Автострадные… защитники (часть1) версия хпз

16 мая 1935-го года между СССР, Францией и Чехословакией был подписан соглашение о взаимопомощи. Но, в части соглашения, касающегося взаимоотношений СССР и Чехословакии, он содержал оговорку, что при нападения германских армий, Чехословакия либо СССР придут на помощь друг другу лишь в том случае, если жертве германской агрессии первой окажет военную помощь Франция.

Автострадные... защитники (часть1) версия хпз

Необычная формулировка обеспечивала, что доблестная РККА не явится внезапно на помощь без ведома Франции, по просьбе только какой-то части чехословацкого общества (опять-таки не признанной Францией) либо в том случае в случае если французы решат что смогут уладить конфликт и без вмешательства СССР (что фактически и случилось – действительно, за счёт самой Чехословакии).

В общем, никто СССР не доверял. И меньше всех поляки, отгрызшие в 20-ом изрядный кусок отечественной почвы! А ведь прийти на помощь Чехословакии, РККА имела возможность, лишь пройдя через Польшу.

Но, вот пропускать эти самые войска РККА на помощь Чехословакии поляки само собой разумеется не планировали.

В первой половине 30-ых годов XX века, в то время, когда Гитлер со собственными, размещёнными в «Майн Кампф» глобальными замыслами, пришёл к власти, никто другой, как кровавый польский диктатор Юзеф Пилсудский – мерзкий русофоб и националистическая сволочь, но вместе с тем чертовски проницательный сукин кот, мгновенно просёк ситуёвину на кислую для Польши возможность, смочил в брюки и слёзно настойчиво попросил от собственной покровительницы Франции срочно ввести в Германию французские и польские армии чтобы сместить Гитлера и возвести на вершину власти Германии умеренного политика без реваншистских закидонов.

Поступи французы как раз так, как желал Пилсудский, вся мировая история отправилась бы по совсем второму пути. Вероятно. Франция же, в ответ, образно говоря, потрепала Польшу по холке со словами: «не ссы сынок, собака которая звучно лает – не кусается».

Но, Пилсудский был мужик тёртый и ушлый (весь год удачно косил под дурака, а позже, сбежав из тюремной психушки, продолжительно промышлял бандитизмом), он скоро смекнул, что так легкомысленно относиться к германской угрозе смогут лишь идиоты с заплывшими жиром мозгами, а раз так, то и Польше пришло время поменять ветхого, хорошего, но выжившего из ума сюзерена на более сильного покровителя (для Польши главная историческая линия поведения).

И уже в следующем 1934-ом году, Польша заключает с Гитлером пакт о ненападении в таких формулировках, каковые камня на камне не оставляли от выстроенной Францией постверсальской совокупности безопасности в Европе, базировавшейся на том, что Германия, зажатая между двумя потенциальными фронтами в виде союзных Франции и Польши (с учётом других союзников Франции – а таковых тогда была чуть не вся Европа), рыпаться не будет.

Пилсудский жёстко решил для себя (и за Польшу, очевидно, потому, что никакой народовластием в том месте тогда и близко не пахнуло), что ходить в холопах у Гитлера надёжнее, чем возглавлять список его неприятелей. Наряду с этим, Пилсудский всячески сторонился каких-либо авантюр исходящих от германских фашистов.

Он замечательно осознавал, что Польша интересует Гитлера только или в качестве подчинённого, или в роли очередного пункта меню и всячески старался убедить Гитлера, что ему значительно удачнее иметь дружественную Польшу (разрыв с Францией тому подтверждение!) в качестве буфера между СССР и Германией. Как тот тупой Колобок: «Не ешь меня – я тебе песенку спою!». Наряду с этим, таскать каштаны из огня для смертельно страшных немцев, он не желал и не планировал, отделываясь всяческими заверениями в дружбе, мантрами о коварстве большевизма, единстве прочей демагогией и западной цивилизации.

Но, по окончании смерти Пилсудского в том же мае 35-го в возрасте всего 67 лет (быть может, контракт между СССР, Чехословакией и Францией также частично был тому обстоятельством), его глупые наследники, принимавшие слова собственного хитрована-диктатора практически, просто нужно будет соревноваться, кто глубже вложит собственный язык немцам в задницу. Они готовы были не только стать самыми верными холуями Германии, но и срочно дать территорию Польши хоть под транзит, хоть под развёртывание вермахта для войны против СССР. Сверх того, они готовься кинуть и польскую армию в совместный с немцами поход на ненавистного восточного соседа.

За такую лизоблюдскую позицию, Гитлер кинул своим верным полякам кость в виде куска Чехословакии, в то время, когда приступил к уничтожению данной страны.

Французы же, под прямым давлением британцев, собственного союзника. Кстати, в то время одного из самых сильных в Европе! (Всё это ни за что не обеляет самих чехов – имевших 24 дивизии против 36 германских и без того позорно, без единого выстрела сдавших собственную страну – не в первоначальный и не в последний раз, но).

Об этом мало кто не забывает – но, в то время, когда Германия, а после этого и присоеденившаяся к ней Польша, ещё лишь озвучили собственные территориальные претензии к Чехословакии, СССР официально предотвратил Польшу, что срочно денонсирует контракт с ней о ненападении от 1932-го года, в случае если Польша постарается захватить Тешинскую область Чехословакии.

Что это означало, сохраняю надежду растолковывать не требуется?

на данный момент кое-какие граждане патетически вопрошают – какой был суть в заключении контракта между Францией, Чехословакией и СССР, в случае если Польша всё равняется не пропустит РККА на помощь французам и чехословакам? Вот вам и ответ – если бы соглашение получил полную силу, Франция, всей собственной мощью выступила на стороне Чехословакии, и СССР в соответствии с соглашением должен был поддержать союзников – он сделал бы это, не задавая вопросы разрешения у поляков.

Присоединившись к Германии в деле раздербанивания Чехословакии, поляки машинально ставили себя под удар РККА, которая пришла бы на помощь Чехословакии, даже если бы идти было нужно через труп Польши. Так, Европе угрожала война между Чехословакией, Францией и СССР с одной стороны (плюс другие французские союзники) и Германией с Польшей с другой.

К сожалению, Франция слила союзника. Польша, ощущая за спиной полную безнаказанность и поддержку хозяина, захватила Тишинскую область.

(Вторжение польских армий в Чехословакию)

А вот СССР, так и не выполнил собственную угрозу. Что вообще-то было стратегической неточностью, значительно подорвавшей авторитет СССР в мире. Те же финны, не забывая о безлюдных угрозах СССР в адрес Польши, не пошли на сделку в 1939-ом. Было нужно восстанавливать вес собственного слова силой.

Авторитет само собой разумеется вернули, но это обошлось дорого. Но предельно наглядный и твёрдый финский урок уже безотказно сработал против Румынии, беспрекословно сдавшей СССР в 40-ом Бессарабию и Буковину.

И самое обидное – выполнение собственной угрозы вовсе не заставляло СССР сражаться с Польшей! Тем более, по окончании предательства Франции это было бессмысленно. СССР давал слово только отменить контракт о ненападении от 1932-го года, развязывая себе руки на тот случай, В случае если сражаться Будет необходимо!

Да и то, что он не выполнил собственного обещания разорвать соглашение (увязав данный факт с позицией Франции), вся Европа оценила по преимуществу – наивные финны верили в очередном безлюдном блефе Сталина, и эта неточность обернулась Зимней войной.

Но, возвратимся к нашим, правильнее польским баранам. Как и предполагал Пилсудский, следующим пунктом в меню Гитлера стала фактически Польша! И вот тут, британцы поляков подставили по полной.

Когда глупые паны просекли, что снова пора поменять ставшего внезапно (с чего бы?!) злым и жадным хозяина – на нового – хорошего, британцы уверили их, что опасаться им полностью нечего и шашни, а тем паче торг с Гитлером более неуместны. Уверенные во всемогуществе собственных новых хозяев, поляки, как будто бы заяц в линьку поменявшие цвета германофилов на англофилов, не захотели ни о чём договариваться с Германией, не пошли ни на какие конкретно уступки и в итоге утратили всё.

Само собой разумеется! на данный момент, все в том месте, на западе, уверены, что виноват во всём один лишь Сталин! Ну и Гитлер само собой разумеется, та ещё курва, но Сталин со собственными русскими намного хуже! Адназначна!

Не ударь он в пояснице смелому и безусловному борцу с нацизмом Польше – поляки порвали бы Германию как Тузик грелку и провели в Берлине собственный парад победы! Ну, либо уж совершенно верно продержались бы до подхода доблестной американской армии-освободительницы.

Полный бред на уровне Геббельса, перевоплощённый западной пропагандой в истину.

Сейчас, по окончании столь продолжительного вступления, я желаю предложить маленькую танкофильскую АИшку в русле данной темы.

Итак, возвратимся в май 1935 года, в то время, когда СССР, Чехословакию и Францию объединил контракт о взаимопомощи. Наряду с этим Польша, которой по окончании смерти Пилсудского, рулят девушки легкого поведения германофильской (до тех пор пока) ориентации – верная союзница Гитлера.

Логичный вопрос – как РККА сможет прийти на помощь Чехословакии, в случае если нас разделяет Польша? Причём прийти скоро, а не по окончании того, как поляки будут разбиты (в чём я нисколько не сомневаюсь), потому, что в полной мере возможно, пока РККА старательно и со вкусом топчет Польшу, припоминая ей всё – от интервенции во времена смуты до агрессии 20-го года, немцы свяжут французскую армию приграничным сражением и под его прикрытием, стопчут Чехословакию.

Для начала предлагаю посмотреть на карту Европы до 1938 года.

Прекрасно видно, что Чехословакию с СССР разделяет не через чур широкий польский «перешеек». Логично предположить – до тех пор пока главные силы РККА атакуют Польшу, громя армии этого шакала Табаки при Шер-Хане – Германии, для помощи Чехословакии, на которую разом смогут обрушиться и немцы и те же поляки, потребуется послать замечательный и вместе с тем очень высокомобильный корпус.

Возможно, это и чистое совпадение (быть может именно и нет – легко никто даты не сопоставлял), но 28 декабря всё того же 1935-го года в СССР решили о переформировании механизированных корпусов. Из всех четырёх прошлых, имевшихся в Красную армию мехкорпусов изымались все не хватает мобильные вспомогательные части, имевшие корпусное подчинение (оставались лишь более лёгкие и мобильные части бригадного уровня), что значительно упрощало и облегчало структуру корпусов как раз в походе, а все входящие в корпуса механизированные бригады, укомплектованные тихоходными танками Т-26, подлежали перевооружению на новые быстроходные БТ-7.

В следствии данной реформы, корпуса стали значительно мобильнее и подвижнее, а входящие в их структуру бригады стремительнее. Ударная же мощь тех корпусов по тому времени была легко сокрушительной. По новым штатам, корпус имел 463 танка (348 БТ-7, 52 огнемётных танка и 63 плавающих), 20 орудий больших калибров и 1444 машины, сведённые в две механизированные и одну стрелково-пулемётную бригады.

В 1937-ом году, в то время, когда Гитлер начал-таки собственное дипломатическое наступление на Чехословакию, бронетанковые армии РККА, в канун вероятного начала военных действий, перешли с трёхтанковых взводов на пятитанковые, что увеличило количество танков в бригаде со 157 до 278! Помимо этого, любой танковый батальон танков БТ-7, собирались дополнить шестью арттанками яркой помощи БТ-7А.

Но кроме того то количество, что имелось в мехбригадах и мехкорпусах РККА в 1935-ом, было по тем временам большим. Напомню – в 1935-ом году, та же Польша ещё не имела НИ ОДНОГО танка собственного производства, лишь танкетки, полсотни шеститонников и древние FT-18. Чехословакия только-только создала собственный первый успешный танк Lt.vz-35 и также ещё его серийно не создавала.

В Германии, на вооружение армии, поступали только учебные Pz-I и только-только, началось производство первых боевых автомобилей Pz-II. Опытный образец Pz-III с жидкой 15 мм бронькой чуть успел выкатиться из ворот (производство начнётся лишь в следующем, 36-ом). Наряду с этим, танки этого типа рассматривались до тех пор пока сугубо в качестве командирских автомобилей, отчего к началу ВМВ их в германской армии было менее много!

Однако, неприятности были. И основная – как оперативно перебросить хоть один механизированный корпус на помощь Чехословакии? БТ – танк хоть и весьма быстроходный, но поразительно прожорливый по части бензина.

В корпусе 348 таких проглотов. Огнемётные танки на базе Т-26 в мехкорпусах также планировалось заменить на огнемётные же, но на базе БТ. Соответственно, БТ в корпусе уже будет ровно 400.

Плюс практически полторы тыщи машин! Сейчас, отыщем в памяти, что в стране постоянно наблюдался ужасный недостаток и фактически бензина (включая авиабензин, что кушали БТ) и автоцистерн. Как раз по данной причине, входе боевых действий на Халхин-Голе, на протяжении всей автострады следования отечественных армий в т. ч. бронетанковых, создавалась густая цепочка пунктов питания личного состава, технического обслуживания техники и, само собой разумеется, заправочных станций ГСМ.

В Польше создать такую совокупность обслуживания будет проблематично впредь до её разгрома. А другого транспорта, не считая автомобильного, для снабжения у нас не будет, потому, что единственная ж/д ведущая в то время из СССР в Чехословакию шла через Львов – т. е. ту же Польшу, но севернее, и в то время, когда и в каком состоянии мы возьмём эту ж/д под собственный контроль совсем неясно независимо, на какой сутки по окончании начала кампании против Польши отечественные армейские эту радость планировали, потому что как говаривал Клаузевиц: «Каждые замыслы остаются неизменными лишь до первого столкновения с соперником». К советским горе-полководцам Тухачевским, Якирам да Уборевичам, сумевшим ещё в 29-ом, искоренить в отечественной армии традиции и школу русской императорской армии, это относится прежде всего.

Так, отечественный корпус, предназначенный для помощи Чехословакии, отправится своим ходом, по автодорогам вблизи от Румынской границы. Либо по большому счету через Румынскую территорию (Румыния союзник Франции, соответственно и нам) ещё удлиняя маршрут.

То, что БТ имели для этого колёсный привод – превосходно. А вот то, что они потребляли огромное количество горючего – весьма не хорошо. Так как задача будет состоять не просто в том, чтобы до Чехословакии доехать – именно эту-то задачку корпус в полной мере имел возможность решить, навьючившись горючим в соответствии с штатного расписания – не громадно в том месте и расстояние (Халхин-Гол это в полной мере подтвердил).

Неприятность в том, что в Чехословакии нас не ожидают бензиновые реки (ближайшая к СССР провинция Чехословакии и имеется та самая Тишинская область, которую несомненно поляки постараются забрать под собственный контроль прежде всего!) и для того чтобы вступить в бой с немцами на стороне чехословаков, нужно будет не только доехать до Чехословакии (нельзя исключать, что пробиваться через «польский коридор» и ту самую Тишинскую область будет необходимо с боем), но и проехать практически через всю Чехословакию с востока на запад.

Чтобы решить эту проблему, конструкторам ХПЗ, только-только удачно справившимся с изменением БТ-5 в БТ-7, внесли предложение создать более лёгкую и экономичную версию этого колёсно-гусеничного танка. Версию, которую возможно было бы так же применять с качестве разведчика во всех бригадах РККА укомплектованных БТ. Чахоточные амфибии Т-38 на эту роль никак не доходили.

В бригадах БТ они были стопроцентной обузой.

Проект назвали ЛТР (лёгкий танк-разведчик).

Единственной проблемой на пути создания таковой автомобили, было отсутствие в стране двигателя подходящей мощности – так как как раз авиамотор М-17, запредельной для БТ мощности и был обстоятельством неприлично громадного бензинопотребления танка БТ-7.

И между 85-сильным моторчиком танка Т-26 и 500-сильным М-17, что устанавливался и на БТ, и на Т-28, и на Т-35А, зияла возмутительная пустота! Наряду с этим, предназначавшийся для БТ-7 двигатель М-17Т был задросселирован, что искусственно понизило его мощность до 400 л.с. (т. е. танк катал лишний груз), но вряд ли это очень сильно положительно сказалось на его экономичности. По крайней мере, то, что расход горючего БТ-7 был выше чем у БТ-5, оснащённого уже снятым с производства 400-сильным М-5, а пробег (без учёта дополнительных бензобаков) меньше – факт!

Решить эту проблему (а заодно и проблему КПП и некоторых вторых узлов трансмиссии) внесли предложение чехи, заинтересованные в проекте чуть не больше всех. Они «порекомендовали» для «лёгкой версии» БТ надёжный 6-циллиндровый 120-сильный мотор и КПП от собственного нового танка Lt.vz-35.

Наряду с этим они дали обещание поднять мощность двигателя до 130-150 л.с. и мотивировали такую «унификацию» движков в отечественных, предназначавшихся им в помощь танках и собственных, как раз удобством технического обслуживания на территории Чехословакии.

Фактически танк спроектировали за каких-то пару-тройку месяцев, забрав за базу проект БТ-7. Корпус, не меняя его конструкции, укоротили под новую, намного более компактную силовую установку, а расстояние между катками снизили до минимума.

(БТ-7 и его укороченная версия под чешскую СУ с коническими башнями обр. 37 г.)

Но, опробований танк не выдержал. Кроме того, что с двигателем мощностью менее 150 л.с. танк, утративший в весе не так уж большое количество, имел скорость на гусеницах не более 35 км/ч, а на колёсном ходу чуть более 40, что признали неприемлемым, так ещё и управляемость танка на колёсном ходу стала весьма и весьма неважнецкой. При столь плотной установке катков, одна только управляемая передняя пара со своей задачей справлялась не хорошо.

Возвращение же, к задуманной ещё самим У. Кристи разработки подъёма второй пары, выяснилось нереально из-за перегрузки трёх остающихся пар катков.

Решить проблему возможно было лишь одним путём – значительным облегчением всей конструкции. В первую очередь, уменьшили толщину бронезащиты. В случае если БТ-7 имел брони: 22 мм лоб корпуса, 14 мм борт и 15 мм башня, то новую лёгкую модель, защищала броня: 13 мм лоб корпуса, 9 мм борт (+ 4 мм конструкционной стали внутреннего борта) и 13 мм башня.

Причём башню мало уменьшили по габаритам, заменив 45 мм орудие на умелую 20 мм автоматическую пушку ДАП-20, сделанную на базе крупнокалиберного пулемёта ДК, заточенного (в отличие от АП ШВАК) под весьма замечательный патрон от германской АП «Рейнметалл» которую так и не смогли запустить в серию на з-де им. Калинина.

Питание пушки, как у ДК – сверху, но вместо массивного 30 патронного пулемётного магазина, внедрили более практичные для применения в стеснённом БО однорядные 5-патронные либо двухрядные 9-патронные магазины. Чуть позднее, к ним добавились 12 патронные цилиндрические магазины. А чтобы в боевой обстановке начальник не путал магазины с начинкой, изначально, 5-патронные обоймы снаряжали трассерами, 9-патронные осколочными боеприпасами, а 12-патронные циллиндры — бронебойками.

Полученное так значительное понижение массы автомобили, разрешило по большому счету отказаться от второй пары катков. Наряду с этим, привод сделали на обе задние пары, взяв тем самым формулу трёхмостового грузовика 6х4.

Скорость автомобили выросла практически до сорока километров/ч на гусеницах и 55 км/ч на колёсах, что, но, также посчитали недостаточным!

(Линейный БТ-7 и трёхкатковая облегченная версия ЛТР)

Тогда, решили облегчать машину ещё! Корпус сделали уже и укоротили до предела вероятного при уплотнении компоновки. От громадного кормового бензобака также отказались, сохранив только главные и несколько маленьких дополнительных, на надгусеничных полках. Для дальних перегонов, не предусматривающих огневого контакта с соперником, за кормой автомобили, предусмотрели возможность установки простой 100-литровой бочки с бензином.

Башню создали новую – одноместную(!), вращаемую двухскоростным реверсивным элекромотором, оснащённую широкоугольными перископами наблюдения, новым радиостанцией ближнего и оптическим прицелом радиуса действия, неизменно трудящейся в режиме телефонной связи. Скомпоновали всё это так, что командир экипажа имел возможность тихо и непрерывно координировать собственные действия с автомобилями собственной роты, наводить оружие и вести пламя не отрываясь от прицела, имел красивый обзор со собственного рабочего места вперёд и по сторонам и единственное что его отвлекало – это необходимость лично перезаряжать оружие.

Бронезащита башни была ограничена всё теми же 13-ю миллиметрами. Оружие: спарка ДК/ДТ (но, ККП был заменён на ДАП-20 когда она была достаточно прекрасно отработана и запущена в массовое производство).

Двигатель форсировали до гарантированных 150 л.с. и вместе с чехами пошаманили над трансмиссией. Это разрешило на опробованиях взять скорость на гусеницах чуть больше 45 км/ч, а на колёсах с уверенностью держать практически 65 км/ч при не нехорошей проходимости – что было признано в полной мере удовлетворительным. Действительно, при таковой динамике, чтобы избавить достаточно маленькую машину от чрезмерных продольных колебаний, было нужно заднюю пары и переднюю катков дооснастить амортизаторами.

(БТ-7 и самая компактная версия ЛТР)

Танчик оказался достаточно шустрый, подвижный и на удивление надёжный. Потому, что это был как раз колёсно-гусеничный танк, не имеющий соперников в мире оружий, чехи внесли предложение СССР выйти с ним на данный самый рынок (конечно забрав их в долю прибыли). Танк был очевидно не сильный (и, кстати, дешевле) БТ-7 – так из-за чего бы и не рискнуть? Рискнули.

А в то время, когда танком срочно заинтересовались румыны, югославы, шведы, венгры, афганцы а также монголы с китайцами, в СССР наконец додумались, что валюту возможно получать не только на продаже хлеба и сырья. За год, корзину заказов пополнили так впечатляюще, что чтобы не отрывать ХПЗ от святого – обеспечения РККА валом танков, в городе Ярославле, при автозаводе ЯГАЗ, было развёрнуто совместное с Чехословакией предприятие по производству ЛТР на экспорт. Комплектующие, каковые в СССР пока не производились, поставляли чехи.

Базисной экспортной моделью, стал танк со спаркой ДАП-20 (либо ДК) и танковой версией чешского пулемёта ZB-26 (чехи его создавали под самые различные патроны). Танк имел возможность комплектоваться чешскими (либо советскими, в то время, когда они были освоены отечественной индустрией) моторами мощностью в диапазоне от 120 до 150 л.с. и чешскими же планетарными КПП двух видов – ветхой, от Lt-35 и новой, усовершенствованной, доработанной специально для ЛТР.

В Красную армию тем временем, был организован особый высокомобильный «корпус стремительного реагирования». Его базу составляла одна лёгкая механизированная бригада, три танковых батальона которой были укомплектованы ЛТР (танк почему-то назвали БТ-6) и один батальон простых БТ-7. Кроме лёгкой мехбригады (ок.

200 танков), в корпус входили одна мотострелковая (бывш. стрелково-пулемётная), две кавалерийские бригады и лёгкая моторизованная артиллерийская бригада смешанного (на все случаи судьбы) состава. В замыслах, было усилить корпус мотоброневой бригадой (основная ударная сила бронеавтомобили) либо ещё одной лёгкой мехбригадой и целой кавдивизией с собственным механизированным (просматривай танковым) полком.

Нежели кому 200 танков (да ещё таких) лёгкой мехбригады кажутся силой незначительной, напомню – чехи до ликвидации собственного страны, успели изготовить всего 298 танков, из которых 218 были потом «реквизированы» вермахтом для оснащения 1-й лёгкой дивизии, принявшей самое активной участие в разгроме Польши. А сами панцерваффе, на 1 сентября 39-го года имели в первой линии лишь 98 Pz-III и 211 Pz-IV.

Большинство танкового парка в то время составляли Pz-I и Pz-II, каковые были в полной мере по зубам отечественным БэТэшкам – особенно это относится вооружённого одними пулемётами Pz-I. А в 1938-ом году – в то время, когда фактически и имела возможность бы произойти та самая войнуха-заваруха из-за Чехословакии, нам было нужно бы сражаться, вероятнее, как раз с двухместными, чисто пулемётными Pz-I.

Pz-III и Pz-IV было в принципе ещё очень мало, а самые многочисленные и в полной мере боеспособные Pz-II, составлявшие базу панцерваффе, точно немцам больше понадобились бы для отражения французского наступления – где танков имело возможность бы быть очень большое количество. не смотря на то, что. возможно и не столько, сколько СССР кинул бы на сокрушение гитлеровского прихвостня – Польши (весьма интересно, отправил бы Гитлер собственные танки в помощь «союзнику» либо отправил бы тех союзников?).

Кстати, объективно говоря – как раз Pz-II прежде всего заслуживают звания «знака блицкрига», потому, что как раз они вынесли на себе основную тяжесть самые УСПЕШНЫХ кампаний Вермахта.

Перед вторжением в Польшу, панцерваффе располагали 1224 танками этого типа, (Pz-III и Pz-IV было, напомню, соответственно 98 и 211), а во французской кампании принимали участие 955 Pz-II, 381 «трёшка» и всего 290 «четвёр».

Так, на 1938-ой год, отечественные БТ-7 имели безоговорочное преимущество над Pz-I и Pz-II, а АИ-шный мелкий ЛТР (БТ-6), в целом превосходя Pz-I, по оружию был равен «двойке».

К концу 30-х, «Корпус стремительного реагирования» предполагалось неспешно механизировать, по мере возможности заменяя кавалерию на моторизованные части и, применять в качестве авангарда замечательной конно-механизированной группы, перед которой ставилась задача своевременного оказания яркой помощи Чехословакии.

Но, в 1938-ом году, в позорной Мюнхенской сделке, Франция с подачи британцев предала собственного союзника Чехословакию и авангардный высокомобильный «корпус стремительного реагирования» был не у дел. Но, не на продолжительно. Уже весной 1939-го года, корпус был безотлагательно переброшен в Монголию

Что же касается ЛТР (БТ-6), танчик так же, как и прежде в маленьких количествах производился на одном из подразделений ЯГАЗа на экспорт и для разведчастей мехбригад РККА укомплектованных танками БТ-7. Была выпущена и особая партия для начального обучения в танковых училищах механиков-водителей танков БТ.

У ЛТР данной серии по большому счету отсутствовала крыша корпуса над боевым отделением и отделениями управления как фактически и башня (меньше вес – меньше расход и износ горючего, меньше риск опрокидывания при резких виражах и нет риска что курсант угорит в душной коробке). На месте башни, чуть выше рабочего места водителя, размешалось место инструктора по вождению, оборудованное отдельным выключения приводом и кнопкой двигателя тормозов.

В целях комфорта и безопасности для, над местами курсанта и инструктора были приварены дуги безопасности, на каковые в нехорошую погоду и зимний период натягивался брезентовый тент. Но, таких «танков» было собрано не большое количество.

Но, пристроенный к ЯГАЗу кластер, освоивший производство чешских моторов, КПП и других агрегатов трансмиссии, неизменно и возможно сообщить в самом форсированном режиме наращивал количества выпуска собственной продукции, снабжая стабильно растущее производство на головном предприятии замечательных трёхмостовых военных грузовиков Яг-10, модернизированных так же с чешской помощью. Кроме чешских 120-сильных моторов и КПП, грузовик взял гидравлические совокупности усилителя и тормозов рулевого управления.

(Тяжёлый трёхмостовый грузовик РККА Яг-10 и один из вариантов его «боевой нагрузки»).

спецназ Рамзана Кадырова. показательные выступления в честь гостей из ОАЭ

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: