Борис ляпунов «мечте навстречу» часть 2

Часть 1
Стройка в пустоте

«Близится время, в то время, когда изменится привычная картина звездного неба. Среди блуждающих звезд, какими кажутся нам планеты, покажется новые небесные странницы. Это будут неестественные спутники Почвы, разведчики Вселенной, отправленные человеком в космические просторы. Спутники начнут совершать одно кругосветное путешествие за вторым в том месте, где ни при каких обстоятельствах не бывал ни один воздушный корабль.

И любой их рейс даст полезнейшие научные результаты, а само это событие явится началом новой эры в познании окружающих нас миров».

Так писали пара десятилетий назад, грезя о том, дабы создать неестественную луну – форпост науки в окрестностях Почвы.

Все выше и выше поднимались тогда ракеты на разведку громадных высот.

Борис ляпунов «мечте навстречу» часть 2

Передатчик успевал сказать очень многое, что интересовало ученых. Записи сигналов из поднебесья – неровные, как будто бы выведенные дрожащей рукой, линии говорили о тайных «верхней атмосферы». Они говорили о плотности и температуре воздуха громадных высот, о слое озона и солнечных лучах, об освещенности неба, о инопланетянах из мирового пространства – космических частицах. Мы выяснили, что Солнце отправляет рентгеновы лучи, каковые поглощаются воздухом и не доходят до нас.

Ракеты поднимали первых пассажиров – мышей, псов, мартышек, первых живых существ, которым довелось побывать у поверхности воздушного океана. Были взяты неординарные снимки – снимки земного шара, сделанные на пороге мирового пространства. Но на стала пора от краткосрочных разведок, где счет идет на 60 секунд, перейти к более пристальному изучению Космоса – совершить необычайное кругосветное путешествие, многократный круговой облет Почвы.

Эпопея создания первого неестественной спутника

Что это? Ужасной силы взрыв раздается в горах. Ядерная либо водородная бомба?

Нет это неестественный вулкан: он выкинул в небе кусок металла, подарив Солнечной совокупности новое миниатюрнейшее небесное тело. Первое подобие космического корабля, первая проба сил перед осадой Космоса

То страничка прошлого. И вот начало новой главы.

На взлетной площадке стоят, сверкая металлом на солнце, пара соединенных совместно ракет. Их размеры поражают. Карликами кажутся рядом люди. Они облепили сигарообразные корпуса со всех сторон.

Идет последняя проверка перед стартом – последняя по окончании многих вторых. Они продемонстрировали: все в порядке Баки наполняются горючим. Закончены изготовление к взлету и на радиолокационных станциях, и у пульта управления, и в обсерваториях, и на приемном радиоузле.

Инженеры докладывают командному пункту о готовности к старту.
Из репродукторов слышно: «Осталось пять мин. четыре три» И все покрывает равномерное тиканье метронома, в которое врывается громкий голос: «Осталось 120 секунд осталась одна 60 секунд» Думается, словно бы сердце также звучно стучит в такт метроному, считая секунду за секундой

Наконец долгожданный и все же неожиданный возглас: «Время!» Старт дан. Замечательный шум слышен на многие километры около. Пламя бушует у основания корабля. Раскаленные струи текут по подземным туннелям, переходам и изгибам, каковые укрощают неистовство огня. Огненный вихрь поднимает и уносит многотонную громаду, и она скоро исчезает в небе. Корабля в далеком прошлом уже нет вблизи, но грохот, как прощальный салют, еще разрывает тишину.

На приемной радиостанции, где ожидают сигналов, на экранах локаторов дрожит и извивается змейкой зубчик – след летящей ракеты.

Узел связи. Тут еще не утихло беспокойство: выдержат ли экзамен устройства, все ли благополучно на ракете? Согласно расчетам, на определенной минуте полета обязан получить передатчик и отправить первую радиограмму.

Когда-то люди, находившиеся около первого в мире радиотелеграфного аппарата, пережили праздничную 60 секунд: поползла лента, застучал ключ: точка тире точка – слова без проводов, без семафоров либо солнечного телеграфа перенеслись на много метров. Много метров давным-давно сменились десятками тысяч километров. В далеком прошлом радиоволны совершили путешествие на Луну.

А на данный момент должно случиться еще одно наиболее значимое событие: прием радиограммы, посланной с первенца будущих космических эскадрилий, первого спутника отечественной планеты.

Стоп! Внимание! Получил аппарат! Передаются записи, сделанные машинально на протяжении пролета воздуха.

Температура Давление Интенсивность космических лучей Внеземная лаборатория вступила в строй.

Многие, само собой разумеется, не забывают тот вечер, в то время, когда на небосводе показалась малоизвестная астрологам новая звезда. Много тысяч взглядов были направо лены тогда на нее. Новую звездочку пробовали заметить зимовщики в Антарктиде и Арктике, визитёры планетариев, астрологи во всех финишах мира.

И неудивительно: в первый раз человек отправил в мировое пространство уже не просто кусок металла, а мелкую лабораторию, служащую ученым «небесным глазом».

Облетая планеру круг за кругом, она неутомимо служила науке. Целый арсенал машинально действующих устройств размещался в нее. Тут счетчики космических лучей, приходящих из дальних областей Вселенной. Воздух мешает их замечать – столкновение с молекулами воздуха приводит к цепи превращений, и до поверхности Почвы не доходят «настоящие» космические частицы.

Многие загадки загадочных лучей из Космоса были разгаданы благодаря «небесному глазу».

То же самое возможно сообщить и о солнечных лучах. Прозрачная воздушная пелена – необычный фильтр для них. Подлинную же природу этих излучений возможно определить лишь далеко от Почвы.

В космической лаборатории были устройства, несущие работу Солнца.

Забравшись в окрестности земного шара, спутник помогал пробраться в тайны Почвы-магнита, подробнее определить обстоятельства незримых, но ощутимых для человека бурь – бурь, в то время, когда пляшут стрелки компасов и нарушается связь.

Передатчик систематично информировал обо всем, что уловили, отметили, записали устройства-автоматы. Питала же радиопередатчик и все установки миниатюрная солнечная электростанция с батареей усовершенствованных фотоэлементов.

Изо дня в сутки в определенные часы доносились сигналы со спутника. Их принимали и расшифровывали на Земле. Физики и астрологи приобретали регулярные вести из мирового пространства.

Скоро несколько, а пара спутников показалось у отечественной планеты. Друг за другом вступали они в строй разведчиков Вселенной. Шли месяцы, время от времени и годы – кое-какие из них выходили из строя.

Неспешно еле заметные следы воздуха давали о себе знать: тормозился полет «небесного глаза», он начинал неуклонно приближаться к Почва. Наконец спутник, прекративший быть спутником, с космической скоростью врезался в плотные слои воздуха, быстро мчался в них, чертя броский след. Метеор упал!

Но то не камень и не осколок железа – погиб сослуживший собственную работу посланец в мировое пространство.

Бывало и без того, что тормозной двигатель предотвращал трагедию, над шариком раскрывался купол парашюта. «Отыскавшего просят доставить» – гласила надпись на гостинце, упавшем с неба. И «глаз», побывавший за воздухом, попадал в руки ученых. А на смену упавшим либо сгоревшим поднимались новые, дабы нести вахту в окрестностях планеты.

Ни одна ракета не уходила в разведку без радио: оно руководило полетом, отправляло донесения с неба. После этого к нему присоединилось телевидение: чудесное зрение современной техники стало объемным и цветным. Человек на Земле заметил необычайные картины Космоса.

Земной шар – громадный, рельефный глобус – как будто бы вытиснен на тёмном бархате, осыпанном блестками звезд, и по краям окутан голубоватой дымкой воздуха. Картина, выполненная красоты и величия, изумляющая своим великолепием!

Но, ею не только наслаждаются. Ее изучают ученые – географы, геофизики, астрологи. Охватить одним взором целый земной шар – это воистину необычная возможность.

Возможно непрерывно следить за облачным покровом, за дрейфом льдов в Ледовитом океане, подметить лесные пожары в глухих, отдаленных местностях да мало ли что возможно заметить, в случае если «глаз», телекамера, находится вне Почвы Спутник с телевизионным передатчиком стал подлинно «небесным глазом» ученых. Серия превосходных фотографий в свое время обошла газеты и издания всей земли: у нее неспециализированный, маленький, но очень ясный заголовок: «Земля-планета»

Но это была только часть превосходного фотоальбома, что взяли в собственный распоряжение ученые. С каждым новым поворотом спутника раскрывались и новые участки поверхности Почвы. Земной шар, вращаясь, показывал всего себя. И не осталось места, которое ускользнуло бы от объектива небесного фоторазведчика. Географы в первый раз взяли возможность создать правильный портрет отечественной планеты.

На такую работу картографам было нужно бы затратить многие годы.

Навигаторам оказывают помощь вести корабли и самолёты новые, созданные человеком «звезды» – неестественные спутники, форпосты науки во Вселенной. Сейчас не редкость светло и в чёрные ночи – отечественные неестественные луны отправляют отраженный солнечный свет для дополнительного освещения городов. Люди начали переустраивать небо, поправлять природу Они и сами отправились на штурм небес.

Уже ракетные экспрессы связали самые отдаленные уголки страны. Для многих стали привычными перелеты за доли часа в города, поделённые тысячами километров. Было время, в то время, когда громадный воздушный шар уносил железную гондолу с людьми в неизведанные высоты.

Настало люди – и время поднялись в кабине ракеты, оказались на пороге мирового пространства.

За устройствами настала очередь человека.

Когда-то ракета подняла и закинула в небо маленькой шар с устройствами – «небесный глаз». Сейчас по тому же пути последовал не мелкий, а громадный шар; не подопытные животные и автоматы, а ученые вместе с устройствами обосновались в окрестностях Почвы.

Вот ракета достигла круговой скорости, при которой тело делается спутником отечественной планеты, и начала двигаться около нее. Корабль преобразовывается в спутника. Тогда раскрывается, как бутон, вершина корпуса ракеты; в которой спряталась шаровая застекленная кабина. Из этого – обзор по всему небосводу.

Выдвигаются телескопы, вырастает антенна локатора. Нет ничего, что мешает фотографировать звезды, ловить радиосигналы из мировых глубин. До тех пор пока хватает пищи и запасов кислорода, корабль – обсерватория будет летать за воздухом.

Из ракеты выбрасывается маленькой шар, соединенный с кабиной тросом. В шара помещаются устройства, регистрирующие солнечные и космические излучения, и их показания передаются по проводу в кабину.

Кабина снабжена всем нужным для жизни и наблюдений. Она герметически закрыта; воздушное пространство прогоняется через наружный змеевик, очищается, увлажняется, пополняется кислородом. В ней имеется воды и запасы пищи для космонавта.

Устройства размещаются на кольцевой полке. Спутник вращается, но в кабины это незаметно. Особенное устройство – подвижные зеркала – как будто бы «останавливают» вращение, разрешая видеть все около.

Через застекленные стены кабины космонавту раскрываются величественные картины Вселенной.

Радио снабжает сообщение с «Громадной Почвой» – змеевик и трос являются антенной ультракоротковолнового передатчика. Энергию для освещения, обогрева, радиоустановок и питания приборов дает Солнце: линза собирает солнечные лучи и направляет их на батарею полупроводниковых фотоэлементов.

какое количество занимательнейших наблюдений совершил пассажир спутника! Посредством устройств он взглянуть на солнечную корону, на Землю из глубины неба, поймал спектрографом первозданный луч Солнца, не ослабленный воздушной оболочкой, услышал по радио людскую обращение, вынудив радиоволны пробиться через невидимую преграду ионосферы и много других наблюдений он совершил на протяжении путешествия за воздух!

И вот они закончены. Спутник неспешно теряет скорость и начинается спуск. Свободное падение в практически полной пустоте тормозится двигателем, установленным в дне кабины. Позже действуют воздушные тормоза – поверхности, похожие на раскрытые лепестки цветка, и, наконец, раскрывается кабинный парашют.

Кабина медлено опускается, амортизатор смягчает толчок, и радиостанция-маяк извещает о месте приземления космонавта.

С драгоценным грузом новых знаний возвратился человек, в первый раз побывавший в мировом пространстве, в первый раз облетевший Почву на спутнике Почвы.

Что же было дальше? Еще в то время, когда подготавливался первый лунный перелет, шли ожесточенные опоры: нужна ли внеземная станция? Либо, возможно, обойдутся без нее? Жизнь решила данный спор. Полеты на планеты стали на повестку дня, пригодилась база – топливный склад, вокзал для межпланетных судов.

Вопрос о стройке в пустоте был предрешенным. И стройка началась

* * *

Стройка в пустоте начиналась в том месте, где не было никакой пустоты. В действительности, тут, в цехах авиационного завода, нет ничего, что напоминало о ней. Ни тёмного неба, ни броского Солнца, ни немигающих звезд Над застекленной крышей – глубокая лёгкие белые и ласковая голубизна тучки, около огромных заводских корпусов – сады «зеленого цеха» Многие много километров отделяют трудящихся тут людей от заоблачных высот, где скоро появится самое необычайное сооружение из всех, каковые когда-либо создавал человек.

В заводских корпусах собирают на данный момент ракету – громадный трехступенчатый корабль-«грузовик».

Около огромной сигары, обросшей паутиной лесов, – деловитая суета. Вспыхивают огоньки электросварки, высоко-высоко, под самой крышей, двигаются тележки кранов. Маленькие фигурки людей облепили железный гигант со всех сторон, как лилипуты дремлющего Гулливера.

А ведь тут лишь одна ступень корабля!

По существу, это – ракетный самолет, но невиданных еще непривычной формы и размеров: крылья – позади, рули – в первых рядах. Собственных двигателей ему мало, дабы собрать нужную скорость, и две остальные ступени – ракеты-ускорители – дадут предварительный разгон. Ускорители, отработав, возвратятся обратно и снова смогут отправиться в следующий рейс.

Не теряют времени и те, кому предстоит лететь. Рано начинается сутки этих людей. Они занимаются многими видами спорта, развивают силу мышц, выдержку, глазомер, выносливость, ловкость.

В барокамере, в данной неестественной стратосфере, никуда не поднимаясь, будущие строители обучаются, как функционировать при аварии, в случае если метеорит пробьет давление и обшивку упадет. На карусели они привыкают к перегрузке. И, наконец, спуск и подъём на высотной ракете, космический рейс в миниатюре, завершают тренировку.

Сейчас все это – и наземная подготовка, и тренировочные полеты, и часы, совершённые в пустолазных скафандрах, и учеба-работа – уже сзади. Подходит к концу постройка грузовой ракеты. На ракетодроме подготавливаются к старту.

Готовятся к нему везде: в обсерваториях и институтах, в научных обществах и академиях, и уж само собой разумеется в редакциях и планетариях, в телевизионных студиях, на радио и в кино.
Возможно смело заявить, что стройка в пустоте стала глобальной стройкой. Неоднократно уже ученые мира объединяли собственные силы для разгадки секретов природы. И сейчас они совместно взялись решать несомненно тяжёлую задачу из всех, какие конкретно когда-либо находились перед человечеством.

В дни, в то время, когда подготавливались к прыжку в Космос, на завод, строивший ракету, прибывали коробки с разноязычными надписями. Различные языки звучали на совещаниях Интернациональной федерации межпланетных сообщений. Но это, но, не мешало ученым иметь один неспециализированный язык, что понятен всем, – язык дружбы, сотрудничества, мира.

Стоит ли еще раз вспоминать о беспокойстве тех мин., венчающих дело, для которого трудилась многотысячная армия людей? Забыты бессонные ночи, споры у чертежных досок, заседания, дискуссии, опробования, проверки, приемки. Все это думается уже ушедшим в туманную даль времен.

на данный момент значительно только одно: корабль стоит на стартовой площадке, готовый прыгнуть в небо, порвать оковы земного притяжения.

В лучах прожекторов, вырывающих из тьмы крылья и серебристый корпус, он думается инопланетянином с какой-то фантастической планеты. Кроме того самый громадный земной самолет, гигант, вмещающий много пассажиров, – карлик в сравнении с ним. А ведь тут экипаж – лишь пара человек, груз – лишь пара тысячь киллограм. Вот как дорого обходится любой килограмм, увозимый в Космос с Почвы! Вот как тяжело развить космическую скорость: для этого нужен громадный запас горючего.

Но цель оправдывает средства.

И вот началась стройка вне Почвы. На «строительную площадку» прибыл первый груз. В том же направлении поочередно прилетали другие грузовозы.

В окрестностях Почвы неспешно появился склад стройдеталей. Любая «подробность» – секция спутника. Каждой секции предстоит занять собственный место, и лишь тогда хаос сменится порядком, из разрозненных частей появится стройное целое, конструкция, десятки раз продуманная еще на Земле.

Пока же, как будто бы на невидимой привязи, летят около света части будущего небесного острова.

С последним рейсом прибывают ко мне люди – строители, первые жители и «монтажники неба». Друг за другом, одев скафандры, покидают они корабль. Закрывается люк за человеком, перешагнувшим порог воздушного шлюза.

Оттолкнувшись от стены, он летит в пропасть до тех пор пока его не остановит финиш троса. Нужно осмотреться сперва! Это небо, эти звезды, это Солнце – не то, что в Планетарии, где будущие навигаторы обучаются водить суда по небесным дорогам.

Только не сильный подобие лица Вселенной возможно воспроизвести на Земле. Тут все иное – броское, необыкновенное, ни с чем не сравнимое из виденного до сих пор.

Но некогда продолжительно наслаждаться красотами неба. Нужно приступать к постройке. Необычайность обстановки оказывает помощь строителям. Как бы велик и тяжел предмет ни был – тут он легче пушинки и не весит ровно ничего.

Потому и под силу нескольким людям сборка огромной махины. Да и тепло для сварки – под рукой, солнечный «зайчик» даст тысячи градусов и справится с любым металлом, не говоря о пластмассе.

Не так долго осталось ждать возможно будет предугадать контуры сооружения совсем немыслимой архитектуры. В нем слиты воедино пара геометрических тел, и они причудливо переплетаются между собою. Перед ним бледнеют произведения некоторых земных строителей, пробовавших поразить мир необычностью плана.

Дом-шар, дом-пирамида, дом-цилиндр – нет, на большом растоянии им до этого воистину поразительного дома, в котором имеется и шар, и цилиндр, и колесо!

Но каким бы необычным ни казалось на строение в Космосе – оно вовсе не плод бездумного воображения. Все довольно, и нас поражает зрелище космического острова только вследствие того что иным, непривычным для нас законам подчиняется строительство за воздухом. Другие условия – второй итог.

Не просто так из тел вращения – цилиндр шаров, конусов – состоит станция вне Почвы. Как заправское небесное тело, она обязана вращаться около собственной оси. Тогда только покажутся тяжесть, пол и потолок, верх и низ, станет вероятным привычный быт, а в противном случае люди попадут в необычный, неудобный для жизни мир.

Небесному архитектору приходится очень многое предусмотреть. Двойные двери, воздушный шлюз, по причине того, что около воздух и пустота не замедлит уйти наружу. Броню, деление на секции, по причине того, что метеорная опасность пускай мелка, но все же существует.

Защиту от негативных излучений, по причине того, что нет около воздушной среды. Нужно не забывать, что станция обязана быт устойчивой и многим частям ее необходимо сохранять выбранное направление в пространстве.

Большое количество еще и других задач предстоит решить, создавая станцию вне Почвы: питание, дыхание – в том месте, где нет воздуха; энергия, дабы освещать, обогревать, готовить пищу, питать радиоустановки и приборы; сообщение, дабы не оставаться закинутыми в безбрежных мировых просторах; ракетодром, дабы принимать и отправлять межпланетные суда. Наконец, оборудование и все другое, необходимое для жизни и работы, – все до последней мелочи, ни о чем нельзя забывать.

В науке и технике на пороге нового века случились большие сдвиги. Химия, электроника, энергетика, металлургия – везде революции, перевороты, бурные ск

1935-1991. Советская фантастика.

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: