Муромцы во пскове

Финиш августа пятнадцатого года выдался урожайным на грибы. В трёх верстах от Пскова, где разместилась Эскадра Воздушных Судов, грибы таскали огромными корзинами.

Запах жареных грибов и встретил Аркадия Загурского, в то время, когда тот прибыл в Эскадру. Пётр Тимофеевич Лагутин, редактор армейского обозрения «Новое время», где подвизался Аркадий, был скуповат: на дальние командировки не раскошеливался, а вот Псков – другое дело.

– Отправьтесь, отправьтесь, юный человек, – напутствовал Тимофеевич и Аркадия с таким видом, словно бы сделал ему величайшее благодеяние и оплатил, как минимум, проезд до Парижа. – Посмотрите собственными глазами, что в том месте происходит. Прочувствуйте психологию, так сообщить, и попытайтесь передать это потом на письме. Читателю принципиально важно вживую заметить храбрецов сражений на полях великих битв.

Заочным способом, понимаете ли, этого не добиться – тут требуется разговор глаза в глаза.

Муромцы во пскове
Илья Муромец на псковском аэропорте

«И кто бы сказал!» – с печалью думал Аркадий, вспоминая, как Лагутин отказался послать его во Францию.

– Ну, отправьтесь с Всевышним, – успокоительно проворковал главред, притягивая к себе исписанные страницы и нацеливаясь на них синим карандашом. Continue reading «Муромцы во пскове»

Француз и англичанин

— «Франция не имеет возможности себе позволить утратить Жюля Ведрина»! – зло передразнивал Жюль Ведрин, приобретая очередной отказ от руководства. Ведрин рвался на фронт, в бой. А его держали на инструкторских должностях. «Обучать молодых – серьёзное дело, а у вас, одного из немногих, — драгоценный довоенный опыт»…

И юные – тот же Гинемер, весьма гениальный летчик, да и Наварр, — все они наблюдают на него с восторгом. Ну да, само собой разумеется. Так приятно трудиться музейным экспонатом.

Легко ощущаешь себя восковой фигурой.

в один раз Ведрину принесли британскую газету с обведенной заметкой о «летающем актере». Карикатура – преувеличенно громадная голова на тощеньком тельце, — достаточно похоже изображала Роберта Лорейна.

— Твой бывший патрон, а? – сообщил, подмигивая Ведрину, пожилой сержант, ведавший хозяйственной частью. – Видно, прекрасно встал: смотри, сколько призов и вид таковой серьёзный!

Ведрин оттолкнул его руку с газетой.

— Все равно я не знаю британского. Откуда ты забрал газету?

— Господа офицеры покинули. Говорили, словно бы раньше ты летал с этим британцем.

— Летал! – Ведрин фыркнул. – Я еще не совсем свихнулся, дабы летать с Лорейном. Я был у него механиком. Та еще работенка!..

* * *

Ведрин внезапно быстро отыскал в памяти то — далекое уже — лето 10-го года, время, в то время, когда будущее свела его с эксцентричным англичанином. Continue reading «Француз и англичанин»

«Волшебный пинок»

Достаточно продолжительное время самолеты взлетали с авианосцев практически как с сухопутного аэропорта – разгоняясь по полетной палубе, применяя мощность лишь собственного двигателя. К скорости самолета добавлялся только движение корабля. Но со временем стало ясно, что удлинять палубу вечно для более тяжелых автомобилей не окажется, и на авианосцы пришла катапульта.

Какие конкретно технические ответы употреблялись при катапультном старте и чем отличались в этом замысле американские и английские авианосцы?

До появления катапульт перед полетами самолеты перекатывали к заднему торцу полетной палубы и выставляя последовательностями в зависимости от взлетного веса: в первых рядах – истребители, за ними бомбардировщики, последними – торпедоносцы. На разбеге самолеты практически сходу поднимали хвост и скоро разгонялись.

«Волшебный пинок»
Разбегаясь, взлетают палубные «Хеллкэты»

Со временем взлетный вес палубных самолётов рос, почему увеличилась требуемая взлётная расстояние. Нужно было «оказать помощь» самолёту стремительнее набирать взлетную скорость, и в носовой части полетной палубы начали устанавливать катапульты. По конструкции палубные катапульты были подобны корабельным: такой же силовой цилиндр, полиспаст, тросы.

Во многих случаях на авианосцах монтировалась стандартная серийная корабельная катапульта, время от времени кроме того с той же разгонной фермой. Continue reading ««Волшебный пинок»»

Дорога в китай

Сравнительно не так давно Warspot публиковал первую часть одиссеи балтийского лётчика Михаила Сафонова в художественном пересказе Елены Хаецкой. Предлагаем читателям познакомиться с продолжением данной истории.

Разговор Аркадия Загурского с бывшим балтийским лётчиком Михаилом Ивановичем Сафоновым затягивался, но Загурский не был в обиде, наоборот – втайне весьма опасался, как бы Михаил Иванович не решил прервать рассказ.

Они сидели под навесом, спасаясь от палящих лучей солнца, – сейчас года в Китае жара. Сафонов вспоминал давешние дни – семнадцатый год…

– По окончании лечения в военного госпиталь я возвратился на Балтику, – говорил он. – Наступало революционное время. – Его лицо болезненно передёрнулось. – Нам именно дали новые лодки Григоровича М-15. В июле семнадцатого я был произведён в лейтенанты и начал командовать авиаотрядом «Глагол». И вот в первых числах Сентября мы вылетели на разведку – пять русских «Ньюпоров» и М-15 – и схватились с немцами.

Тогда, кстати, я пилотировал на «Ньюпоре-17» и очень удачно сбил ещё один германский двухместный самолёт. Немцы совершили налёт на базу отечественных гидросамолётов в Эстонии, ну мы и потрепали разбойников. «Моих» гансов выудили из воды отечественные матросы, и позже мы совместно обедали в офицерской столовой. Находились кроме этого британцы с подлодки. Интересный в собственном роде обед оказался…

Он набрался воздуха. Continue reading «Дорога в китай»

Цвета военного неба: ночной кошмар британских лётчиков

Результативность ночных истребителей фактически всех ВВС мира по понятным обстоятельствам была ниже, чем у их дневных сотрудников, как по числу боевых вылетов, так и по воздушным победам. Исключением из этого правила стали германские «ночные охотники»: их боевой счёт никак не уступал отличным дневным асам западного фронта. Лучшим из «ночных охотников» был Хайнц-Вольфганг Шнауфер.

Хайнц-Вольфганг Шнауфер (Heinz-Wolfgang Schnaufer) появился 16 февраля 1922 года в маленьком городе Кальв под Штутгартом. Ещё в школе он решил связать собственную судьбу с военной авиацией и по окончании предварительного отбора во второй половине 30-ых годов двадцатого века прошёл обучение пилотированию планеров. В ноябре того же года он взял школьный аттестат и сразу же был зачислен в люфтваффе фанен-юнкером.

Цвета военного неба: ночной кошмар британских лётчиков
Очередной боевой вылет лейтенанта Шнауфера на Bf 110 ранних модификаций

В общем итоге с момента зачисления на работу до получения первого строевого назначения прошло ровно два года: пара месяцев курса молодого бойца, позже 17 месяцев неспециализированной для всех видов авиации лётной подготовки, по окончании которой началась специализация. На последней стадии лейтенант Шнауфер закончил последовательно школы слепых полётов, ночных истребителей и тяжёлых истребителей. Continue reading «Цвета военного неба: ночной кошмар британских лётчиков»

«Экспромты» пёрл-харбора: авиабомбы

Мифотворчество о якобы созданных в первой половине 40-ых годов двадцатого века специально для удара по Пёрл-Харбору противокорабельных снарядах, очевидно, не ограничивается только торпедами, обрисованными в прошлой статье. Коснулась участь сия и японских авиабомб.

800-кг авиабомбы обр. 99 № 80 модель 5

Выяснилось, но, что в распоряжении авиации нет бомб, талантливых пробить могучую броню судов американского флота. Но практичные работники материально-технической работы флота нашли выход: к простым 16-дюймовым (406-мм) бронебойным боеприпасам были приделаны стабилизаторы, перевоплотившие их в замечательные авиабомбы.

Д. У. Лорд, «Сутки позора»

В целях увеличения эффективности планируемого ими нападения японцы оснастили собственные высотные бомбардировщики 15- и 16-дюймовыми (381-мм и 406-мм) бронебойными боеприпасами со стабилизаторами, что снабжало им такое же падение, как и бомбам.

Б. Г. Лиддел Гарт, «Вторая мировая война»

К концу 1941 г. японцы не имели тяжёлых бронебойных бомб особой конструкции. Исходя из этого перед войной в экстренном порядке к 355-мм и 410-мм бронебойным боеприпасам корабельной артиллерии были приделаны хвостовые части со стабилизаторами.

А. Широкорад, «История авиационного оружия»

Первые тяжёлые противокорабельные авиабомбы калибра 500 кг были приняты на вооружение Императорского флота Японии в первой половине 30-ых годов двадцатого века, а в 1937-м была создана модель калибра 800 кг. Continue reading ««Экспромты» пёрл-харбора: авиабомбы»

Цвета военного неба: символ «блицкрига»

«Устаревший», «тихоходный», «интереса не воображает» – такими в полной мере оправданными эпитетами охарактеризовали Ju 87 советские авиационные эксперты из закупочной рабочей группы И. Ф. Тевосяна на протяжении нахождения в Германии в осеннюю пору 1939 года. Но при надёжном прикрытии истребителями и слабости зенитных средств соперника эти самолёты благодаря способности и низкой скорости к отвесному пикированию демонстрировали прекрасную точность бомбометания.

Исходя из этого воющие сиренами «Штуки», действующие в тесном контакте с наземными армиями, стали воздушной артиллерией для рвущихся вперёд танковых клиньев. А самолёты модификаций B и R, бывшие храбрецами стремительных прорывов в Польше, Франции, на балканском полуострове и в Российской Федерации и сошедшие со сцены перед тем как в войне наступил перелом, стали настоящим знаком германского блицкрига.

Первые Ju 87A («Антон») начали поступать в строевые части весной 1937 года, и к началу Второй мировой уже были выведены в учебные части. В бой вступили самолёты модификации Ju 87B («Берта»), серийное производство которой началось во второй половине 1938 года. Предсерийные Ju 87B-0 взяли четырёхцветный серо-зелёно-коричнево-светло синий камуфляж примера 1936 года, а самолёты массовой серии несли более несложную трёхцветную окраску, на которую люфтваффе перешли в 1937–38 гг.

Верхние и боковые поверхности были окрашены в два цвета, чёрно-зелёный RLM 70 Schwarzgrun и тёмно-зелёный RLM 71 Dunkelgrun, подбиравшиеся под чёрные хвойные светлые луга и леса Центральной Европы и Германии. Continue reading «Цвета военного неба: символ «блицкрига»»