Еще одна предвоенная альтернатива. часть 1

Глубокоуважаемые сотрудники!

Предлагаю вам продолжение моей альтернативы. Предшествующая часть, во-первых, взяла на себя изложение неспециализированных идей всей АИ, а, во-вторых, была нужна для понимания того, о чем идет обращение в некоторых фразах сегодняшних диалогов. Сейчас я выкладываю обсуждение сентябрьского замысла стратегического развертывания Красной Армии.

Как и прежде, сам текст замысла не публикую в связи с его доступностью в сборнике документов «1941 год» (том 1, документ №117) и Интернете (к примеру, http://www.bdsa.ru/совет народных комиссаров-1940-год/1512-117-103202-18-1940).

Еще одна предвоенная альтернатива. часть 1

СТАЛИН: Благодарю, товарищ Мерецков, за обстоятельный доклад. Приступим к дискуссии. Полагаю, товарищ Тимошенко, кроме этого будучи автором представленного доклада, вряд ли выскажет какие-либо важные замечания.

Весьма интересно, каково вывод командующих особенных армейских округов, армиям которых предстоит претворять этот замысел в судьбу? Появились ли у них какие-либо вопросы, которые связаны с предлагаемыми им задачам? Но сперва предлагаю определить вывод товарища Александрова – он у нас ни Наркому обороны, ни начальнику штаба не подчинен и, значит, не стеснен в оценках предложенной схемы.

АЛЕКСАНДРОВ: Товарищи! Я опять должен выступить с критикой предлагаемого Генштабом замысла. Отечественные действия не должны зависеть от соперника в том смысле, что мы не должны идти у него на предлогу, не должны отдавать ему инициативу, а напротив, собственными действиями мы сами должны вынуждать его отказываться от задуманных им замыслов.

Я имею в виду то, что по предлагаемому замыслу район сосредоточения отечественных упрочнений – севернее либо южнее Полесья – якобы обязан зависеть от того, какую схему изберут немцы. С позиций армейского мастерства нам сразу же направляться включаться в борьбу за инициативу, пробовать навязать сопернику собственную волю. Но дело кроме того не в теории. А в том, что на практике нам будет не просто весьма тяжело, а фактически нереально вскрыть подлинные замыслы соперника и тем более – успеть ответить на них.

Так, по оценке Генштаба, Германия может успеть сосредоточить собственные войска для удара по нам за 10 – 15 дней. Первые пара дней германского сосредоточения мы просто не увидим, после этого еще семь дней группировка германских армий просто не разрешит нам точно выяснить: где как раз они желают нанести основной удар – на юге либо на севере от Полесья. Легко вследствие того что их группировка еще будет лишь в ходе сосредоточения, и по ней мы ничего конкретно узнать не сможем.

Да и забрать, например, таковой очень емкий в своевременном отношении район, как район Варшавы. Как прикажете осознавать, куда нацелены сосредотачиваемые в том месте войска? Оттуда они смогут ударить как на Брест и потом на Барановичи, Минск, так и по Украине с целью выхода или в тыл отечественной львовской группировке, или для глубокого удара в сторону Бердичева и Житомира.

И до тех пор пока мы будем ожидать да гадать, какой вариант задумали немцы, время уйдет – к тому моменту, в то время, когда мы лишь начнем сосредоточение собственных армий, немцы уже ударят.

Исходя из этого я настаиваю на том, дабы в плане сосредоточения было конкретно прописано: куда какие конкретно дивизии перебрасывать. И, когда немцы начнут подозрительно накапливать собственные войска у отечественных границ, – сразу же приступать к перевозке собственных армий, не тратя время на гадание о замыслах Германии. Вычисляет Генштаб, что для немцев удачнее наступать севернее устья реки Сан? Пускай так оно и будет, примем данный вариант за основной.

Севернее Полесья мы обороняемся, южнее – наступаем. Окажется, что Генштаб совершил ошибку и немчура опять, как в 18-м году, захочет оттяпать Украину? Ничего ужасного.

Значит, нужно будет вести тяжелые встречные битвы на Украине. Но терять время, выясняя, что же в том месте задумали себе немцы, категорически запрещено!

Исходя из этого я твердо стою на том, дабы никаких вариантов не было, а был один, четкий замысел.

Однако всем нам нужно прочно поразмыслить над тем, как возможно компенсировать отставание в сроках сосредоточения армий. Во-первых, как и ранее, предлагаю уже на данный момент танковые дивизии из Средней Азии и Закавказья передислоцировать куда-нибудь в район Ростова, Харькова, Курска, Орла либо Воронежа. Это разрешит ускорить сроки их переброски при развертывании при угрозы войны.

Кроме этого возможно снять одну-две стрелковые дивизии и одну кавалерийскую дивизию из Закавказья и перебросить их в тот же Северо-Кавказский округ – всё одно при тревоги до границы ближе ехать будет. Полгода назад, опасаясь франко-английского вторжения, мы были вынуждены усилить Закавказье армиями из вторых округов. Но сейчас ситуация в мире изменилась, угроза Баку миновала – Англии и тем более Франции сейчас очевидно не до нас (хохот в зале).

Так что сейчас мы имеем возможность высвободить часть армий оттуда и усилить другие направления.

Второе, что я желал бы подчернуть, что по предлагаемому замыслу 19-я армия из СКВО сосредотачивается между 5-й и 6-й армиями КОВО в западной части Украины, а 18-я армия из ХВО – в стыке между 12-й армией КОВО и 9-й армией ОдВО. Так, путь у армий 18-й армии получается меньше, а у армий 19-й армии – дольше, не смотря на то, что 19-я армия действует на главном направлении, а 18-я – на запасном. Возможно, направляться поменять этим армиям районы сосредоточения?

Тогда 18-я армия из Харькова сможет прибыть на основное направление стремительнее, чем 19-я из Ростова. Еще один пример – это механизированный корпус из МВО. По новому замыслу его предлагается передать в резерв Юго-Западного фронта. Мне думается, что до тех пор пока у нас остается нерешенной неприятность с проигрышем по времени в сроках сосредоточения если сравнивать с Германской армией, такое ответ есть неоптимальным. Стремительнее было бы его перебросить в резерв Западного фронта.

Все-таки из Москвы в Минск стремительнее, чем в Тернополь. Либо более универсальный вариант – выгружать данный корпус на стыке ЗапОВО и КОВО где-нибудь в районе Гомель, Чернигов. Тогда, в зависимости от развития обстановки, его возможно будет задействовать как в интересах Западного, так и Юго-Западного фронта.

Кроме этого, потому, что по новому замыслу главная роль отводится Юго-Западному фронту, в целях улучшения управления армий на главном направлении предлагаю поделить войска, действующие южнее Полесья, между двумя отдельными фронтовыми управлениями. Пускай одно полностью сосредотачивается на нанесении сильного удара по сопернику, а второе возьмет на себя оборону второстепенного, но весьма протяженного участка границы с союзниками Германии.

Помимо этого, я бы отметил таковой момент. Главный удар германской армии Генштаб ожидает из Восточной Пруссии ориентировочно на Ковно, а потом либо на Двинск и Полоцк, либо на Минск. Но в то же самое время по отечественному замыслу участок от Ковно до Гродно – весьма не сильный. Да, местность в том месте тяжёлая. Но в случае если мы ожидаем в том месте основной удар немцев, на этом месте направляться повысить колличество стрелковых дивизий.

У нас же создаются только замечательные ударные группы севернее и южнее этого района. Я имею в виду механизированного корпуса. Да, фланговая угроза вклинившемуся сопернику – это прекрасно. Но таковой фланговый контрудар должен быть обеспечен прочно обороняемым центром.

А его-то у нас и нет. В условиях запаздывания развертывания отечественных армий если сравнивать с германскими, нам угрожает глубочайший рассекающий удар. И вместо прекрасного окружения вклинившегося соперника нам нужно будет думать, как поскорее отвести отечественные ударные группировки назад, пока соперник не перерезал их коммуникации с тылом.

В частности, для армий Северо-Западного фронта прорыв немцев через Ковно на Двинск угрожает последующим отсечением по пределу р. Зап. Двина и прижатием к побережью Балтийского моря.

Кроме этого относительно главного удара немцев хотелось бы сообщить вот что. Генштаб ожидает его из Восточной Пруссии либо на Двинск и Полоцк, либо на Минск. В соответствии с этим в указанных районах запланировано сосредоточение резервов.

Но считаю, что одних перевозок армий с началом мобилизации мало. Нужно дополнительно укрепить эти районы в инженерном отношении. С Двинском и Полоцком несложнее: во-первых, они стоят на большой водной преграде, а во-вторых, в том месте уже имеется оборонительная фортификация.

В первом имеется крепость еще с царских времен, в Полоцке строился УР в 1930-х годах. Но они, непременно, нуждаются в модернизации и особенно в укреплении и развитии предмостных позиций. С Минском сложнее. В том месте практически с нуля нужно будет развивать правый фланг Минского УРа, заворачивая его фронтом на север.

Формально, узлы сопротивления в том месте имеется, но они весьма не сильный. Их нужно без шуток усиливать. Единственное, что пара упрощает построение обороны тут – это темперамент местности между Белоруссией и Литвой.

И направление течения рек, и обилие лесов, и довольно не сильный дорожная сеть содействуют тут построению обороны. Однако, нужно выстроить новый Лепельский УР. Кроме этого, быть может, еще в мирное время на рубеже р. Западная Двина и недалеко от Минска направляться создать два армейских управления и выделить пара стрелковых дивизий для них.

В случае если мы будем не успевать с сосредоточением главной группировки – на эти армии возможно будет опереться при отражении удара Германии. А вдруг успеем подвезти войска из внутренних округов, то эти армии усилят приграничные группировки, выдвинувшись западнее, и высвободят место для прибывающих из глубины страны армий РГК. Но строительство укрепленных районов как по Двине, по сути – от Риги и чуть ли не до Витебска, и севернее Минска, нужно вести в любом случае.

Снова же – с учетом отечественного отставания в сроках сосредоточения армий заблаговременное усиление данных районов считаю необходимым. Все-таки на данный момент разрыв между Минским и Полоцким УРами воображает важную опасность. Направления Лепель – Лепель и Витебск – Орша на сегодня всецело открыты.

И это при том, что Генштаб уверен в том, что самоё вероятным направлением главного удара германской армии будет удар из Восточной Пруссии на Ковно, Двинск либо на Вильно, Минск.

Потом, в случае если основной удар предлагается наносить силами Юго-Западного фронта, то его нужно усиливать. Без значительного превосходства в силах обеспечивать успех нереально. В случае если севернее Полесья мы будем обороняться, то нужно продумать, как перераспределить часть дивизий в пользу ЮЗФ.

Так или иначе, но время для доработки предложенного замысла у нас будет – на данный момент на дворе уже осень, так что ни в Англию высаживаться, ни на нас нападать Гитлер в скором будущем не станет. Полагаю, как минимум до весны у нас время имеется. В случае если куда он и попрет зимний период, так это в Африку либо через собственного испанского друга на Гибралтар начнет давить – пускай у британцев голова о ближайших замыслах Гитлера болит.

В общем, считаю, что на данный момент нам нужно готовить таковой замысел, дабы его возможно было реализовать начиная с весны будущего года. До окончания весенней распутицы нападать на нас Германия вряд ли станет, так что в плане, полагаю, возможно смело рассчитывать на поставки оружия и боеприпасов от индустрии, и на капитальное постройку по апрель месяц включительно. Не смотря на то, что за зиму вряд ли строительство на большом растоянии продвинется.

А в том месте доживем до весны и будет видно, к чему подготовиться дальше.

Кроме этого при разработке замысла стратегического развертывания прекрасно было бы совершить двустороннюю командно-штабную игру. Такое мероприятие разрешит более объективно оценить правильность тех либо иных положений замысла. Считаю, что вернее было совершить две игры. На одной отработать вопросы обороны на направлении главного удара немцев, т.е. в полосе севернее устья р. Сан.

По ее итогам выяснить, сколько сил нам потребуется для сдерживания германских армий в полосе Прибалтийского и Западного округов. Тогда выяснится, сколько у нас останется в распоряжении сил для усиления армий Киевского округа. А на второй выяснить, какую задачу разумно ставить армиям Юго-Западного фронта при взятом лимите резервов.

Помимо этого, не в рамках критики, а в качестве предложений к замыслу, я бы желал обратить ваше внимание, товарищи, на район Полесья, его роль в оборонительных сражениях , если соперник опередит нас в сроках сосредоточения армий. Как мы знаем, что эта широкая область лесисто-болотистой местности очень сильно затрудняет ведение крупномасштабных военных действий, в особенности мотомеханизированным частям. Она естественным образом разделяет отечественный Западный ТВД на два изолированных района.

Это в известной мере, с одной стороны, затрудняет маневр резервов и сил на протяжении фронта, но с другой – снимает проблему фланговой угрозы. Как для нас, так и для соперника. Еще раз выделю, что я говорю о том случае, если Германия нас опередит в сроках сосредоточения армий и нанесет удар первой, а мы будем обороняться.

Так вот, из представленных в последнии месяцы Генштабом оценок действия соперника направляться, что район Полесья нависает над двумя опасными направлениями: одно – это Брест, Барановичи, Минск в Белоруссии, второе – Люблин, Ровно, Житомир на Украине. В этих условиях я предлагаю развернуть в Полесье особые армии, целью которых бы являлось действие на коммуникации соперника в случае, если он достигнет важного успеха севернее либо южнее Полесья.

Практически, это должны быть собственного рода полупартизанские формирования, действующие по схеме «удар – отход». Они должны будут наносить удары по тылам и, быть может, фланговым соединениям соперника, но затем в обязательном порядке отходить обратно в лес, избегая открытых столкновений с отличными [т.е. превосходящими – прим. ред.] силами соперника.

Соответственно, по организации это, вероятнее, должен быть корпус, складывающийся из одной-двух кавалерийских дивизий и нескольких стрелковых бригад. Полноценным стрелковым дивизиям и тем более танковым либо моторизованным дивизиям в лесу делать нечего. Кроме этого полагаю, что таких корпусов должно быть два – по одному в Западном и Киевском округах.

Наряду с этим под одним главой эти «партизанские» корпуса объединять не нужно – продвижение соперника севернее и южнее Полесья, разумеется, будет иметь разное значение, в следствии чего «белорусскому» и «украинскому» корпусам нужно будет действовать на громадном удалении друг от друга. Но одновременно с этим, при резкого ухудшения обстановки на одном из направлений, направляться предусмотреть переброску этих «партизан» из полосы одного фронта на помощь соседу.

Завершая выступление,

СТАЛИН: Да уж, будьте любезны.

АЛЕКСАНДРОВ: Завершая выступление, желаю обратить внимание вот еще на что. В представленном варианте, в отличие от прошлого, отечественные дивизии перечислены без уточнения сроков готовности. В это же время мы прекрасно знаем, что формируемые на данный момент трехтысячные дивизии имеют срок готовности не меньше месяца по окончании начала мобилизации. Другими словами при планировании начального периода войны на эти дивизии рассчитывать запрещено.

Предлагаю уже на данный момент, с осенним призывом перевести эти дивизии на шеститысячный штат, а весной провести в них учебные сборы с развертыванием до 12-тысячного состава, дабы сколотить эти дивизии как направляться и при войны смело применять их с самого первого дня. А вместо них, потому, что мы до мая будущего года имеем еще в запасе более полугода, организовать еще некое количество дивизий по сокращенным штатам, но лишь во внутренних округах, имея в виду их как резерв по результатам приграничного сражения.

События в Франции и Польше продемонстрировали, что в следствии германских ударов в окружения попадают чуть ли не целые армии. Немцы стремятся не просто к тактическим окружениям одной-двух дивизий с целью прогрызть дырку в обороне соперника и через это игольчатое ушко запустить танковые дивизии в тыл сопернику.

Нет, они стремятся к стратегическим окружениям, вырывая из обороны соперника дюжина, дюжину дивизий и обрушивая фронт обороны соперника полностью в течении нескольких десятков, в противном случае и сотен километров. В борьбе с таким соперником нужно готовься затыкать не отдельные участки фронта парой-тройкой дивизий, а строить оборону на новых пределах полностью в масштабе целой армии, в противном случае и фронта заново. Для этого нужно иметь резервы в десятки дивизий.

Понятное дело, что в мирное время иметь столько армий мы не можем. Исходя из этого нам нужно поразмыслить, как нам к этому готовиться. Где и как подготовить кадры: пропустить комсостав запаса через особые направления, продумать совокупность досрочного выпуска из армейских училищ и подготовить учебные программы для ускоренной подготовки начальников в военное время.

Заблаговременно сосредоточить и распределить запасы оружия в будущих районах формирования резервных дивизий, для этого а также вывести излишки оружий из приграничных округов во внутренние. Продумать упрощенные штаты для резервных дивизий, быть может, пара упростить штаты существующих дивизий в целях высвобождения части увеличения и вооружения за счет этого общего количества дивизий и без того потом. По большому счету говоря, я бы порекомендовал готовить резерв двух очередей.

Резерв 1-й очереди иметь наподобие сегодняшних трехтысячных дивизий так, дабы мы имели возможность воспользоваться ими через месяц по окончании начала войны. Таких дивизий, думаю, до мая следующего года возможно организовать штук 20 – 25, от силы 30. И еще пара десятков, в противном случае и под сотню иметь дивизий резерва второй очереди со сроком готовности от 3 месяцев до полугода по окончании начала открытой мобилизации.

Для таких дивизий в мирное время, по большей части, только подбирать кадры да неспешно копить оружие. Прежде всего, за счет высвобождения совокупностей старого типа по мере поступления в кадровую армию нового оружия от индустрии. В будущем, по мере укомплектования кадровой армии комсоставом, начать готовить костяк начальников этих резервных дивизий.

В общем, первое – замысел стратегического развертывания иметь один; второе – часть дивизий из ЗакВО и САВО передислоцировать уже на данный момент, а механизированному корпусу из МВО поменять район выгрузки; третье – 18-ю и 19-ю армии поменять местами; четвертое – Юго-Западный фронт поделить на два; пятое – усилить стык между ПрибОВО и ЗапОВО, шестое – усилить УРы на Двине и севернее Минска, предусмотреть создание в том месте двух военных управлений и выделить дивизии для них еще в мирное время; седьмое – трехтысячные дивизии перевести на шеститысячный штат; восьмое – во внутренних округах начать формирование новых трехтысячных дивизий и перевести в том направлении излишки оружия из приграничных округов; девятое – пересмотреть существующие штаты дивизий в сторону упрощения; и десятое – предусмотреть формирование особых стрелковых бригад для действий недалеко от Полесья, и совершить командно-штабные игры по проверки положений замысла прикрытия. Помимо этого, нужно проработать вопрос о проведении учебных сборов приписного состава.

Конкретные сроки заблаговременно не назначать, но готовься совершить подобные мероприятия по мере накопления германских армий в бывшей Польше. Так, избегая открытой мобилизации, мы сможем в некоей степени поднять боеготовность отечественных армий в первые дни войны, и снизить нагрузку на железные дороги с началом мобилизации.

СТАЛИН: Благодарю, товарищ Александров. Весьма важный список доработок. Другими словами вы предлагаете предложенный Главным штабом замысел развертывания Красной Армии значительно изменить?

Я верно вас осознал, товарищ Александров?

АЛЕКСАНДРОВ: Так совершенно верно, товарищ Сталин.

СТАЛИН: Так что же это у нас получается? Месяц назад вы забраковали замысел, созданный Генштабом. Генштаб сделал важные выводы. И Правительство, кстати, также – вот, сейчас товарищ Шапошников на вас обиду затаил, что это по вашей просьбе его с должности сняли. А сейчас, в то время, когда новый глава Генштаба предлагает новый замысел, вы опять обиженны? Что, снова начальника генерального штаба поменять?

И кого вместо Мерецкова прикажете поставить? Возможно, вас? Либо вы лишь осуждать можете?

АЛЕКСАНДРОВ: Товарищ Сталин, во-первых, я никого не просил снимать с должности товарища Шапошникова. Я глубоко ув

Фанфикшн?

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: