Флакон от т-28

Уже в середине 30-х, танков у РККА стало не просто большое количество, а довольно много. Вероятно кому-то это не нравится, кто-то уверен в том, что возможно а также необходимо было вкладываться во что-то второе Но, по-любому, логика в РИ развитии событий была. Да, в СССР в свирепом темпе строились танковые армады.

Но вовсе не для захвата Европы по плохому – навалом, как пробуют нас убедить кое-какие сбежавшие за бугор самки собаки, а исходя из элементарной прагматики. В СССР, промышленность, в частности машиностроение, было отсталым если сравнивать с самые опасными вероятными соперниками – вот единственная обстоятельство.

Да, Англия, Франция и Германия имели возможность позволить себе такую роскошь – строить в мирное время не большое количество танков (не смотря на то, что, французы весьма долго сохраняли лидерство), потому, что замечательно осознавали – в случае если запахнет порохом, их ну весьма развитая индустрия, перейдя на армейские рельсы, завалит армию всем нужным, включая, очевидно, и танки. В СССР таковой развитой индустрии не было. Фабрики, каковые по большому счету имели возможность производить танки, возможно было пересчитать по пальцам одной руки.

Что если война начнётся с разнесения этих самых фабрик в щебёнку ударами с воздуха!? А вторых нет. И что? Сдаваться? Исходя из этого, чтобы хотя бы легко очевидно продержаться во в полной мере настоящей войне против всех, танки нужно было строить заранее.

Про запас. И довольно много. И танковых частей вырабатывать большое количество и заранее.

Для накопления же моторесурса уже выпущенных танков и экономии бензина, в частях ровно половину танков ставили на консервацию, четверть эксплуатировали в учебных целях весьма экономно (лишь на зачётных учениях) и только последнюю четверть всех автомобилей гоняли «на убой» для повседневного планового обучения экипажей.

Флакон от т-28

И всё в данной совокупности (исходя из условий задачи) думается, верно и логично. Вот лишь сходу пара НО делали её не только неэффективной, но и наоборот, фатально вредной.

Во первых, кроме того при обычном функционировании, из целого танкового полка, практически боеспособным был в лучшем случае один батальон. Во вторых, при остром недостатке запчастей, боевая учёба всё больше становилась формальной в тех частях, где технику, стоящую на консервации не трогали. В других частях наоборот, обучались довольно нормально, но для данной самой учёбы, выдирали нужные запчасти из опломбированной техники – что, конечно же, дело непременно подсудное.

А фабрики, практически задавленные нереальными замыслами выпуска всё новых танков, запчастями снабжали армию по остаточному принципу и заказы на них хронически срывали. Да и те качества были ещё того Исходя из этого стоит ли удивляться, что при отечественном-то огромном танковом парке (что сугубо по арифметическим параметрам кое-какие кретины противопоставляют немцам как аргумент в пользу агрессивных намерений, заодно делают вывод какие конкретно неумелые вояки те русские), боеспособной техники в действительности было не так уж и большое количество. По крайней мере, в соответствии с официальной отчётности к первой, всецело боеспособной категории, танков относилось до обидного мало.

Ещё больший вред вышеописанная совокупность принесли отечественной армии касательно ГСМ. Такое чувство, что та четверть танкового парка, что деятельно эксплуатировалась в мирное время, и была заветным предельным пределом, на что лишь и собиралась выйти отечественная промышленность по производству ГСМ. А как же – и та четверть росла как на дрожжах, и производство ГСМ росло, но кроме того в лучшем случае в тех же пропорциях, по видимому совсем не учитывающих ещё ¾ парка!

В то время, когда же было нужно вводить в дело из того танкового парка всё что возможно, не выяснилось не только запчастей, но и ГСМ.

Полностью также самое возможно сообщить и по военному совокупности техобслуживания техники. С рутиной будней ТО ещё худо-бедно справлялось, но на больших учениях всегда случался полный конфуз. А уж во что вылилась мобилизация

А ведь некие «горячие головы» упрекали РККА за отсутствие в рядах её боевой техники тысяч САУ, ЗСУ, БТР Помилуйте господа, в случае если уж очевидно нужную для тогдашнего управления страны танковую накачку промышленность не смогла обеспечить ни запчастями, ни ГСМ, ни ТО, то что бы было при наличии дополнительных тыщь САУ, ЗСУ и БТРов?

А вот строить САУ, ЗСУ и БТР вместо части танков было решительно нереально – опять-таки по обстоятельству слабости индустрии. В СССР просто не было фабрик, на которых возможно было бы разместить эти заказы. У нас был, скажем ХПЗ, что в свирепом ритме гнал танки БТ. На свободных от танков мощностях завода, кое как и в очевидно недостаточном количестве собирали арттягач «Коминтерн» (плюс монстры «штучной выделки» Т-35). Отказ от Т-35 ничего по солидному счёту не поменяет.

На артягач посягать никто само собой разумеется не будет, как и останавливать основной конвейер, для того, чтобы израсходовать месяцы для перехода на выпуск САУ, ЗСУ либо БТР на базе БТ (не говоря уж о принципиально новой машине!). В противном случае окажется полная фигня. Завод удачно сооружает танки, а позже, по приказу какогонить мудреца-попаданца, пару-тройку месяцев переходит на выпуск САУ (пускай хоть тех же БТ-7А).

Сделав замысел по этим САУ за пол-года, конвейер снова на пара недель (если не месяцев!) останавливается для освоения выпуска ЗСУ. Позже, также самое с БТР. В итоге, вместо тысячи танков, завод за год сделает по полторы много автомобилей трёх вторых классов.

Кто-то сообщит – прекрасно! Пускай мало, но у армии будут и танки и САУ и ЗСУ и БТР!

А ничего хорошего! «Войну моторов» малым числом техники не победить, а строить всего и по многу отечественная промышленность не имеет возможности. Учитывая же, что номенклатура запчастей наряду с этим вырастет многократно, всё тот же их недостаток в армии гарантирован в усугублённой форме. А ещё, у нас будет мало подготовленных экипажей (что для технически отсталой страны – трагедия).

Ну и само собой разумеется, ни на бензине, ни на ТО никакого выигрыша не будет по большому счету в принципе, потому, что плановая экономика опять-таки будет ориентирована на обеспечение армии мирного времени. Т. е. всего этого будет ещё меньше чем в РИ! А война-то потребует значительно больше чем было в РИ!

Совсем нехорошее у меня отношение к идее переделки в особые автомобили устаревших танков первых выпусков – вот уж кто на раз сожрёт все и без того невеликие стратегические запасы запчастей и без финиша будет потребовать их ещё и ещё. Несложнее всё это старьё в утиль.

Как же всего этого избежать? Ну, на то они и альтернативы, чтобы выбирать варианты и моделировать ситуации. Одно мне лично ясно – в стране с плановой экономикой, каждая экономия – тормоз в развитии (не о неэффективном применении ресурсов обращение!). Начнёшь экономить бензин (уменьшать выпуск танков либо интенсивность боевой учёбы) никакого роста выпуска горючего никто кроме того планировать не будет! Наоборот, в замыслах начнёт фигурировать дебильная обязаловка на ту самую экономию.

Чтобы к началу войны взять в достаточном количестве солярку, нужно уже в середине 30-х затевать массовый выпуск боевой техники с дизельмоторами и ни за что не экономить на боевой подготовке. Чтобы к началу войны иметь достаточное (хотя бы довольно!) количество бронебойных снарядов калибра 76,2 мм, нужно опять-таки уже в середине 30-х вооружать главную массу танков пушками, заточенными под данный снаряд. И уже исходя из этих, глобальных задач, строить ВПК и расставлять в его замыслах выговоры.

Но, это всё вопросы весьма важные. Сложные. Глобальные. Непременно спорные.

Я же, желаю предложить что-то более приземлённое и экстравагантное. Надеюсь, с эмоцией юмора у читателей всё в порядке? В случае если армия желает, но промышленность не имеет возможности дать ей в один момент танки, САУ, ЗСУ и БТРы, из-за чего бы не объединить все эти функции «в одном флаконе».

Берём в качестве платформы простой Т-28 (как самый оптимальный по габаритам) и фаршируем, фаршируем

В передней части корпуса, вместо двух рубки и малых башен мехвода, размещаем: По центру в лобовом странице корпуса 4,5 дюймовая (114,3 мм) британская гаубица «Ковентри Орднанс Воркс» Mk.II обр. 1917 г. (упрощённая и усовершенствованная версия гаубицы подобного калибра Mk.I обр. 1910 г.). Слева от неё мехвод.

Справа наводчик орудия с курсовым пулемётом ДТ в шаровом яблоке. Причём пулемёт «кочующий» — с возможностью его перестановки на зенитную турель.

Спросите – на фига эта необычная 114 мм гаубица? Чё в ней толкового? Дык трёхдюймовки мало – нам же арта нужна, чтобы как раз замещала отсутствующую самоходную гаубичную артиллерию. А 122 мм гаубица, с её постоянным откатом далеко за метр, для Т-28 в отечественной комплектации очевидно перебор. Я в одном масштабе тот ствол, ту тот танк и длину отката В общем, не легко, громоздко, в случае если и влезет будет ой как проблематично применять.

Причём не только заряжать и стрелять, но и наводить, потому, что заниматься этим будет необходимо мехводу. При 114 мм гаубице, возможно разместить наводчика и водителя по бокам от гаубицы — очень мало уширив корпус (да и то в случае если потредуется). Само собой разумеется, отличие в весе фактически качалки у 122 мм и 114 гаубиц не шибко громадна, но тут имеется пара крайне важных нюансов. Во-первых, у 114 мм аглицкой гаубицы протяженность отката не просто намного меньше, она переменная и регулируется в зависимости от условий стрельбы.

На нулевом угле возвышения от 400 мм до метра (у 122 мм более метра в любом положении без регулировки), а на большом от 200 до 500 мм. Это указывает, что большой откат при нулевом угле не техническая необходимость, а только средство чтобы орудие не «козлило» при выстреле, чего в танке не будет конкретно. Следовательно, возможно тихо сократить откат при любом угле теми самыми 400 — 500 мм – как у танковой пушки КТ-28, чего от 122 мм гаубицы в то время «малой кровью» добиться было нереально.

Второе. Затвор у англичанки клиновый – что в тесном БО танка очень принципиально важно и благодаря чему скорострельность у Mk.I-II была наполовину выше, чем у отечественных 122 мм гаубиц. По той же причине тесноты БО 114 мм гаубица предпочтительнее ещё и тем, что у неё, в отличие от 122 мм, имелась совокупность стремительного приведения ствола в положение для зарядки – в отечественной отечественной артиллерии такая употреблялась только у тяжёлых артсистем.

Плюс отличие в весе снарядов, которыми оперировать заряжающему. Вот и прикиньте, какую гаубицу эргономичнее эксплуатировать в тесном БО. К этому ещё нужно добавить значительно больший возимый 114 мм БК

(4,5 дюймовая (114,3мм) гаубица)

Эти самые 114 мм гаубицы в массовом порядке закупались Россией на протяжении ПМВ у Англии (импортировано не меньше 400 орудий, каковые в отечественной армии назывались 45-линейными лёгкими гаубицами) и до середины 30-х они являлись самой замечательной артой отечественной лихой конницы. Их холили и лелеяли, ремонтируя и заменяя всё что необходимо.

Под них в стране производились снаряды (кстати, в случае если из Англии импортировали как минимум 300 тыс. шрапнелей и гранат (превосходящих по поражающему действию боеприпасы германской 105 мм гаубицы), то в Российской Федерации/СССР для этих гаубиц производили намного более тяжёлые и замечательные фугасные бомбы, плюс химические боеприпасы начинённые ОВ. В общем, полный комплект. И с оружия эти гаубицы сняли вовсе не вследствие того что кавалерии так уж хотелось повесить себе на шею практически В два раза более тяжёлые в походном положении 122 мм гаубицы, – наоборот, и ничего сложного в производстве тех стареньких 114 мм гаубиц (в версии Mk.II) не было, в полной мере имели возможность вместо изношенных произвести новые – такие же, а из рвения к очевидной общесоветской унификации.

Я это рвение постоянно привык разделять на: «к добру» либо «не к добру». В этом случае, я бы по большому счету перевёл артиллерию РККА с калибра 122 мм на калибр 114 мм. Это тем более полезно, что вся имевшаяся у РККА до середины 30-х гаубичная артиллерия была устаревшей, а те же лёгкие гаубицы нового поколения, при сохранении прошлого калибра, по весу, уже очевидно провалятся в категорию тяжёлых.

Что фактически и случилось – превосходная новая 122 мм гаубица М-30 весила уже как прошлые шестидюймовки и настоятельно потребовала механической тяги, которую страна продолжительно не имела возможности обеспечить. Кроме того немцы с их моторизацией, причисляли отечественные 122 мм М-30 не к категории лёгких, а к категории тяжёлых гаубиц.

В общем, в данной АИ, я вооружаю собственный «флакон из под Т-28» 114 мм гаубицей в лобовом странице корпуса. Конечно модернизированной. С усиленными противооткатными устройствами и ещё уменьшенной длиной отката.

Углы наведения по горизонтали «уникальные» – не громадные – как но и у всей артиллерии обр. ПМВ. Горизонталь гр. этак 30 – больше высота БО вероятнее не разрешит.

Но и этого достаточно чтобы шмалять через головы собственных в первых рядах наступающих пехотинцев, осуществляя их яркую помощь.

Башню делаем на базе РИ башни от Т-26 (конечно для повышения количества БО в передней части корпуса от башни Т-28 нужно будет отказаться). Потому, что вооружать башню ублюдочным окурком трёхдюймовки при наличии 114 мм гаубицы никакой потребности нет, в башне ставим спарку 45 мм танковой пушки 20К и крупнокалиберного пулемёта ДК. И – самое ответственное – снабжаем данной спарке возможность вести зенитный пламя.

Имеется хорошие бронецели – расстреливаем их из скорострельной «сорокапятки». Нужно пэвэошный заградительный пламя обеспечить – ДК нам в помощь – правильнее в зенит. На что-то большее, чем заградительный пламя, при наличии одного-единственного ствола ККП не рассчитываем – но в любом случае это значительно лучше чем ничего.

Тем более, что из ДК и по земле поработать одно наслаждение – эффект, не чета ни сорокапятке ни дэтэхе. Я ни при каких обстоятельствах не поверю, что неприятность малосерийного выпуска ДК заключалась в каких-то его конструктивных недочётах – пулемёт был очень несложной и надёжной машинкой, что наглядно было показано на протяжении сравнительных опробований ДК и ШКАСа, каковые ДК победил практически по всем статьям (не считая практической скорострельности и ЕМНИП кучности). Особенно по надёжности!

Неприятность ДК была скорее с одной стороны в отсутствии свободных производственных мощностей на оружейных фабриках, а с другой в очевидно недостаточной заинтересованности самой армии в этом оружии. В АИ, учитывая, что выпуск «флакона» в разы расширить если сравнивать с исходным Т-28 в принципе нереально, добиться от индустрии выпуска ДК числом хотя бы 200 стволов в год – в полной мере реализуемая задача.

Ещё касательно башни. В случае если шататная башня для таковой умной спарки окажется тесновата, возможно применять более вместительную от Т-26-4. Количества той уж совершенно верно хватит.

Над МТО танка, которое будет необходимо конечно мало перекомпоновать (как, почтенные господа танкоманы не задавайте вопросы!), устанавливаются по четырёхместному сиденью-лавке на любой борт и данный «десантный отсек» на 8 стрелков с карабинами, закрывается плотным брезентовым тентом, что зимой утепляется войлочным подбоем и обогревается от танкового двигателя. Выброс двигателя и воздухозабор к нему же, осуществляются с кормы корпуса. Выход десанта через две створки с каждого борта.

И это ещё не всё! Позади, к этому монстру цепляется громадной двухосный прицеп (в противном случае и трёхосный – шасси Т-28 замечательное, ещё и не то тихо утащит), в котором размещаются второй БК, две полные заправки ГСМ, ЗИП, шанцевый инструмент, конечно маленький ротный 82 мм миномёт с расчётом и двойным БК, ручной пулемёт ДП с расчётом и БК, противотанковое ружьё с расчётом и БК, начальник стрелкового отделения и его же санинструктор. В общем, в одном флаконе мы приобретаем САУ (и не абы что, а самоходную гаубицу), «танк-истребитель» с общепринятой «сорокапяткой», ЗСУ с ДК и ДТ, плюс всецело упакованное стрелковое отделение с пулемётом, ПТР а также 82 мм миномётом.

Вот такая смешанная боевая единица на одном моторе, на одной многоцелевой военной машине, которую, действительно, уже категорически нельзя бросать в тупые лобовые атаки как простые танки. Это не лом, а узкий инструмент помощи с мудрёным заглавием ТМБМ-34 (тяжёлая многоцелевая военная машина обр. 1934 г.).

Предполагаемая структура: три ТМБМ – взвод. Одна из автомобилей взвода оборудуется бульдозерным ножом-отвалом для оборудования позиций, одна противоминным катковым тралом, а третья, машина комвзвода, кроме простого прицела артиллерийской буссолью. В роте три взвода плюс уже чисто командирская машина у которой вместо гаубицы усиленные средства связи (всего 10).

Батальон: три роты, командирская машина плюс одна ТМБМ сопровождения и рота ТО со взводом (3 ед.) эвакуаторов (на базе того же Т-28). Три батальона, разведбат, батальон тыла да и то, батальон мотопехоты плюс моторизованный артдивизион – бригада. Всего в бригаде 105 автомобилей на базе Т-28 (84 боевые, 12 командирских, 9 эвакуаторов).

С 35-го по 39-й возможно вместо Т-28, форсировав производство на имеющихся площадях собрать автомобилей для полного укомплектования, как минимум, пяти бригад. (А уж в случае если их производить ещё и на 174-ом, вместо Т-26). Стратегически, они обстановку на фронтах само собой разумеется в корне не поменяют, но в качестве резерва РГК, применённые вовремя в том месте, где это весьма необходимо, смогут сослужить хорошую работу.

Модернизация. Тут ничего особого. Лобовую броньку и башни и корпуса усилить до 45 мм. Гаубицу по большому счету возможно покинуть в том же виде – нам контрбатарейные дуэли не необходимы – чуть что – меняем позицию и лишь. В лучшем случае как-то постараться расширить углы ВН и особенно ГН. (Но, нежели кто-то в ГАУ расстарается на 122 мм мортиру с подобными массо-габаритными и эксплуатационными чертями – я буду лишь рад).

О перевооружении башни вместо спарки 20К/ДК на спарку 37 мм зенитного автомата и ДТ, возможно, возможно лишь грезить, глотая слюнки (для этого ещё и башня потребуется принципиально вторая!). Несложнее «сорокапятку» внедрить длинностволую с более замечательным выстрелом (не меняя гильзу) и качественным ББС-ом – чтобы германские панцеры обр. 41 г. брала точно на всех настоящих расстояниях боя. ДК заменить на ДШК.

И усё.

Тактическое применение в очень широком спектре – от очевидного усиления простых стрелковых и танковых частей, до независимых тактических операций в маневренном ключе.

Что касается неприятностей логистики – в частности обеспечения аж четырьмя видами снарядов – это в принципе не неприятность. В Красную армию перед войной формировались танковые дивизии совсем разношёрстного состава, потребовавшего не проблемы логистики и меньшей номенклатуры боеприпасов мало кого тревожили (к сожалению, кстати – лучше бы все дивизии комплектовали танками одного типа). Тут же, наоборот, кроме того имеется некое упрощение.

К гаубице необходимы лишь ОФСы, «сорокапятке» достаточно бронебойных.

Ну и напоследок заблаговременно отвечу на критику самой идеи пушки в корпусе. С одной стороны, мне она также не весьма нравится. Но!

В мире было полно танков с аналогичной компоновкой (и во Франции, и в Англии, и в Италии, и в Соединенных Штатах) так из-за чего бы в АИ, СССР не пойти по тому же пути?

Обзор Т-28 Гарант нагиба | War Thunder

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: