Архангельские винтовые клиперы

Война 1853-56 годов, взявшая в истории наименование «Крымской», противопоставила России коалицию Англии, Турции и Франции, при Пруссии и враждебном нейтралитете Австрии. В современной отечественной исторической литературе негативный для России финал конфликта чаще и охотнее всего разъясняется «гнилостью» политического режима страны, отсталостью ее флота и армии. Но при сложившейся в то время расстановке сил имел возможность ли итог быть иным?

Так как Англия в середине XIX века являлась передовой промышленной державой, «глобальной мастерской». Франция, уступая Англии, была ее вечной соперницей. Турция – большая Турция – не смотря на то, что и потеряла значение интернациональной политической силы, владела внушительной военной огромными людскими и мощью резервами. Силы были через чур неравны.

Особенно очевиден был перевес союзников на море. По окончании Синопа и последовавшего за ним ввода франко-английских эскадр, в составе которых было большое количество паровых судов, в Черное море, основной задачей русского флота стала защита собственных баз. Схожая обстановка появилась и на Балтике.

Однако здесь, ввиду близости промышленных центров страны, интенсивно осуществлялись мероприятия по усилению флота, например, повышению численности армейских судов, оснащенных паровым двигателем. В 1854-56 годах на верфях Петербурга наровне с программным судостроением велась «экстренная» постройка винтовых канонерских корветов и лодок.

Для России, не имевшей развитой машиностроительной индустрии, это было, без сомнений, тяжёлым делом, свершить которое разрешил подвижнический труд русских инженеров, мастеровых и предпринимателей, при самом деятельном участии администрации. Благодаря означенным мероприятиям удачи союзников на Балтийском море были более чем скромны, а по окончании войны состав Балтфлота ни лишь не уменьшился, а, напротив, увеличился за счет выстроенных винтовых судов, вооруженных идеальной артиллерией.

Это событие разрешило, по окончании боевых действий, выслать пара отрядов современных боевых судов в Черное море, где от прежнего великолепия осталось дюжина маленьких пароходов, и к дальневосточным берегам России. Но это тема особенного беседы.

В предлагаемом вниманию читателя очерке речь заходит о постройке в условиях армейского времени в северной части России шести винтовых клиперов, родоначальников нового класса боевых судов русского флота, существовавшего до 1892 года. Эти маленькие парусно-паровые суда, по месту постройки время от времени именовавшиеся «архангельскими клиперами», вместе с балтийскими винтовыми корветами в конце 50-х – начале 60-х годов прошлого столетия стали базой морских сил на Тихом океане и внесли солидной вклад в дело освоения и изучения новоприобретенного края России, упрочения ее позиции в дальневосточном регионе.

ПОСТРОЙКА КЛИПЕРОВ

Архангельские винтовые клиперы

В середине прошлого века Российская Федерация не держала морские силы в Белом море, исходя из этого, с началом боевых действий, в Архангельске приступили к постройке флотилии гребных канонерских лодок. В июне 1854 года отряд франко-английских судов вошел в Белое море. Подойдя к Архангельску, но, не решившись напасть на него, союзники 6-7 июля 1854 года (все даты указаны по старому стилю) бомбардировали Соловецкий монастырь и пробовали высадить десант, но были отбиты.

Обстреляв пара прибрежных поселений в Онежской губе и совершив последовательность нападений на суда рыбаков-поморов, ограбив их, неприятель в середине сентября ушел восвояси. Ожидали, что в компанию 1855 года соперник покажется снова с громадными силами, и подготовились к этому.

В марте 1855 года Основной начальник Архангельского порта (*) адмирал С.П. Хрущов, информируя управление Морским министерством о мерах по усилению обороны порта и, например, необходимости добавить к имевшимся при порте двадцати гребным канонерским лодкам еще четырнадцать, внес предложение, помимо этого, выстроить в местном адмиралтействе винтовую канонерскую лодку по примеру строившихся в Петербурге.

Глава морского ведомства князь генерал-адмирал Константин Николаевич (**) согласился с предложением и распорядился «… для получения всех чертежей и сведений, нужных к изготовлению механизма для такой лодки …» отправлять в Петербург служившего на Адмиралтейском Ширшемском заводе (***) инженер-механика капитана Говорливого. Время командировки предлагалось согласовать с окончанием «… сейчас экстренных ответственных работ на … заводе …».

Расположенный в 20-ти верстах от Архангельска, вверх по реке Двине, завод занимался, в основном, выделкою разных железных вещей для потребностей судостроения. Тут же имелось пильное и токарное производства и производился ремонт механизмов портовых пароходов.

ПРИМЕЧАНИЯ

* Порт – в то время – территориальное административно-хозяйственное учреждение морского ведомства. Делились на главные и второстепенные. Основной начальник порта – глава всех находящихся в главном порте судов, чинов портовых учреждений и морского ведомства.

Основной и яркий ассистент Главного начальника порта по кораблестроению – Капитан над портом. Ему подчинялись адмиралтейства, верфи, фабрики, мастерские, эллинги, кораблестроительные запасы, портовые сооружения по части кораблестроения и контора над портом. В ведении конторы над портом пребывали дела по технической части судостроения, ремонта и вооружения судов, приобретения кораблестроительных запасов, выдачи костюмов на работы и т.п.

** Романов Константин Николаевич (1827-1892 гг.). – Князь, второй сын императора Николая I. В первой половине 30-ых годов XIX века ему было пожаловано звание генерал-адмирала, чем выяснено его будущее: стать главой морского ведомства. Среди воспитателей Константина Николаевича – В. А. известный мореплаватель и Жуковский Ф. П. Литке, что пользовался громадным авторитетом у собственного воспитанника. С восьми лет Константин Николаевич начал приобщаться к морской работе.

Пройдя неспешно служебную лестницу, дослужился до чина адмирала. В первой половине 50-ых годов XIX века вступил в управление морским ведомством и руководил им до 1881 года. С именем Константина Николаевича связаны прогрессивные реформы морского ведомства.

Кроме управления морским ведомством Константин Николаевич занимал последовательность национальных должностей, где был известен как последовательный приверженец либеральных мер.

*** Адмиралтейские фабрики – фабрики морского ведомства (казенные) трудящиеся для потребностей судостроения (адмиралтейств).

Усиление морских сил на Белом море соответствовало требованиям момента и отвечало замыслам Морского министерства. Архангельский порт, не имея военного значения, являлся центром судостроения в северной части России и владел средствами и достаточными силами для постройки армейских судов любого ранга, среди них и паровых.

Со стапеля местного адмиралтейства 21 мая 1853 года был спущен первый, выстроенный намерено как винтовой, 44-х пушечный фрегат «Палкан», а 12 декабря того же года заложен 50-ти пушечный винтовой фрегат «Илья Муромец». Паровой механизм «Палкана», изготовленный британским заводчиком Пенном, был установлен на фрегат в Кронштадте, куда судно пришло под парусами. И по сей день вопрос строительства в Архангельске винтовых лодок решался возможностью получения для них механизмов.

Ввиду военных событий приобретение их за рубежом и доставка к месту постройки не представлялось вероятным. Расчет мог быть лишь на личные силы. Но казённые заводы и немногочисленные частные России, талантливые строить паровые машины, были уже предельно загружены работами морского ведомства: лишь на фабриках Санкт-Петербурга Морское министерство разместило заказы на 8 корабельных, 2 фрегатских, 14 корветских и 74 механизма для винтовых канонерских лодок.

В июне 1855 года союзные суда снова вошли в воды Белого моря. Не смотря на то, что и в этом случае соперник не предпринимал решительных действий, само присутствие его в том месте приводило к тревоге наибольшего морского руководства, а безнаказанность действий била по самолюбию.

Исходя из этого, в то время, когда адьютант генерал-адмирала капитан 2-го ранга И. А. Шестаков (*) на докладе у князя 15 августа внес предложение выстроить при Архангельском порте шесть шкун и выслать их в крейсерство, изобразив «… как мог, целый кошмар английской биржи при первой вести о нападении русских крейсеров на британскую коммерцию …», назвав наряду с этим офицера, согласно его точке зрения «… талантливого на партизанское дело …», глава морского ведомства, человек увлекающийся, эмоциям которого не чуждо было желание хоть чем-то уязвить «гордый Альбион», принял идею очень благосклонно, не обращая внимания на то, что она очень сильно напоминала авантюру. Но как бы не увлекала Константина Николаевича возможность активных действий, незащищенность Архангельска тревожила его значительно больше. Эти шесть шкун решали вопрос усиления оборонительных средств порта, поднятый адмиралом Хрущевым, а при благоприятных событиях разрешили бы осуществить задуманное крейсерство.

ПРИМЕЧАНИЕ

* Шестаков Иван Алексеевич (1820-1888 гг.) – морской офицер. В десятилетнем возрасте поступил в Морской корпус, где добился блестящих удач в учебе, но был отчислен благодаря конфликта с директором корпуса. По протекции адмирала М. П. Лазарева был принят на работу в Черноморский флот, сдав экзамен на чин гардемарина. Взяв хорошую морскую выучку плавая, а после этого руководя судами Черноморского флота.

Учавствовал в военных действиях. Занимался вопросами судостроения. В 1855 году назначен адъютантом генерал-адмирала. Во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века отправлен США в качестве замечающего за постройкой винтового фрегата Генерал-адмирал – одного из лучших судов русского флота – после этого вступил в руководство фрегатом.

Во второй половине 50-ых годов XIX века назначен участником Морского ученого и Кораблестроительного технического комитетов. Во второй половине 60-ых годов XIX века благодаря конфликта с управляющим Морским министерством Н. К. Краббе покинул работу. Потом был снова принят на работу и в первой половине 80-ых годов XIX века назначен главой Кораблестроительного отделения Морского технического комитета, а в первой половине 80-ых годов XIX века – управляющим Морским министерством.

В январе 1888 году, по случаю 50-тилетия работы в офицерских чинах, произведен в адмиралы.

Основной вопрос постройки шкун – заказ механизмов – решился достаточно легко. Незадолго до обрисовываемых событий Адмиралтейские Ижорские фабрики закончили изготовление котлов и машин для шести винтовых канонерских лодок, и генерал-адмирал, безотлагательно дела в продолжительный коробку, приказал главе Адмиралтейских Ижорских фабрик инженер-генералу А. Я. Вильсону представить … мысли о добавочных средствах …, нужных фабрикам … для изготовление к марту месяцу 1856 года шести паровых винтовых автомобилей большого давления, основываясь на … сведениях, какие конкретно будут представлены на … фабрики капитаном 2-го ранга Шестаковым ….

Член Пароходного комитета (*) Иван Алексеевич Шестаков, благодаря своим незаурядным свойствам и блестящей морской выучке, был увиден молодым князем, приближен к себе и делал важные поручения собственного шефа. Летом 1854 года капитану-лейтенанту Шестакову было поручено составить чертежи и осуществить постройку умелой винтовой канонерской лодки.

В помощь ему по кораблестроительной части и строителем лодки, по желанию Ивана Алексеевича, был назначен корпуса корабельных инженеров подпоручик Аристарх Алексеевич Иващенко (**). По окончании успешного опробования ее, по откорректированному чертежу, в 1854-55 годах в Петербурге и Кронштадте было выстроено 38 трехпушечных винтовых канонерских лодок. В июне 1855 года И. А. Шестаков возглавил постройку в Петербурге четырнадцати винтовых корветов.

строительство и Разработка чертежей шести из них было обязанностью А. А. Иващенко. И по сей день неспециализированное техническое управление проектированием предположенных к постройке в Архангельске винтовых шкун, названных клиперами, глава морского ведомства поручил собственному адъютанту, а разработку главных кораблестроительных чертежей – поручику Иващенко. Кстати, в то время, когда в печати показались сообщения о постройке судов по чертежам Шестакова, Иван Алексеевич разместил в Морском сборнике заметку, в которой так выяснил собственный участие в деле:

… Морской офицер, думается мне, не вправе именовать проект только своим: я, по крайней мере, отказываюсь от для того чтобы права довольно всех построек, в которых мне было нужно принимать участие. Для винтовой шкуны Аргонавт (1851 год), строившейся под моим надзором в Англии, составлял чертеж узнаваемый инженер Джон Скотт Россель; для корветов Солдат и Витязь (1853 год) – Джон Максвелл, за которым следил без конца бывший со мною подпоручик корабельных инженеров Иващенко, И, наконец, чертежи винтовых канонерских лодок принадлежат последнему. Во всех этих постройках я помогал, как умел, взором плававшего на море офицера, но ни при каких обстоятельствах не решусь отнимать от вторых их доли труда и давать кому-либо предлог предполагать во мне познания, которых не имею”

ПРИМЕЧАНИЯ

* Пароходный комитет – создан в первой половине 40-ых годов XIX века. В ведении комитета пребывали технические вопросы, которые связаны с постройкой и проектированием армейских паровых механизмов и судов для них. В августе 1856 года, в связи с учреждением Кораблестроительного технического комитета (КТК) был закрыт, с присоединением дел и архива КТК. В ведение КТК отошли технические вопросы проектирования, строительства, вооружения и паровых механизмов и ремонта судов.

Глава КТК имел права директора департамента Морского министерства.

** Иващенко Аристарх Алексеевич (1824 – 1864 гг.) – офицер корпуса корабельных инженеров. В первой половине 40-ых годов девятнадцатого века окончил кораблестроительное отделение Кондукторских рот Учебного морского экипажа. На протяжении Крымской войны принимал самое деятельное участие в строительстве и проектировании винтовых судов. Во второй половине 50-ых годов девятнадцатого века отправлен США для наблюдения за постройкой винтового фрегата Генерал-Адмирал.

Был строителем клипера Бриллиант, броненосного фрегата Петропавловск и императорской яхты Держава. В первой половине 60-ых годов девятнадцатого века в чине капитана к.к.и. и должности старшего судостроителя Петербургского порта погиб от туберкулеза.

Согласно точки зрения генерал-адмирала Константина Николаевича события армейского времени потребовали, дабы экстренная постройка винтовых судов была поручена особенным доверенным лицам – заведующим постройкою … не стесняя их обычными формальностями …, но с личной перед ним серьезностью. Доверенным лицам (одним из которых был И. А. Шестаков) предоставлялось право потребовать от департаментов Морского министерства нужного содействия, которое департаменты обязываются оказывать…, докладывая в другом случае Управляющему Морским министерством …. Со своей стороны департаментам предписывалось … выполнять все, могущие поступать в департаменты требования, от заведующих постройкою означенных судов … по технической части фактически до постройки, снабжения и вооружения сих судов относящихся …

Поданные Вильсоном 27 августа предложения, в которых обращение шла, в основном, об отпуске добавочных денежных средств для найма рабочей силы, приобретения фабриками нужных для того механизмов чтобы изготовить металлы и материалы, и об отсрочке работ по заказанному фабрикам корабельному механизму, 31 августа были утверждены императором Александром II и 2 сентября переданы управляющему Кораблестроительным департаментом Морского министерства (*) капитану 1-го ранга М. Д. Тебенькову для выполнения. Финансирование работ предполагалось внести в военную смету 1856 года, а до получения сумм из Национального Казначейства, для немедленного открытия работ на Ижорских фабриках, заимообразно применять суммы из экономического капитала Кораблестроительного департамента. Наряду с этим очень подчеркивалось:

… назначение упомянутых выше механизмов не должно ни под каким видом быть оглашаемо, а оставаться известным лишь Вашему Превосходительству …

ПРИМЕЧАНИЕ

* Кораблестроительный департамент – административное учреждение Морского министерства, ведавшее хозяйственными вопросами строительства, вооружения и их военных механизмов и ремонта судов. Во главе департамента стоял директор.

9 сентября управляющий Морским министерством барон Ф.П. Врангель в предписании главе Кораблестроительного департамента корпуса корабельных инженеров генералу М. Н. Гринвальду писал:

… препровождая … чертеж по коим должно быть выстроено 6 клиперов в Архангельске, предлагаю Вашему Превосходительству просить начальника Ижорских фабрик … принять все необходимые меры к скорейшему изготовлению для означенных клиперов механизмов и, сообразно с отзывом сих фабрик, сделать распоряжение о срочном приступлении к постройке сих клиперов в Архангельске, так, дабы возможно было принять орудия и механизмы для оных весною …

Тут же обращалось внимание на необходимость настойчиво попросить от Ижорских фабрик дать сведения о приблизительном весе механизмов, котлов и других вещей, каковые будут доставлены в Архангельск, и принять меры для изыскания перевозочных средств, и для снабжения клиперов такелажем … в случае если оного не окажется в Архангельске … 12 сентября копия чертежа была выслана департаментом Главному начальнику Архангельского порта. Ему предписывалось без всяких отлагательств приступить к постройке клиперов и со своей стороны информировать департамент о наличии при порте нужных материалов и лесов для постройки и потребности и вооружения в них. Очень подчеркивалось, что

… по краткости времени, определяемого на постройку большинство металлов и вещей … должно быть приготовлено либо куплено с воли в Архангельске, а в высылку из Петербурга назначать уже лишь самое ограниченное количество, в особенности дельных вещей, в выделке которых тут возможно встретить затруднение …

Подобное разъяснение выходило за рамки простого: при принятом порядке, наоборот, наибольшее число различных предметов надеялось приобретать с казенных фабрик, а по поводу пустяковой приобретения с воли обычно появлялась долгая канцелярская переписка.

Привлекает внимание и другое обстоятельство: переписка по делу о постройке в Архангельске клиперов, кроме того между самыми влиятельными госслужащими морского ведомства, велась тайная. Печатный орган ведомства издание Морской Сборник, большое количество писавший о постройке винтовых судов в Петербурге, ни словом не обмолвился о работах в Архангельске. Отсутствовали эти сведения и в отчетах Пароходного комитета и Кораблестроительного департамента за 1855 год.

По-видимому, управление без шуток опасалось нападения соперника. Только осенью с переписки стал неспешно исчезать гриф секретно, а с окончанием боевых действий стала обширно освещаться и сама постройка клиперов.

20 сентября предписание департамента было получено в Архангельске и в тот же сутки сделано распоряжение о начале работ по постройке клиперов, к каким приступили 24 сентября 1855 года, и приведении в надлежащий порядок стапельных мест. Сообщая об этом департамент, адмирал Хрущов просил

… поспешить высылкою для управления практических чертежей, чертежа рангоута с парусностью и ясным описанием, и сведения каким металлом должны быть креплены подводные части означенных судов и по какой способе…

Через месяц Основной начальник порта информировал:

… С получением … теоретического чертежа, для построения тут шести клиперов, разбивка на плаце [плазе] сделана, лекала приготовлены, штевни и кили связаны и для наборных участников леса выправлены (*). Для закладки клиперов в Громадном адмиралтействе, на трех не крытых и одном крытом эллинге стапель-блоки положены, и ветхие два эллинга в Среднем адмиралтействе исправлены и в них стапель-блоки кроме этого на местах, сейчас оканчиваются работой спусковые фундаменты, но самую постройку клиперов за неполучением практических чертежей создавать нереально, и по необходимости требуется приостановить. Уведомляя об этом Кораблестроительный департамент, прошу поспешить присылкою ко мне практических чертежей означенных клиперов либо чертежа и корветов оружия их …

ПРИМЕЧАНИЕ

* Всякое наборное дерево характеризовалось в поперечном сечении двумя размерами: в правке – постоянным по длине дерева и по лекалу – переменным. Тут деревья, обработанные по размеру в правке.

Взяв это известие, М.Н. Гринвальд 30 октября обратился к капитану 2-го ранга Шестакову. Выразив озабоченность вероятной приостановкой постройки, он просил доставить требуемые чертежи.

2 ноября И.А. Шестаков сказал главе департамента, что чертежи

отосланы на утверждение Его Императорского Высочества и … будут в недалеком будущем доставлены … Рангоутный же чертеж составляется …

7 ноября чертежи поступили в департамент и в тот же сутки переданы в чертежную

… для снятия с них копий, т.к. настоящие чертежи по воле ЕИВ Генерал-Адмирала назначено хранить при чертежной …

Напомним, что на протяжении работы автора над темой в ЦГА ВМФ (сейчас РГА ВМФ) ему не удалось, не обращая внимания на все старания, найти проектные чертежи этих клиперов. Быть может, они не сохранились.

13 ноября глава Кораблестроительного департамента направил Главному начальнику Архангельского порта тайное предписание:

… по приказанию г. Управляющего Морским министерством имею честь препроводить для управления при вооружении и построении … клиперов следующие чертежи:

1. Внутреннее размещение палуб.

2. Размещение котлов и машин.

3. Котлов.

4. Автомобили в 120 сил.

5. Оружия …

Ниже находилась просьба составить для клиперов … ведомость и дельную книгу в запас …, копии с которых выслать в департамент.

Дельная книга – документ, регламентирующий размеры и номенклатуру стоячего и других принадлежностей и бегучего такелажа парусного оружия судна (блоков, гаков, шкивов и т.п.), и вещей снабжения по кораблестроительной части (гребные суда, якоря, якорные верёвки, камбузы, помпы, фонари и т.д.). В обрисовываемое время номенклатура эта определялась Штатом настоящего оружия 1840 года соответственно рангу корабля.

Но в действующем Штате клиперов не было, и ранг их не был выяснен, на что еще в сентябре контора над Архангельским портом обращала внимание Кораблестроительного департамента. Чертеж оружия давал полное представление о типе парусного оружия, размерах парусов и рангоута. В Штате настоящего оружия сконцентрирован опыт поколений моряков, плававших под парусами.

Сокровище его была несомненна, но для составления дельной книги, в силу специфики, требовался знания и опыт, какими владели только плававшие, прошедшие школу парусного флота морские офицеры.

В середине декабря 1855 г. в Архангельск, по распоряжению главы Морского ведомства, … к наблюдению для более успешного хода работ … по постройке клиперов, был командирован капитан-лейтенант Андрей Александрович Попов (*), участник обороны Севастополя, в будущем известный кораблестроитель и адмирал. Тем же распоряжением главному Начальнику порта предписывалось

… без всяких отлагательств выполнять все требования флигель-адъютанта Попова по возложенному сейчас на него поручению …

Это его И.А. Шестаков при августовском докладе в Стрельне советовал великому князю в качестве исполнителя собственного плана, зная по совместной работе на Черном море, как человека честолюбивого, деятельного, имевшего яркий ум и жёсткую волю. Отныне Андрей Александрович должен был возглавить управление постройкою клиперов на месте, покинув за Шестаковым дела в Санкт-Петербурге. Еще до отъезда, в соответствии с представлением А.А.

Попова на Ижорских фабриках для строящихся клиперов было заказано шесть помп Массея.

ПРИМЕЧАНИЕ

* Попов Андрей Александрович (1821 – 1898 гг.) – морской офицер. По окончании окончания Морского корпуса служил на Черноморском флоте. На протяжении Крымской войны руководил пароходом Тамань, что, прорвав блокаду, привел из Севастополя в Одессу. По возвращении в осажденный Севастополь состоял офицером для особенных поручений при адмирале П. С. Нахимове. Учавствовал в военных действиях, получил сильную контузию. В первой половине 60-ых годов XIX века назначен участником Морского Ученого комитета и КТК.

В 1862-64 годах руководил эскадрой у тихоокеанских берегов России, с которой принимал участие в американской экспедиции 1863 г. Потом большое количество занимался вопросами судостроения. При ярком участии А. А. Попова были спроектированы и выстроены броненосец Петр Великий и полуброненосные корветы Генерал-Адмирал и Герцог Эдинбургский. Стал известным как создатель круглых судов-поповок и императорской яхты Ливадия.

В первой половине 90-ых годов XIX века произведен в адмиралы.

Прибыв на место и ознакомившись с положением дел, энергичный офицер 1 января 1856 года подал управлению Морским министерством и Главному начальнику порта докладную записку, в которой внес предложение последовательность усовершенствований в устройстве и конструкции клиперов. В частности, по его предложению работы на одном из них, строившимся на крытом эллинге Громадного адмиралтейства (для чего было нужно разобрать заложенный в этом эллинге винтовой фрегат Илья Муромец), продвигались вперед

… дабы неудобства и естественные ошибки по постройке возможно было устранить на остальных пяти …

Были поменяны к

позитивный капитан 2 ранга..

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: