеспечивалась суперпроектом Пентагона по постройке в Чили космодрома, соответствующей инфраструктуры и станций слежения в рамках СОИ. Когда в 1990 г. это строительство было заморожено, прирост валового ВВП Чили сходу сократился до 0,7%.

Строго говоря, никакого экономразвития в Чили при Пиночете не было. В 1984–1989 гг. шло всего лишь восстановление уничтоженного Пиночетом народного хозяйства. К уровню развития, достигнутому при Альенде, чилийская экономика за годы «экономического чуда» так и не возвратилась.

В 1989 г. потребление на одного человека не дотягивало кроме того до отметки 1969 г. Хосе Ибарра, намерено изучавший данный вопрос, заключил , что при Пиночете в среднем в год имели место чистые утраты, равные по цене 2 годам производства до Пиночета и в сумме троекратно превышавшие накопленный при Пиночете внешний долг (более чем 27 миллиардов долларов).

Кстати, о внешнем долге. Пиночет покинул по окончании себя внешний долг в размере 2210 долларов в пересчете на одного человека. Долг России сейчас (статья написана в 2001 г. — Прим. Redstar72) образовывает 160 миллиардов долларов, либо 1090 долларов на одного человека.

Русскому Пиночету придется, дабы сделать все, как в Чили, собрать займов еще на 163 млрд 520 миллионов долларов. Таких денег нет во всем мире! Да кроме того в случае если и удастся собрать столько займов – вернуть их нереально.

Это уж точно.

Особенность «роста поизводства» при Пиночете была кроме этого и в том, что вопреки всем правилам данный «рост» не сопровождался ростом средних доходов населения, ростом длительности судьбы, улучшением в социальной сфере. Смертность детей в это время возросла на 8,2%, длительность судьбы уменьшилась на 1 год и 4 месяца, число студентов осталось на уровне 1977 г. (60% от времен Альенде). «Утечка мозгов» кроме того усилилась.

Часть заработной плата в валовом внутреннем продукте так и не дошла до 40% (38% в 1989 г.), тогда как в 1971–1972 гг. она превышала 60%. Согласно данным из официальных источников, 22,6% населения жило в условиях «безотносительной нищеты» (против 8,4% в 1969 г.). По подсчетам Фернанду Кардозу (президента Бразилии, социолога и известного экономиста), среднегодовой «рост» в чилийской экономике при Пиночете в 1974–1989 гг. выражался в отрицательном числе «-3,9%», тогда как по Латинской Америке в целом эта цифра была «+4%» (без чикагской школы и «всякого Пиночета»).

Те же самые люди у нас, каковые так обожают Пиночета, в большинстве случаев выступает за «средний класс». Основное, дескать, создать как массовое явление «средний класс» – поручитель стабильности. Так вот, Пиночет был человеком, что стёр с лица земли «средний класс» в Чили.

Вопреки заявлениям А. Хабарова о том, что Чили до Пиночета, мол, была «дырой» и «задворками», всё было напротив. Чили никак не было возможности назвать обычной латиноамериканской страной. Наоборот, Чили являлась предметом зависти большинства латиноамериканских государств, в большинстве собственном аграрных либо аграрно-индустриальных.

Чили же до Пиночета была одной из самый индустриализованных государств Латинской Америки (сельское хозяйство давало только 10 % ВВП), очень сильно урбанизированной и культурно развитой страной. «Средний класс» в Чили в 1970 г. достигал 64 % населения. И как раз «средний класс» (прежде всего муниципальные средние слои) стал причиной власти Народное единство и Альенде.

Пиночет в следствии монетаристских экономических «реформ» данный «средний класс» свел на нет как массовое явление во всей стране, не считая двух городов – Вальпараисо и Сантьяго. Но кроме того в Сантьяго процент «среднего класса» в 1989 г. сократился если сравнивать с 1970 г. практически на четверть, а в Вальпараисо – и вовсе в два раза. В целом же в Чили «средний класс» разорился и частью пролетаризировался, частью эмигрировал.

К примеру, в 1970 г. в городе Антофагаста «средний класс» составлял 42% населения, а в 1987 г. – лишь 8%. Особенно тяжелый удар был нанесен средним слоям на селе. Альенде роздал крестьянам 3,5 млн га земель латифундистов, создав так десятки тысяч новых собственников. Пиночет вернул почвы прошлым хозяевам, создав десятки тысяч сельских пролетариев.

В случае если русский Пиночет желает быть последовательным – он обязан будет разгромить фермерские хозяйства, кооперативы, еще колхозы и существующие совхозы и дать всю почву потомкам дворянских родов.

Итак, повторяю, «экономическое чудо» Пиночета было в действительности 11-летним – самым глубоким в Латинской Америке в двадцатом веке – финансовым кризисом, приведшим к безработице трети населения, подарившим статус бомжа четверти населения, эмиграцию – одной трети трудоспособного населения страны, галопирующую инфляцию, восстановление помещичьего хозяйства, накопление «среднего и» ликвидацию класса ужасного внешнего долга (в случае если перенести чилийский опыт на Россию, то у нас данный долг составит 323 с лишним миллиарда долларов!).

Диктатура как она имеется

А. Хабаров, в то время, когда говорит о перевороте, как-то необычно невнятен в цифрах. Только одна цифра раздалась у него четко: до сих пор малоизвестны места захоронения 1200 жертв хунты. И всё.

По большому счету же отечественные любители Пиночета с редкой наглостью неизменно говорят и пишут, что жертвами режима Пиночета стали 3,5 тыс. человек. Подразумевается: очень мало! В действительности 3,5 тыс. – это так именуемые пропавшие без вести, т.е. те, кого пиночетовская политическая полиция ДИНА (с 1978 г. – СИМ) похитила, но отказалась официально признать собственную причастность к их исчезновению. Похищение было весьма действенным средством устрашения.

Родственники 1,2 тыс. похищенных до сих пор бесполезно пробуют отыскать кроме того могилы жертв ДИНА (и эти люди активнее всего бушевали на улицах на протяжении «английской эпопеи» Пиночета – они (что ясно) желали, наконец, определить судьбу собственных детей, мужей, братьев: если не отыскать могилу, то хотя бы взять официальное подтверждение, что труп – как это довольно часто бывало – скинут в море, на корм акулам). Реально же в Чили лишь в первоначальный месяц по окончании переворота – до «нормализации» – было убито 30 с лишним тысяч людей. Еще 12,5 тыс. погибли за годы диктатуры под пытками, погибли в колониях, были убиты на улице.

Что весьма интересно: число жертв режима установлено достаточно совершенно верно. Существует огромная документация на данный счет. Прошли (еще в 70-х) три международных трибунала по расследованию правонарушений чилийской хунты: в Копенгагене, Мехико и Хельсинки. В них принимали участие юристы из 100 государств. Заслушаны тысячи свидетелей, материалы слушаний сведены в 1260 томов.

Впредь до эры тэтчеризма и рейганомики первую цифру – 30 тысяч погибших за первый месяц переворота – никто и не пробовал оспаривать. И только при Рейгане и Тэтчер ее стали упорно подменять второй – на порядок меньшей. Наряду с этим, но, не предоставляя никаких доказательств собственной правоты.

В это же время весьма легко доказать обратное. Безрадосно известный Национальный стадион в Сантьяго, перевоплощённый хунтой в концлагерь, вмещает 80 тыс. человек. В первоначальный месяц число находившихся на стадионе арестованных составляло в среднем 12–15 тыс. человек в сутки. К стадиону примыкает велодром с трибунами на 5 тыс. мест.

Велодром был главным местом пыток, расстрелов и допросов. Каждый день в том месте расстреливали, по бессчётным показаниям свидетелей, а также чужестранцев, от 50 до 250 человек. Помимо этого, в концлагерь был перевоплощён стадион «Чили», вмещавший 5 тыс. зрителей, но на нем находилось до 6 тыс. арестованных.

На стадионе «Чили», по свидетельствам выживших, пытки носили особенно ужасный темперамент и преобразовывались в средневековые казни. Несколько боливийских ученых, попавших на стадион «Чили» и чудесным образом сохранившихся, свидетельствовала, что видела в раздевалке и в помещении медпункта стадиона обезглавленные человеческие тела, четвертованные трупы, трупы со вспоротыми грудными клетками и животами, трупы дам с отрезанными грудями. В таком виде трупы отправлять в морги армейские не рисковали – они вывозили их в рефрижераторах в порт Вальпараисо и в том месте сбрасывали в море.

По Хабарову, через Национальный стадион прошло «пара тысяч людей». Да не «пара тысяч», а не меньше 40 тысяч за 2 месяца! Из них не меньше 6 тысяч (а, возможнее, около 8 тысяч) было убито.

Американский журналист Джон Барнс поведал в «Ньюсуик» 8 октября 1973 г., что в один лишь Центральный морг Сантьяго в первые 14 дней по окончании переворота доставили 2796 «неопознанных» трупов, погибших насильственной смертью – по большей части с Национального стадиона. При посещении морга (прежде, чем Барнс был увиден и должен был бежать) он насчитал 150 трупов на первом этаже и 50 в коридоре – большая часть было убито выстрелом в упор, у большинства раздроблены головы.

В строении Технического университета осведомитель Барнса, священник, насчитал 200 трупов. Служители кладбища поведали Барнсу, что трупы расстрелянных загружают в вертолеты и сбрасывают в море. Тот же Барнс поведал, как в побласьон (квартал бедняков) Хосе Мария Каро воины расстреляли перед строением школы 10 учеников.

Парижская «Монд» информировала 17 сентября, что французские дипломаты замечали незадолго до, 16 числа, как карабинеры нагружали грузовики телами убитых предыдущей ночью. Второй дипломат видел, как воины наспех закапывали в огромной яме тела убитых (целый грузовик). Третий поведал, что в квартале Эмида, где он жил, армейские убили 400 человек.

Совсем не левая а также не либеральная «Майами геральд» опубликовала 25 сентября 1997 г. показания американской супружеской Адама и четы Патриции Геррет-Шеш, совершившей пара дней на Национальном стадионе. Жены поведали, что за эти дни армейские расстреляли от 400 до 500 заключенных «группами по 10–30 человек».

По свидетельству «Тайма» (15 октября 1973 г.), на Национальном стадионе был без каких бы то ни было обстоятельств убит американский студент-экономист Фрэнк Теруджи из Иллинойса, не коммунист, не социалист и по большому счету не левый. Его товарищ Дэвид Хаттауэй чудесным образом остался в живых и был высвобожден.

Генсек Интернационального перемещения юристов-католиков Леопольд Торрес Бурсо, генсек Интернациональной федерации прав человека Мишель Блюм, генсек Интернациональной ассоциации юристов-демократов Жоэ Норман опубликовали по окончании недельной поездки по Чили совместное заявление, в котором говорилось, что нарушения прав человека в Чили «приближаются к геноциду в том виде, как он выяснен в конвенции ООН».

Муниципальные служащие Умберто Гонсалес и другие продемонстрировали, что в ночь с 11 на 12 сентября в квартале Пингуино, недалеко от казарм карабинеров из пулеметов было казнено более чем 300 человек – по большей части рабочих фабрики «Командари», а также большое количество дам. По свидетельству Эстебана Карвахаля, арестованного вместе с четырьмя вторыми людьми лишь вследствие того что воины перепутали вход в их дом со входом в помещение райкома Соцпартии, в казармах полка «Такна» в первые три дня переворота не меньше 120 человек были забиты до смерти.

Сотрудник чилийской компании LAN Хулио Пенья, побывавший на стадионе «Чили», свидетельствовал, что в холле у выхода на футбольное поле он видел три колонны из обнажённых людских тел, уложенных последовательностями по четыре крест на крест приятеля на приятеля. В каждой колонне было от 8 до 10 слоев. Воины именовали эти колонны трупов «бутербродами».

По бессчётным показаниям, каждую ночь происходили расстрелы кроме этого на свалке рядом от пересечения улицы Департаменталь с проспектом Америго Веспуччи. Трупы расстрелянных выкладывали после этого – с целью устрашения – на обочину проспекта либо на улицу Мигель Леон Прадо. Вторым таким местом была Очагавия, наоборот кладбища «Метрополитано».

Излишне сказать, что все казни совершались без следствия и суда.

По реке Мапочо, протекающей через Сантьяго, ежедневно плыли десятки трупов. Время от времени их было так много, что вода в реке становилась красной, что зафиксировано фото- и киносъемкой. Вылавливать трупы армейские запрещали – не считая тех случаев, в то время, когда тела прибивало к берегу. Люди, как говорил издание «Ньюсуик» 1 октября 1973 г., отворачивались от реки, стараясь сделать вид, что не видят трупов. «Тайм» 23 октября процитировал трех юристов, участников Рабочей группы ООН по правам беженцев:

«Все дни, что отечественная рабочая группа была в Чили, до кануна отечественного отъезда, из реки Мапочо извлекали трупы. Помимо этого, в огромных количествах трупы привозили в морг либо оставляли разлагаться в том месте, где люди были убиты, – дабы усилить эффект террора».

Архитектор Мария Элена, сама прошедшая через избиения и пытки лишь вследствие того что в ее коллекции монет был обнаружен коммунистический серебряный рубль, кроме того в последних числах Декабря 1973 г., другими словами спустя два с половиной месяца по окончании «нормализации», стала свидетелем того, как у набережной Костанера около лицея «Ластаррия» к берегу Мапочо прибило 13 мешков. В то время, когда собравшиеся школьники открыли мешки, в них были отысканы обезглавленные трупы.

Многие дети перенесли куда более сильные психологические травмы. К примеру, дети профсоюзного активиста с текстильной фабрики «Сумар» Серхио Чакона. У них на глазах в их собственном доме 15 сентября офицеры ВВС Чили насмерть затоптали их отца.

С большим трудом возможно представить себе, какой кошмар должны были испытать наряду с этим дети 4, 5 и 7 лет – тем более, что офицеры на грани расстрела заставляли их практически час наблюдать, как армейские топчут их отца и прыгают на его теле.

В провинции бывало еще ужаснее. В Вальпараисо армейские моряки без разбора из крупнокалиберных пулеметов кварталы в районе ЖД станции Барон и на проспекте Испания, не интересуясь политическими взорами тех, кто попадал под пули. В отличие от Сантьяго в Вальпараисо аресты проводились не по перечням, а «гуртом» – по большей части в окружающих город горных рабочих поселках.

Арестованных свозили в колонии, после этого под колонии приспособили казармы, школы, женский лицей на улице Баррос Луко, и, наконец – суда «Лебу» и «Майпо». Были арестованы тысячи, много погибли под пытками, а из тех, кто попал на суда, практически никто не возвратился – их трупы скинули в море. Жители отелей Вальпараисо продолжительное время отказывались имеется рыбу: они видели, как по ночам на суда грузили трупы, а после этого сбрасывали данный груз рядом от берега.

Студент Католического университета Карлос Куэ, попавший на «Лебу» и оставшийся в живых вследствие того что встретил офицера, с которым совместно получал образование школе, свидетельствовал, что на «Лебу» было размещено неизменно до 500 арестованных, из которых 10–15 человек в сутки гибли при допросах, расстреливались и заканчивали жизнь суицидом. Как сообщают свидетели, в колонию был перевоплощён и учебный корабль «Эсмеральда», где пытки осуществлялись офицерами из Бразилии, прибывшими со своим оборудованием. На корабле «Майпо» размещалось неизменно 800 заключенных – и ежедневно расстреливали по 10–15 человек.

В районе Ихуэласа по ночам расстреливали арестованных из городов Кильота, Калера и поселков Кампо-де-Депортес и Конкон (провинция Вальпараисо). Всего в том месте было казнено не меньше 350 человек.

В порту Сан-Антонио по окончании пыток был казнены шесть начальников местного профсоюза грузчиков, а также христианский демократ Хименес, ярый соперник Альенде. После этого суда ВМФ с целью устрашения подвергли артиллерийскому обстрелу рыбоперерабатывающие фирмы «Арауко», «Чили», «Сопеса» и «Контики» – не обратив кроме того внимания на то, что одно из них, «Сопеса», было предприятием частным и хозяева его финансировали оппозиционную Альенде прессу.

В Консепсьоне в университетском квартале в первоначальный же сутки было убито более чем 80 человек. В маленьком городе Лос-Анхелес (провинция Био-Био) 11 сентября власть захватили местные нацисты, каковые начали с публичного расстрела на главной площади 12 муниципальных начальников Единого профцентра Чили. По большому счету же в провинции Био-Био в первую же семь дней было казнено (по большей части кроме того не армейскими, а латифундистами и местными фашистами) более чем 90 человек.

В провинции Каутин латифундисты охоту на крестьян – индейцев мапуче. Вооруженные помещики вывозили арестованных крестьян в поле, отпускали, а после этого на автомобилях гонялись за ними, как за зайцами. Тех из индейцев, кто выяснялся не убит, а ранен, передавали карабинерам. Карабинерам же передали и нескольких местных священников, выступавших в протест таковой «охоты». Город Пуэрто-Монт захватил генерал ВВС Серхио Ли, брат участника хунта Густаво Ли.

Город захватывался правильно армейского мастерства – как будто бы вражеский опорный пункт. И не смотря на то, что сопротивления армейским никто не оказывал, при захвате города погибло около 60 человек – обитателей рабочих поселков, а также пара детей.

Город Ла-Серена совершенно верно так же стал объектом «боевых учений»: при помощи отрядов националистов из «Патриа и либертад» Ла-Серена была «забрана штурмом» «экспедиционным корпусом» генерала Арельяно Старка. Старк устроил в городе погром. Самый узнаваемый в Ла-Серене человек – основатель и директор консерватории прославленного во всем мире Чилийского детского оркестра Хорхе Пенья был казнен без следствия и суда.

Заодно расстреляли юриста Гусмана Санта-Круса, совершив перед этим чрезвычайное совещание «выездного военного трибунала» и осудив на нем юриста на пять лет заключения! Доктора Муньоса, осмелившегося возразить против этого расстрела, попросту закололи штыками.

Нужно иметь в виду, что многие из задержанных в первоначальный месяц переворота были убиты по совсем случайным обстоятельствам. На Национальном стадионе воины систематически убивали тех, кто сошел с ума, и достреливали неудачных самоубийц (на стадионе многие пробовали наложить на себя руки, кидаясь с верхних трибун). На стадионе «Чили» нескольких дам убили за то, что они были в штанах, а мужчин – за долгие волосы (среди них была несколько хиппи-чужестранцев).

Мексиканская журналистка Патриция Бастидос поведала, как на ее глазах на Национальном стадионе убили мужчину лишь вследствие того что у него начался приступ эпилепсии. Наряду с этим армейские прекрасно осознавали, что они делают. Не просто так вместо имен офицеры пользовались кличками: к примеру, на Национальном стадионе – Лев-1, Лев-2, 3, 4, либо Орел-1, 2, 3, 4

С объявлением «нормализации» «армейские операции» против мирных жителей не закончились. В то время, когда в конце 1973 г. генерал Пиночет посетил поселок Кинта-Белья, дабы находиться на церемонии переименования поселка в Буин (в честь одноименного полка), этому предшествовала акция устрашения: всех 5 тысяч обитателей поселка армейские согнали на футбольное поле, отобрали из них 200 человек, из которых 30 расстреляли, а остальных заявили заложниками.

В ночь незадолго до визита Пиночета воины всегда обстреливали поселок. Было ранено пара десятков человек. Позднее чилийское телевидение показывало приезд Пиночета в Кинта-Белью и рыдающих около него дам и растолковывало, что дамы плачут от признательности и чувства умиления генералу за то, что он «высвободил их от марксизма».

Не смотря на то, что рыдали они, конечно, совсем по вторым обстоятельствам.

А незадолго до Рождества 1973 г. хунта заявила о раскрытии так именуемого замысла «Леопард» – замысла левых развернуть кампанию террора против предприятий Чили. Было сказано, что при попытке взорвать мачту ЛЭП воины убили пятерых «партизан-коммунистов». Но все пятеро были за пара дней до того арестованы в своей квартире, а на их телах, выданных родственникам, остались следы пыток.

Один из погибших «партизан» был близок к кардиналу Сантьяго-де-Чили Раулу Сильве Энрикесу. Кардинал настойчиво попросил от главы МВД хунты генерала Бонильи расследования. Но Бонилья от кардинала .

Сейчас представим себе, что мечта отечественных неолибералов осуществилась – к власти у нас пришел собственный Пиночет совершает все, как его предшественник в Чили. В Чили в 1973 г. жило 10,2 млн человек. В Российской Федерации живет 147 миллионов. Экстраполируем чилийский опыт на Россию. Приобретаем: в первоначальный же месяц власти российского Пиночета должно быть стёрто с лица земли 512 тыс. человек. К тому же 192 тысячи должны быть после этого убиты в колониях и умереть под пытками. К тому же около 68 тысяч должны «пропасть без вести». Итого: 772 тысячи.

Не слабо!

Идем дальше. В первые два года при Пиночете по политическим мотивам подверглось аресту и послано в лагеря и тюрьмы 110 тыс. человек. Экстраполируем на Россию. Приобретаем 13 млн 840 тыс. человек. По Хабарову, через колонии в Чили при Пиночете «прошло 500 тысяч людей». Да нет же, господин Хабаров!

500 тысяч (правильнее, 492 тысячи) были осуждены – хотя бы на месяц заключения, хотя бы на большой штраф (за нарушение комендантского часа, за участие в демонстрации и т.п.). А всего через лагеря и тюрьмы прошло – другими словами было хотя бы один раз арестовано (многие так и не престали перед судом) 27,1% населения. Пересчитываем на Россию.

Приобретаем: 40 миллионов. 40 миллионов за 10 лет кроме того Сталину посадить не удалось! (В 1937 г. 40 миллионов – это было по большому счету все взрослое трудоспособное население СССР, включая участников Политбюро и самого Сталина).

Церковь, евреи и фашисты

А. Хабаров в собственном фи

Военный переворот 1973 года в Чили.Приход к власти Августо Пиночета.

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • Джон энох пауэлл «реки крови» 1968 г.

    Этот материал выкладывается на сайт в продолжение темы, поднятой в статье «Мало неприязни, господин». Аннотация: Джон Энох Пауэлл (John Enoch Powell)…

  • Правда о гигантопитеке

    Еще одна занимательная статья из жж коллеги Харитонова. Из чёрных зарослей бамбука Выбегает сика-пука! (детсадовский фольклор) И трус презренный, и…

  • Античный флот и его корабли

    Хорошего времени дней, коллеги. Сейчас я публикую статейку на нетипичную для меня тематику, в частности попытку неспециализированного диванного анализа…

  • Сказ о том как девлет-гирей москву брал

    Историография — в узком смысле слова это совокупность изучений в области истории, посвящённых определённой теме или исторической эре. Другая история —…

  • Верой и правдой служил россии

    130 лет назад, 1 июля 1884 года, погиб Эдуард Тотлебен, которого вычисляют самым выдающимся армейским инженером XIX века. В действительности кликали его…

  • Правда о «правде»

    История отечественной авиации хранит еще много тайных, и одна из них – обстоятельство появления самолета АНТ-14. В соответствии с советским источникам,…